Конференция Иркутск, 22 марта 2013 г


Понятие «уголовное обвинение» в концепции



страница113/129
Дата30.07.2018
Размер7.69 Mb.
1   ...   109   110   111   112   113   114   115   116   ...   129
Понятие «уголовное обвинение» в концепции

Европейского суда по правам человека
Несомненно, новая постсоветская эпоха юридической науки и всей системы права – это время, лейтмотивом которого являются права и свободы человека и гражданина. Конституция Российской Федерации в статье 2 закрепляет, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства»732.

Полагаю, ни у кого не вызовет сомнения тезис, что эталоном, стандартом прав и свобод человека являются общепризнанные принципы и нормы международного права. Недаром, в части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации закреплен принцип приоритета норм международного права над внутренними источниками права в РФ.

Внимание к соблюдению прав человека особенно актуально в отраслях права, связанных с максимальным вмешательством и ограничениями в сфере прав человека. Велика ценность общепризнанных источников и норм международного права в данной области, а также то влияние, какое они оказывают на реформировании законодательства и правоприменительной практики в данной сфере.

Понятие обвинения содержится в статье 6 Конвенции о защите прав человека733 (далее по тексту – Конвенция). Так, в соответствии с первым предложением части первой данной статьи каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона734.

Необходимо отметить тот факт, что при толковании и применении Конвенции Европейский суд по правам человека (далее по тексту – Европейский суд) не связан тем значением правовых понятий, которое дается в национальном законодательстве. Кроме того, в своей практике Европейский суд неоднократно указывал на то, что некоторые понятия должны толковаться автономно от того, как они понимаются в национальных правовых системах. Это так называемые автономные понятия.

В научной литературе можно встретить следующее определение автономных правовых понятий: «автономные правовые понятия, образующие самостоятельную группу в системе правовых стандартов Европейского суда, – это понятия, содержание и объем которых лишь частично совпадают с содержанием и объемом аналогичных понятий в национальном праве государств – участников Конвенции, поскольку определяются Судом в соответствии с целями Конвенции»735.

Не является исключение и понятие уголовного обвинения. Так, Европейский суд неоднократно указывал, что с точки зрения статьи 6 Конвенции понятие "уголовное обвинение" имеет автономное значение736.

При буквальном толковании, обвинение тогда считается «уголовным», когда связано с уличением лица в совершении именно преступления, то есть деяния, ответственность за которое предусмотрена именно уголовным законодательством. Однако в национальных правовых системах правонарушения в широком смысле слова предусмотрены в различных отраслях права. Например, кроме уголовного, в административном или дисциплинарным. И при буквальном толковании Конвенции, лица, которым вменяется в вину совершение данных деяний, выпадали бы из действия гарантий, предоставленных статьей 6 Конвенции. Поскольку при указанном подходе государства неоднократно нарушали позитивную обязанность по предоставлению указанному лицу права на справедливое судебное разбирательство в соответствии с теми стандартами, которые предоставляет статья 6 Конвенции, Европейский суд в своей практике расширил понимание уголовного обвинения на те деяния, которые формально национальными законодательствами не относятся к уголовным.

Так, в деле Энгель (Engel) и другие против Нидерландов заявители проходили срочную военную службу в 1970-1971 гг. По разным поводам соответствующими командирами на них были наложены различные наказания за нарушения воинской дисциплины. Так г-н Энгель и г-н Ван дер Виел обвинялись в самовольной отлучке, г-н Де Вит - в нарушении правил управления автомобилем и неисполнении приказов. Г-н Дона и г-н Шул были редакторами газеты "Аларм" ("Тревога") Ассоциации военнослужащих; они подверглись наказанию за появление в газете материалов, направленных на подрыв воинской дисциплины. При этом, указанным лицам, несмотря на всю строгость наказания, вменялось в вину совершение именно дисциплинарных проступков737.

В своем решении Европейский суд указал, что Конвенция, без всякого сомнения, позволяет государствам при выполнении ими функций блюстителей общественных интересов сохранять или устанавливать разграничение между уголовным и дисциплинарным правом, а также проводить между ними разграничение, но только с учетом определенных условий.

Противоположный выбор ограничен более строгими правилами. Если бы Договаривающиеся Государства могли по своему усмотрению классифицировать правонарушение как дисциплинарное вместо уголовного или преследовать исполнителя "смешанного" правонарушения на дисциплинарном, а не на уголовном уровне, действие основных положений статей 6 и 7 было бы подчинено их суверенной воле. Такое расширение полномочий могло бы привести к результатам, несовместимым с целями и задачами Конвенции. Поэтому Суд в соответствии со статьей 6 и даже без ссылки на статьи 17 и 18 вправе убедиться в том, что дисциплинарное никоим образом не заменяет уголовное738.

Из сказанного можно сделать вывод, что для суда при решении вопроса о применении статьи 6 Конвенции не обладает решающим значением тот факт, что то или иное деяние относится или не относится к уголовным во внутреннем законодательстве государств. Европейский суд в связи с этим говорит о том, что при решении вопроса о том, является ли обвинение уголовным, более важным фактором является характер совершенного правонарушения, а не формальное отнесение его к категориями уголовно-наказуемых деяний, то есть содержательный, а не формальный аспект.

Поскольку Европейский суд толкует понятие уголовного обвинения в автономном значении, считаю необходимо привести критерии, по которым Европейский суд отграничивает уголовное обвинение от дисциплинарных и административных.

Безусловно, основным критерием отнесение обвинения к уголовному является отнесение того или иного деяния к уголовному во внутреннем праве. При этом, если лицу предъявлено обвинение в совершении деяние, которое в соответствии с национальное системой права предусмотрено уголовным законодательством, статья 6 Конвенции применяется автоматически.

Как уже сказано выше, одним из критериев отнесение того или иного обвинения к уголовным в том смысле, которое закреплено в статье 6 Конвенции – является характер правонарушения. Например, в Деле Озтюрк против Германии суд рассматривал вопрос, относится ли к уголовному обвинение лица в совершении правонарушения в области безопасности дорожного движения, которое ранее являлось уголовным, и было декриминализовано в связи с введением в стране законодательства об административных правонарушениях.

В указанном выше деле суд в качестве фактора рассмотрел вопрос о том, является ли юридическая норма мерой наказания или профилактики. Кроме того, суд сравнил то, как классифицируется данное правонарушение в других государствах и указал, что нарушение, совершенное заявителем, продолжает квалифицироваться как уголовное в значительной части государств-участников739.

Третьим критерием для отграничения уголовного обвинения в свете статьи 6 Конвенции является характер и тяжесть наказания. Безусловно, существо и строгость наказания являются оценочными категориями. Но, исходя из сложившейся практики суда, чем строже будет наказания, тем более вероятность того, что суд признает то или иное обвинение уголовным.

Так, в решении по делу Энгель и другие против Нидерландов суд пояснил, что использования лишения свободы в качестве наказания, как правило, придает правовой норме характер, скорее более свойственный уголовному производству. Однако тюремное заключение в два дня является недостаточным основанием для рассмотрения его в рамках уголовного производства740.

При написании настоящей статьи предпринята попытка показать, какое влияние на понимание такого уголовно-процессуального института как обвинение оказало право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в статье 6 Европейской конвенции и прецедентная практика Европейского суда.
А. Д. Миронова
студентка 4 курса

ИЮИ (ф) А ГП РФ


Каталог: Fmt6qU01 -> 2013
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Учебное пособие для бакалавриата Часть I теория государства санкт-Петербург 2016 АкадемиЯ
Fmt6qU01 -> В правотворческой деятельности
Fmt6qU01 -> Издается с 2008 года Санкт-Петербургским юридическим институтом (филиалом)
2013 -> А. В. Юрковский Конституционализм и политические
Fmt6qU01 -> Федчин Владимир Сергеевич зав кафедрой культурологии и управления социальными процессами Института социальных наук игу, доктор философских наук, профессор ф 54 Социология : рабочая программа
2013 -> И. Н. Лопушанский социология политология конспект


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   109   110   111   112   113   114   115   116   ...   129


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница