Конференция Иркутск, 22 марта 2013 г



страница16/129
Дата30.07.2018
Размер7.69 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   129
Т. А. Коноваленкова
студентка 4 курса

ИЮИ (ф) А ГП РФ
Судебный контроль законности и обоснованности действий и решений

органов предварительного расследования: традиции и новации
Конституция РФ, провозгласив, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, одновременно закрепляет механизмы их обеспечения, среди которых особая роль отведена судебной власти. Так, например, ограничение определенных прав граждан возможно только по решению суда (ст. ст. 22, 23, 25 Конституции РФ). Кроме того, все действия и решения органов государственной власти, нарушающие права и свободы граждан, могут быть обжалованы в суд (ст. 46 Конституции РФ).

Основная функция суда в уголовном процессе – рассмотрение дел по существу. Кроме того, закон возлагает на суд и особую правообеспечительную и правовосстановительную функцию – функцию судебного контроля.

В России судебный контроль впервые был введен в 1860 г., когда в Наказе судебным следователям предписывалось по каждому факту задержания составлять письменное постановление и передавать его суду в течение суток для проверки169. Подробнее институт судебного контроля был регламентирован Уставом уголовного судопроизводства 1864 года (далее – УУС), в котором содержались нормы, касающиеся запрета незаконного ограничения свободы, полномочий окружного суда по рассмотрению жалоб на отвод судебного следователя и контроля за законностью и обоснованностью его решения о прекращении производства по делу; права следователя, в случае несогласия с указаниями прокурора о задержании обвиняемого или об освобождении его из-под стражи, вынести решение вопроса на разрешение окружного суда; порядка рассмотрения жалоб на следственные действия.



Первые революционные декреты в области уголовного судопроизводства еще несли на себе следы ряда институтов и норм УУС, однако уже в декабре 1917 года контроль за законностью и обоснованностью арестов был передан в ведение временных следственных комиссий, а с апреля 1919 года в ведение революционных трибуналов. В принятом УПК РСФСР 1922 года, затем и в УПК РСФСР 1923 года формы реализации судебного контроля закреплялись как самостоятельно, так и в комплексе с институтами прокурорского и ведомственного контроля, постепенно набиравшими силу. В частности, в соответствии со ст. 6 УПК РСФСР 1922 г. каждый судья и каждый прокурор, обнаружившие в пределах своего участка или района содержание кого-либо под стражей без законного постановления уполномоченных на то органов или свыше срока установленного законом или судебным приговором, были обязаны немедленно освободить неправильно лишенного свободы; согласно ст. 216 УПК РСФСР 1922 г. стороны, свидетели, эксперты, переводчики, понятые, поручители и залогодатели за обвиняемого и другие заинтересованные лица могли приносить в районный суд жалобы на действия следователя, нарушающие или стесняющие их права. По УПК 1923 г. подобные жалобы могли быть также принесены и прокурору того района, где следователь состоит (ст. 217). В соответствии со ст. 12 Основ уголовного судопроизводства СССР, органы дознания о всяком случае задержания подозреваемых должны были в течение 24 часов сообщить суду. По делу, по которому обязательно производство следствия, органы дознания были обязаны в тот же срок сообщать следователю или прокурору. В течение 48 часов, считая с момента получения извещения, суд, народный судья или следователь обязаны были либо постановить о подтверждении ареста, либо отменить его. Таким образом, законодатель постепенно дифференцирует формы судебного контроля и возможности их реализации, т. к., с одной стороны, контроль обязателен в отношении задержания, произведенного органом дознания, с другой, – по делу, подследственному следователю, разрешение вопроса о законности и обоснованности произведенного органом дознания задержания отнесено к усмотрению следователя, а не суда. В связи с формированием административно-командной системы Конституция СССР от 5 декабря 1936 г. меняет роль и возможные формы участия суда в судебном контроле за законностью и обоснованностью действий или решений органов исполнительной власти. Хотя ст. 127 Конституции СССР и закрепила положение о том, что никто не может быть арестован иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора, на практике эта гарантия судебной защиты воспринималась формально, и на предварительном расследовании заключение под стражу с санкции прокурора приобрело практически всеобъемлющий характер170. Тенденции ослабления роли суда в механизме судебного контроля продолжили Основы уголовного судопроизводства СССР и союзных республик (1958 г.) и УПК РСФСР 1960 г., которые уже и не содержали положений об участии суда в решении вопроса о применении мер процессуального принуждения на этапе предварительного расследования, о возможности судебной проверки действий или решений по жалобам участников уголовного судопроизводства и других заинтересованных лиц. На законодательном уровне это положение было однозначно подтверждено в Конституции СССР (1977 г.) и Конституции РСФСР (1978 г.).

Возрождение идеи судебного контроля связано с Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. «О Концепции судебной реформы в РСФСР», в частности, предлагалось рассматривать в качестве важнейших направлений судебной реформы расширение возможностей обжалования в суде неправомерных действий должностных лиц и установление судебного контроля за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения (п. 3)171. Законом РФ от 23 мая 1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» были введены статьи 220.1 и 220.2 УПК РСФСР, которыми было установлено право суда проверять законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законности и обоснованности продления срока содержания под стражей, что и предоставило возможность осуществления судебного контроля на стадии предварительного расследования. Принятый в 2001 году УПК РФ является бесспорным шагом вперед по сравнению с УПК РСФСР 1960 года, т. к. наряду с традиционными для суда правами и обязанностями значительно расширил полномочия суда по контролю за исполнением законов и обеспечением прав граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство на досудебных стадиях172. Эти требования находят отражение в компетенции суда в части ограничения свободы подозреваемого, обвиняемого (п. 1–3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ), а также в рамках разрешения органам предварительного расследования на производство следственных и иных процессуальных действий, связанных с ограничением прав и свобод граждан (п. 4–11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ) .

Тем не менее, ряд ученых, в частности, Колоколов Н. А., Гуценко К. Ф., Попова А. Д. отмечают, что некоторые механизмы реализации судебного контроля в XIX веке были более успешно разработаны, эффективнее гарантировали права участников процесса по сравнению с XXI веком.

Во-первых, судебный контроль по УУС осуществлялся оперативно. Согласно статье 499 УУС жалоба на действия следователя передавалась субъекту контроля в течение 3 дней, а в случаях, когда жалоба приносилась на лишение свободы, – в течение суток. Разрешалась она в первый присутственный день. Такой порядок с наибольшей эффективностью гарантировал права участников процесса.

Во-вторых, механизм подачи жалоб отличался своей простотой. Жалобы приносились как письменно, так и устно (ст. 494, 495 УУС) судебному следователю, который немедленно направлял их в окружной суд, где они, рассматривались в первый присутственный день, с участием заинтересованных лиц (ст. 504 УУС). Лицо, подавшее жалобу, имело право на расписку (ст. 498 УУС), после рассмотрения жалобы в течение трех дней оно имело право на получение копии определения, вынесенного по результатам рассмотрения жалобы (ст. 509 УУС). Если по результатам рассмотрения жалобы суд приходил к выводу о необходимости "передать начатое следствие другому следователю, то в определении означались с объяснением причин следственные действия, признанные недействительными и подлежащие возобновлению" (ст. 507 УУС).

В-третьих, с точки зрения юридической техники статья 491 УУС («участвующие в деле лица могли приносить жалобы на всякое следственное действие, нарушающее или стесняющее их права») представляется более совершенной, чем формулировка статьи 125 УПК РФ, т. к. толкование положений данной статьи потребовало ряд постановлений и определений Конституционного Суда РФ, чтобы «… современные правоприменители смогли уяснить: любое нарушенное право любого субъекта процесса должно быть своевременно восстановлено»173.

Таким образом, институт судебного контроля, появившийся в России еще в XIX веке, прошел несколько стадий в своем развитии. Данный институт является гарантом прав граждан и одним из элементов правового государства. Поэтому в настоящее время, когда реформа судебной системы еще незавершенна, безусловно, необходимо учитывать историю развития данного института, положительный и отрицательный опыт его реализации.


К. С. Кургина
студентка 2 курса

Академии управления

при Президенте

Республики Беларусь


Каталог: Fmt6qU01 -> 2013
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Учебное пособие для бакалавриата Часть I теория государства санкт-Петербург 2016 АкадемиЯ
Fmt6qU01 -> В правотворческой деятельности
Fmt6qU01 -> Издается с 2008 года Санкт-Петербургским юридическим институтом (филиалом)
2013 -> А. В. Юрковский Конституционализм и политические
Fmt6qU01 -> Федчин Владимир Сергеевич зав кафедрой культурологии и управления социальными процессами Института социальных наук игу, доктор философских наук, профессор ф 54 Социология : рабочая программа
2013 -> И. Н. Лопушанский социология политология конспект


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   129


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница