Конференция Иркутск, 22 марта 2013 г


Разграничение понятий «добровольный отказ от преступления»



страница82/129
Дата30.07.2018
Размер7.69 Mb.
1   ...   78   79   80   81   82   83   84   85   ...   129
Разграничение понятий «добровольный отказ от преступления»

и «покушение на преступление» в теории и практике

российского уголовного права

Добровольный отказ от преступления представляет собой институт российского уголовного права, позволяющий лицу, вступившему в конфликт с уголовным законом, избежать неприятных для него последствий при соблюдении ряда условий.



В соответствии с ч. 1 ст. 31 Уголовного кодекса Российской Федерации добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца584.

Добровольный отказ является самостоятельным институтом уголовного права, хотя некоторые ученые рассматривают его как разновидность неоконченного преступления, указывая на расположение в соответствующей главе УК РФ и формулировку «лицо осознавало возможность доведения преступления до конца», из чего следует, что преступление осуществлялось585. Но отсутствие объективной стороны преступления и мотивация прекращения деятельности при добровольном отказе не позволяют объединить их.

Одной из проблем применения института добровольного отказа является его разграничение с покушением на преступление. Данную проблему необходимо хорошо прорабатывать, так как от её решения зависят судьбы людей.

Теория и практика уголовного права признают возможность добровольного отказа от преступления только при неоконченном преступлении, иначе действия лица будут образовывать состав оконченного преступления, который устранить совершением каких-либо актов посткриминального поведения уже нельзя.

Поскольку добровольный отказ возможен при неоконченном преступлении, то он возможен на двух его стадиях – приготовления к преступлению и покушения на преступление, с учётом деления последнего на виды. При добровольном отказе на стадии неоконченного покушения лицо сознательно не предпринимает всех действий, необходимых для наступления преступного результата, тем самым не доводя преступление до конца. На стадии оконченного покушения лицо предпринимает все необходимые на его взгляд действия, но в какой-то момент отказывается доводить начатое до конца. Добровольный отказ при таких обстоятельствах возможен, если лицо контролировало дальнейший ход событий (причинно-следственные связи), например, когда между временем совершения общественно-опасного деяния и временем наступления преступных последствий есть значительный промежуток времени586. Необходимо отметить, что данное утверждение касается преступлений с материальным составом.

Различить добровольный отказ от преступления и покушение на преступление легче, если принимать во внимание признаки отказа, приведённые в ст. 31 УК РФ.

Первым признаком является добровольность, которая заключается в отказе от доведения преступления до конца по причинам, зависящим исключительно от воли действующего лица, в противовес покушению – там результат не наступает ввиду обстоятельств, которые от воли лица не зависят.

Так, суд по одному из уголовных дел о покушении на убийство достоверно установил и в приговоре указал, что слова Л., наносившего потерпевшей многочисленные удары: «Все, больше не могу», нельзя расценивать как добровольный отказ от совершения преступления, потому что он сделал все возможное для того, чтобы убить Б. Он бил потерпевшую камнем, куском бетона по голове, душил ее металлическим проводом, выполняя распоряжения М. убить быстро. А затем, М. дал ему нож и сказал, чтобы он перерезал ей вены. Л. выполнил приказание М., однако смерть потерпевшей не наступила по обстоятельствам, не зависящим от их воли, т. е. для М. и Л. возникли непреодолимые препятствия, которые нельзя расценивать как добровольный отказ от совершения преступления. Действия М., выразившиеся в вызове скорой помощи, суд признал обстоятельством, смягчающим наказание587.

Следующим признаком выступаетосознание лицом возможности доведения преступления до конца: лицо имело возможность довести задуманное до конца и осознавало эту возможность, что иллюстрирует пример ниже.



С., похитивший телевизор из чужого жилища, зная о том, что в доме осталась еще газовая плита, вернулся, взял газовую плиту, вынес ее из дома, донес до калитки и, решив, что она все же ему не нужна, решил оставить ее на участке, во дворе дома, чтобы с улицы ее никто не увидел и никто не похитил. Вину в совершении кражи газовой плиты не признал, считая, что он добровольно отказался от совершения данного преступления и обеспечил сохранность этой плиты на участке. В судебном заседании подсудимый пояснил, что действительно в третий раз проник в дом, чтобы похитить газовую плиту, однако донеся ее до калитки передумал, посчитав, что плита ему не нужна, достаточно тех вещей, которые он уже ранее похитил и решил отказаться от хищения, оставив плиту на приусадебном участке, при закрытой калитке, обеспечив ее сохранность. Из показаний потерпевшей следует, что приехав на дачу, она обнаружила газовую плиту на своем приусадебном участке. Суд не может согласиться с доводами обвинения, что в действиях С. имеется состав оконченного преступления – кражи, и только из-за тяжести плиты подсудимый не смог ее унести. Суд считает, что в данном случае имел место добровольный отказ С. от совершения кражи газовой плиты, поскольку решение о прекращении начатой преступной деятельности принято С. самостоятельно, он осознавал реальную возможность продолжить и завершить совершение преступления, отказ от совершения кражи плиты был окончательным, С. не сделал все необходимое для завершения хищения.

А вот пример, в котором возможность доведения преступления до конца отсутствует, что лицо несомненно осознает, и соответственно отсутствует добровольный отказ.



30 сентября 2000 г. И. в состоянии алкогольного опьянения с целью совершения кражи спиртного из магазинанаправился на территорию района, где находился магазин. По дороге он подобрал металлический шестигранный прут. На электрощите у входной двери К. выдернул электрические провода и отключил электричество не только в магазине, но и в административном зданиирайона, металлическим прутом попытался сломать замок на двери магазина. В это время из административного здания вышла сторож Н., чтобы выяснить причину отключения света. Увидев К., спросила, что он тут делает. В ответ он ударил ее металлическим прутом по голове и плечу. Н. бросилась бежать к конторе. К. догнал ее и нанес удары прутом по голове, отчего потерпевшая скончалась на месте происшествия. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 23 мая 2001 г. приговор оставила без изменения. В надзорной жалобе осужденный просил проверить правильность квалификации его действий в связи с осуждением по ч. 3 ст. 30 и п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, так как материального ущерба он не причинил. Президиум Верховного Суда РФ от 4 июня 2003 г. надзорную жалобу осужденного оставил без удовлетворения, а приговор и кассационное определение – без изменения, указав следующее. Органами предварительного следствия и судом с достаточной полнотой установлено, что К. покушался на тайное хищение чужого имущества. Тот факт, что данное преступление он не довел до конца по не зависящим от него причинам (был замечен сторожем, а потому материального ущерба не причинил), не свидетельствует об отсутствии в действиях К. состава преступления, так как в магазине находились значительные по своей стоимости материальные ценности и осужденный покушался на их похищение588.

Последний признак добровольного отказа – это окончательность, что означает полноту и безусловность отказа вне зависимости от каких-либо факторов в дальнейшем. Например, отказ от взлома двери жилища с целью кражи в связи с необходимостью изготовления специальной отмычки, после чего попытка будет повторена, добровольным признаваться не будет.

Помимо признаков, добровольный отказ имеет другие, по сравнению с покушением, уголовно-правовые последствия.

В науке уголовного права нет единого подхода к определению уголовно-правовых последствий добровольного отказа. Одни считают, что отказ исключает уголовную ответственность, ссылаясь на отсутствие состава преступления в действиях лица и оснований ответственности. Другие считают, что добровольный отказ освобождает от ответственности, так как в действиях лица содержатся признаки пусть и неоконченного, но преступления, что обуславливает наличие ответственности589.

Но Уголовный кодекс Российской Федерации прямо указывает на то, что лицо, совершившее добровольный отказ, уголовной ответственности не подлежит, что объяснимо отсутствием факта преступления, следовательно, об ответственности не может быть речи. Значит, добровольный отказ является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Но если в фактических действиях лица имеется иной состав преступления, то оно подлежит ответственности по данному составу. Например, часто в процессе приготовления к преступлению соучастники совершают кражу для осуществления дальнейших преступных намерений.

Покушение на преступление бесспорно влечет за собой наступление уголовной ответственности.

К сожалению, закон не безупречен, поэтому он содержит положения, изначально затрудняющие определение добровольного отказа, тем самым наталкивая правоприменителей на вменение покушения. Часть 4 ст. 31 УК РФ гласит: «Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления». «Все зависящие от него меры» – понятие неопределенное, создающее проблемы, а отчасти даже коррупционные риски. Безусловно, невозможно определить и закрепить все необходимые меры для каждого состава преступления, но и оставлять данную норму без изменений неправильно.

Таким образом, отграничение добровольного отказа от покушения на преступление проводится по двум главным признакам: при покушении частично выполняется объективная сторона преступления, и преступление не доводится до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Как показывает практика судов, институт добровольного отказа зачастую трудно отличить от покушения на преступление ввиду сложности доказательства признаков отказа590. Но если правоприменители будут повышать свою квалификацию и тщательнее прорабатывать такие дела, правильно определять причины ненаступления преступного результата, то институт добровольного отказа будет развиваться активнее, способствуя выполнению задач уголовной политики и снижая уровень следственных ошибок.




В. П. Дукарт
студент 3 курса

ИЮИ (ф) А ГП РФ

Каталог: Fmt6qU01 -> 2013
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Учебное пособие для бакалавриата Часть I теория государства санкт-Петербург 2016 АкадемиЯ
Fmt6qU01 -> В правотворческой деятельности
Fmt6qU01 -> Издается с 2008 года Санкт-Петербургским юридическим институтом (филиалом)
2013 -> А. В. Юрковский Конституционализм и политические
Fmt6qU01 -> Федчин Владимир Сергеевич зав кафедрой культурологии и управления социальными процессами Института социальных наук игу, доктор философских наук, профессор ф 54 Социология : рабочая программа
2013 -> И. Н. Лопушанский социология политология конспект


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   78   79   80   81   82   83   84   85   ...   129


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница