Критическое мышление в науке и образовании



Скачать 108.24 Kb.
страница1/2
Дата18.08.2018
Размер108.24 Kb.
ТипТезисы
  1   2


Критическое мышление в науке и образовании

Тезисы к лекции

Е. Н. Волков
В динамичном мире динамичный человек постоянно мечтает о неподвижности и неизменности. Ярким выражением этой мечты была фраза Фауста «Остановись мгновенье, ты прекрасно!».

Сталкиваясь с изменчивостью, непостоянством мира и преходящей быстротекучестью своей жизни, человек соблазнился надеждой найти Истину — абсолютную, надежную, вечную, — и через нее приобщиться хотя бы на время к вечности и стабильности. Сложились две формы реализации этой надежды — религия и наука.

Религия пытается сохранить и эксплуатировать тепло человеческой общности, включая доверие миру и другим людям (и чем дальше, тем больше эксплуатировать, а сохранение превращается в индустриальное производство эрзацев общности и «любви»).

Наука пытается опереться на «надежные» внечеловеческие основания, которые бы своей «объективностью» и холодной отстраненностью от мира людей позволили бы упорядочить и приручить социальный хаос, структурировать его в «чистый естественно-объективный кристалл». Все эксперименты с якобы «объективно-разумными» или «объективно-неизбежными» наукообразными проектами счастливого социального устройства заканчиваются крахом с устрашающей эмпирической непременностью.

В результате растет почва для оккультизма и псевдонаучного фантазирования, поскольку люди отвращаются как от мэйнстримовых религий, так и от мэйнстримовой науки, тем более что абсолютное большинство ни того, ни другого никогда по-настоящему не знает и не понимает. Одновременно осуществляются попытки «синтеза» науки и религии как на уровне мэйнстрима («классики»), так и на уровне новопопсовых течений, составивших обширные религиозно-оккультные и псевдонаучные барахолки как части современного рынка и культуры. Возникают «священные науки» или «научные религии», а недавно я прочитал о возникновении «корпоративных религий», т.е. оформленных и сознательно внедряемых систем верований для нужд определенных корпораций. Так возрождается языческая практика иметь храмы и богов, специализированных на «обслуживании» одной деревни или ремесленного цеха. Не правда ли, поразительная картина «расцвета» цивилизации?!

У М. Жванецкого есть два особо любимых мною афоризма. Первый — «Может, поменять что-нибудь в консерватории?». Второй — «Давайте решать проблемы по мере их поступления». Оба они имеют прямое отношение к выбранной теме.


Первый афоризм предлагает задуматься над тем, где, прежде всего, искать фундаментальные источники своих проблем. Карл Поппер представляется мне таким мыслителем, который сумел в прошлом веке дать наиболее убедительный (во всяком случае, для меня), конкретный и конструктивный ответ. Его ответ предполагает как новую космологию и метафизику, так и множество частных решений для всех отраслей знания и социальной практики. Если выражаться по-рекламному коротко, то его идеи укладываются в триаду «реализм, рационализм, критицизм».

Космология К. Поппера, которая лежит в основе критического мышления, предполагает индетерминированный мир не только на социальном, но и на физическом уровне. Это предположение хоронит идею вечной и абсолютной Истины без каких-либо оговорок. Мир не предопределен, он развивается через случайную реализацию имеющихся или складывающихся предрасположенностей. Все, что нам кажется результатом неколебимых последовательностей однозначных причин и следствий — наблюдаемая нами природа, социальный мир и его история, судьбы людей, — все это на самом деле застывающая на наших глазах лава бурлящих слепых блужданий как неорганического, так и органического мира.

Его эволюционная эпистемология предполагает, что никакому живому организму в принципе не нужна абсолютная и тем более полная Истина о космосе не только потому, что ее не существует, но и потому, что никакой живой организм не имеет способности и нужды ее искать. Любой живой организм, включая человека, воспринимает объективный мир не непосредственно, по принципу бадьи, в которую вливается реальность («бадейная теория»), а только через призму собственных возможностей, потребностей и проблем, с которыми он сталкивается и которые преодолевает, создавая теории и просеивая их через сито слепых проб (теория «поискового прожектора»). Эволюция есть процесс отбора удачных теорий, а не «борьба всех против всех». Чувствуете, какой пацифистский потенциал заложен в этой идее? Очень хочется надеяться, что теория Поппера удачна в эволюционном смысле.

От такой космологии и такой эпистемологии логика (а Поппер считал формальную логику органоном научного мышления) ведет к соответствующей концепции науки и знания. Все знание рассматривается как временное, как этап относительного (относительно предыдущего знания) приближения к несколько расширяющемуся знанию о мире, полное познание которого принципиально невозможно.

Вместо эмпирического индуктивизма в основу развития знания и науки предлагается положить дедуктивизм, а критерием различения науки и не-науки предлагается рассматривать принцип фальсификации, т.е. такое формулирование теорий, которое дает принципиальную возможность опровергнуть утверждения соответствующей теоретической конструкции. Все теории рассматриваются как временные гипотезы, пока еще не опровергнутые. Главным двигателем науки — и социальной эволюции — предполагается критическая дискуссия, критический рационализм.

В области социальной мысли опровергаются попытки найти детерминистские «законы развития общества» и критикуется «родовспомогательная» деятельность по приближению «единственно правильного будущего». Вместо этого предлагается социальная инженерия — практическая критика (критика делом) наиболее актуальных наличных проблем, эволюционно осторожная критика и преобразование традиций, пошаговое улучшение сегодняшнего положения вместо буйных попыток шагнуть за пропасть будущего. Тут будет уместно вспомнить второй афоризм М. Жванецкого о решении проблем по мере их поступления (интересно, что это любимый афоризм и его самого).


Таков краткий эскиз космологической и методологической основы критического мышления, если понимать под ним именно то направление мышления и деятельности, которое сложилось под влиянием идей К. Поппера и его последователей.

Применительно к школьному и вузовскому образованию соответствующее движение оформилось примерно 30 лет назад в США и добилось немалых успехов в научном и методическом плане. В настоящее время существует международный консорциум «Развитие критического мышления через чтение и письмо» (РКМЧП), его программы осуществляются в 29 странах мира и ориентированы пока в основном на школьных учителей и педагогические факультеты. Следы этой деятельности можно обнаружить и в России, даже в Нижнем Новгороде, поскольку группа наших педагогов обучалась методике критического мышления по программе фонда «Открытое общество» (стоит напомнить, что фонд «Открытое общество» был создан Джорджем Соросом под впечатлением от идей книги К. Поппера «Открытое общество и его враги»).

Есть и, так сказать, «университетский» вариант критического мышления, который, на мой взгляд, существенно глубже и полнее «школьного», но эта лекция не предполагает разбора отличий между двумя вариантами. Скажу только, что выходят (на английском языке) пятитомные учебники по «вузовскому» критическому мышлению, рассчитанные на студентов и вузовских преподавателей. Хорошим примером может служить переведенная и изданная почти шесть лет назад в России книга Дайаны Халперн «Психология критического мышления».

Она же может служить и ярким примером восприятия критического мышления в России — за шесть лет не удалось реализовать тираж в 5 тыс. экземпляров этой блестяще написанной книги. Учитывая количество российских вузов и студентов, результат более чем удручающий.

Главная цель моей лекции — не подробное знакомство аудитории с критическим мышлением (я за четырехдневный тренинг успеваю донести только введение в этот предмет), а информирование о существовании такого явления и эскизное обозначение его особенностей, преимуществ и перспектив.
Итак, современное критическое мышление, прежде всего:


  • принципиально теоретическое, дедуктивное мышление, исходящее из того, что любая деятельность живых существ («от амебы до Эйнштейна», по выражению К. Поппера) всегда осуществляется в рамках тех или иных теоретических моделей, а «голых», «чистых» фактов не существует, как не существует и чисто индуктивных умозаключений;

  • мышление, ориентированное в первую очередь на опровержение, на поиск ошибок, на критику, в том числе и на критику любого применения критического мышления;

  • рациональное, логичное мышление, видящее в логических противоречиях признаки ошибочности утверждений и выводов, а не «диалектику»;

  • мышление, использующее язык для ясной и понятной коммуникации, а не для самовыражения;

  • мышление, нацеленное на решение проблем, а не на игру в слова;

  • мышление, пользующееся терминами как удобными сокращениями-конвенциями, а не как носителями особых «сущностей»; ориентированное на точное описание явлений, фактов и ясное выражение идей и логики, а не на изобретение все новых и новых мифологем;

  • не какое-то особенное, узкопрофессиональное («корпоративное», пользующееся жаргоном, «птичьим языком») мышление, а развившееся из обыденного здравого рассудка культурное, цивилизованное мышление, необходимое каждому современному человеку;

  • мышление, предполагающее интеллектуальную скромность и открытость во всех отношениях для критики, изменения и развития;

  • мышление, предполагающее реальность, объективность, материальность и посильную (в пределах возможностей человека) познаваемость внешнего мира;

  • мышление, в основе которого лежит также идея трех миров: 1 — объективного мира вне человека, 2 — мира человеческого сознания и психики, и 3 — мира человеческих идей и теорий, содержащегося в книгах и на других носителях;

  • соответственно, это мышление, не входя в противоречие с материализмом и рационализмом, признает активную роль идей и теорий, способных влиять как на мир 2, так и на мир 1;

  • это антиавторитарное, антитоталитарное, антиманипулятивное мышление, заинтересованное в открытых дискуссия и открытом обществе.

В заключение я обозначу основные практические и педагогические (методические, дидактические) проблемы, которые встают при освоении и внедрении критического мышления.


Во-первых, переход к критическому мышлению требует осознания и преодоления очень глубоких культурных и образовательных стереотипов. Это мышление, которое ушло от устаревших версий обыденного мышления намного дальше, чем то, что господствует в наших школах и вузах.
Во-вторых, критическое мышление требует действительного и последовательного отказа от слепо признаваемых авторитетов, а это в корне подрывает сложившуюся культурную и педагогическую ситуацию.
В-третьих, это мышление, которое требует серьезного и длительного обучения собственно мышлению, теоретизированию, логике, знаниям когнитивных особенностей, способностей и заблуждений человека.
В-четвертых, это мышление, которое серьезно противоречит сложившимся традициям преподнесения информации не только в системе образования, но и в СМК, в политической системе, в обыденном взаимодействии.
Тем интереснее, как мне кажется, потратить силы и время на приобретение хотя бы базовых знаний и навыков по критическому мышлению. Это как раз тот интеллектуальный ресурс и тот признак подлинно современного и передового общества, который реально может обеспечить здоровое эволюционное развитие как отдельных людей, так и всего социума. Нам нужно как можно быстрее расстаться с некритическим мышлением, пока оно нас окончательно не убило.
«Теперь перед нами перечень пяти философских теорий.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница