Космизм философии Н. А. Бердяева и мировоззрение Рерихов



страница3/3
Дата13.03.2018
Размер79 Kb.
ТипЗакон
1   2   3
Красота – многолика, всепроникающа, она – движущая сила нашей эволюции, ее ведущее начало» [5, с. 5].

Рерихи придавали Красоте первостепенное значение и считали, что только осознание человеком Красоты и претворение ее в жизни поможет ему выйти на более высокий уровень духовного развития.

В философии Бердяева тема ведущей роли Высшего в эволюции человека наиболее полно выражена в его концепции свободы. Свободная воля человека, отмечает философ, привела малый, человеческий разум к отпадению от Вселенского, или Абсолютного, Разума. В результате бытие оказалось греховным, пронизанным болезнью рационализма. Но объективно связь человеческого разума с разумом абсолютным существовала всегда и никогда не прерывалась. Задача истинной философии состоит в раскрытии, укреплении и развитии этой вечной связи. Это является необходимой предпосылкой свободы, которая изначально присуща космосу. «Подлинная свобода, – пишет Бердяев, – есть выражение космического (в противоположность хаотическому) состояния вселенной, ее иерархической гармонии, внутренней соединенности всех ее частей. Космическое всегда есть свободное, в нем нет принудительной необходимости, ибо нет тяжести и давления, нет материализации одной части для другой. В космосе все живо, ничто не инертно, не отяжелено, не принуждает своей материальностью» [9, с. 374].

В словах философа чувствуется дыхание Красоты неземных миров, просвечиваются тончайшие и совершеннейшие духовные связи, на которых зиждется «иерархическая гармония». Отсюда следует простой, но очень важный вывод – подлинно свободным человек может быть только в духе.

В русском космизме такое понимание свободы распространено очень широко. Вот, к примеру, как проникновенно пишет о свободе И.А.Ильин. «Человек, нашедший свою свободу и утвердившийся в ней, знает, что никакие условия, ни внешние, ни внутренние, не могут отнять у него этой свободы; ибо от того, что другие люди будут обходиться с ним как с рабом, его свобода не угаснет, а только углубится до пределов внешней недосягаемости; сам же он никогда не усвоит рабскую установку. Свобода, вообще говоря, не “дается”, а “берется”: она берется духом как его неотъемлемое достояние и соблюдается им как неотчуждаемая святыня. Но для того чтобы это свершилось, свобода должна найти свой источник в том Высшем, которому она имеет счастье предстоять и от которого исходит всяческая духовность и всяческая свобода» [6, с. 78–79].

Понятие свободы, сформулированное в русской философии, глубоко созвучно представлениям Рерихов. Для них сущность этого понятия определяется свободным выбором человеком своих мыслей, чувств, поступков. В какой бы ситуации ни находился человек, он всегда свободен выбрать устремление к Свету или во тьму. Этот выбор жизненных ориентиров по своим глубинным основаниям либо соответствует законам бытия, либо является

отходом от этих законов. Но человек свободен лишь в момент выбора. После того, как выбор совершен, независимо от воли человека начинают проявляться следствия этого выбора. Эти следствия человек уже не может отменить, поскольку их осуществление носит причинно обусловленный, закономерный характер. В этом смысле человек выступает подлинным строителем, творцом своего будущего.

Подобно тому как Бердяев видит возможность обретения подлинной свободы исключительно в сфере духа, через соединение человеческого разума с разумом вселенским, так и Рерихи не мыслят истинной свободы вне Красоты Космоса, Красоты иных миров. «Самая высокая свобода, – говорится в Живой Этике, – может быть осознана в мире надземном, где законы понимаются как прекрасная непреложность» [3, 3]. Таким образом, подлинная свобода достижима только в пространстве истинной духовности, которая выводит человека к Красоте инобытия.

Но на пути к свободе человека подстерегает множество препятствий. Речь идет не только и даже не столько о препятствиях внешних, сколько о препятствиях внутренних. К этим препятствиям относятся отрицательные качества, несовершенства человека, без постоянного преодоления которых обретение подлинной свободы невозможно. В связи с этим в Живой Этике отмечается: «Они (люди. – В.Ф.) воображали построить такие башни, где можно бы укрыться в полной безопасности. Они мечтали собрать такие сокровища, которые могли бы их обеспечить, забыв, что лишь вне земных условий могут они достичь таких твердынь» [7, 45].

Эти мысли из Живой Этики касаются не только истории. Они чрезвычайно актуальны сегодня, когда многие люди стремятся получить материальные сокровища, которые могли бы обеспечить их жизнь. И некоторые этой цели достигают. Вместе с тем, несмотря на внешнюю свободу, которая достигается этими людьми благодаря материальной обеспеченности, в сознании они продолжают оставаться рабами своего богатства, все помыслы направляя на его сохранение и приумножение. Поэтому решение этого материально-финансового вопроса отнюдь не решает проблемы смысла человеческого существования, которая в конечном счете состоит в обретении человеком духовной свободы.

Здесь Рерихам как бы вторит Ф.М.Достоевский, который словами Ивана Карамазова возвещает: «...тайна бытия человеческого не в том, чтобы только жить, а в том, для чего жить. Без твердого представления себе, для чего ему жить, человек не согласится жить и скорей истребит себя, чем останется на земле, хотя бы кругом его все были хлебы» [8, с. 11].

В философии Бердяева тема свободы органично связана с темой творчества. Духовно освобождая себя, человек собирает силы для творчества. Именно в свободном творчестве раскрывается подлинная природа человека. Поэтому свобода является необходимой предпосылкой философского творчества. Предпосылка эта вселенская, космическая, а не психологическая. Источником познания сущего выступают космические состояния человека, пребывая в которых, он сливается с абсолютным бытием и постигает его смысл. Поэтому философия является откровением. Но не откровением Бога, а откровением человека, причастного к Логосу, абсолютному бытию.

Необходимой предпосылкой философского познания является осмысление человеком своего космического предназначения. «Вселенная, – пишет Бердяев, – может входить в человека, им ассимилироваться, им познаваться и постигаться потому только, что в человеке есть весь состав вселенной, все ее силы и качества, что человек – не дробная часть вселенной, а цельная малая вселенная» [9, с. 295]. Благодаря особенностям своей природы человек оказывается точкой пересечения двух миров – земного и небесного, мира физического и мира иных состояний материи.

Свое подлинное воплощение творчество находит в любви. Бердяев считает, что любовь ни в коей мере не может сводиться к сексуальному акту, ибо она – не от «мира сего», она – «не здешний цветок». В любви творится вечная, новая жизнь человека. Природа любви носит космический характер, поэтому встреча любящего с любимым происходит в Боге. Любовь как явление космическое приобщает человека к космической иерархии. Истинная любовь есть путь, следуя по которому, человек раскрывает в себе образ и подобие Бога. Смысл любви сводится к созиданию новой жизни, творческому восхождению личности, устроению гармонии мира. Таким образом, истинная любовь есть условие подлинного творчества.

Сущность творческого акта для Бердяева в наибольшей мере раскрывается в творчестве художественном. По своей природе оно является не простым отражением действительности, но всегда прибавлением к ней чего-то еще не бывшего – красоты мира иного. Красота внутренне присуща Космосу. Опираясь на этот устой мироздания, Бердяев выдвигает заповедь новой эпохи. Эта заповедь в том, чтобы постоянно творить красоту и жить в красоте. «За неисполнение заповеди красоты, – пишет философ, – возможны адские муки» [9, с. 456] «Ибо красота, – отмечает он в другом месте, – есть великая сила, и она мир спасет» [9, с. 459].

Представление Бердяева о космической природе человека, позволяющей человеку соприкасаться с мирами иных состояний материи, во многом созвучно миропониманию Рерихов, в основе которого также лежит идея единства Космоса и человека. И проблема творчества у них занимает основополагающее место. Рерихи были подлинными творцами во всем – философии, науке, искусстве. Наконец, и сама жизнь каждого из них была творением Красоты в самых прекрасных ее проявлениях. Особую роль в творчестве Рерихи отводили искусству. Высочайшие духовные озарения Елены Ивановны воплощались в живописном искусстве Николая Константиновича. Художественное творчество Святослава Николаевича также пронизано высочайшим философским содержанием. Живописное искусство, воплощенное в творчестве Рерихов, в синтезе их философских прозрений и прекрасных художественных нахождений, было для них одной из утонченных и совершенных форм творчества. «…Искусство во всех его проявлениях и во всех условных формах, – пишет Е.И.Рерих, – всегда будет началом духовным, будящим устремление к красоте, к Высшему, и в этом его главное и величайшее значение. <…> Ибо, действительное стремление к красоте приведет нас к пониманию высшей красоты законов, управляющих Вселенной, выраженных в Совершенном Разуме и Совершенном Сердце» [10, с. 400].

Любовь к Красоте, которая есть проявление Высшего, у Рерихов выступает основой этики. Поэтому совершенно естественно, что Учение, в пространстве которого развернута их философская система, называется Живой Этикой, или Этикой Жизни. В сущности философию Рерихов можно также назвать этической философией, ибо Живая Этика дана в помощь людям для улучшения их жизни. Она раскрывает основные пути перехода человечества на новый, более высокий эволюционный виток.

Сравнительный анализ философии Бердяева и миропонимания Рерихов, соприкосновение с культурой Серебряного века показывают, что за последние несколько веков космическое мировоззрение в России получило достаточно широкое распространение, развиваясь в разнообразных формах. Это была и религиозная философия, в пространстве которой творил Н.А.Бердяев, и духовные прозрения русских поэтов, художников, музыкантов, и труды ученых-космистов – В.И.Вернадского, К.Э.Циолковского, А.Л.Чижевского, и философская система Рерихов. Иными словами, исторические предпосылки космического миропонимания, идеи которого притягивают все больше людей, содержатся в мощных пластах русской культуры, которые формировались на протяжении длительного времени.

Сегодня космическое мировоззрение, выступающее новым мышлением XXI века, привлекает все больше философов, ученых, культурных деятелей. Ярчайшим подтверждением этого является уникальная конференция «Космическое мировоззрение – новое мышление XXI века», собравшая в Центре-Музее имени Н.К.Рериха наиболее прогрессивных ученых. У каждого из присутствующих здесь есть свои научные и культурные предпочтения. Но их объединяет одно общее качество – устремленность к новому мышлению.
Литература:
1. Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990.

2. Письма Елены Рерих. 1932–1935. Новосибирск, 1993.

3. Учение Живой Этики. Братство. М.: МЦР, 1996.

4. Бердяев Н.А. Философия свободы. М., 1989.

5. Шапошникова Л.В. Тернистый путь Красоты. М.: МЦР, 2001.

6. Ильин И.А. О грядущей России: Избранные статьи. М.: Воениздат, 1993.

7. Учение Живой Этики. Надземное. М.: МЦР, 1997.

8. Цит. по кн.: Шапошникова Л.В. Веления Космоса. М.: МЦР, 1996.

9. Бердяев Н.А. Смысл творчества. М., 1989.

10. Рерих Е.И. Письма. Т. 1. М.: МЦР, 1999.






Каталог: DOC -> Citu raksti
DOC -> Контрольная работа и методические рекомендации к ней для студентов заочной формы обучения по дисциплине «Основы философии»
Citu raksti -> Развитие научной парадигмы в ХХI веке
Citu raksti -> В. И. Вернадский о философии и её значении в развитии науки
Citu raksti -> Елена Рерих и христианство
Citu raksti -> Идеи космизма в традиционной школе. Внутренние резервы образовательных программ
Citu raksti -> Дети Нового сознания: современное состояние проблемы
Citu raksti -> Космизм – основа мышления XXI века
Citu raksti -> Эволюционный смысл героизма


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница