Конференция Иркутск, 22 марта 2013 г


Проблемы законодательства о противодействии



страница106/129
Дата30.07.2018
Размер7.69 Mb.
1   ...   102   103   104   105   106   107   108   109   ...   129
Проблемы законодательства о противодействии

экстремистской деятельности в России
Экстремизм и его проявления, такие как ксенофобия, нетерпимость, расовая, религиозная ненависть, терроризм, направлены на ограничение прав и свобод граждан, а в соответствии со ст. 19 Конституции РФ695 государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного положения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, других обстоятельств. Россия является демократическим правовым государство, существование которого предполагает наличие развитого и независимого гражданского общества. Одним из основополагающих принципов правового государства и гражданского общества является признание и эффективная защита прав и свобод человека. Следовательно, экстремизм и любые его проявления нарушают указанный принцип, чем тормозят развитие гражданского общества в России, дестабилизируют его.

Противодействие экстремистской деятельности – одна из приоритетных задач современной России. Основой борьбы с экстремизмом является продуманная и эффективная законодательная база. Анализ действующего законодательства позволяет выявить его серьезные недостатки.

Первым недостатком является отсутствие легального определения понятия «экстремизм». То определение, которое дано в ст. 1 ФЗ «О противодействии экстремизму», представляет собой лишь перечень проявлений экстремистской деятельности и не отражает его существенных признаков.

Экстремизм – очень сложное, многофакторное социальное явление, имеющее много различных видов и форм. И все они имеют многочисленные различные признаки, из которых тяжело выделить общие и соответственно сформулировать легальное определение.

Те определения, которые даются в иных источниках, на наш взгляд, нельзя признать удачными. К примеру, в Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года под экстремизмом понимается какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них696. Данное определение не отражает экстремизм в виде возбуждения социальной, расовой, национальной, религиозной розни или пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по различным признакам.

Ревина В. В. понимает под экстремизмом противоправную деятельность, осуществление которой нарушает права и свободы человека и гражданина либо причиняет или может причинить существенный вред основам конституционного строя или конституционным основам межличностных отношений697. В данном определении упускается наряду с правами и свободами, конституционным строем, конституционными основами межличностных отношений - общественная безопасность, например при террористической деятельности.

В ст. 1 ФЗ «О противодействии экстремизму» среди исчерпывающего перечня проявлений экстремизма можно обнаружить такую разновидность, как публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей преступления экстремистской направленности. Данное деяние представляет собой не что иное, как клевета (ст. 129 УК РФ). Также следует отметить, что существуют противоречия между УК РФ и ФЗ «О противодействии экстремизму» в том, что относить к экстремистским деяниям. Так, некоторые действия, рассматриваемые федеральным законом как экстремизм, могут в соответствии с УК РФ таковыми не являться. К примеру, насильственный захват власти по ФЗ «О противодействии экстремизму» является однозначно экстремистским деянием. Ст. 278 УК РФ не имеет в качестве квалифицирующего признака мотив ненависти и вражды по политическому, религиозному и иным признакам. То есть, при отсутствии этого мотива данное деяние не будет являться преступлением экстремистской направленности. Некоторые же деяния, указанные в перечне ст. 1 ФЗ в качестве экстремистских, не обеспечены соответствующими санкциями в УК РФ или в КоАП РФ. К таким можно отнести, например, пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии.

В ч. 1 ст. 282 УК РФ состав сформулирован как «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации». Эта статья устанавливает два объекта посягательств для данного деяния – достоинство человека и достоинство группы лиц. Между тем, часть 1 статьи 21 Конституции Российской Федерации в качестве охраняемого государством объекта называет достоинство личности. Таким образом, в статье 282 Уголовного кодекса Российской Федерации неоправданно расширен круг объектов возможных для данного деяния посягательств. Следовательно, часть 1 статьи 282 Уголовного кодекса противоречит части 1 статьи 21 Конституции Российской Федерации.

В примечании 2 к ст. 282.1 УК РФ дается определение понятия «преступления экстремистской направленности», и под которыми понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части УК РФ и пунктом "е" части первой статьи 63 УК РФ698. Недостатком данного определения является то, что, по сути, любое умышленное преступление, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, исходя из формулировки примечания 2 к ст. 282.1 УК РФ может быть признано преступлением экстремистской направленности. Данное законодательное положение ведет к чрезмерному расширению перечня данных преступлений. Такая нечеткость, неопределенность может привести к произволу на местах, когда экстремизм будут вменять не только по правовому признаку, но и по политическому.

Еще одним недостатком данного определения является нормативно-неопределенные понятия «ненависть» и «вражда». В толковом словаре русского языка данные понятия раскрываются за счет взаимного использования друг друга. Так, под ненавистью понимается «чувство сильной вражды, злобы», а под враждой – «отношения и действия, проникнутые неприязнью, ненавистью»699. В то же время в уголовно-правовом смысле эти понятия не идентичны. Ненависть представляет собой стойкое отрицательное отношение к кому-либо или чему-либо. Когда же такое негативное отношение начинает реализовываться в какой-либо активной деятельности, то можно говорить о вражде.

Крайне неудачной представляется формулировка «по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». Социальная группа – социологическое, криминологическое понятие, но никак не уголовно-правовое. Что относить к социальным группам ни в законодательстве, ни в обобщениях Пленума Верховного суда РФ не определено. В результате на практике мы получаем, что к социальным группам относят «сотрудников ФСБ», «руководителей предприятий и представителей власти», «других»700.

Все вышеперечисленные проблемы законодательной базы по противодействию экстремизма препятствуют эффективной деятельности правоохранительных органов по выявлению и пресечению экстремистской деятельности и затрудняют единое понимание преступлений экстремисткой направленности. Устранение данных противоречий и пробелов должно стать серьезным шагом к развитию гражданского общества и правового государства в современной России.




А. В. Бухтеева
студентка 4 курса

ИЮИ (ф) А ГП РФ

Каталог: Fmt6qU01 -> 2013
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Программа учебной дисциплины Направление подготовки: 030900 Юриспруденция Профиль подготовки: прокурорская деятельность
Fmt6qU01 -> Учебное пособие для бакалавриата Часть I теория государства санкт-Петербург 2016 АкадемиЯ
Fmt6qU01 -> В правотворческой деятельности
Fmt6qU01 -> Издается с 2008 года Санкт-Петербургским юридическим институтом (филиалом)
2013 -> А. В. Юрковский Конституционализм и политические
Fmt6qU01 -> Федчин Владимир Сергеевич зав кафедрой культурологии и управления социальными процессами Института социальных наук игу, доктор философских наук, профессор ф 54 Социология : рабочая программа
2013 -> И. Н. Лопушанский социология политология конспект


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   102   103   104   105   106   107   108   109   ...   129


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница