Конспект лекции по дисциплине: «Нравственно-этические основы службы. Служебный этикет» Тематический модуль №1


Критериями морали могут быть нормы, оценки, убеждения, которые рассматриваются через следующие категории



страница36/106
Дата10.03.2018
Размер2.52 Mb.
ТипКонспект
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   106

Критериями морали могут быть нормы, оценки, убеждения, которые рассматриваются через следующие категории:

Добро

Честность

Благородство

Порядочность

Совесть


Как и всякая наука, этика располагает богатым арсеналом категорий. Именно они наряду с законами, принципами, методами составляют основу содержания любой науки. Само слово «категория» греческого происхождения. Им обозначаются наиболее общие понятия, отражающие существенные стороны действительности. Это - узловые пункты человеческого познания.

По аналогии можно сказать, что категории этики — это наиболее общие понятия, отражающие самые существенные стороны и моменты морали и составляющие теоретический аппарат этики как науки. Категории этики - это образования духовного, идеального порядка, которые существуют и оформляются на теоретическом уровне нравственного сознания. Они есть не что иное, как субъективное отражение нравственной стороны бытия, и представляют собой систематизированное, научно обоснованное, теоретическое знание о морали как социальном явлении.

Вместе с тем следует сказать, что отражение моральных явлений осуществляется не только на теоретическом, но и на уровне обыденного сознания в виде конкретных чувств, представлений, симпатий и антипатий, иллюзий и т.п. При этом и на том и на другом уровнях отражаемое фиксируется в одних и тех же словах. Например, есть категория долга, а есть и представление индивида о том, что такое долг.

Говоря о категориях этики, следует сказать о том, что они выполняют и некоторые «служебные» функции самой науки. Во-первых, они являют собой бесконечные ступеньки познания морали как сферы общественных отношений. Во-вторых, категории этики представляют собой своеобразный инструмент познания. В-третьих, этические категории - это форма движения, развития морального познания от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т.д.

Центральными понятиями морального сознания и основными категориями науки этики с древнейших времен являются добро (благо) и зло. Они являются наиболее обобщенной формой оценки и разграничения нравственного и безнравственного в поступках отдельного человека, деятельности больших социальных групп, а также крупных исторических событий. Наличие необходимых благ - непременное условие существования общества и человека, их развития и совершенствования. Материальные блага — это, прежде всего, пища, одежда, жилье, средства передвижения и др. В качестве духовных благ выступают духовные ценности: познание, образование, предметы культурного потребления, нравственные ценности, красота и т.д.

Добро (благо) отражает наиболее общие интересы, устремления, пожелания и надежды на будущее: то, что должно быть и что заслуживает одобрения. В современной этике добро раскрывается в нескольких различных, но тесно взаимосвязанных аспектах: а) добро как моральное качество поступка; б) добро как совокупность положительных принципов и норм морали; в) добро как нравственный мотив и нравственная цель поступка; г) добро (добродетель) как моральное качество человека, которое выражается в таких понятиях, как добросовестность, ответственность, единство слова и дела и т. д.

Формы проявления добра и добродетели многообразны и в принципе присущи всякому человеческому позитивному качеству, поведению или поступку. Например, в отношении к труду — это добросовестность, самоотверженность, точность, аккуратность и т.п.; в отношении к человеку — это гуманность, справедливость, доброжелательность, чуткость, тактичность и пр.



Зло категория этики, противоположная добру. В нем обобщены представления о безнравственных поступках и человеческих качествах, наносящих людям вред и заслуживающих морального осуждения. Это все то, что противостоит общественному и личному благу, все, что направлено против добра: расизм, шовинизм, бюрократизм, все виды правонарушений и преступлений, пьянство, наркомания и т.п.

Добро и зло являются самыми общими категориями этики. Вся деятельность людей происходит в границах добра и зла. Вследствие этого категории добра и зла выполняют методологическую функцию, ибо практически невозможно рассматривать другие этические категории иначе, как через призму этих самых общих категорий.



Категории добра и зла находятся в тесной диалектической взаимозависимости и взаимосвязи. Не существует абсолютного добра и абсолютного зла. В каждом добром поступке можно обнаружить элементы зла и в каждом злом - хоть крошечную частицу добра. Более того, добро и зло могут меняться местами, не меняя при этом своего объективного содержания. Известно, что в древней Спарте младенцев, родившихся с какими-либо физическими недостатками, сбрасывали в пропасть, а в древней Японии старых немощных людей относили живыми в долину смерти, где они и заканчивали свой земной путь. Тогда это рассматривалось как добрые деяния, сейчас же мы считаем это варварством. «Представления о добре и зле так сильно менялись от народа к народу, — писал Ф.Энгельс, — что часто прямо противоречили одно другому» (Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 20. С. 94.). Тем не менее, как утверждал Л.Н. Толстой: «Добро есть вечная, высшая цель нашей жизни. Как бы ни понимали добро, жизнь наша есть не что иное, как стремление к добру» (Цит. по: Воронцов В.П. Симфония разума. М., 1980. С. 57.).

Следует подчеркнуть, что одно и то же явление в одно и то же время может быть оценено и как добро и как зло. Убийство человека само по себе — зло. Но если в схватке сотрудников правоохранительных органов с бандитами последние были убиты, то это деяние получает нравственное оправдание и рассматривается как добро, благо. Призывы к убийству людей с позиции общей нравственной нормы безнравственны и представляют зло. А вот статья Ильи Эренбурга под названием «Убей немца» во время Великой Отечественной войны стала своеобразной программой действий для бойцов Красной Армии.

Выше было сказано, что нет абсолютного добра или зла. Так, победа советского народа в Великой Отечественной войне — благо, но гибель многих миллионов людей ради ее достижения — зло. Не случайно говорят, что нет худа без добра, а добра без худа. Есть истина и в утверждении, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Для достижения благой цели часто приходится прибегать к компромиссам, выбирать меньшее зло. О проблеме морального выбора, т.е. выбора варианта действий, при котором зло будет наименьшим, пойдет речь впереди. Сейчас лишь неободимо подчеркнуть, что дело это весьма сложное и требует от исполнителей всестороннего рассмотрения и обоснования.

Возьмем, например, проблему освобождения заложников. Вариантов здесь много. Можно пойти по пути выполнения требований преступников: выплатить им требуемую сумму денег, дать твердую гарантию сохранить им жизнь и т.п. Однако этот «наиболее легкий» путь является в то же время самым неэффективным и самым безнравственным, ибо только поощряет бандитов и провоцирует их на совершение подобных деяний и впредь. Есть путь уговоров, есть путь освобождения силой, иногда удается добиться нужного результата хитростью. Но во всех случаях речь идет прежде всего о том, чтобы торжество добра было достигнуто меньшим злом.

Объективным критерием добра всегда является реализация наиболее существенных интересов людей, достигаемая через гармонию личного и общественного. Конечно, решать эту задачу, как правило, весьма трудно, но к этому стремиться следует всегда.

Категория добра как категория науки не во всем совпадает с обыденными представлениями о добре отдельных людей. Безусловно, наиболее общие представления о добре являются одинаковыми для абсолютного большинства людей (возьмем хотя бы 10 библейских заповедей), но при всем том в мотивациях конкретных поступков отдельных людей эти представления характеризуются широким разнообразием. Для определения истинности добра в этих случаях целесообразно ориентироваться на общественное мнение, являющееся как бы обобщенным представлением людей о добре. Именно эти обобщенные нравственные ценности лежат в основе юридических норм, именно здесь наиболее важные из них охраняются правовыми санкциями. И именно здесь происходит слияние морали и права, что дает основание утверждать: борьба со злом, защита и утверждение добра — суть и смысл работы правоохранительных органов.

Очень близко к категории добра примыкает категория спра­ведливости. Справедливость - категория морального, правового, а также политического сознания. Предметом нашего рассмотрения является справедливость прежде всего как категория морального сознания. Она реализуется в системе нравственных отношений и повседневной моральной практике людей. Что касается служебной деятельности работников правоохранительных органов, то можно с полным основанием утверждать, что эта категория является ее базой, целью и смыслом.

В самом общем виде справедливость - это соответствие чело­веческих отношений, действий, поступков и т.д. моральным и правовым нормам, включающее равное воздаяние за определенное деяние. Это соответствие может проявляться в следующих основных формах:

1) Между ролью отдельных людей, социальных групп, про­фессиональных образований и т.п. и их социальным положением. Так, например, социальная роль колхозного крестьянства в пер­вые годы советской власти была чрезвычайно велика: оно было кормильцем страны, оно было основным источником средств для проведения индустриализации, оно поставляло более половины молодых людей для службы в армии. Социальное же положение крестьянства было незавидным: оно находилось практически на положении крепостных. Колхозники были обязаны выработать определенное властями количество трудодней, им устанавлива­лись обязательные поставки мяса, молока, яиц, шерсти и т.п., даже в тех случаях, когда никакой живности они не имели. Они не имели паспортов, а вознаграждение за труд им начислялось не деньгами, а трудоднями, которые после выплаты обязательных поставок государству зачастую имели грошовую ценность. Именно эта несправедливость и обусловила хроническое отставание сельского хозяйства, которое наша страна не может преодолеть до сих пор. Или другой пример. Роль учителей и врачей в жизни общества невозможно переоценить. Но в таком бедственном положении, в каком они оказались ныне, они не были даже в трудные годы Великой Отечественной войны. Разумеется, и в этом случае говорить о справедливости не приходится. Следует добавить, что и социальное положение и материальное обеспечение работников силовых структур также не отвечает той ответственной роли, которую они выполняют в жизни общества и государства. И эта несправедливость по отношению к работникам «службы справедливости» является одной из основных причин правонарушений, совершаемых сотрудниками органов правопорядка.

2) Между преступлением и наказанием. Эту проблему сотрудникам правоохранительных органов приходится решать ежедневно и ежечасно. Возьмем для примера такую службу, как ГИБДД. Сотрудник этой службы имеет множество возможностей воздействовать на нарушителя ПДД - от доброжелательной укоризны до наложения штрафа или лишения водительских прав. Формальный подход в данном случае не выполняет своей главной воспитательной роли и вызывает у нарушителя только злобу и раздражение. И, наоборот, когда мера воздействия справедлива, т.е. точно соответствует характеру нарушения с учетом личности водителя, то такое завершение инцидента не оставляет нехорошего осадка в душе ни у водителя, ни у сотрудника. К сожалению, данное обстоятельство часто упускается из виду сотрудниками полиции, и это не в последнюю очередь является причиной того, что в настоящее время отношения между населением и полицией оставляют желать лучшего. Вместо сотрудничества с гражданами сотрудники органов не так уж редко наталкиваются на враждебность или недоверие. И если в прежние годы Маяковский имел полное право выразить восприятие полиции населением словами: «Моя полиция меня бережет», то сегодня немало граждан скажут вслед за поэтом Николаем Доризо: «Раньше меня охраняла полиция, а теперь - моя интуиция». В результате органы правопорядка остаются один на один с преступниками, равно как и граждане часто не находят у них защиты. Это - и вина и беда и тех и других. Это - результат недальновидной политики, делающей акцент на устрашение, на карательные формы, которая проводилась в нашей стране в последние годы и привела к существующему положению.

3) Между достоинством людей и его признанием как со стороны граждан, так и со стороны представителей государства. Когда человек рассматривается не как цель, а как средство, когда он становится объектом манипулирования, когда бесчестные люди, подхалимы, пустозвоны, приспособленцы преуспевают, а достойных работников дискредитируют и унижают - такая несправедливость раскалывает и коллектив и общество в целом, ведет к противостоянию социальных групп, административных работников и населения.

Справедливость, как и другие категории этики, - категория конкретно-историческая. Ее понимание, ее наполненность определяются как существующими условиями, так и близкой к ней категорией равенства. Близость этих категорий не означает их тождества. При наличии равенства в тех или иных сферах жизни не всегда можно говорить о торжестве справедливости. В средние века, например, признавалось равенство только представителей того или иного класса или социальной группы (т.е. по социальной принадлежности). И лишь такое равенство признавалось справедливым. Буржуазные революции раздвинули границы равенства до утверждения равенства между всеми людьми — прежде всего равенства перед законом. Принцип «свобода, равенство и братство» всех граждан был провозглашен впервые в «Декларации прав и свобод человека и гражданина», принятой в августе 1789 года, и был впоследствии положен в основу французской конституции. Позже он был в той или иной форме включен в конституции практически всех буржуазно-демократических государств. Однако неопровержимым фактом было и остается то, что до под­линной справедливости и равенства (даже перед законом) еще далеко. Так, знаменитый Билль о правах, принятый в США в 1791 году, не только провозглашал, но и гарантировал всем гражданам свободу слова, собраний, право на охрану личности, жилища и имущества, на скорый публичный суд и др. Тем не менее, совсем недавно, еще на памяти ныне живущих людей, чернокожие в этой стране рассматривались как люди второго сорта. То же можно сказать о латиноамериканцах и о выходцах из Азии. Да и сейчас в воззрениях многих людей эти предрассудки еще живучи и реализуются в их поступках. Словом, декларированное равенство далеко не всегда и не сразу ведет к справедливости и гармонии.

Обратимся к примерам из нашей российской действительности. Глава 2-я Конституции РФ называется «Права и свободы человека и гражданина». В ней почти в 50 статьях детально рассматриваются права и свободы, провозглашенные в нашей стране. «Все равны перед законом и судом», — утверждается в пункте 1 статьи 19. Но даже в прессе постоянно описываются случаи, когда сыновья высокопоставленных чиновников, да и сами эти чиновники или же те, кто сумел дать взятку следователю, прокурору, судье, уходили от карающей руки закона. В пункте 2 статьи 59 записано: «Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральными законами». Предполагается, что речь идет о всех гражданах страны. На самом же деле эта обязанность исполняется в основном детьми рабочих и крестьян. Дети политической элиты, бизнесменов, банкиров, высшего слоя творческой интеллигенции под разными благовидными предлогами от службы в армии уклоняются.

В силу этого ныне российская армия действительно стала рабоче-крестьянской. Образовательный уровень военнослужащих резко упал. Из-за социальных условий жизни ухудшилось физическое и духовное здоровье призывников. Кроме того, материальное и техническое обеспечение армии и правоохранительных органов переживает не самые лучшие времена. Однако все требования разобраться в истинных причинах такого положения «уходят в песок». Не удивительно, что подобная ситуация вызывает чувство протеста среди рабочих и крестьян и оценивается ими как несправедливая. Армия и флот, спецслужбы, полиция, другие правоохранительные органы должны стать предметом заботы не только властей, но и всего общества, получить обеспечение, соответствующее их самоотверженной деятельности и той пользе, которую они приносят обществу, - в этом подлинная справедливость и социальная и нравственная.

Имея много общего с категориями других наук, этические категории обладают и некоторыми особенными чертами.

Во-первых, они отражают ту сторону общественных отношений, которая связана с поведением людей, с их отношением друг к другу, к обществу, государству, семье, к коллективу с точки зрения добра и зла, долга, чести, справедливости. При этом они не всегда выступают в чистом виде, а переплетаются с категориями других наук, высвечивая в них именно нравственный аспект.

Во-вторых, категории этики носят оценочный, аксиологический характер. Другими словами, их все можно оценивать с точки зрения добра и зла, хорошего или плохого, а сами они могут выступать формой этой оценки: человек долга, честный, порядочный, справедливый, ответственный и т.п. или же наоборот — непорядочный, бесчестный, беспринципный и пр.

В-третьих, они являются средством регулирования взаимоотношений и поведения людей как определенная побудительная сила, выражая нравственные требования общества с позиций сущего или должного.

В-четвертых, авторитет и значимость категорий этики, равно как и всех других нравственных образований: принципов, норм, требований, правил и т.п., базируются на силе общественного мнения или самосознании личности.

Наконец, в-пятых, в категориях этики и особенно в близких к ним понятиях морали в значительно большей степени, чем в категориях и понятиях других наук, выражена эмоциональная сторона общественных отношений.

Категории этики, как уже говорилось выше, объективны по содержанию и субъективны по форме. Объективность содержания означает, что в нем сконцентрировано то, что есть в реальной жизни и не зависит от сознания людей. Но оно, это содержание, может по-разному оцениваться людьми. Эта оценка зависит от целого ряда факторов: интеллектуального развития личности, ее нравственной культуры, а также от образа жизни, от принадлежности к определенной социальной группе. Именно этим объясня­ется то обстоятельство, что нравственная оценка одного и того же жизненного события разными людьми часто бывает различной.

Вот «зарисовка с натуры»: Сотрудники полиции «грузят» в машину мертвецки пьяного мужчину. Вокруг, как водится, собралась толпа зевак, по-разному комментировавшая происходящее. Особенно активна была одна бабуля. «Антихристы, аспиды проклятые! Что же вы делаете, - кричала она, - человек проспится и сам уедет домой, а вы его в вытрезвитель». Полиционеры под ее напором на минутку замешкались, а потом, быстро сделав свое дело, уехали. Налицо не только разное, но прямо противополож­ное понимание таких категорий, как добро, справедливость, заботливость. На первый взгляд, можно было бы согласиться с добросердечной гражданкой, но это только на первый взгляд. Поддайся полиционеры на уговоры, и трудно даже представить, какие могли бы быть последствия. Пьяного человека могли ограбить, избить и т.п.

Как уже отмечалось, этические категории весьма многочисленны, поэтому в интересах науки и практики их принято классифицировать. Одни ученые делят их на структурные и субстанциональные (или сущностные). Критерием для такой классификации является деление категорий в зависимости от их места в системе морали и самой науке этике, где одни из них рассматриваются как ее каркас, а другие — как выражающие ее содержательный, сущностный аспект.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   106


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница