Конспект лекции по дисциплине: «Нравственно-этические основы службы. Служебный этикет» Тематический модуль №1


Соотношение сфер морали и права в социальной жизнедеятельности



страница44/106
Дата10.03.2018
Размер2.52 Mb.
ТипКонспект
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   106
Соотношение сфер морали и права в социальной жизнедеятельности

Почему существуют и сохраняются единство и взаимосвязь между моралью и правом? Во-первых, они выражают интересы, стремления и волю всех граждан; во-вторых, закрепляют пра­вильное соотношение интересов личности и общества, исходя из главенства первых; в-третьих, представляют равные требования к каждому гражданину, независимо от национального и имуще­ственного положения; принцип равенства в морали соответст­вует равноправию людей перед законом; в-четвертых, выдвига­ют одинаковые критерии для оценки поведения: справедли­вость, уважение естественных прав человека, гражданские и политические свободы; в-пятых, нравственность опирается на метод убеждения, который является одним из ведущих методов и в праве.

Следовательно, мораль и право — не антиподы, не взаимоис­ключающие противоположности, а тесно взаимосвязанные явле­ния, которые влияют друг на друга. Каким же образом правовая система оказывает влияние на укрепление и развитие нравствен­ных норм и устоев?

Опираясь на мораль, право обосновывает необходимость та­кого устройства, например, уголовного законодательства, при котором бы оно не только карало за преступления, но и выпол­няло роль нравственного воспитания граждан. Профессор Л.Е. Владимиров писал: «Нужно так устроить уголовное правосу­дие и оживить его таким духом, чтобы оно во всех своих состав­ных частях — в кодексе, в суде и выполнении наказания — вызы­вало не зверское озлобление осужденного, а сознание, что он действовал в прошлом неправильно, безнравственно, противооб­щественно, а потому и должен нести труды, связанные с преобра­зованием своего внутреннего мира»1.

Да, право воздействует на личность правонарушителя сред­ствами принуждения. Но исполнение той или иной правовой нормы «не за совесть, а за страх» постепенно переходит в при­вычку, осознается как разумное и необходимое, превращается в убеждение личности и далее уже используется «не за страх, а за совесть». В этом также нравственно-воспитательное воздейст­вие права на общественную мораль.

Рассмотрим также проблему влияния нравственности как на процесс создания права, так и на его реализацию. Оно за­ключается прежде всего в том, что право соответствует в ос­новном принципам морали, нравственным идеалам людей, по­скольку, как уже было сказано, базируется на принципе спра­ведливости.

К.Маркс подчеркивал, что «сохранение жизни нравственных отношений есть не только право законодателя, но и его обязан­ность»2.

Отдельные нормы нравственности, требующие государствен­ного обеспечения, получают санкцию государства. Например, в Конституции Российской Федерации закрепляются такие важ­нейшие нравственные принципы, как охрана прав и свобод чело­века, собственности, природы, нетерпимость к правонарушите­лям, защита человеческого достоинства и т.д. Нормы и принципы нравственности, как правило, положительно воздействуют на право, укрепляют его и постоянно совершенствуют. Они оказывают большое влияние на разработку новых законов, на их осно­ве формируются кодексы, различные подзаконные акты и т.д. Они также пронизывают все институты права. Например, многие статьи Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации совпадают с требованиями Кодекса чести рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации.



1 Владимиров Л.Е. Уголовный законодатель как воспитатель народа. М, 1903. С. 82.

2 Маркс К. Проект закона о разводе // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд 2-е. Т. 1. С. 163.

Доказательством силы морального воздействия на право яв­ляется правотворчество народа: общественное мнение может при определенных условиях оказывать свое воздействие на формиро­вание новых юридических норм. Большинство норм содержит нравственные оценки поведения, способствующие укреплению законности, дисциплины, правопорядка и соблюдению всеми гражданами их обязанностей, без которых демократическое, пра­вовое государство невозможно.

В нормах права закрепляются и средства нравственного воздействия на лиц, нарушающих нормы права. Например, статьи Конституции Российской Федерации закрепляют право граждан критиковать недостатки в работе государственных и общественных организаций. Особо следует подчеркнуть, что в ней закреплены подлинно гуманистические и высокоморальные общечеловеческие принципы взаимоотношений с другими го­сударствами.

Не все отношения, в которые сотрудники правоохранитель­ных органов вынуждены вступать при отправлении своих обязан­ностей, урегулированы правом. Моральная регуляция дополняет действия правовых норм там, где и по отношению к чему эти нормы не определены.

Рассмотрим и другую сторону влияния нравственности на процесс реализации права. В условиях развития и совершенство­вания демократии, духовных начал все больше возрастает роль нравственного сознания, его влияния на правовую жизнь всего общества; оно служит важным условием осуществления законно­сти в обществе, способствует принятию наиболее целесообраз­ных, справедливых решений по конкретным юридическим делам.

Мораль и право являются единым целым. Юридические ре­шения, основанные только на формальном применении «буквы закона» и принятые в отрыве от морально-психологического климата в обществе, не могут быть верными и справедливыми. В подавляющем большинстве случаев правовые нормы соблюдают­ся добровольно, поскольку они соответствуют нравственным представлениям граждан о справедливом и несправедливом. Дея­тельность правоохранительных органов по предотвращению пра­вонарушений основана прежде всего на нравственном воспита­нии и убеждении, пропаганде нравственных принципов, требова­ний, идеалов. Нарушение всякой правовой нормы рассматривает­ся как безнравственный поступок и влечет за собой, помимо юридической ответственности, и моральное осуждение. Причем нравственность правосудия - это не только моральная обосно­ванность уголовно-процессуальных норм, но и этическая безу­пречность самой деятельности лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судей по рассмотрению и доказыванию преступлений, поскольку им дано в руки такое орудие борьбы с преступностью, как закон. Нравственность закона, умноженная на моральные принципы лица, применяющего этот закон, спо­собна породить действительно эффективную правовую политику, | по достоинству оцениваемую обществом.

Таким образом, если в праве провозглашаются прогрессив­ные принципы, декларируются идеи о необходимости соблюде­ния прав человека, а правоприменительная практика (и даже законодатель) игнорирует Данные принципы, это ведет к формиро­ванию в обществе атмосферы неуважения к праву, закону. И по­добно тому, как говорят врачу: «Прежде чем лечить, излечись сам», судье с полным основанием можно сказать: «Прежде чем судить, будь высоконравственным». Сказанное, кстати, относится и к работникам всех правоохранительных органов.

Взаимопроникновение морали и права заключается еще и в том, что правовое регулирование включает в себя определенный круг нравственных норм, которым придается юридическое значе­ние, в то время как мораль наполнена рядом общесоциальных прав. Гармоничность и действенность их достигаются в том слу­чае, когда существует нравственное обоснование права и право­вое обеспечение моральных норм. Это является непременным условием функционирования государственных институтов, пред­посылкой обеспечения достоинства и чести человеческой лично­сти. Социальное назначение уголовного законодательства сосре­доточивается именно в поиске ответа на вопрос о нравственном оправдании уголовного наказания, справедливости возмездия за совершенное преступление. Следует отметить, что мораль воздей­ствует на область правовых отношений и на реализацию законо­положений не непосредственно, а лишь преломляясь определен­ным образом в правосознании людей. Воздействие того или иного правового запрета без наличия соответствующего мораль­ного запрета или осуждения обедняется, лишается своего воспи­тательного значения; оно сводится лишь к подавлению, принуж­дению. И наоборот, правовая норма, поддержанная нравственно, оказывает огромное воспитательное влияние на общество.

Было бы преувеличением считать, что каждая юридическая норма совпадает с соответствующей нравственной нормой. Но определенный круг нравственных принципов в обществе, сущест­вуя в качестве чисто моральных норм, в то же время так или ина­че выражается в юридических нормах. Это проникновение нрав­ственных принципов в содержание права носит различный харак­тер.

В некоторых отраслях права (например, в семейном праве) юридические нормы прямо выражают известные нравственные нормы, конкретизируют их в виде нормативных формально опре­деленных юридических предписаний.

Своеобразием, спецификой взаимодействия нравственности и права является и то, что некоторые нравственные нормы могут превращаться в правовые, когда они юридически оформляются государственной властью, а правовые нормы все в большей сте­пени наполняются этическим содержанием; отдельные юридиче­ские статьи становятся нравственными нормами, традициями; нормы, содержащиеся ранее лишь в законах, превращаются в общие правила поведения, соблюдение которых становится доб­ровольным и обеспечивается воздействием общественного мне­ния.

С другой стороны, когда мы сталкиваемся с фактом возник­новения новых юридических установок, это отнюдь не говорит о каком-то «вытеснении» морали правом, ее ущемлении. Напротив, подобные факты свидетельствуют о силе нравственных начал, об их воздействии на правовые основы.

Многие юридические нормы, прямо не воплощая в своем со­держании нравственные обязанности, направлены на их юриди­ческое обеспечение, охрану, проведение в жизнь. Таковы, в част­ности, юридические нормы, которые ставят под особую правовую защиту поведение людей, активно и самоотверженно осуществ­ляющих принципы общечеловеческой морали (например, нормы, устанавливающие обязанности по возмещению вреда, нанесен­ного гражданином при спасении имущества от грозящей опасно­сти). Сюда же относятся нормы административного и трудового права, регулирующие меры поощрения за труд, честное выполнение общественного и государственного долга и т.д., а также многие юридические нормы, связанные с регулированием отно­шений по трудовому обеспечению и воспитанию, организации труда женщин и подростков и другие.

Особое место здесь занимают нормы уголовного и админист­ративного права, выражающие запреты совершать вредные для общества деяния и содержащие указания на меры воздействия в отношении нарушителей этих запретов. Но вместе с тем каждая взятая в отдельности уголовно-правовая норма закрепляет нрав­ственные требования и запреты не непосредственно, а путем ука­зания на противоправные, антиобщественные деяния. Эти деяния всегда являются в демократическом, правовом государстве и ан­тиморальными актами поведения. Следовательно, нормы уголов­ного и административного права, предусматривающие юридиче­скую ответственность, направлены и на охрану нравственности, на утверждение принципов морали.

Конечно, в любой правовой системе можно встретить нормы, включающие организационные, технические правила, не несущие этической нагрузки. Так, например, законодательное установле­ние формы протокола судебного заседания, порядка нотариаль­ного засвидетельствования документов или составления протоко­ла задержания гражданина в дежурной части подразделений орга­нов внутренних дел не затрагивает напрямую каких-либо мораль­ных ценностей. Однако введение любых юридических правил и предписаний преследует цель упорядочения общественных отно­шений, внесения четкости и определенности во взаимоотноше­ния субъектов права, что не может быть безразлично для морали, ибо их несоблюдение наносит ущерб людям. В этом случае в мо­ральных категориях оценивается не само организационно-техническое правило, а отношение к его соблюдению. Таким об­разом, в целом право - категория социально-этическая: оно все­гда органично включает мораль той или иной социальной группы общества, волю которой оно выражает, а также взаимодействует в той или иной форме с моралью других социальных групп общества.

Следовательно, при выявлении общего, присущего праву и морали, следует принимать во внимание не большее или меньшее число правовых норм, не подлежащих напрямую моральным оценкам, а главную закономерность во взаимоотношениях мора­ли и права, состоящую в том, что мораль неотделима от права, является одной из сторон правовых отношений. Моральность права — проявление его ценностной характеристики.

Соблюдение законов, юридических норм - это нравственное требование: их нарушение осуждается общественным мнением как проявление недисциплинированности и неуважения к обще­ственному долгу.

Сфера применения правовых оценок к морали значительно уже, чем моральных оценок к праву. И это понятно, так как мо­ральные оценки универсальны, а правовые ограничены опреде­ленными сферами социальной жизнедеятельности. Учитывая специфику морали с ее оценочными категориями, можно сказать, что в применении правовых оценок к моральным аспектам обще­ственных отношений зачастую просто нет необходимости, по­скольку все правовое должно быть морально, но далеко не все моральное может быть правовым.

Таким образом, диалектическое единство и взаимосвязь мо­рали и права проявляются в следующем: активно воздействуя на мораль, право способствует более глубокому ее укреплению в обществе. В то же время право само под влиянием морального фактора постоянно обогащается: расширяется его нравственная основа, повышается авторитет, возрастает его роль как государст­венного регулятора общественных отношений.

Можно сделать вывод из сказанного: вся сфера действия пра­ва должна быть и пространством моральности; несовершенство законодательства, правоприменительной деятельности, наруше­ния законности и правопорядка неизбежно влекут за собой дис­функции в сфере нравственного сознания и нравственных отно­шений и, подрывая уважение к праву, оборачиваются большими нравственными потерями. Поэтому постоянный учет уровня и состояния морального сознания - важный фактор повышения эффективности действия права и упрочения законности.

Назначение правовых и нравственных норм в системе соци­ального регулирования, возникающих непосредственно в общест­венных отношениях и фиксирующих специфические способы взаимодействия людей, состоит в целенаправленном воздействии на поведение людей, обеспечивающем интересы отдельных слоев либо общества в целом. Вместе с тем право и мораль - это раз­личные социальные регуляторы, каждый из которых обладает своей спецификой. Выявление общего и специфического в праве и морали имеет большое познавательное и практическое значение для изучения способов их воздействия на сознание и поведение людей, форм их взаимовлияния и взаимодействия.

Общность права и морали, порожденная едиными общест­венными отношениями, дополняется общностью их функцио­нального назначения - право и мораль формируют эталоны и стандарты, включаемые в ценностно-нормативную организацию общества. Предписания права и морали вырастают из дея­тельности людей, из форм их общения, приобретающих в резуль­тате многократной повторяемости нормативный характер и вы­ступающих регулятором поведения людей (см. схему 3 часть 1).



Уже говорилось, что, хотя мораль и право тесно взаимосвяза­ны, они не тождественны друг другу, а имеют ряд различий. От­носительная противоположность морали и права обусловлена рядом фундаментальных свойств их содержания (см. схему 3 часть 2).

Во-первых, право имеет дело не с единичным человеком, не с его целостностью и не с теми его духовными качествами, кото­рые трансформируют определенные общие социальные свойства в индивидуальность, в личность. В отдельном случае или типе социальных отношений право обращено лишь к односторонности человека, выступающей в виде конкретной социальной роли, функции. Устанавливая социальное равенство между людьми с точки зрения их взаимных обязанностей, притязаний и прав, иными словами, учитывая равенство всех граждан перед законом, задавая возможность действий в пределах заранее установленных границ, право исходит из упрощающих понятий о человеке и отношениях между людьми.

Мораль, напротив, имеет дело в каждом отдельном случае именно с конкретным человеком, с его интегрирующими личностными свойствами. С позиций морали люди сравниваются в своих конкретных свойствах. С юридической позиции люди сравниваются формальным путем, через аналогии с характером ранее свершавшихся действий и их последующих результатов.

Во-вторых, мораль задает идеальные масштабы жизни и дея­тельности, ориентирует на совершенные воплощения норм, цен­ностей, целей. В противоположность ей право формирует соци­ально-целесообразные координаты жизни, исходит из соображе­ний реальной достижимости средствами нормативной регуляции необходимого общественного порядка. Эта оптимальность опре­делена, с одной стороны, пониманием социальной необходимо­сти конкретной системы правоотношений, а с другой стороны, реальными возможностями обеспечить полнокровную жизнь этим правоотношениям. Образно говоря, мораль спускается с небес, а право отталкивается от земли.

В-третьих, мораль, апеллируя к человеку в целом, немыслима без целостного, интегрирующего осмысления каждого конкрет­ного социального факта, поступка. Для морали смысл конкрет­ной ситуации, выбора решения — в их неповторимости, уникаль­ности. В противоположность этому право исходит из соображе­ний о типичном, стандартном в действительной социальной жиз­ни. Этот тип ситуаций порожден не внутренней жизнью людей, а их внешними отношениями между собой, что требует точного определения границ деятельности каждого субъекта. Иной воз­можности приравнять людей в их взаимоотношениях нет.

Юридическая ответственность в отличие от моральной всегда конкретно определена, и нарушение правовой обязанности влечет за собой применение санкций, четко зафиксированных в законо­дательстве. Оценка характера противоправных действий осущест­вляется в соответствии с правовыми санкциями.

Моральные санкции, как правило, не зафиксированы фор­мально, они выражены в моральном языке, моральных принци­пах и поэтому менее определенны, чем правовые.

Различны и субъекты, реагирующие на правонарушения и аморальные поступки и применяющие санкции. Применение санкций в случае правонарушений осуществляется государством в лице его органов, субъекты, применяющие санкции в случае на­рушения моральных предписаний и запретов, могут быть самыми разными: социальная группа; отдельные индивиды, выражающие осуждение аморального поступка; организации (например, религи­озная община, профессиональный служебный коллектив, соседи по дому и т.д.).

Различен и характер моральных санкций, применяемых к ли­цу, совершившему аморальный поступок: словесное осуждение, исключение из той или иной группы или организации, бойкотиро­вание и пр.

Таким образом, моральная и юридическая ответственность имеют и общие и специфические характеристики.

В-четвертых, мораль носит в принципе ненасильственный ха­рактер и в отличие от права исключает прямое принуждение, исходит из добровольности, внутренней побужденности поведе­ния людей, предоставляет им широкую возможность выбора. По­этому моральные нормы неинституциированы. Когда же общест­венное мнение лишено свойства быть действенным регулятором социальной жизни, оно быстро теряет свою конструктивную силу и перестает быть гарантом нравственности. Поведенческий ци­низм, бескультурье и хамство, равнодушие и враждебность в от­ношениях между людьми, формирование контркультуры, бунт молодежи против социальных рамок и программ активной инди­видуальной жизни, нигилизм по отношению к мерам, органи­зующим общество, — верные показатели того, что мораль не по­лучает естественных для нее социальных условий существования. Моральные санкции гарантируются в основном мерами духов­ного, общественного воздействия, например, через формирование чувства долга, обращение к совести человека, чувству стыда за свои действия и т.д.

В-пятых, мораль и право отличаются друг от друга не только по объему, но и по способу их образования. Специфика права определяется его связью с государством. Так, правовые нормы возникают непосредственно в общественных отношениях, однако институциализированный характер, «цивилизованное» выражение они получают в законодательстве государства. Институциализи­рованный характер права является важнейшим признаком, отли­чающим его от норм морали. Если нормы права устанавливаются властной силой государства и потом официально закрепляются в виде четких нормативных актов, которые приобретают общеобя­зательное значение с момента их создания, то нравственные нор­мы исходят непосредственно из общества, их формирование осу­ществляется стихийно, путем коллективного социального опыта. Под влиянием общественности большинство граждан приходит к убеждению о правильности тех или иных нравственных норм; эти нормы складываются постепенно, незаметно, в форме обычаев, передающихся из поколения в поколение в процессе общения людей, запечатляясь в преданиях, произведениях искусства, от­ражаясь в нравственных писаных и неписаных кодексах.

Моральные нормы, возникающие в процессе жизнедеятель­ности людей, не имеют специальной «законополагающей инстан­ции». Освоение социально-нормативного опыта осуществляется в ходе межличностного и массового взаимодействия людей, переда­ется от поколения к поколению. Таким же образом осущест­вляется и социальный контроль, который в институциализированных регулятивных системах выполняют учреждения.

Самое важное различие между моралью и правом касается способа, каким они обеспечивают выполнение своих норм, как они регулируют поведение людей. Правовые нормы строго опре­делены законом. Моральная регламентация опирается не на за­кон, указ, постановление и т.д., а на силу общественного мнения, власть общественных обычаев или на личную убежденность ин­дивида. Моральные санкции осуществляются мерами духовного воздействия, причем не отдельными людьми, наделенными каки­ми-либо особыми полномочиями, а всем коллективом, социаль­ной группой, обществом в целом.

Право по отношению к человеку в принципе насильственно, но, конечно, не в смысле непосредственного грубого физического насилия, произвола, прихоти власти. Оно насильственно потому, что его нормы и требования имеют внешний для индивида харак­тер, обеспечиваются не только по убеждению, но и при необхо­димости принудительными мерами (административными, уголов­ными и экономическими санкциями), которые осуществляются должностными лицами, наделенными специальными полномо­чиями.

Конечно же, выполнение требований правовых норм обеспе­чивается не только принудительной силой государства, поскольку в праве содержится объективная основа для добровольного со­блюдения правовых норм. Большинство граждан соблюдают и исполняют нормы права в силу убежденности в разумности и целесообразности предписаний правовых норм, так как видят в них выражение своих интересов. Короче говоря, право опирается в основном на закон и государственную силу, а требования мора­ли обеспечиваются общественным мнением, доброй волей людей и внутренним убеждением.

В-шестых, мораль и право отличаются друг от друга сферами приложения. Правовые нормы направлены главным образом на регулирование наиболее существенных отношений общественной жизни, требующих государственного воздействия (отношения собственности, политические отношения). Нравственность же пронизывает все стороны (сферы) взаимоотношений между людьми. Нравственные нормы многообразны, более гибки, более чутко реагируют на развитие различных сторон общественной жизни.

Таким образом, и право, и мораль обладают способностью проникать в самые различные области общественной жизни. Ни право, ни мораль не ограничиваются предметно обособленной сферой социальных отношений. Они связаны с поведением лю­дей в широких областях их социального взаимодействия. Учиты­вая это, а также принимая во внимание «универсальность» мора­ли, ее «вездесущий», «всепроникающий» характер, можно сделать вывод о том, что нельзя разграничивать право и мораль по пред­метным сферам их действия. Как уже отмечалось, право возника­ет и действует прежде всего в таких специфических сферах, как отношения собственности и политической власти, однако они не обособлены от морали. В то же время действие права выходит далеко за пределы указанных отношений. Поэтому стоит под­черкнуть, что право и мораль не имеют специфических предмет­но или пространственно обособленных сфер общественных от­ношений, а действуют совместно в территориально едином поле социальных связей. Отсюда общность, тесное взаимодействие права и морали. Тесная связь права и морали, определяющаяся едиными связями общественных отношений, не означает, что во всех исторических условиях они «работают» одновременно, вза­имно дополняя и подкрепляя друг друга. Реальная картина дейст­вия права и морали может быть выявлена лишь в результате кон­кретно-исторического анализа.

Все правовые отношения подлежат нравственной оценке. Но не все отношения, регулируемые нормами морали, находят за­крепление в праве Как бы ни был детализирован закон, он все­гда оставляет простор для действия требований морали. Напри­мер, с человека, совершившего тяжкое преступление, может быть снята судимость, но моральное осуждение остается в силе.

Общность права и морали вытекает также из их структурной характеристики. Правовая и моральная системы - многомерные образования. Поэтому их социальные действия раскрываются в единстве всех входящих в них элементарно-регулятивных систем, имеющих сплошную и динамическую структуру, объединяющую их в единый комплекс, который, собственно, и составляет содержание этих систем. Так, например, нормативно-регулятивный характер права раскрывается через анализ взаимодействия норм права, правоотношений, правосознания. В морали же выделяют три элемента — моральное сознание, нравственные отношения, мораль­ную деятельность.

Объектом нравственного регулирования могут служить любые отношения, не подлежащие правовому регулированию, например, отношения товарищества, любви, дружбы, долга и т.д. Многие категории морали (стыд, совесть, раскаяние и т.д.) также остают­ся вне правового регулирования.

Право же регулирует только те общественные отношения, кото­рые нуждаются в защите государства. Смена государственного строя влечет за собой коренное изменение юридических законов. Но ос­новные духовные (прежде всего, моральные) ценности при этом сохраняются.

И наконец, в-седьмых, нравственные нормы, принципы, ка­тегории включают оценку действующего права (как права в це­лом, так и отдельных законов, правовых норм), а нравственное сознание тесно связано с переживаниями, чувствами и эмоциями людей относительно действующих законов и практики их приме­нения, нарушения законов.

Нормы морали устанавливают, как правило, общие принци­пы поведения, они обладают, кроме всего, меньшей конкретно­стью, а вот правовые предписания носят более конкретный, фор­мализованный, однозначный характер. Так, с точки зрения нрав­ственности хищение осуждается в целом, право же различает ви­ды хищения и устанавливает ответственность в зависимости от способа совершения (разбой, грабеж, кража) и его размера.

В моральной системе весьма трудно отличить нравственное сознание от моральных норм, поскольку мораль не институциализированная система. Она не имеет специальной «нормоустанавливающей инстанции». Моральные нормы фиксируются в моральном языке в виде требований, предписаний, направленных на преодоление противоречий между личностью и обществом, а также в отношениях между индивидами. В зависимости от кон­кретных исторических условий они могут иметь самые различные формы выражения: это и религиозные заповеди, и определенные обычаи, традиции, ритуалы, и устные предания, легенды, посло­вицы, поговорки.

Можно сделать безусловный вывод: мораль и право даже в своих различиях теснейшим образом взаимосвязаны друг с другом. И если в обществе деградируют нравственные устои жизни, то право обесценивается и повсеместно превращается в свою противоположность. Применительно к современным реалиям справедливо будет заметить: недостаток нравственности не может быть заменен хорошим законодательством, судом, администраци­ей. Без нормального духовно-нравственного развития людей нет правильной политике-правовой, государственной жизни. Под­линно эффективным может стать лишь такое право, которое прочно опирается на нормы общественной морали, соответствует нравственным представлениям общества. При всей относительно­сти нравственных норм, идеалов, оценок истинно прогрессивным может считаться лишь тот кодекс (уголовный, гражданский, ад­министративный или иной), который вбирает в себя общечелове­ческую сущность морали. В настоящее время критерием любого закона должно быть признано его соответствие положениям меж­дународного права, которое, в свою очередь, все больше и боль­ше отражает общечеловеческие ценности: гуманизм, справедли­вость, милосердие, уважение естественных прав человека, его гражданских и политических свобод.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   106


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница