Конференция Иркутск, 22 марта 2013 г


Некоторые уголовно-правовые аспекты фальсификации доказательств



страница84/129
Дата30.07.2018
Размер7.69 Mb.
1   ...   80   81   82   83   84   85   86   87   ...   129
Некоторые уголовно-правовые аспекты фальсификации доказательств
«Целью доказывания является установление истины, возможность и необходимость достижения которой по каждому уголовному делу – не толь

-ко правовое, но и нравственное требование к должностным лицам, осуществляющим судопроизводство»598. Этой цели нельзя достигнуть, если представляемые в ходе процесса доказательства не соответствуют действительности, а их фальсификация может привести к вынесению неверного, а значит незаконного и необоснованного процессуального решения, что неизбежно приведет к нарушению прав, свобод и законных интересов граждан. Для того чтобы предупредить негативные последствия такого решения Уголовным кодексом Российской Федерации599 (далее – УК РФ) предусмотрена статья 303, «Фальсификация доказательств».

Данная статья отдельно устанавливает уголовную ответственность за такие деяния в сфере гражданского и уголовного судопроизводства. Учитывая специфику этих видов судопроизводства, понятие «доказательства» и требования к ним раскрывается в соответствующем процессуальном законе, а значит и предмет преступления определяется с учетом их требований. Однако, не смотря на то, что статья 303 не подвергалась существенным изменениям уже на протяжении семнадцати лет, правоприменители испытывают значительные трудности при квалификации данных преступлений.

Одной из проблем является то, что закон не раскрывает понятия «фальсификация», а это приводит к вопросу о том, с какого момента считать преступление оконченным: когда соответствующие сведения были фактически сфальсифицированы или когда они были признанны в качестве доказательств? Если обратиться к принятой в науке трактовке фальсификации как искажению действительной сущности объектов, выступающих в суде в качестве доказательств, то действия преступника можно квалифицировать по ст. 303 с момента, когда им создано подложное доказательство, независимо от факта его предоставления в судебные или следственные органы600. Вместе с тем правоприменительная практика свидетельствует, что в большинстве дел, возбужденных по фактам фальсификации доказательств, данное преступление считается оконченным с момента придания таким сведениям статуса доказательства. Причем если в гражданском процессе достаточно лишь представления доказательств в суд, то по уголовным делам, как правило, они приобщаются к материалам дела.

В связи с тем, что есть взаимоисключающие подходы в понимании момента окончания фальсификации доказательств, следует понять сущность доказательства. Прежде всего, нужно отметить, что событие преступления является одним из видов материальных процессов. Согласно законам материалистической диалектики, всякий материальный процесс отражается в других материальных процессах. Этим отражение является информация. Таким образом, преступление всегда оставляет следы, которые несут информацию о нем, то есть источником доказательственной информации. Но не всякий такой источник может считаться доказательством. Он должен обладать определенными требованиями, а именно относимым, допустимым и достоверными. Соответствие таким требованиям отражается в соответствующем процессуальном документе. Нередко фальсификация источников доказательственной информации выступает как средство, облегчающее совершение других преступлений, но не в качестве средства доказывания.

Поэтому объективная сторона данного преступления состоит из двух актов: 1) это фальсификация самого источника доказательственной информации; и 2) официальное признание его в качестве доказательства. Поэтому данное преступление необходимо считать оконченным с момента признания таких сведений в качестве доказательств. Если будет выполнен только первый акт, то можно говорить лишь о покушении на ст. 303, а если не подтвердиться что виновный вообще намеревался использовать данные сведения в качестве средства доказывания, то и нельзя говорит о наличии состава данного преступления. Также нельзя говорить о наличии состава, если будет нарушена только процессуальная форма, но сведения о событии преступления не искажены.

Другая проблема, и не менее серьезная, чем первая, состоит в том, считать ли дела об административных правонарушениях как разновидность гражданских дел. А. С. Михлин и И. В. Шмаров, указывая, что фальсификация доказательств по таким делам обладает не меньшей, а нередко и большей общественной опасностью, чем по гражданским, делают вывод, что условно эти дела можно отнести к категории гражданских дел601. Однако, мы согласны с точкой зрения В. В. Демидова, что такая трактовка гражданского дела слишком широка и не учитывает многие положения современного Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях602 (далее – КоАП РФ)603. В то же время УК РФ не предусматривает отдельной ответственности за фальсификацию доказательств по делам об административных правонарушениях.

Однако в 2008 году депутатом Государственной Думы РФ С. А. Поповым был внесен законопроект о внесении изменений в статью 303 УК РФ, который до этого получил одобрение со стороны Верховного Суда РФ и Правительства РФ. В данном законопроекте предлагалось дополнить вышеназванную статью частью четвертой, которая устанавливала бы ответственность за фальсификацию доказательств по делу, рассматриваемому в Конституционном Суде РФ или конституционном (уставном) суде субъекта РФ стороной или ее представителем, а также частью пятой, которая бы устанавливала ответственность прокурора, должностного лица, уполномоченного составлять протокол об административном правонарушении, а также защитника (представителя) за фальсификацию доказательств по делу об административном правонарушении604.

В конечном итоге законопроект все же был отклонен. Часть четвертая не учитывала особенностей конституционного судопроизводства, так как Конституционный Суд РФ рассматривает вопросы права, его решение по любому делу основано исключительно на официальных документах, при этом если представленный в Конституционный Суд РФ текст нормативного или иного правового акта вызывает сомнения, то он должен быть заверен с указанием «копия верна». Но вот почему не было принято во внимание предложение о введении уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по делам об административных правонарушениях – остается загадкой. Ведь такие случаи давно перестали быть редкостью. Ярким примером этого может послужить возбуждение уголовного дела в отношении инспектора отделения по делам несовершеннолетних УМВД России по г. Пенза, которая обвиняется во внесении заведомо ложных сведений в протоколы об административных правонарушениях. В ходе расследования данного уголовного дела установлено, что инспектор, желая повысить статистические данные, собственноручно внесла заведомо ложные сведения в протокол об административном правонарушении о неисполнении родительских обязанностей, а также вписала свидетеля правонарушения, не осведомленного о ее противоправных действиях, и поставила подпись от его имени605. Как правило, такие деяния квалифицируются по статьям 292 или 285 УК РФ, но это невозможно делать во всех случаях. Предусмотренные КоАП РФ вещественные доказательства и документы, могут предоставляться в качестве доказательств не только должностными лицами, но и защитником, и их предоставление также может предрешить исход рассмотрения дела, тем самым причинить вред общественным отношениям. Поэтому введение уголовной ответственности за данные деяния вполне обоснованно.

Однако если будут внесены соответствующие изменения, потребуются последующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ потому, что на практике неизбежно возникнут вопросы о том, как разграничить преступление предусмотренное статьей 303 УК РФ, от смежных составов, и прежде всего преступлений против правосудия. Необходимо помнить специфику административного процесса: не все дела могут быть переданы для рассмотрения судом. Они могут быть разрешены прокурором или соответствующим должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях и если, они сфальсифицировали данные доказательства, то возможно необходимо применять не данную норму, а в зависимости от обстоятельств дела другую, предусмотренную соответствующей статьей УК РФ.

На основании вышеизложенного считаем целесообразным дополнить статью 303 УК РФ частью 2. со следующим содержанием: «Фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении прокурором, должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административном правонарушении, или защитником (представителем)», а также примечанием к статье, определяющая понятие фальсификации доказательств: «Фальсификация доказательств – умышленное искажение фактических данных, являющихся вещественными или письменными доказательствами, путем внесения в них исправлений или ложных сведений, а равно их искусственное создание».




Е. О. Ефимова
аспирантка 2 года обучения

Юго-Западного государственного университета, г. Курск

Каталог: Fmt6qU01 -> 2013
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Учебное пособие для бакалавриата Часть I теория государства санкт-Петербург 2016 АкадемиЯ
Fmt6qU01 -> В правотворческой деятельности
Fmt6qU01 -> Издается с 2008 года Санкт-Петербургским юридическим институтом (филиалом)
2013 -> А. В. Юрковский Конституционализм и политические
Fmt6qU01 -> Федчин Владимир Сергеевич зав кафедрой культурологии и управления социальными процессами Института социальных наук игу, доктор философских наук, профессор ф 54 Социология : рабочая программа
2013 -> И. Н. Лопушанский социология политология конспект


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   80   81   82   83   84   85   86   87   ...   129


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница