Курс лекций учебное пособие Москва Издательство мгту имени Н. Э. Баумана


Сравнительная таблица двух типов обществ



страница8/17
Дата03.02.2018
Размер0.55 Mb.
ТипКурс лекций
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   17
Сравнительная таблица двух типов обществ




Доиндустриальное общество

Индустриальное общество

Размер сообщества

Обычно небольшое (деревня)

Обычно большое (город)

Социальные отношения

Преимущественно первичные

(личные, доверительные)



Преимущественно вторичные

(безличные, анонимные)



Разделение труда

Незначительное, в основном

половозрастное



Очень развитое: занятия

высоко специализированны



Статус

Преимущественно

предписанный



Отчасти предписанный, но

главным образом достигаемый



Социальная структура

Относительно простая: малое

количество статусов и четко

определенных институтов, не

считая семьи



Сложная: большое количество

статусов и четко определенных

институтов


Социальный контроль

В основном неформальный,

состоящий в спонтанных

реакциях сообщества


В основном формальный,

основанный на законах,

полиции и судах


Ценности

Традиционно ориентированные,

религиозные



Ориентированные на будущее,

светские


Культура

Гомогенная: большинство

людей разделяет сходные

нормы и ценности


Гетерогенная: большое

количество субкультур с

различными нормами и

ценностями



Технология

Примитивная, использующая

физическую силу человека и

домашних животных


Высокоразвитая, в основном

использующая преимущества

машин


Социальные изменения

Медленные

Быстрые

Источник: Кравченко А. И. Социология: Учебник. – М., 2003.

Со временем индустриальное общество трансформируется. Д. Белл выделяет три главных изменения:

1) модернизация предприятий благодаря управляющим (так называемая «революция менеджеров»);

2) относительное сокращение пролетариата и рост технического и профессионального слоя;

3) изменение политической системы в направлении бюрократизации и технократизации. Изменение положения человека, тесно связанное с повышением роли информации, автоматизацией и компьютеризацией производства, знаменует переход от индустриального общества к постиндустриальному.

Если индустриальное общество основано на машинной технологии, то постиндустриальное общество «формируется под воздействием технологии интеллектуальной»14. Основой постиндустриального общества является информация и знание. Постиндустриальный сектор является обрабатывающим. Именно телекоммуникациям и компьютерам отводится главная роль при обмене информацией и знаниями.

Термин «постиндустриальное общество» Д. Белл употребляет впервые в 1959 году. Определяя процесс образования этого общества, он подчеркивает, что необходимо исследовать не только хозяйственные процессы, но и «возникновение новых тенденций в социальной и духовной сферах». Очень важным в характеристике философа является то, что новые тенденции не предполагают в качестве своего непременного результата «разрушение прежних экономических и социальных форм». Кроме того, по мнению Д. Белла, пути перехода к постиндустриальному обществу могут оказаться совершенно разными для разных народов, «составляющих цивилизацию»15.

Постиндустриальное общество характеризуется следующими важными новыми чертами:



  • на первый план выходят теоретические знания,

  • происходит создание новой интеллектуальной технологии,

  • растет класс носителей знания,

  • происходит переход от производства товаров к производству услуг (постиндустриальное общество предлагает новый вид услуг),

  • меняется характер труда,

  • женщинам предоставляются более широкие возможности,

  • наука достигает своего «зрелого состояния».

Рассматривая проблему, связанную с услугами, Д. Белл отмечает, что доиндустриальное общество характеризуется услугами личного типа. Речь идет о домашних слугах. В индустриальном обществе идет расширение сферы услуг. Это связано в первую очередь с самими потребностями производства. В этой связи Д. Белл приводит в пример транспорт и распределение. В постиндустриальном обществе развивается новый вид услуг. Расширение сектора услуг «отражает рост новой интеллигенции». Речь идет об университетах, исследовательских центрах, профессиональной сфере и управлении.

Технические достижения позволяют производить больше товаров с меньшими затратами. Это дает возможность повысить жизненный уровень повсюду в мире. Развитие технологии создает новый класс – инженеров и техников. Эти люди непосредственно не участвуют в производительном труде. Их можно представить в качестве «аппарата планирования» операций, которые непосредственно образуют процесс производства.

Технологический прогресс формирует новый способ мышления. Главными становятся функциональные отношения и количественные показатели. Главными критериями становятся «эффективность и оптимизация». Развитие технологического прогресса диктует и требует, чтобы все ресурсы использовались с минимальными «издержками и усилиями». Подобное определение «функциональной рациональности имело своим следствием новые формы образования, когда количественные методы системного и экономического анализа оттесняют старые принципы, основанные на умозрительных размышлениях, традициях и внутреннем смысле»16.

Происходят революционные изменения в области транспорта и передачи информации. Создаются новые экономические взаимосвязи и социальные взаимодействия, возникают новые комплексы социальных взаимоотношений. В связи с этим, Д. Белл подчеркивает, что происходит «сдвиг» от родственных связей в сторону иных отношений, основанных на «профессиональных признаках и роде занятий».

В условиях, когда автоматы способны выполнять всю нетворческую работу, на первый план выходит способность человека, во-первых, организовывать и контролировать их деятельность, а, во-вторых, становиться источником новаций. Человек, мыслящий творчески, оказывается востребован, ибо на сегодняшний день никакая машина не умеет думать, придумывать, творить. На это способен только человек, и то, не всякий. «Основным действующим лицом становится профессионал, – подчеркивает Д. Белл, – потому что его образование и опыт позволяют ему отвечать всем требованиям, предъявляемым в постиндустриальном обществе»17.

В числе измерений постиндустриального общества Д. Белл называет и «изменение характера труда». Жизнь человека в рамках доиндустриального общества была «игрой между человеком и природой», то есть взаимодействием людей и природных сил и ресурсов. В то время люди работали малыми группами и находились в зависимости от природы. В индустриальном обществе природу заменяет искусственная среда (машины). Основным типом взаимодействия, которое, исходя из такой классификации, свойственно постиндустриальному обществу, является «игра человека с человеком». Д. Белл подчеркивает, что «люди должны учиться жить друг с другом»18.

Однако «игра человека с человеком» не ставит своей целью коммуникацию, ориентированную на общение. Во время этой коммуникации люди выступают только в определенных социальных ролях. Речь идет об отношениях между клерком и просителем, доктором и больным, преподавателем и учеником, то есть отношениях, имеющих сугубо практическое значение, а вовсе не завязанных ради собственного общения.

Д. Белл отмечает, что информация, которая занимает в постиндустриальном обществе центральное место, ставит человечество перед новыми проблемами. Расширяются сферы, которые требуют внимания и энергии человека. Это область политики, экономики, социальных отношений. Но большой объем информации делает ее все «менее и менее полной». Информация начинает носить все более специфический характер. Этот процесс приводит к тому, что информация становится более трудной для восприятия отдельно взятого человека. Возникает необходимость осмысления информации. Нельзя также забывать об ограниченности объема информации, которую человек способен воспринять.

Современные информационные технологии позволяют человеку получить доступ к сведениям самого различного рода, причем не только научным, но и политическим. Образование, которое должен получить человек, чтобы занять достойное место в жизни, позволит оперировать в той или мере адекватными суждениями о политической ситуации и реализовывать себя в политической сфере. Однако возможность активно воздействовать на ход общественных событий оказывается, в конечном счете, иллюзорной. Д. Белл справедливо отмечает, что «сам факт повышения активности ведет к умножению числа групп, «контролирующих» друг друга и порождающих чувство безысходности», «как это ни парадоксально, повышенная степень активности в большинстве случаев ведет к росту разочарования»19.

Данная проблема имеет и другую сторону. Если для окружающих человек – это не более чем набор социальных ролей («модулей»), если с ним вступают во взаимодействие только как с модульным, то есть одномерным, человеком, а не как с полноценной личностью, то он привыкает к тому, что является лишь набором социальных ролей, а не уникальной личностью. Человеку просто идентифицировать себя с той или иной социальной ролью, которую он выполняет. Но кто поможет индивиду осознать, что он – нечто, гораздо большее, чем простой набор этих модулей?

Утверждая, что постиндустриальное общество является «игрой между людьми», Д. Белл пишет, что такая игра требует высокой степени координации. Здесь следует отметить несколько положений. Сама по себе политическая сфера в современных условиях заметно расширяется и вовлекает все большее количество людей. Большое значение теперь имеют «контакты». Люди чаще звонят друг другу, чаще осуществляют поездки, общаются с большим количеством разных людей. Но «повышение мобильности, пространственной и социальной, само по себе несет издержки в виде умножения взаимосвязей и круга наших знакомств»20.

Очевидным становится и противоречие между тем, какие широкие возможности открываются для человека, и тем, что механизм рыночных отношений не всегда ведет к реализации этих позитивных возможностей. Несмотря на кажущуюся бессмысленность и хаотичность этой картины, она во многом напоминает ту трудовую деятельность, которой занимается человек в течение своего рабочего дня, а именно, принятие множества мелких решений в условиях быстро меняющейся обстановки, общение с все большим числом людей при все менее глубоком взаимодействии с ними.

Другие ученые предлагают свои варианты триады, в частности концепции


  • премодернистского, модернистского и постмодернистского состояния (С. Крук, С. Лэш);

  • доэкономического, экономического и постэкономического обществ (В. Л. Иноземцев); а также

  • «первой», «второй» и «третьей» волн цивилизации (О. Тоффлер).

3. Как и Д. Белл, О. Тоффлер выделяет в истории человечества три стадии, которые он называет «волнами». «Первая волна», с точки зрения автора, связана с переходом от доаграрного общества к аграрному. «Вторая волна» представляет собой следующий шаг – переход от аграрного общества к индустриальному. Однако автора гораздо больше интересует «третья волна». Автор подчеркивает, что мы становимся свидетелями рождения совершенно новой цивилизации, которую О. Тоффлер описывает в своей книге «Третья волна»21.

Он говорит об обществе «супериндустриальной» (постиндустриальной, или информационной) цивилизации, в которой изменяются параметры существующей власти. Из трех ее источников – принуждения, богатства, знания, – на первый план выходит знание, которое становится определяющим фактором ее осуществления. Знание в современном обществе превращается в настоящее богатство и в ту взрывную силу, которая произведет сдвиг власти. Весь общественный организм подвергается резким трансформациям, уходит в небытие деление мира на коммунистический и капиталистический, на Север и Юг. На смену этому приходят системы быстрых и медленных экономик. Если первые основаны на инновации и обновлении, на идее неповторимости, то вторые традиционно устойчивы и инерционны в своем развитии. Новый экономический мир основывается на знаниях и способностях человека, на мироощущении свободы и идее творческого саморазвития. Социальные отношения становятся крайне неустойчивыми и носят как бы временный характер. Общество приобретает другую структуру: вместо прежних классов складывается множество социальных групп, каждая из которых формирует свои ценности, свой образ жизни, свою культуру. Относительно единая культура общества распадается на мозаику субкультур.

Автор полагает, что в цивилизации «третьей волны» не будет ни одного института, который играл бы в ней центральную роль (как, например, церковь или завод в прошлом). Массовое общество, для которого характерна высокая степень стандартизации стиля жизни, поведения, языка и даже идей, уйдет в прошлое, полагает автор. Цивилизация «третьей волны» откроет простор для децентрализации и деконцентрации. Гигантомании, столь характерной для ее предшественницы, тоже не останется места. Бюрократия сменится целым рядом организаций нового стиля, хотя кое-где иерархические структуры все же сохранятся. Роль национального государства также значительно снизится. Оно станет всего лишь одним институтом среди других, а не самым главным, как сейчас. Не менее важные изменения произойдут и в сфере идеологии. Люди будут смотреть на мир совсем по-другому, механистический взгляд уйдет в прошлое, человек станет оценивать мир с точки зрения таких понятий, как «процесс», «обратная связь», «отсутствие равновесия».

О. Тоффлер предупреждает, что его теория – всего лишь прогноз, хотя по мере приближения «ретьей волны» мы становимся свидетелями двух нарастающих тенденций: диверсификации общества и ускорения изменений. Будущее приближается слишком быстро, чтобы человек успел к нему подготовиться. Поэтому другую свою книгу исследователь и называет «Футуршок», т.е. шок от столкновения с будущим.

О. Тоффлер выделяет три основополагающие «черты завтрашнего дня»: быстротечность, новизна и разнообразие и отмечает, что в новом супериндустриальном обществе некоторые его члены никогда не смогут чувствовать себя «как дома». Они навсегда останутся путниками, у которых есть лишь временный дом. Если раньше компании косо смотрели на сотрудников, которые часто меняют место работы, считали их ненадежными – то теперь, напротив, подобное качество рассматривается как «плюс», оно означает, что человек хорошо адаптируется в новом окружении.

Человек становится «модульным». Что это означает? Когда мы покупаем у продавца пару ботинок, пишет автор, то нас не интересует личность самого продавца. Значение имеет только один «модуль» – то, что он продает нам ботинки. В наши дни человеку приходится встречаться с все большим количеством других людей. Очевидно, что индивид просто не в состоянии наладить с каждым из них более-менее тесные отношения. И чем менее глубокими становятся наши связи с окружающими нас людьми, тем более нуждаемся в «заменителях общения». Эту роль вполне могут сыграть персонажи книг, фильмов, а главное – телевизионных сериалов. О. Тоффлер называет их «замещающими людьми». Подобную функцию могут также выполнять знаменитости – люди вроде бы живые и реальные. Но если вдуматься, для рядового человека, не знакомого со «звездами» лично, эти кумиры практически ничем не отличаются от вымышленных персонажей. Впрочем, и «замещающие люди» не могут изменить ситуацию, поскольку люди быстро забывают прежних знаменитостей.

Изменяется и сам характер информации, которую приходится обрабатывать человеку. О. Тоффлер выделяет два типа сигналов и сообщений, которые мы получаем. Первый вид – незакодированные сигналы и сообщения. Человек идеи по улице и видит, как ветер несет по тротуару листок. Он видит цвет, движение, слышит шелест листвы. Все это определенного рода сигналы, которые мы можем назвать «сообщениями». Однако на самом деле, эти «сообщения» вовсе не предназначены для того, чтобы что-то сообщать. Человек может извлекать из них идеи, конструировать ментальные образы – а может этого и не делать. Иными словами, это «сырой материал».

Другого рода сигналы – закодированные. «Кодированные сообщения – это те, которые зависят от социального соглашения по поводу их значения»22. Иными словами, речь идет о языках. Это не обязательно должен быть язык, состоящий из слов; их роль могут выполнять жесты, дымовые сигналы, узелки веревки, завязанные в определенном порядке.

Очевидно, что закодированные сообщения более насыщены, чем незакодированные. О. Тоффлер выделяет два типа закодированных сообщений: случайные и заранее составленные. Примером последнего могут служить книга, газета, телевизионные новости. На человека не просто обрушивается поток информации. Эта информация спрессована до предела, и при этом подавать ее стремятся с всевозрастающей скоростью.

Суть новой культуры вырастает из разрушения характерных для классического индустриального общества систем, внешне детерминирующих жизнь личности. Человек перестает быть элементом технологической, экономической или политической систем, где его деятельность жестко определяется внешними по отношению к его личностной культуре качествами. Эта жесткая детерминированная схема не просто ослабевает, возникает принципиально новая ситуация, означающая, что социально-экономическое развитие зависит уже от состояния духовного мира личности, от ее развития и социокультурной устремленности.

Принято считать, что возможность выбора – это позитивный фактор. О. Тоффлер предупреждает нас о том, что это правило верно только до определенных пределов. Если выбор слишком широк, если человек сталкивается со сверхвыбором – индивид может быть просто парализован, не зная, что предпочесть. Разнообразие нарастает уже сейчас. До появления на Западе телевидения, там существовали массовые журналы, которые исповедовали одно и то же мировоззрение, одни и те же идеи и несли их миллионам читателей. Неудивительно, что после подобной «обработки» читатели массовых журналов тоже начинали думать одинаково. Появление телевидения полностью уничтожает их как класс. На смену им приходят другие журналы – разнообразные как по тематике, так и по мировоззрению. Даже один и тот же журнал может выходить в различных вариантах, в зависимости от аудитории, на которую он рассчитан. Этот процесс тесно связан с образованием целого ряда различных субкультур. О. Тоффлер говорит даже об их избытке. «Сегодня сильный удар супериндустриальной революции буквально расколол общество»,23 – пишет автор.

Раньше человек высоко ценил стабильность. С одной стороны, это было выгодно экономически, а с другой – у человека вырабатывалось соответствующее мироощущение. Он видел, что все в окружающем его мире стабильно и неизменно. В современном же обществе есть все основания говорить об «экономике нестабильности». Вещи, которыми мы пользуемся, устаревают все быстрее и быстрее.

Во-первых, они просто выходят из строя (материальное старение). В наши дни уже давно не изготавливают предметы, которые могли бы послужить нескольким поколениям, переходя от старших к младшим. Почему так происходит? В наши дни очень быстро, хотя и неравномерно развиваются технологии. Стоимость производства товаров снижается гораздо быстрее, чем стоимость их ремонта, поскольку ремонт чаще всего предполагает ручную работу. Таким образом, одноразовые предметы производить и приобретать становится гораздо выгоднее, чем те, которые рассчитаны на многолетнее использование.

Во-вторых, предметы могут устареть и устаревают морально: если у человека есть возможность приобрести цветной телевизор, вряд ли он будет смотреть черно-белый. Не стоит забывать также и о том, что моральное устаревание одного предмета зачастую заставляет менять не только его. Но и всю систему, в которую он включен. Технологические усовершенствования, внесенные в систему кондиционирования воздуха, нельзя реализовать простой сменой кондиционера. Зачастую здесь приходится сносить все здание и строить новое.

В-третьих, предмет может устареть просто потому, что он выходит из моды, или оттого, что на рынке появляется другой, который незначительно отличается от существующего. Казалось бы, речь идет о простых вещах. Разве могут они существенно повлиять на жизнь человека? Однако не стоит забывать, что вещи – это то, что нас окружает, то, что образует мир, в котором мы живем. И если этот мир постоянно меняется, человек неизбежно чувствует нестабильность. Он ощущает неуверенность в завтрашнем дне. В конечном итоге, индивид может впасть в панику или даже оказаться в состоянии психоза.

Подобная ситуация связана не только с глобальными угрозами существования человечества, но и с коренным поворотом в системе отношений «человек – производство». Современная экономика носит инновационный характер. Это означает, что материальные и вещественные факторы производства перестают быть основным носителем ценностей, так как устаревают каждые 3-4 года. Орудия труда, машины, станки, производственные линии, различного рода техника меняются буквально на глазах. Главным фактором обновления производства и получения прибыли является человек, его интеллектуальные и творческие возможности. Развитие личностных качеств, творческих способностей и возможностей, воспитание высококвалифицированной рабочей силы становится наиболее выгодным вложением капитала. В результате общественный субъект приобретает все большую независимость от базиса, его свобода нарастает. Как показывает Д. Белл, в современном информационном обществе человеческий выбор оказывается решающим детерминантом социально-исторического развития.

Раньше жизнь человека была рутинной и однообразной. В ней доминировали раз и навсегда установившиеся привычки. А если жизнь постоянной меняется, для привычек места уже не остается. Если раньше служащий каждый день, отправляясь в офис, мог раз и навсегда выбрать маршрут, вид транспорта и т.п., и, сделав выбор однажды, следовать ему затем автоматически. Теперь этот же служащий должен летать по всему миру, пересаживаться с самолета на самолет, и каждую неделю у него новый маршрут и новое поручение. Для обычного клерка, привыкшего к спокойной рутине, подобный ритм жизни может оказаться просто бешенным. О. Тоффлер указывает на то, что каждое принятие решения имеет свою ценность. Чем больше и чем чаще приходится человеку принимать решения, тем дороже приходится ему за это платить.

Согласно О. Тоффлеру, возникающее на наших глазах новое общество знаменует собой столь значительный поворот в истории, который по масштабам трансформации сравним лишь с переходом от варварства к цивилизации. В нем происходит не только переоценка всех существующих ценностей, но и пересмотр самого кода цивилизации, когда должны измениться все параметры, определявшие организацию жизни прежнего общества.




Каталог: ~akimova -> fileman -> download -> методические%20материалы%20по%20социологии
методические%20материалы%20по%20социологии -> Практикум по социологии Тесты. Часть 1 Учебно-методическое пособие
методические%20материалы%20по%20социологии -> Тема социология: становление и развитие науки
методические%20материалы%20по%20социологии -> Методическое пособие для подготовки к семинарским занятиям
download -> Тема Культурология как наука. Понятие культуры (Багдасарьян Н. Г.) стр. 6 14
методические%20материалы%20по%20социологии -> Рабочая тетрадь по социологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница