Культурологическая экспертиза в контексте процесса институциализации



Скачать 189.98 Kb.
Дата24.05.2018
Размер189.98 Kb.

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

В КОНТЕКСТЕ ПРОЦЕССА ИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИИ
Современное российское общество сегодня переживает сложные и противоречивые процессы модернизации всех сфер его жизнедеятельности, которые часто сопровождаются недостаточно продуманными экономическими, правовыми, организационными решениями, что на практике оборачивается острыми социальными, этническими, конфессиональными конфликтами, ростом экстремизма и т.д. Принятие тактических и стратегических решений в этих условиях не может быть осуществлено одним человеком, поскольку обилие информации по соответствующим проблемам, не позволяет одному человеку компетентно освоить ее и использовать при принятии решений. Отсюда в обществе все острее становится потребность в профессиональной помощи высококвалифицированных специалистов, обладающих соответствующими знаниями и навыками. Вследствие этой потребности возникает необходимость в высококвалифицированных специалистах, оценки и мнения которых помогают быстро и эффективно решать возникающие проблемы.

Социокультурное значение экспертных исследований заключается в том, что на основе рекомендаций экспертов осуществляется выбор сценариев реформ и путей развития общества; финансируются масштабные антикризисные, отраслевые, территориальные и национальные проекты; решаются вопросы бюджетной политики в промышленной, научной и социальной сферах, меняются модели управления, самоорганизации, реформирования общества и т.д. Результаты их исследований способствуют также выбору социальных приоритетов развития: либо оптимальных для разных слоев, классов, элит и своевременных на основе поддержки "лучших образцов" из всего того, что уже накоплено и доказало свою полезность; либо полярных, неизбежно ведущих к нарушению стабильности, недооценке принципов прагматизма, гуманности, партнёрства, сотрудничества. Тем самым в обществе происходит трансформация духовных, культурных, нравственных ценностей и потребностей, традиций "образованности", профессиональной ответственности, толерантности, норм политической лояльности людей. В итоге все эти явления и процессы ведут к изменению мировоззренческих основ жизни людей, качественным изменениям деятельности органов власти, повышению эффективности управления или самоуправления всем обществом.

В силу такой общественной значимости экспертных исследований в последние десятилетия наблюдается их распространение на самые различные стороны общественной жизни, а многообразие решаемых задач стимулирует растущий запрос на различные новые виды экспертных оценок. По этой причине в последнее время возникли совершенно новые направления экспертной деятельности, такие как видеофонографическая, информационная, автороведческая, компьютерно-техническая, лингвистическая и др. Постоянно расширяющаяся востребованность экспертных исследований в социокультурной сфере жизни общества делает настоятельно необходимым обстоятельное теоретико-методологическое осмысление этого вида деятельности.

Вновь возникшие виды экспертиз обладают различной степенью общественной значимости, а поскольку в обществе наиболее радикальной модернизации подвержена социокультурная сфера общественной жизни, то наиболее актуальными из них стали экспертные исследования именно в этой области. И в этой сфере одним из самых новых видов экспертной деятельности является культурологическая экспертиза, исследовательское пространство которой охватывает широкий круг социально-культурные явлений и процессов, идеи, культурные ценности, люди, документы, нормативные акты и т.п.

Культурологические экспертные исследования представляют собой сравнительно новое явление в отечественной социокультурной практике, поэтому в данной области до настоящего времени предпринимались редкие попытки систематизировать, методически и методологически осмыслить различные аспекты теории экспертной деятельности. Однако при очевидной потребности общества в экспертизе явлений культуры этот вид экспертной деятельности сдерживается как недостаточно развитой методологической базой, так и отсутствием в структуре российского общества соответствующего официального признания общественной значимости экспертных оценок такого рода. В силу этих причин культурологическая экспертиза еще не завершила процедуру своей институциализации.

В настоящее время понятие «институциализация» в отечественной науке не имеет устоявшегося, общепринятого однозначного толкования, так как изучается разными научными направлениями и используется в рамках различных сферах социальной, общественной и государственной деятельности. Отсюда термин «институциализация» (от англ. Institutionalization) в отечественной науке имеет следующие значения:



  • образование стабильных образцов социального взаимодействия, основанного на формализованных правилах, законах, обычаях и ритуалах;

  • процесс формирования различных типов социальной практики в качестве социальных институтов;

  • процесс определения и закрепления социальных норм, правил, статусов и ролей, приведение их в систему, способную действовать в направлении удовлетворения некоторой общественной потребности;

  • процесс, а также результат процесса, в котором социальные действия становятся упорядоченными в устойчивые социально-структурные особенности;

  • процесс закрепления различных типов социальной деятельности в виде социальных институтов и др.

Смысловое разнообразие указанных значений порождает необходимость более обстоятельного исследования содержания этого термина. Обращение к научной литературе позволяет установить, что в «политологии под институционализацией понимается процесс образования набора правил, задающих контекст человеческого сосуществования и взаимодействия. В социологии этот термин используется для обозначения процесса урегулирования различных типов социальной деятельности и закрепления их в качестве социальных институтов. Подчеркивается, что институциализация закрепляет общепринятые практики, обеспечивает их сохранение в неизменном виде на протяжении ряда поколений, обеспечивает превращение абстрактных правил в реальные модели стабильного взаимодействия. Существует довольно широкий набор версий и подходов в понимании институциализации и в экономической теории. Так, одни экономисты под институциализацией понимают превращение в различные формы ассоциаций. Другие – процесс формирования функциональных, нормативных и властных отношений между институциальным субъектом и субъектами окружающей его внешней среды. Третьи утверждают, что институционализация – это процесс закрепления внешней нормы в общественной практике, ее фактического подтверждения в реальном поведении людей, в юридическом пространстве»1.

На наш взгляд приведенные выше трактовки термина «институциализация», хотя и не противоречат друг другу, но и не являются универсальными. Каждый из подходов раскрывает только отдельный аспект механизма институциализации, не рассматривая его как целостное явление. Отсюда многообразие приведенных выше интерпретаций термина «институциализация» требуют уточнения авторской позиции его содержания для чего необходимо рассмотреть природу возникновения этого явления и его социокультурный смысл.

По нашему мнению, в основе институциализации любого социокультурного явления лежит стремление людей к согласованным действиям, как объективная потребность во взаимных согласованных действиях индивидов, зависящих друг от друга и приспосабливающихся друг к другу. Объективно, с институциальной точки зрения, людям выгодно подчиняться общепризнанным правилам, нормам, традициям и обычаям, если они облегчают их взаимодействие с окружающими индивидами и способствуют реализации их интересов. Отсюда в человеческой жизнедеятельности постоянно происходит замена спонтанного поведения на предсказуемое, которое прогнозируется, моделируется и формализуется посредством процесса институциализации, закрепляя в форме правил, норм и традиций соответствующие виды социального взаимодействия, делая их постоянными и обязательными.

Процесс институциализации представляет собой становление относительно устойчивых форм организации социальной жизни, обеспечивающих длительность их существования, конструктивное взаимодействие субъектов общественной жизни, процедурно-процессуальную организованность жизни всего общества.

Однако процесс институциализации - это достаточно продолжительный и сложный процесс превращения какого-либо социального явления в организованный вид деятельности, формализованный, упорядоченный процесс с определенной структурой отношений, иерархией на различных уровнях и другими признаками организации: формальными требованиями, правилами поведения, принятыми нормами и т.д. Этот процесс состоит из нескольких последовательных этапов:


  • возникновение потребности, удовлетворение которой требует совместных организованных действий какой-либо группы людей;

  • формирование у них общих целей;

  • появление социальных норм и правил в ходе стихийного социального взаимодействия;

  • появление процедур, связанных с формированием и закреплением норм и правил, обеспечивающих порядок и организованность в обществе;

  • собственно институциализация норм и правил, процедур, т.е. их общее сознательное принятие и практическое применение;

  • создание системы статусов и ролей, охватывающих деятельность заинтересованных субъектов.

Последовательное прохождение этих этапов завершается тем, что результатом процесса институциализации является возникновение процедурно-процессуально регламентированного какого-либо вида деятельности основе традиционных форм социокультурной жизни, а сам процесс институциализации представляет собой процедуру формирования и закрепления различных типов социокультурной практики в качестве официально признанных типов социальной деятельности, удовлетворяющих различные общественные потребности. Таким образом, под институциализацией следует понимать многообразные социально-экономические процессы, которые формируют официально признанные социокультурные явления общественной жизни, придавая им статус институциальной системы, элементы которой становятся само собой разумеющейся практикой, выражаясь в привычных действиях и поступках людей.

История становления экспертной деятельности убедительно показывает, что любой ее вид в свое время обязательно прошел процесс институциализации, в результате которого получил общественное признание как самостоятельная и устойчивая форма социальной практики. В настоящее время культурологическая экспертиза переживает именно этот процесс, т.к. находится в поиске своего объекта, субъекта, предмета, методических и методологических оснований.

Так, можно с полной уверенностью утверждать, что возникновение культурологической экспертизы детерминировано общественной потребностью изучения состояния культуры, а также в экспертном исследовании и оценке социокультурных процессов, программ, проектов, способов сохранения и потребления культурных ценностей в современных условиях. На практике потребность в культурологической экспертизе возникает тогда, «когда складывается спорная или неопределенная ситуация, требующая точного и конкретного решения…».2 В таких ситуациях культурологические экспертные исследования призваны минимизировать отрицательные последствия управленческих решений, хозяйственных и других проектов на жизнь людей. В то же время культурологическая экспертиза может рассматриваться как форма научного решения проблем социокультурной жизни, как средство защиты потребностей и интересов людей в сфере культуры, как способ разрешения проблем, связанных культурными ценностями.

Кроме того, потребность общества в культурологической экспертизе вызвана также тем обстоятельством, что, как свидетельствует современная практика, чаще всего основная часть принимаемых социокультурных программ, проектов и конкретных решений принимается без учета их долговременных перспектив и реальных последствий. Как правило, разработчики данных документов не считают необходимым провести экспертную диагностику эффективности их социокультурных проектов. В этих условиях актуальной становится необходимость введения в социальную практику механизма культурологической экспертизы вероятных результатов реализации этих проектов для жизни людей.

Однако, несмотря на растущую востребованность культурологической экспертизы в социокультурной практике, научное сообщество еще не выработало ее системного описания, не выяснило сущностные характеристики и специфические особенности, не установило предметных границ, не создало нормативно-правовую базу применения, что существенно осложняет использование ее профессиональных возможностей. В результате, как справедливо отмечают Е. А. Рудакова и Л. В. Никифорова, «среди новых видов экспертизы культурологическая экспертиза не является сегодня институциализированной формой деятельности, однако можно говорить о некоторых общественных ожиданиях от культурологической экспертизы».3

Актуализация общественной потребности в культурологической экспертизе закономерно ставит вопрос о ее целях. С учетом того обстоятельства, что культурологическая экспертиза возникает преимущественно для решения общественных проблем, а также для оказания помощи тем, кто в ней нуждается, то она имеет следующие цели:



  • получение достоверной информации о современной социокультурной ситуации в обществе;

  • определение перспектив и прогнозов реализации социальных проектов и особенностей социокультурной среды, в которой они реализуются;

  • диагностику социокультурных проектов, программ и факторов развития общества, анализ и обобщение практического опыта их реализации;

  • создание прогностических моделей развития конкретных инновационных социокультурных проектов, программ;

  • проведение культурологического аудита и аттестации учреждений, организаций и органов власти, реализующих инновационные проекты;

  • прогнозирование путей и направлений развития культуры общества;

  • проведение внешней независимой оценки социокультурных результатов управленческих решений в соответствии с интересами граждан и приоритетами социальной политики;

  • установление авторства и оценка памятников истории и культуры, предметов антиквариата, произведений художественного творчества, исторических и археологических ценностей.

В экспертных исследованиях значение цели заключается в том, что она в значительной мере обуславливает выбор способа ее достижения. На практике это означает, что цель экспертизы определяет направленность действий в процессе ее реализации и тем самым придает каждой конкретной экспертизе тот или иной характер. Отсюда, в зависимости от какой-либо из указанных целей, культурологическая экспертиза может носить оценочный, диагностический, прогностический, проектировочный, контрольный и др. характер. Она является всегда важнейшим элементом экспертного исследования. Однако в практике экспертных исследований часто возникают ситуации, когда цель исследования может быть одинаковой для нескольких конкретных экспертиз, а условия в каждом случае различны, тогда именно они определяют возможности и характер каждого экспертного исследования.

Процесс институциализации культурологической экспертизы с необходимостью требует также определения ее предметного поля. В этом вопросе предмет любой исследовательской дисциплины представляет собой отражение в научных определениях, понятиях, принципах той объективной реальности, которую познает данная конкретная исследовательская дисциплина. Это утверждение в полной мере относится и к формирующейся культурологической экспертизе.

В публикациях по вопросу концептуализации культурологической экспертизы среди ученых также отсутствует единство мнений о ее предмете.4 Предлагаемые точки зрения на предмет культурологической экспертизы охватывают широкий диапазон интерпретаций: от узкопрофессиональных и монодисциплинарных до самых общих.5 При этом, несмотря на разнообразие интерпретаций в понимании предмета экспертных исследований, практически все исследователи сходятся во мнении, что общими для всех видов экспертиз являются следующие характеристики: ясная предметная направленность; монодисциплинарный характер; использование апробированных методик; доказательный характер экспертного заключения; точность и однозначность выводов; объективный характер деятельности эксперта.6

Детальное изучение указанных характеристик применительно к культурологической экспертизе позволяет нам прийти к выводу, что культурологическая экспертиза представляет собой особую форму исследовательских действий, производимых по инициативе заказчика компетентными специалистами, обладающими соответствующими знаниями. При этом она обладает специфическими особенностями, которые выделяют ее из всех других видов деятельности. Главная из этих особенностей заключается в том, что предметно культурологическая экспертиза ориентирована на глубокое, взвешенное, компетентное, многостороннее и обоснованное изучение различных явлений существующей культурной действительности, на раскрытие ее ценностей и смыслов в культурологическом контексте.

Применительно к каждому конкретному случаю культурологической экспертизы ее предметом становится круг вопросов, на которые предстоит ответить эксперту в ходе исследования на основе соответствующего объема специальных знаний с использованием находящихся в его распоряжении средств и методов. На практике экспертными задачами культурологической экспертизы могут выступать различные виды объектов, какой-либо класс, т.е. какая-либо категория предметов, характеризующихся общими свойствами. Таким образом, предметом культурологической экспертизы могут быть нормативно-правовые документы, федеральные и региональные целевые программы и инновационные проекты развития, произведения искусства, антикварные изделия. При этом каждый из этих предметов требует создания специфических методик исследования, основанных на свойствах исследуемых объектов и применяемых научных методах и средствах.

Постоянно расширяющийся спрос на экспертные культурологические исследования в современной социокультурной практике делает настоятельно необходимым рассмотрение вопроса и о ее объекте, который выступает основополагающим элементом любого экспертного исследовании и представляет собой детализированное выражение ее предмета. В самом общем виде объект культурологической экспертизы представляет собой круг конкретных проблем, фактов, материальных предметов и нематериальных явлений, затрагивающих интересы тех или иных отдельных личностей, социальных групп или общества в целом. В практической экспертной деятельности чаще всего объект - это определенный предмет (предметы), тексты, документы, поступающие на исследование эксперту. К числу объектов культурологических экспертных исследований относятся картины, рисунки, портреты, гравюры, иконы, нотные записи музыкальных произведений, художественные фотоснимки, кинофильмы, видеозаписи, архитектурные здания и сооружения и другие произведения искусства. Кроме того, к объектам культурологической экспертизы относятся также законопроекты и решения органов власти, социокультурные новации, события, факты, явления, программы, проекты и другие нематериальные объекты, необходимость изучения которых требуют специальных познаний и проведения экспертного исследования. Иными словами, объектом культурологической экспертизы «выступает современная культура как мир актуальной человеческой деятельности».7

Такое широкое понимание объекта культурологической экспертизы приводит к закономерному выводу о том, что многие из названных объектов могут быть одновременно объектами иных экспертиз, которые исследуют зачастую аналогичные объекты, но с точки зрения соответствия требованиям и ограничениям развития в иных сферах общественной жизни. Отсюда особенности культурологической экспертизы как самостоятельного вида экспертизы связаны непосредственно со спецификой ее предмета и объекта исследования.

Логика процесса институциализации культурологической экспертизы в решающей степени зависит от спроса на исследования культурологического характера, практическим выражением которого выступает объем заказов на этот вид экспертной деятельности. А с другой стороны, процесс институциализации зависит также от уровня профессиональной подготовки экспертов, их компетентности и способности квалифицированно провести экспертное исследование. Отсюда субъектами культурологической экспертизы являются два ее непосредственных участника ее проведения: заказчик и исполнитель.

В процессе проведения культурологической экспертизы роль заказчика заключается в том, чтобы ставить цели и задачи экспертизы, разработать задание, сформулировать вопросы к исполнителю и предоставить необходимую информационную поддержку, финансировать и технически организовывать процедуру исследования, а также использовать результаты экспертизы для решения проблемы, вызвавшей данное исследование. Иными словами заказчик определяет размеры и уровень экспертного исследования. В качестве заказчика культурологической экспертизы могут выступать частные лица, группы граждан и юридические лица, органы и организации, партии и движения. На практике это означает, что заказчиками культурологической экспертизы становятся федеральные и региональные органы государственной власти, органы муниципальной власти и местного самоуправления, общественные организации, фонды, предприятия, учреждения, организации различных форм собственности, правоохранительные органы, судебные органы.

Кроме того, эффективность и достоверность любого экспертного исследования во многом зависит от качественной работы экспертов и условий проведения экспертизы. Задача эксперта заключается в том, чтобы используя свои специальные знания, практический опыт и интуицию, провести объективное исследование, сделать обоснованные и аргументированные выводы, рекомендации и оценки. Для этого он должен синтезировать имеющуюся информацию, соединить специальные знания, свой практический опыт и методы исследования со знанием особенностей исследуемого объекта и дать квалифицированное заключение. В настоящее время обычно исполнителями культурологической экспертизы являются отдельные высококвалифицированные специалисты или исследователи, исследовательские коллективы, специалисты-практики с большим опытом экспертной работы.



Обретение культурологической экспертизой статуса самостоятельного вида деятельности также делает настоятельно необходимым методологическое осмысление этого вида деятельности. По нашему мнению, в основу построения теории культурологической экспертизы может быть положено представление об этой деятельности как профессиональной. Данное наше представление основывается на том обстоятельстве, что научно-методологическую основу культурологической экспертизы составляет культурология, которая условно подразделяется на теоретическую и прикладную части. Теоретическая часть задает «способы и критерии структурирования культурной реальности», а прикладная выступает «инструментом стратегической и тактической корректировки культурной политики, определения приоритетов и жизненно важных направлений».8 Отсюда культурологическая экспертиза может функционировать в двух формах: а) как прикладное экспертное исследование различных культурных явлений; б) как общественная культурологическая оценка (экспертиза) социальных проектов, программ и документов федерального и регионального уровней.

Главная задача любой экспертной деятельности заключается в получении качественной экспертной информации. Потребность в такого рода информации чаще всего у заказчика возникает при недостатке информации об изучаемом объекте, трудностях определения его физического состояния, установления его культурно-исторической, художественной или антикварной ценности и пр. Эти условия свидетельствуют о сложности рассматриваемых экспертизой вопросов и с необходимостью предполагают использование соответствующих методов решения возникающих проблем.

В экспертных исследованиях метод экспертизы представляет собой основной инструмент получения информации об исследуемом объекте. Под методом экспертизы понимается способ получения экспертной информации как совокупность взаимосвязанных экспертных операций, которые осуществляют эксперт или экспертная группа. К настоящему времени в экспертологии сформирован достаточно обширный арсенал методов экспертизы, часть из которых находит широкое применение в культурологических экспертных исследованиях. Процесс получения экспертной информации, как правило, состоит из последовательного использования определенных операций, к числу которых относятся экспертные оценки, т. е. действия по преобразованию имеющейся или выработки новой информации.

Выбор методов конкретного экспертного исследования определяется конкретными условиями и задачами проведения соответствующей экспертизы, но при этом они должны быть научно обоснованными, опробованными экспериментально, эффективными. В практике экспертной деятельности иногда возникают такие ситуации, когда необходимо существенно модернизировать уже апробированные методы или разработать новые. Однако наиболее проверенными методами проведений культурологической экспертизы являются методы визуальной оценки, системно-структурный, сравнительно-ситуационного анализа, предметной идентификации, инструментально-измерительный и др.

В практических экспертных исследованиях эффективность применения методов экспертизы во многом зависит от методики - совокупности правил и приемов по реализации того или иного метода экспертизы. Однако в современной отечественной экспертологии отсутствуют научно обоснованные и непротиворечивые методики, ориентированные на специфические особенности каждого конкретного вида экспертных исследований. В полной мере это относится и к культурологической экспертизе. Потому разработка методических вопросов культурологической экспертизы представляет собой одну из самых важных проблем ее институциализации.

Таким образом, все сказанное нами позволяет заключить, что культурологическая экспертиза в настоящее время имеет свой предмет и объект исследования, методологическую специфику, устоявшийся механизм процесса экспертизы и арсенал используемых методов. На этом основании можно утверждать, что культурологическая экспертиза все более обретает статус самостоятельного направления экспертной деятельности. Однако процесс полного общественного признания (институциализации) культурологической экспертизы еще далек от завершения, поскольку еще предстоит разработать значительное количество принципиально важных теоретических и методологических вопросов этого направления экспертной деятельности. Так, в частности, необходимо определить круг специальных знаний экспертов для ее производства, выработать единый подход к механизму экспертных исследований, сформулировать предмет и задачи отдельных родов культурологической экспертизы. Разработка этих вопросов сегодня весьма актуальна, поскольку, как показывает практика, число проводимых культурологических, историко-культурных и искусствоведческих экспертиз ежегодно увеличивается на порядок.



Кроме того, формирование, развитие и общественное признание такой социальной технологии как культурологической экспертиза - процесс долговременный, решающим образом зависящий от формирования общественного мнения, инициирования принятия соответствующих нормативных актов, разработки необходимых индикаторов, подготовки специалистов-экспертов. Однако, по нашему мнению, для полной институцализации культурологической экспертизы в современном российском обществе созрели все необходимые и достаточные условия. Дело только за самоорганизацией профессиональной среды и эффективной реализацией имеющихся предпосылок.

1 Логинова Л. В. механизм институционализации интересов: сущность и роль в модернизации общества // философия и общество, 2008, № 4. -С. 147.


2 Рон М.В. Традиционные и новые виды экспертиз: культурологическая экспертиза: теоретические модели и практический опыт: коллективная монография.- СПб.: Астерион, 2011.- С. 65.

3 Рудакова Е. А., Никифорова Л. В. Что называют сегодня культурологической экспертизой? // Философия и культурология в современной экспертной деятельности: коллективная монография. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2011. С. 345.


4 Никифорова Л.В., Рудакова Е.А. Особенности экспертного знания и культурологическая экспертиза / Культурологическая экспертиза: теоретические модели и практический опыт.- СПб,: Астерион, 2011. С.57-60.

5 Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза : курс общей теории. М. : Норма, 2009; Лапин А. В. Криминалистическая экспертиза : курс интенсивной подготовки. Минск, 2006; Пузин А. В. и др. Судебная медико-социальная экспертиза: правовые и организационные основы. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010; Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. 3. изд., доп. М. : Норма ; Инфра-М, 2001; Чашин А. Н. Экспертиза в судебном производстве. М., 2009 и др.

6 Рон М.В. Традиционные и новые виды экспертиз / Культурологическая экспертиза: теоретические модели и практический опыт.- СПб,: Астерион, 2011. С.66.

7 Тульчинский Г.Л. Гуманитарная экспертиза как социальная технология / Философия и культурология в современной экспертной деятельности. – СПб,: Изд-во РПГУ им. А.И Герцена, 2011.- С. 81.

8 Никифорова Л.В. Гуманитарная экспертиза и экспертные возможности культурологии / Философии и культурология в современной экспертной деятельности: коллективная монография.- СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2011.- С.82.

Каталог: cong files
cong files -> Перспективы образования в диапазоне конфликта «человеческое – пост(не)человеческое будущее»
cong files -> Развитие техносферы и личностных качеств как планетарного явления
cong files -> Религиозные представления японцев
cong files -> Интернет-коммуникации как фактор формирования социокультурной идентичности
cong files -> Зачем экономике нужна культура?
cong files -> Программа для I-II ступени обучения / Г. С. Попова Санаайа. Мин-во образования рс
cong files -> Аутентичность этнических традиций как инструмент культурной политики
cong files -> Модусы субъективности в культуре Конев Владимир Александрович
cong files -> Креативность культуры: ценность и отчуждение
cong files -> Эгоцентрические культурфеномены личности в современной культуре российского арт-рынка


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница