Конференция Иркутск, 22 марта 2013 г



страница3/129
Дата30.07.2018
Размер7.69 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   129
Г. С. Авакова

магистрантка 2 курса

Таганрогского института

управления и экономики

Указ как форма реализации полномочий главы государств:

историко-правовой аспект

Инновационные процессы российской правовой политики определяют характер нормотворчества, являющегося формой осуществления государственной власти. Динамика социальных реформ опережает процесс законотворчества, что создает затруднения в реализации поставленных задач, поэтому необходим переход к опережающему нормотворчеству на основе прогностических моделей правового обеспечения. На первый план выдвигается в этом смысле указное право, заполняющее пробелы в праве в процессе регулирования актуальных проблем государственного управления. Сущность указного нормотворчества заключается в наличии у него двух основ социальной и правовой, которые, развиваясь параллельно, взаимодействуют между собой на протяжении истории государства и права. Меняются формы правления, политические режимы, но неизменной остается обеспечение правопорядка, безопасности, развития политических, экономических, социокультурных процессов в рамках правовых норм, поэтому остается востребованным анализ правотворческого процесса главы государства.

В свое время Томас Гоббс отмечал, что «только в государстве и обществе существует всеобщий масштаб для измерения добродетелей и пороков, и таким масштабом могут быть лишь законы каждого государства и общества в целом»1. Вместе с государством появляется и необходимость правового регулирования общественных отношений по вопросам их взаимодействия, субординации и компетенций. Правовое регулирование общественных отношений в современных государствах осуществляется не только законами, но и подзаконными актами, которые конкретизируют их посредством правовых предписаний или установлений. Наличие этой группы нормативных актов связано с теорией разделения властей, их независимостью и самостоятельностью, обусловленной правом издавать правовые акты. Значительное влияние на формирование концепции закона в XVII–XVIII веках оказали две классические теории: разделения властей Дж. Локка2 и Ш. Л. де Монтескье3; народного суверенитета Ж.-Ж. Руссо4. В них сформулировано положение верховенства закона, сходя из подчинения исполнительной власти законодательной с точки зрения юридической и политико-организационной. Указы, как правовые акты государственного управления являются односторонним юридически властным волеизъявлением полномочного субъекта власти по поводу установления, изменения или прекращения правовых отношений.

Начало инновационным изменениям в государственном праве положила «Славная революция» 1688года, установившая в Англии дуалистическую монархию. «Установление ограничений королевской власти, – пишет Дж. Р. Джоунс, при участии консервативных тори и англиканского духовенства окончательно и убедительно положили конец королевскому абсолютизму»5. Тем самым, сложилась переходная форма буржуазного государства – дуалистическая монархия, характеризующаяся: ограничением парламентом полномочий монарха в области законодательства; сохранением за королем права «вето»; правом короля издавать указы, имеющие силу закона; его правом созыва и роспуска парламента; независимостью короля от парламента в области исполнительной власти. Билль о правах (1689 г.) явился по своему характеру более чем сборником конституционных прав, так как практически урегулировал значительное количество принципиальных вопросов законотворческого процесса. «Вопреки доктрине, признававшей Корону недвижимой собственностью, Билль о правах объявил ее вакантной; вопреки доктрине божественного наследственного права короны, он утвердил порядок престолонаследования и ввел условия обладания ей. «Билль о правах» представлял собой уже своего рода конституцию, ограничивающую королевскую власть. С королевским абсолютизмом было покончено»6. В результате в Англии в несовершенном виде были установлены некоторые принципы парламентского правления, в частности, принцип «разделения властей» и ответственности правительства перед парламентом, о чем свидетельствует установление независимости судей от короны и закрепление принципа контрассигнации в Акте об устроении в общем виде. В дальнейшем этот принцип распространился на нормотворческую деятельность главы государства и на его право издавать указы, иные равные им по юридической силе нормативные правовые акты.

В государственно-правовой истории России указы, издаваемые главой государства, являлись одной из основных форм его нормативной правовой деятельности, а их юридическая сила имела различный характер. Так под указом в разные периоды истории понимали: нормативные акты, издаваемые князьями в Древнерусском государстве; обозначение структурных частей законодательных сборников; акты, издаваемые царем (императором), как например, именные Указы; акты, издаваемые Сенатом; акты, подписываемые членами Кабинета министров; правовые акты, издаваемые главой государства, с начала XIX в; законодательные акты, издаваемый президиумом Верховного Совета СССР; правовые акты, издаваемые Президентом РФ.

Основными признаками указа как правового акта являются: общеобязательность исполнения на всей территории государства, форма реализации полномочий главы государства, единоличный порядок принятия, источник и форма права. В связи с последним признаком, свойственным только нормативной группе указов главы государства, необходимо выделить нормативность как признак, свойственный этой группе юридических документов. Один из первых русских преподавателей юриспруденции в Московском университете З. А. Горюшкин употребляет понятие «закон» в узком смысле, под которым предполагает понимать «все те постановления, которые ни в кое время не могут переменяться»7, в отличие от указов, учреждений, могущих иметь временный или даже случайный характер. «Законы суть особенные и точные установления законоположника» – того, что народ почитает за необходимое, цитирует З. А. Горюшкин «Наказ» Екатерины II8. Хотя, в то время, единственным законодателем являлся монарх, он не должен был принимать произвольные решения, а должен следовать закону. Впрочем, эти прописные истины необходимо учитывать и современным законодателям.

Проблема разделения властей имеет свою давнюю историю в теории государства и права, не исключая исследований российских ученых конца XIX в. С точки зрения Н. М. Коркунова, представителя субъективного реализма – «государство – не лицо, а юридическое отношение, в котором субъектами права являются все участники государственного общения, начиная с монарха и кончая последним подданным, а объектом служит сама государственная власть как предмет пользования и распоряжения». Такое возведение принципа разделения властей к общему началу совместного властвования, по мнению Коркунова, объясняет установление юридических норм в двоякой форме – законов и подзаконных правительственных распоряжений-указов, что служит проявлением совместного властвования. По его мнению, взаимное сдерживание государственных органов выражается в том, что указы имеют юридическую силу исключительно при условии не противоречия законам.

Гарантия соотношения указа и закона лежит не в существовании народного представительства и не в ответственности министров, а в праве суда проверять юридическую силу указов. Указы главы государства, как правило, являются нормативными правовыми актами, которые содержат общие правовые предписания, обращенные к неопределенному кругу субъектов и рассчитанные на длительное и многократное применение. По мнению Н. М. Коркунова, справедливые законы будут тогда, когда суды получат право разрешать противоречия между указами и законами, отменяя незаконные распоряжения и охраняя гражданские права. Следовательно, главной гарантией законности должен являться независимый суд, имеющий право проверять на соответствие законам все нормативные акты, включая указы главы государства.




Я. В. Болдинов
студент 4 курса

Санкт-Петербургского филиала

Высшей школы экономики
Права человека в современном мире:
возможность и целесообразность унификации

В основе любого гражданского общества лежит принцип соблюдения и уважения прав человека, гражданина, личности во всех их проявлениях9. Но этот принцип не может быть действительно функциональным и реально действующим без единообразного понимания, что есть основные права человека, личности и гражданина, а также без их единообразного толкования. Ввиду этого очевидна необходимость своеобразной унификации и систематизации прав человека.

Наличие конкретно определенного объекта защиты, является необходимым условием для обеспечения эффективной защиты. Также необходимо учитывать, что гражданское общество – это явление, выходящее за рамки одного государства. Таким образом, проблема унификации прав человека из внутринациональной становится международной10. И стоит отметить, что на международном уровне для решения данной задачи предпринимаются масштабные действия. Так, для защиты коренных и неотъемлемых прав человека 10 декабря 1948 года была ратифицирована Всеобщая декларация прав человека, значение которой трудно переоценить. Однако столь ли безоговорочно позитивно влияние данного международно-правового акта на внутригосударственное право стран, на которых данный акт распространяет свое влияние?

Ответ на данный вопрос не является однозначным. Прежде всего, стоит отметить, что права человека – это понятие социокультурное, и крайне тесно связанное с восприятием понятия личности в той или иной культуре, и, соответственно, объем и характер основных прав и свобод человека может трактоваться совершенно по-разному в зависимости от правовой культуры11. Поэтому право, являющееся очевидным в одной культуре, может являться абсолютно неприемлемым в другой. В качестве самого примера в данном случае можно указать на отношение в различных культурах к принципу равенства полов, закрепленному во Всеобщей декларации прав человека12. Так, для человека европейской социоправовой культуры равенство мужчины и женщины является нормой, и отклонение от этого воспринимается, как негативная девиация. Совершенно иное отношение к этому принципу находит место в странах мусульманского права, где равенство мужчины и женщины отрицается Кораном и законами шариата. Таким образом, применение европейской модели к странам мусульманской правовой культуры будет неэффективный и неприемлемым.

Таким образом, можно сделать вывод о невозможности применения единой правовой модели защиты прав человека для стран различной социоправовой культуры13, что говорит о недопустимости и неэффективности абсолютной международно-правовой унификации в области защиты прав человека.

Однако очевидно, что отсутствие международно-правового контроля за соблюдением прав и свобод человека может явиться почвой для возникновения тиранических и антигуманных режимов. Данная возможность является главным доводом за международно-правовую унификацию в области защиты прав человека.

Однако тогда как соблюсти баланс между достаточным эффективным обеспечением защиты прав человека на международно-правовом уровне и соблюдением различных социокультурных особенностей восприятия прав человека?

На наш взгляд, для соблюдения данного баланса необходима централизованная защита лишь личных неотъемлемых прав человека, обеспечение которых является основой безопасности и благополучия личности. Что же касается остальных прав человека, то здесь международно-правовая унификация недопустима, и правовое регулирование защиты и обеспечение данных видов прав человека должно осуществляться на региональном уровне и лишь и подвергаться международно-правовому контролю лишь в части их соблюдения.

Таким образом, представляется верным вывод о недопустимости абсолютной международно-правовой унификации в области защиты прав человека, ввиду крайней культурной специфичности данного понятия. Следовательно, можно говорить о том, что в значительной мере Всеобщая декларация прав человека и иные подобные международно-правовые акты14 оказываются противоречащими нормам права некоторых правовых культур, именно ввиду того, что они неспособны учесть все особенности различных правовых культур. И ввиду этого имеется возможность говорить о неэффективности данных актов.



Таким образом, международно-правовая унификация в области защиты прав человека допустима лишь в крайне ограниченном виде и лишь для обеспечения основных прав человека, без которых личность не может быть личностью ни в одной из правовых культур.



Каталог: Fmt6qU01 -> 2013
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Учебное пособие для бакалавриата Часть I теория государства санкт-Петербург 2016 АкадемиЯ
Fmt6qU01 -> В правотворческой деятельности
Fmt6qU01 -> Издается с 2008 года Санкт-Петербургским юридическим институтом (филиалом)
2013 -> А. В. Юрковский Конституционализм и политические
Fmt6qU01 -> Федчин Владимир Сергеевич зав кафедрой культурологии и управления социальными процессами Института социальных наук игу, доктор философских наук, профессор ф 54 Социология : рабочая программа
2013 -> И. Н. Лопушанский социология политология конспект


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   129


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница