Концептуализация вымысла в языковом сознании и тексте



Скачать 416.93 Kb.
страница7/12
Дата29.01.2018
Размер416.93 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Структура работы. Диссертация состоит из введения, семи глав, заключения; в основной текст работы включены 3 схемы, 20 таблиц и 4 диаграммы. Справочную часть диссертации составляют список использованной литературы, список лексикографических источников и список источников примеров.
Основное содержание работы
Во Введении обосновывается актуальность исследования, указываются объект, предмет, формулируются цель и задачи работы, определяется её научная новизна, теоретическая и практическая значимость, характеризуется материал, методологические основы и методика анализа языковых фактов, излагаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава “Феноменология вымысла” посвящена установлению интердисциплинарного содержания понятия “вымысел”, в ней описаны его логико-смысловые, аксиологические, когнитивно-психологические характеристики. Вымысел рассматривается как разновидность речемыслительной деятельности, которая отражает специфические возможности мышления человека, связанные с парадоксальным умением создавать речевые продукты, не имеющие прямой референции к миру, в котором существует человек. Отношение социума к результатам этой деятельности неоднозначно, но в целом позитивно.

Логико-смысловые характеристики указанной разновидности речемыслительной деятельности выводятся с опорой на известные теоретические положения философии и логики об истине и её антиподе – неправде. Современная методология логико-философского подхода базируется на неоднозначном представлении об истине как феномене объективном, связанном с теоретическим познанием, которое основано на эмпирическом опыте, и относительном, соответствующим меняющемуся знанию о действительности. В соответствии с этим представление об истине как достоверном знании о мире и его реалиях выражается в суждениях, доказывающих факт их существования. Перенос научных посылок логической теории истины на мыслительные процессы, сопровождающие речевую деятельность человека, потребовал уточнения.

В реферируемой работе рассмотрены общие положения логической теории языка и мнения о достоверности и правдоподобии, высказанные Н.Д. Арутюновой, А.А. Зализняк, В.И. Карасиком, С.Х. Ляпиным и др. В соответствии с ними дистинкции факта как подтверждения истинности познанного традиционно соотносят с процессом референции – центральной процедурой доказательства истинности, связанной с суждением, в котором имя (или его эквивалент) сопоставляется со свойствами объекта из мира действительного (его дескрипциями). С точки зрения строгой логики характеристики объектов, вступающих в референтные отношения с именем, должны быть точны и однозначны (Б. Рассел, Ч. Пирс, С. Крипке и др.). При этом референтность объекта, или принцип предметности, опирающийся на предпосылку его существования, составляет одно из условий истинности, которое дополняется условием оценочности, сопровождающей построение суждения: если имя, представляющее субъект суждения, не соотносимо ни с каким предметом действительности, то суждение вынесено не о чем; оно, следовательно, не может быть истинным (Н.Д. Арутюнова). Однако референция как разновидность интеллектуальной деятельности сознания человека часто преодолевает законы строгой математической логики, в связи с чем язык может характеризовать любой объект из мира реального или субъект мысли человека относительно точно или приблизительно (неточно) (Дж. Сёрль, У. Куайн, и др.). Именно положение о точности/неточности референции при отражении мира в языковом сознании (принцип неполнозначности дескрипций Б. Рассела) позволило выявить признаки высказываний, основанных на ложных суждениях и представляющих вымысел.

Неполнозначные дескрипции представляют собой неполные символы: они никогда не имеют значения сами по себе, но каждая пропозиция, в словесное выражение которой они входят, наделена значением, которое зависит от контекста. Так, в предложении I met a man выделяется концепт, соответствующий неопределенной дескрипции 'man'. Если в нем заменить слово man на имя, лишенное референта или вовсе неспособное его иметь (напр., unicorn), то и такое высказывание сохраняет осмысленность и будет понятно. Предложение I met a unicorn значимо, хотя и ложно: пропозиция здесь не содержит в качестве конституента указания на объект ‘unicorn’, а лишь указывает на выражаемое этим словом представление. Из этого следует, что при вынесении суждения грамматическая структура предложения и логическая структура пропозиции могут различаться по степени точности дескрипции, замещающей субъект, но благодаря семантическому наполнению отражать субъект мысли независимо от степени истинности или символизма его существования. Таким образом, дескрипции семантически негомогенны и, в определенной степени, прагматичны — определяются знаниями и компетенцией адресата. В зависимости от их отношения к фонду знаний собеседников различают три типа референции – референтное, атрибутивное и гипотетическое употребление дескрипций в разных типах пропозициональных структур (У. Куайн, Н.Д. Арутюнова и др.).

При референтном употреблении значение дескрипции служит только для указания на объект, оно не входит в содержание высказывания и не влияет на его истинное значение (Автор “Гамлета” умер в один год с автором “Дон Кихота”). При атрибутивном употреблении значение выражения входит в смысл высказывания (Грабитель складо — не новичок). Оно непрозрачно, семантически связано с предикатом, оператор выполняет здесь характеризующую функцию и позволяет по-разному номинировать в высказывании одно лицо (напр., I met a man / a postman/ a knight/ a rascal, etc.). При гипотетической референции устанавливается некоторая воображаемая “предметная область” приложения языка, основанная на зависимости дескрипции от условий ее осуществления, или неистинном (ложном) употреблении концепта, не соответствующем дескрипции в пропозиции (В.В. Иванов, А.В. Кравченко, В.В. Целищев).

Положения теории референции, указывающие на строгие основания истинности пропозиции, выражают идеальные экзистенциональные отношения между субъектами мысли и их свойствами, но, одновременно с этим, они подтверждают мнение о неполнозначности дескрипции, об относительной тождественности признаков при назывании субъекта мысли словом в высказывании. Это косвенно подтверждает наше положение о том, что в целом понятия истина и правда не находятся в отношениях диаметральной противоположности, а понятие вымысел, которое составляет неотъемлемую часть интеллектуальной деятельности человека, основано на несовпадении признаков референта с дескрипциями, намеренно включаемыми в логико-семантическую структуру высказывания о нем.

Феноменологическим основанием вымысла считаем объективно наблюдаемые дескрипции возможных миров, воспринимаемые через призму подобия, относительного сходства с онтологическими свойствами мира реального. При этом неоднозначность референции к объектам из этого мира связана с заменой отдельных понятийных признаков. Появление подобных смысловых отклонений связано со способностью сознания человека к творческой переработке различных впечатлений о мире реальном и созданию ментальных конструктов, для которых характерна неверифицируемость и референциальная неточность. На уровне языка такие продукты работы воображения представлены в высказываниях, основанных на ложных суждениях, что проявляется в предикации с гипотетической референцией к несуществующим в реальном мире объектам, ситуациям и их признакам.

Изучение приемов смысловых нарушений в отношениях между субъектом мысли и приписываемыми ему признаками в случае гипотетической референции позволило выделить три разновидности отклонений от модели истинного суждения: 1) имя называет объект с познанными свойствами, зафиксированными и номинированными в языковом сознании, но его предикат называет ложные признаки объекта (напр., Lower and lower went the flying car); 2) предикат называет познанные функции объекта, но приписывает их иному объекту (Torn pages were flying everywhere as the books rapped with each other, locked together, in furious wrestling matches and snapping aggressively); 3) имя и его дескрипции представляют субъект мысли с непознанными свойствами (The other day Arthur confiscated a box of cursed Sneakoscopes that were almost certainly planted by a Death Eater). Указанные смысловые замены (отклонения от референциальных признаков объектов из мира реального) выявляются, в первую очередь, при сопоставлении синтаксического и логико-семантического планов референции.

Изучение онтологических характеристик вымысла дополнено в работе описанием причин искажения феноменологии мира реального, которые объясняются намеренным или ненамеренным отклонением от референциальных признаков субъекта отражения. В работе уточняется положение об относительной точности информации, представляющей субъект референции в процессе предикации, и обосновывается тезис о вариативном характере отражения мира в языковом сознании. Для доказательства данного тезиса приводятся примеры разнообразных способов неточного отражения мира, что позволяет рассмотреть оппозицию истина – вымысел как градуальное представление о количестве и качестве информации, минимально достаточной для вывода об истинности, возможности, невозможности, ложности предикации о субъекте мысли, а также уточняющую степень влияния человека на процесс вербализации мысли об этом.

Значимыми для рассмотрения феноменологических свойств вымысла являются вопросы о содержании понятия “картина мира” и нормативности разных миров в языковом сознании. Уточним, что в данной работе под картиной мира понимается некий мыслительный конструкт, в котором реальный мир отражается в сознании человека в дискретной форме как продукт человеческого сознания (Г.В. Колшанский, М. Хайдеггер, Т.В. Цивьян и др.). Специфика этого конструкта состоит в том, что сознание человека отражает мир активно. В целом, картина мира соответствует, в первую очередь, тем знаниям и представлениям, которыми располагает общество на каждом этапе-витке знания. В более широком контексте к таким знаниям относятся любые проявления духовной жизни человека, вся совокупность знаний о мире, соотносимых с определенным этапом развития общества, и в истории цивилизации таких этапов было немало. Познавая мир и свое место в этом мире, человечество шаг за шагом продвигалось в направлении от мифологического (архаического, донаучного) мышления, основанного на эмоционально-образных (и часто ложных) впечатлениях об окружающем мире, к материалистическому (правдивому, научному), основанному на фактах и эмпирических данных, категориально обобщенных в естественных науках. Не менее сложной является и социокультурная картина мира, построенная на условностях, архаических мифах и морально-этических нормах бытия человека. Таким образом, в сознании современного человека сложилось несколько вариантов (картин) мира, среди которых выделяется одна – общая картина мира реального, того мира, в котором живет человек. Остальные “миры” существуют только в сознании человека как “возможные” или ирреальные, они определяются как системные представления о вероятностном положении дел по отношению к субъекту, находящемуся в реальном мире и проецирующему свое “я” в иные мыслительные пространства, создаваемые сознанием отдельной личности или коллективным сознанием социума (Я. Хинтикка). В работе формулируются следующие положения об экзистенции возможных миров: 1) среди множества “миров” есть только один реальный мир – тот, в котором действительно живет человек, гипотетическая референция к вымышленному миру соотносима с признаками мира реального; 2) в возможных мирах может выделяться и то, что существует в реальном мире, и то, что в нем не существует, но при их конструировании сознание человека обязательно опирается на представления о положении дел в мире реальном; проявляется это в расщепленной референции, основанной на логических операциях сходства или подобия; 3) возможный мир получает прописку в сфере ментальности, его можно интерпретировать как возможное положение или направление развития событий, объекты этого мира реальны только в пределах фрагментов этого пространства. Указанные положения о феномене вымысел дополняются ценностными и когнитивно-психологическими характеристиками.

Аксиологические свойства вымысла рассмотрены с учетом парадигмы нравственных понятий социума, представленных в оппозитивных парах понятий истина :: ложь, правда :: ложь, правда :: вранье, правда :: обман, честность :: нечестность. Материальную основу анализа составили более 120 лексем и паремий английского и русского языков, обозначающих негативные и позитивные аспекты вымысла и близких к нему понятий (напр., ложь, вранье, неправда и др.), были собраны мнения представителей двух указанных сообществ о значимости правды, неправды, лжи и вымысла.

Выявленные аксиологические характеристики вымысла позволили сделать вывод о неоднозначности его отношений с указанными понятиями, выражающими отношение социума к искреннему или неискреннему речементальному поведению личности. Исследование показало, что вымысел характеризуется амбивалентной морально-нравственной оценкой, поскольку проявляется в двух разновидностях речевого поведения – 1) поведении, основанном на намеренном отклонении от истины (правды), имеющим целью сокрытие или манипулирование информацией, что осуждается социумом (ср.: вымысел как намеренное и осуждаемое социумом искажение истины  — неправда, вранье, ложь, обман, лганьё, брехня, измышления, дезинформация, жульничество, уловка, хитрость, а также lie, half-truth, faulse, fiction, figment, deceit, deception, duplicity, fabrication, flim flam, forked tongue, story, cobblers, fib, hogwash и другие лексемы, номинирующие различные проявления лживости и неискренности); 2) креативное поведение, связанное с переосмыслением известного и получающее вербальное воплощение в тексте, который доставляет эстетическое наслаждение и приветствуется социумом (вымысел как проявление воображения, творческая способность сознания к самовыражению  — фантазия, выдумка, выдумывание, фантастика, а также fancy, fantasy, figment, imagination).

Смысловые различия между двумя указанными типами процессов представляют не только группировки абстрактных имен, но и глаголы, обозначающие разные аспекты изучаемой разновидности речементальной деятельности (напр., врать, лгать, обманывать, хитрить, дурить, выдумывать, приукрашивать, придумывать, фантазировать в русс. яз. или deceive, mislead, beguile, cheat, delude, dupe, fudge, hoodwink, bamboozle, fib, fancy, imagine, invent, etc. в англ. яз.). Сравнение словесного обозначения представлений о речемыслительном поведении, основанном на неточном, а порой и намеренно искаженном отражении мира в языке, позволило выявить существенные совпадения в категориально-семантической актуализации понятийных и аксиологических сторон исследуемого понятия в русской и англоязычной культурах: в обоих языках выявляются группы лексем, представляющие все оттенки вымысла — от неискреннего, лживого высказывания до фантазий, приносящих наслаждение. Это подтверждает наше положение об универсальном и амбивалентном характере рассматриваемого феномена. Незначительные различия касаются общего количества лексем и перераспределения аспектуальных оттенков при описании неискреннего речевого поведения в этих лингвокультурах.

Значительное место было отведено в данном разделе работы изучению причин лживого поведения, его социальной и психологической обусловленности задачами коммуникации, востребованности феноменов “ложь в спасение” для русской и “white lie” для британской коммуникативной культуры.

Интердисциплинарное описание феноменологических характеристик вымысла завершает раздел о роли воображения в обеспечении его когнитивно-психологических оснований. Определив воображение как особую форму психической деятельности человека, которая занимает промежуточное положение между восприятием, мышлением и памятью и состоит в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимавшихся человеком в действительности (Л.С. Выготский), мы рассмотрели его как способность сознания человека творить новое знание (С.Л. Рубинштейн). Специфика его состоит в том, что оно предвосхищает то, чего еще не существует — либо в личном опыте человека, либо в действительности. Воображение преобразует уже воспроизведенные образы и позволяет человеку планировать свои действия в процессе познания мира, находить новые пути и способы решения возникающих перед ним задач, представлять идеальный результат деятельности в сознании до того, как он будет достигнут реально, искать связи между известными ранее или приобретенными заново данными, делать открытия. Подчеркнем, что догадка, интуиция, ведущие к научному открытию или необычные художественные образы и идеи невозможны без участия воображения.

Воображение, связанное с созданием вымысла, запускает процесс преобразования известного материала посредством усложнения, достраивания понятий или формирования образов ранее частично или полностью ненаблюдаемых явлений. Особое значение в этот момент приобретают когнитивные приемы и способы переработки представлений о мире реальном в вымышленные — схематизация, агглютинация, гиперболизация, миниатюризация (С.Л. Рубинштейн). Подобная деятельность воображения выводит сознание за границы реальной картины мира и способствует формированию образов, не имеющих референтов в ней. В работе выделяются следующие группы возможных образов: 1) образы предметов или явлений, в принципе доступные живому созерцанию, но недоступные восприятию лишь в настоящий момент; 2) образы объектов, не наблюдаемые в силу ограниченности органов чувств, но проявляющие отдельные свойства (напр., ультразвук или инфракрасные лучи и т.п.); 3) воображаемые образы объектов, которые только должны быть созданы в процессе практической деятельности человека или возникнуть в ходе эволюции природных явлений, которые становятся базой научного прогнозирования и планирования; 4) абстрактные образы объектов, которые никогда не существовали и мыслятся как принципиально невозможные в будущем (в науке такими являются различного рода модели, в художественной литературе — это концепты с содержанием, противоречащим здравому смыслу).

Приведенная типология воображаемых образов основана на сочетании двух основных компонентов воображения — вымысле и правде о реальности. При их взаимодействии создаются условия для свободной игры ассоциаций — при нестандартном чередовании и комбинировании признаков возникают сложные новообразования — образы объектов, воспринимаемые как несуществующие, но гипотетически возможные. Деятельность воображения стимулируется различными (часто случайными) связями явлений, событий, предметов. Они способны вызвать эту игру ассоциаций и привести к появлению необычного ментального образования – смыслового гибрида, объединяющего в себе признаки из нескольких концептуальных зон. Но для того, чтобы это произошло, необходимо волевое участие человека, эмоционально напряженное поле сознания которого дает материал и основную идею, направляющую работу воображения в определенное русло.


Каталог: struct -> institutes -> ffmk -> engfilo -> doc
struct -> Фонды оценочных средств
struct -> Методические указания по их выполнению Вопросы для подготовки к экзамену (зачету) по дисциплине
struct -> Экзаменационные вопросы по дисциплинам «Анатомия и физиология человека»
struct -> Программа кандидатского экзамена по образовательной программе высшего образования
struct -> Программа минимум кандидатского экзамена по курсу «История и философия науки» «История социологии»
struct -> Вопросы к экзамену: часть I «общие проблемы философии науки»
doc -> Концептуализация вымысла в языковом сознании и тексте


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница