Константинов М. С. Гносеология социальных наук как политическая проблема2


§ 1. «Поведенческий тупик современности»



страница2/19
Дата01.02.2018
Размер269 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
§ 1. «Поведенческий тупик современности»:

мировоззренческий кризис социальных наук

Итак, система мировоззрения, которая оказалась в основе социальных наук есть вопрос не только гносеологический, но и политический. Рассмотрению мировоззренческих проблем науки посвящена книга «Искусство и наука».



Поведение и общение как основа социальной жизни. Для осмысления названных проблем Петров вводит восходящую к Аристотелю и И.Канту дистинкцию репродукции и творчества, поведения и общения людей. Репродукция есть «основной тип биологической и социальной деятельности, на котором держится все то, что мы называем реальностью, действительностью, определенностью, объективностью, законом, системой» (98, с. 15). На репродуктивной основе осуществляется большая часть жизнеотправлений: все навыки, технологические процессы, труд, образование, гражданские и политические, ритуальные процедуры. По своей сути репродукция есть «количественное умножение одних и тех же по качеству схем для того, чтобы получить серию одинаковых результатов» (98, с. 15), а по функции  «производство для потребления» (там же). В основе репродукции находится «закон», остающийся в повторах как «неизменный скелет деятельности», её программа: «любая дополнительная деятельность, если она появляется, следует здесь принципу отрицательной обратной связи, то есть уничтожает рассогласования и отклонения  все то, что угрожает выполнению программы и может повести к появлению на выходе «оригинального», выходящего за пределы допуска» (98, с. 17). Иначе говоря, любое своеобразие и оригинальность в репродукции есть «брак», подлежащий уничтожению. Следовательно, любой вид репродукции может иметь функциональное определение и, в силу последнего,  автоматическое регулирование или субституцию (замену человека машиной).

Творчество  принципиально иной вид деятельности. Все виды творческой деятельности подчинены запрету на плагиат: «если в репродукции стабилизировано качество, то в творчестве, напротив, стабилизировано количество, и деятельность здесь направлена на умножение качества» (98, с. 16). Из этого следует, что «функция творчества  производство … репродукции, ее обновление и изменение» (98, с. 16). Однако запрет на плагиат не означает отсутствие регуляторов творческой деятельности. В основу творчества положен «канон», который «также остаётся в качественных различениях как устойчивое, однако он не программа, а скорее приглашение к творчеству. Если это и "закон", то "закон с дыркой", которую всякий раз предлагают штопать самостоятельно и всякий раз новым способом» (98, с. 17). Если результатом репродукции является серия идентичных продуктов, то результатом творчества является произведение  «продукт усилий индивида создать новое качество» (98, с. 17). Произведение невозможно вывести из «канона», и в этом фундаментальное его отличие от продукта.

В 1966 году была переведена книга основоположника кибернетики Норберта Винера «Творец и робот» (см.: 24). В центре книги  три узловые проблемы кибернетики: проблема обучающихся машин, проблема самовоспроизведения машин и проблема взаимоотношения человека и машины (24, с. 23). Эта книга оказала несомненное влияние на М.К.Петрова сразу после своей публикации. Это подтверждается как общим духом петровских рассуждений и фактом сочувственного цитирования (уже в «Искусстве и науке», 1968г.), так и использованием винеровских категорий («гомеостаз», «отрицательная обратная связь», «положительная обратная связь», «шум» и т.д.). В общем можно сказать: акцентуация человеческого выбора, творчества и репродукции как начала теоретических построений, была сделана Петровым под несомненным влиянием Н.Винера3. Даже дарвиновская теория естественного отбора, которая ляжет в основу петровской концепции институциональных изменений, понимается Петровым в духе Н.Винера (см.: 24, с. 38-41). Интересно также другое: там, где Винер пишет достаточно чётко, употребляя термин «политика», Петров, излагая те же идеи, этого термина избегает.

Приведу только один пример. Н.Винер пишет: «Развитие искусств и наук означает, что мы не можем признать за какой-либо отдельной эпохой права на обладание абсолютной мудростью. Это… становится наиболее ясным при рассмотрении опыта социального регулирования и создания обучающихся систем в области политики. В периоды относительной стабильности … мы можем уверенно решать новые проблемы, возникшие перед нынешним поколением, как, например, проблемы, связанные с созданием атомной бомбы, бурным ростом населения, широким распространением медицины и т. д. Однако с течением времени мы должны пересматривать свою прежнюю оптимизацию так, чтобы наша новая оптимизация учитывала все эти факторы. Социальное регулирование, рассматриваемое применительно к отдельному индивиду или всему человеческому роду, есть некий процесс, самые основы которого должны быть раньше или позже пересмотрены» (24, с. 92-93; выделено мной  М.К.). Похожее место есть и у М.К.Петрова: «Если древние и христиане имели право говорить о "сотворении мира" как о начальном этапе, объясняющем состояние, стабильность их мира, то мы потеряли это право. Нам приходится говорить о творении-процессе как об основной характеристике современного положения дел. Аристотель-то мог сказать: "…мир не хочет, чтобы им управляли плохо", и тут же сослаться на авторитет Одиссея: "Не хорошо многовластье, один да будет властитель" (Метафизика, 1076 а). А вот Винеру приходится говорить уже совершенно другие вещи: "Социальное регулирование, рассматриваемое применительно к отдельному индивиду или всему человеческому роду, есть некий процесс, самые основы которого должны быть раньше или позже пересмотрены". Нетрудно заметить, что Винер здесь говорит о том же, о чем Маркс говорил применительно к гегелевской философии права» (96, с. 111). Видно, что у Петрова исчезает сам термин политика, но сохраняется смысл винеровской цитаты, правда «обложенной подушками»4. При этом Петров умалчивает и о критической в отношении окостенелости и догматизма марксистского наследия статье Винера в журнале «Вопросы философии» (см.: 23), и о нижеследующих рассуждениях Винера: «Непрерывный общественный гомеостазис не может осуществляться, исходя из жестких предпосылок о совершенной неизменяемости марксизма, точно так же как он не может быть реализован, исходя из столь же жестких предпосылок, основанных на шаблонных идеях свободного предпринимательства и наживы как побудительных силах экономического развития» (24, с. 93). Таким образом, элементы винеровского наследия в творчестве Петрова можно считать одним из аргументов в пользу политической интерпретации теории М.К.Петрова, в пользу идеи о том, что политическое у Петрова присутствует всегда, но часто в завуалированном виде.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница