Константинов М. С. Гносеология социальных наук как политическая проблема2


научными средствами можно лишь выстроив подобную конструкцию и соотнося факты реальности по степени приближённости



страница17/19
Дата01.02.2018
Размер269 Kb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
научными средствами можно лишь выстроив подобную конструкцию и соотнося факты реальности по степени приближённости к этой конструкции. Между словом и бытием появляется, таким образом, некоторый зазор, и если исследователь забывает об этом зазоре, то мы имеем «социологический актуализм» (М.К.Петров) или «реализм» (М.Вебер, см., например, 20, с. 624-625 и Р.Будон, см.: 15, с. 266). Проблема в том, что систему идеальных типов невозможно представить как мир естественнонаучного автоматизма, всякий раз за понятием идеального типа оказывается автор (Э.Дюркгейм, Г.Зиммель, М.Вебер и т.д.) и его понимание данного идеального типа. Противоположный ход  акцент на многообразии фактов реальности и невозможности подвести их под некоторую совокупность понятий  приводит к релятивизму, разрушающему сам смысл научных процедур. И хотя спорить с подобным утверждением трудно (к примеру, ещё в 1931 г. Курт Гёдель доказал теорему о принципиальной неполноте любой формализованной (дедуктивной) системы по отношению к реальности; см.: 179), с точки зрения прагматики научного исследования (именно прагматический (а не логический) аргумент мы находим у М.Вебера и у М.К.Петрова) понятие «идеального типа» М.Вебера позволяет избежать и «реализма», и релятивизма.

7 В этом контексте интересно также наблюдение А.Гоулднера о связи структурного функционализма с религиозностью его адептов (32, с. 300). Это и неудивительно, поскольку «…зародившись в рамках позитивизма, новая социология была задумана как "наука о морали". …Эта наука почти сразу превратилась в своего рода социологическую религию человечества» (32, с. 296). М.К.Петров возникновение философии связывал с номотетической деятельностью в античном полисе (см., например, 95, с. 179-180). Он же неоднократно писал о «христианских костылях» современной науки.

8 «Его [европейского социокода] возникновение очевидно связано с дифференциацией физического и умственного труда, т.е. с расщеплением единого прежде (коллективного или индивидуального) субъекта деятельности на программирующую и исполнительную составляющие, каждая из которых институционализируется, становится социально значимой и социально санкционированной ролью индивида. (…) Как социально значимое отношение, оно не имеет аналогов в других типах культуры…» (95, с. 145-146).

9 «Выявляя распространённость отношения «слово  дело», мы уже у Гомера обнаруживаем четкое различение знака и деятельности с постоянным акцентом на примате слова: все беды в поэмах происходят из-за нерадивости дела в подчинении слову…» (99, с. 208).

10 «Тождество-противоречие господствующего слова и рабствующего дела развернется в космологическую идею сотворенности мира по слову, палубный принцип единовластия вознесет Одиссея на небо, и добавление новых личных навыков  законодателя, драматурга, архитектора, геометра  соберет в фокусе превосходных степеней всех искусств фигуру единого, вездесущего, всеведущего, всеблагого, всемогущего универсального регулятора  бога христианства, такого же "одного повелителя" в христианском миропорядке, каким гомеровские Одиссеи были в своих домах» (99, с. 52).

11 Перевод М.К.Петрова. В более традиционном переводе А.В.Кубицкого несколько иначе: «…Сколькими способами делаются эти высказывания, в стольких же смыслах обозначается бытие» (5 т.1, с. 156).

12 «Компаративистика, сравнительное языкознание, выдвигая на первый план поиск "рудиментов" в фонетике, лексике, грамматике ради установления степеней родства живых языков и построения их типологии, практически не затрагивала ни постулата Аристотеля о тождестве форм бытия и способов сказуемости, ни представленной в парадигме александрийцев трехуровневой структуры предметных единиц  звук (буква)  слово  предложение. Примерно то же происходило и в логике, где основной предметной единицей оставалось, да и остается диссоциированное предложение-высказывание, вырванное из текста, как носитель свойств истинности на предмет сравнения с другими предложениями-высказываниями и других операций с учетом свойств истинности» (102, с. 259).

13 По сути, он занимался языкознанием с целью подтвердить следующий вывод: «Лингвистика со всей убедительностью показала, что в человеческом мире есть лишь один творец  человек, все остальное, нравится это человеку или нет,  его творение» (99, с. 140). Этот вывод требуется для критики уже социальной  критики знакового фетишизма, который суть антично-христианский атрибут европейского мышления (см. там же).

14 «Отсутствие вариантов в аналитическом языке позволяет отстранить от результата говорящего (или пишущего), снять проблему выбора, реализации одной из множества возможностей: на базе аналитической структуры эти проблемы не возникают, они суть псевдопроблемы и, видимо, не могут быть осознаны, формализованы. Когда же речь идет о флективной структуре, говорящий как источник порядка, снятого выбора, неустраним: порядок здесь появляется не через касание-контакт слов, а вносится извне через осознанный или неосознанный выбор говорящего, что и делает его виновником именно этого, а не какого-то другого порядка. Слова по флективной норме скорее "склоняются" говорящим к единству-порядку, оставаясь чем-то значимым и вне этого порядка, тогда как по нормам аналитики они именно в касании-контакте производят порядок и сами от этого порядка получают грамматическое значение» (95, с. 195).

15 Именно этой причины, по Петрову, не достаёт социальным наукам в объяснении социальной структуры (см. ниже).

16 Ясно, что для становления «канона науки» необходимо было выработать ещё целый ряд концептов и институтов, и Петров исследует историю возникновения этих концептов и институтов. Но для данной главы это уже нерелевантно.

17 Сам Лейбниц ссылается на некоего Арлекина, императора Луны, как на автора данного постулата (59, с. 389).

18 Тем не менее, надо отдать должное системникам: У.Росс Эшби, например, рассматривает принцип «чёрного ящика» весьма критически, и эта критика сходна с петровской. Так, У.Росс Эшби пишет: «Предположим, что имеются не только два упомянутых черных ящика и дифференциальный анализатор, моделирующий их поведение, но и инженер, настолько хорошо подготовленный, что, если ему известен вход системы, он может предсказать ее выход (возможно, он заранее вычертил график действительных изменений системы). Если рассматривать инженера как нейронный механизм, то можно сказать, что этот механизм изоморфен трем остальным, так как при одинаковых входах все четыре механизма дают одинаковые выходы. И если теперь мы станем на позицию нейрофизиолога и начнем исследовать мозг инженера и нейронные связи внутри него, нам следует хорошо осознавать, что структура таких связей не определяется однозначно поведением инженера. Все, что мы можем в этой связи сказать, касается лишь некоторого класса механизмов. И это обстоятельство мы должны учитывать. Многие трудности теории нейронных механизмов, возможно, возникают из-за нашего стремления игнорировать этот факт» (44, с. 137). Однако, «это обстоятельство» далеко не сразу стали учитывать в политологии. Имеется в виду концепция политической системы Д.Истона (см.: 45).

19 Об этом, кстати, много написано М.Фуко (см., например, 149-157) и А.Макинтайром (см.: 69).

20 Анализ взаимоотношений М.К.Петрова и Э.В.Ильенкова (равно как и противостояние кантианства и гегельянства в советской философии) не входит в задачи настоящего исследования. Здесь следует только подчеркнуть, что автор данной работы далёк от примитивизации взглядов Э.В.Ильенкова и его судьбы, поэтому требуется отдельное сравнительное исследование идей названных мыслителей. Один из вариантов такого анализа см. в 67 в разделе «Сюсюкающий Миша и диалектический спаситель».

21 «В ее установившихся формах репродукция образует каркас стабильности социального бытия, основание преемственности и "вечности" этого бытия, его инерции, его независимости от смены поколений, входящих в жизнь и уходящих из жизни. Репродукция  родной дом человека, привычный и обжитый. Его он застает готовым при рождении, его он получает в наследство и оставляет своим потомкам, над ним он бьется всю жизнь, стараясь перестроить его по собственной мерке или по мерке своих представлений о том, что может потребоваться его потомкам» (98, с. 16).

22 «Назвать ли это явление "эффектом сороконожки" или "принципом дополнительности" или "сбоем", разница не так уж велика: исследовать можно лишь опредмеченное, остановленное» (98, с. 124).

23 Под традиционной парадигмой лингвистического исследования М.К.Петров понимает «европейскую ветвь осознания природы языка и предмета лингвистики. В отличие от восточной ветви (грамматика Панини, например, или теория исправления имен Конфуция) европейская ветвь от Гераклита и до наших дней всегда использовала, во-первых, идею всеобщего, т.е. подходила к языку с универсально-безличной, а не с профессионально-ремесленной позиции жреца, писаря или правителя, во-вторых же, никогда не теряла из виду водораздел между формально-логическим и бытийным, означающим и означаемым, средствами формализации и тем, что формализуется, образуя инвариантную составляющую любых возможных формализаций» (95, с. 58-59).

24 При условии отсутствия «прописочного шаблона», по которому государство ограничивает творчество индивидов. Суть «прописочного шаблона» в следующем: «паспортный режим порождает его нарушителей, что, в свою очередь, порождает деятельность по борьбе с нарушителями… это карусель не хуже эгейской: сильно желающие прописаться все же находят лазейку обойти препоны, а борцы за идею порядка тут же изобретают еще одну затычку, чтобы перекрыть именно эту лазейку, порождая одновременно десяток новых» (96, с. 165).

25 Примечательно употребление Петровым этих терминов. Термин «кумулятивный» («cumulative causation»  «кумулятивная причинность») принадлежит Т.Веблену (см.: 82, с. 46). Термин «инкрементный» используется Д.Нортом для концептуализации институциональных изменений (см., например, 84, с. 17). Подробнее об этом будет сказано во второй главе данной работы.

26 Отдельно Петров рассматривает теорию лингвистической относительности Сепира-Уорфа (см.: 132, а ткж 142, 143), считая её логической крайностью аристотелевской парадигмы: «Получается… странность: смысл как инвариантное основание перевода с языка на язык может обращаться в бессмыслицу в пределах одного языка, причем делает это способом, неуловимым для традиционной парадигмы. Эта странность доведена до крайности теорией лингвистической относительности Сепира-Уорфа…» (95, с. 61).

27 Это совсем не означает, что антропология не выработала адекватного объяснения данным феноменам (достаточно вспомнить Б.Малиновского; см.: 70, 71), однако делалось это не благодаря, а вопреки аристотелевской парадигме.

28 Это можно сравнить с современными трактовками данной проблемы (подробнее см. третью главу наст. работы). Например, Р.Гудин в 1982 г. пишет: «…Опыт показал, что бюрократия всегда предпочитает известные, а не лучшие решения. Она обычно предлагает такие методы решения, которые помещаются в рамках status quo. Это ведет к выбору эволюционных, а не радикальных ответов на новые политические вызовы. Однако в настоящее время эволюционный стиль мышления крайне опасен и ошибочен» (цит. по: 65, с. 210).

29 Замечательнейший пример  современный терроризм. Бюрократические процедуры решения этой проблемы всякий раз оказываются неэффективными. В целом же ситуация современной «террористической войны» весьма напоминает ситуацию «гонки вооружений» пиратского корабля и островного побережья/государства в бассейне Эгейского моря, описанную М.К.Петровым (об этом ниже).

30 Понятие «ритуал» очевидно заимствовано М.К.Петровым из функционалистской школы в антропологии (см.: 70-71) и социологии (см.: 92-93). Поскольку «ритуал» понимается Петровым как «организованная в стабильную форму деятельность людей» (96, с. 11), «связь целостности как таковая» (96, с. 10), «функционально-стабилизирующая сторона культуры, ее… инерционная составляющая, … "связь всего", "всеобщее" данной культуры, которое вовсе не обязательно должно реализоваться через обмен товарного типа (вещная связь), но может использовать и другие виды связи-общения» (96, с. 9-10). Эта связь  «универсальная и естественная, почти ничего не сообщающая о социальной специфике» (96, с. 10). Интересно, что недоразумения в трактовке М.К.Петрова как культуролога снимаются статьёй А.Кребера и Т.Парсонса «Понятие культуры и социальной системы». Так, авторы подчёркивают, что «полезно определить понятие


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница