Концепт душа в прозе е. И. Замятина



Скачать 293.72 Kb.
страница5/7
Дата11.03.2018
Размер293.72 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5   6   7
Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы, состоящего из 179 наименований.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновываются актуальность, новизна, научная и практическая значимость исследования, формулируются предмет, цели и задачи работы, положения, выносимые на защиту, приводятся сведения о теоретической и методологической базе, структуре исследования, а также апробации его результатов. Кроме того, излагается краткий обзор точек зрения, связанных с использованием термина «концепт», а также современных исследований, посвященных национальной концептосфере.

В первой главе «Метафорическое осмысление сна как способ художественной реализации концепта душа в прозе Е.И. Замятина» на основе рассмотрения мифологических славянских и христианских православных представлений о душе, философских воззрений русских и европейских мыслителей, словарных определений и фольклорного материала раскрывается структура и содержание концепта душа в русском национальном сознании. Подробно исследуется метафора сна, являющаяся одним из центральных средств реализации концепта в прозе Е.И. Замятина.

В первом параграфе «Концепт душа: структура, содержание, истоки поэтической метафоризации» обозначены семантические поля, формирующие русский национальный концепт душа: славянское, христианское, философское и научное. Славянские представления о душе зародились во времена язычества, характеризующегося одушевлением природы и ее стихий. Мифологическими образами воплощения души, по свидетельству А.Н. Афанасьева, являются огонь, звезда, дым, молния, ветер, дыхание, птица, червь (личинка), бабочка, муха1. В православии душа рассматривается как бессмертное духовное существо, облеченное телом и сообщающее ему жизнь2. В Библии слово «душа» употребляется в следующих значениях: дыхание, жизнь, начало жизни, дух, человек, умерший, тело, чрево3.

В европейской философии существовало три точки зрения относительно природы души:

1. Душа – психическая деятельность человека – имеет физиологическую основу, материальна и смертна, напрямую зависит от деятельности органов чувств. Это направление, восходящее к древнегреческим мыслителям (Гераклит, Демокрит, Эпикур), было развито в философии Декартом, Локком, Кантом, Гегелем, Фейербахом и другими.

2. Душа – самостоятельная, бессмертная, разумная сущность божественного происхождения, заключенная в теле (философия Пифагора, Платона, Августина, субъективного идеализма XVIII века).

3. Душа и тело – две стороны нераздельного единства, одно является выражением другого. Основоположником этой точки зрения является Аристотель. Продолжили эту мысль Фома Аквинский, Спиноза, К.Г. Карус, Л. Клагес.

Русская философия всегда тяготела к религиозному пониманию души (Д.С. Аничков, М.В. Данилов, И.М. Кандорский, А.Н. Радищев, П.Я. Чаадаев, П.Д. Юркевич и другие). И.А. Ильин называл душой Богом данный, глубинный пласт самосознания, а разумом первородную силу души, ее активное начало, то, что и делает ее бессмертной1. П.А. Флоренский считал, что человек не тождественен своему телу, тело – «живой слуга и помощник»2.

Представлены в русской философии и другие трактовки. Например, Н.А. Бердяев соглашался с теорией, признающей тело выражением души3. В.В. Розанов в своих трудах, напротив, сближался с философами, признававшими материальность души, и соотносит ее с половыми органами4.

В конце XIX века происходит зарождение науки о душе – психологии. На первый план выдвигается проблема субстанциональности души, то есть, является ли душа совокупностью отдельных психических состояний (Вундт, Паульсен) или субстанцией, объединяющей эти психические состояния в единое целое (Милль, Спенсер).

Русская психологическая мысль сформировала достаточно сильную традицию как в области материалистической ориентации (И.М. Сеченов, В.М. Бехтерев, Н.Н. Ланге, А.Ф. Лазурский и другие), так и в области идеалистической психологии (Г.И. Челпанов).

Наиболее актуальные признаки концепта закреплены в словарных определениях души. Проанализировав соответствующие статьи в словарях В.И. Даля, С.И. Ожегова, а также в четырехтомном «Словаре русского языка», и комплекс русских пословиц о душе, в структуре русского концепта душа, пользуясь методологией анализа культурных констант, предложенной Ю.С. Степановым, в диссертации было выделено три признака. Актуальным среди них является понимание души как бессмертного духовного существа, тесно связанного с телом человека и ответственного за его дела, а также как самого человека после смерти.

Среди дополнительных признаков следует выделить три основных: 1) человек с духом и телом; 2) сознание (мысли, эмоции, чувства человека, черты его характера); 3) стихийное, природное начало в человеке. Внутренняя же форма – этимологический признак – связывает душу с дыханием (дыханием человека, дыханием божества, вдохнувшего жизнь в человека, а также легким дыханием, отлетающим от человека во время смерти).

Во втором параграфе первой главы «Сон души: метафоризация жизни русской провинции (“Уездное”, “Алатырь”, “На куличках”, “Русь”, “Куны”)» рассматриваются важнейшие для творчества Е.И. Замятина темы, затронутые в «уездной» трилогии, а также в рассказах «Русь» и «Куны», и раскрытые при помощи метафорических образов сна, дна, воды, огня, птицы, мухи, метафорического осмысления глаз, губ, сердца, дыхания, любви, входящих в концептуальное поле константы душа.

Центральными темами «уездных» произведений Замятина становятся темы нравственного сна провинции, противостояния в человеке духовного и телесного, вечного жизненного круговорота. Главным художественным средством, выражающим концепт душа, является метафора сна. Именно сон, «сновиденная жизнь» характеризует в художественном пространстве прозы Е.И. Замятина русскую провинцию и самого русского человека. Из символа скуки, лени и праздности сон перерастает в образ человеческой души. Двойственно понимая сон – как активизацию души и как ее отмирание, – Е.И. Замятин подходит к реализованной в дальнейшем творчестве широкой трактовке души как природного начала – и созидающего, и разрушительного одновременно (душа как стихия).

В повестях «Уездное», «На куличках», «Алатырь» на первый план выступает нравственное противоречие русской провинциальной жизни, выражающееся в сочетании глубокого «сна» души, духовного оскудения и разобщения (утрата способности к духовному общению), с одной стороны, и в пробуждении внутренней жизни, «душевных» чувств и желаний, в феномене русской любви, стремлении к самопознанию, поиску смысла существования – с другой.

Замятиным постоянно подчеркивается национальная выраженность души («тигр с ягненком очень мило уживаются в душе у русского человека»1) и ее главенствующая роль, первостепенное значение в человеке (душа как человек). Используя славянские мифологические символы (птица, крылатые насекомые, сон, вода), русские национальные (глаза, рот) и христианские (ум и любовь, противопоставление телу) представления о душе, писатель создает метафорическую картину «уездного», характера русского человека, внутренний мир которого, как град Китеж, спит глубоким сном «на дне».

Иное воплощение тема «уездного» получает в рассказах «Русь» и «Куны», в которых провинциальная жизнь ввергает душу человека в глубокий сон не нравственным отупением, а размеренностью, спокойствием, отсутствием всяких желаний. Силой, разрушающей мирное течение этой жизни, становится одно из важнейших проявлений души – любовь. Являясь сюжетообразующим началом в произведениях, тема любви раскрывается при помощи национальных представлений о душе: соотнесения души с эмоциями и сердцем как их средоточием (русская православная традиция) и метафоризации души в образе огня, мухи, сна (славянская мифологическая традиция).

В третьем параграфе первой главы «Тайники женской души: метафоризация материнства (“Чрево”, “Наводнение”)» исследуется художественная реализация темы материнства, связанной в прозе Е.И. Замятина с темой вечного жизненного круговорота, возрождения. Представления о бессмертной сущности человека – о душе, дающей надежду на возрождение, вторую жизнь, служат в произведениях источником поэтической метафоризации материнства.

Основополагающим принципом реализации этой темы в «Чреве» и «Наводнении» является постоянно акцентируемый писателем глубокий синтез славянских языческих и православных представлений о душе. Женщина у писателя соотносится как с мифологическим образом Земли-Матери, так и с православным образом Богородицы. Метафоры-символы формируют единый образ женской души, сочетающей в себе разрушительные силы, обусловленные ее родством со стихией Природы, и созидательные, восходящие к православной нравственности.

В рассказе «Чрево» душа воплощается в славянских мифологических образах огня (разрушительные силы) и воды (созидательные силы). Огонь в глазах главной героини Афимьи, символизирующий неудовлетворенную потребность материнства, на время беременности погасает. Именно в этот период Афимья разговаривает с Богородицей и ощущает духовное родство с ней. Христианское в душе героини берет верх над природным, разрушительным. Когда внутри в первый раз повернулся ребенок, глаза героини наполняют слезы, а не разрушительный огонь. Потеря дитя, ненависть к Пётре, ставшего виновником трагедии, вновь разжигают внутренний огонь в Афимье, который и толкает ее на убийство мужа.

Природные, стихийные силы души героини противопоставляются ее христианской составляющей. Афимья, охваченная внутренним огнем, сравнивается с землей, сжигаемой несвоевременной жарой. После признания в убийстве слезы героини соотносятся с долгожданным дождем, пролившимся на землю, а сама Афимья, принявшая христианское покаяние, поднимается над природной своей составляющей и сливается в авторском понимании с образом Богородицы.

В повести «Наводнение» осознанная потребность героини в материнстве метафоризируется в виде сна, в котором предсказаны события будущего (свет впереди, но по пути к этому свету надо испачкать руки кровью). Сон у Замятина, в соответствии с русскими народными представлениями, связан с деятельной работой внутреннего мира человека, его души. Не случайно сон в произведении сравнивается с погружением в себя, в свой внутренний мир. Софья, главная героиня, постоянно сравнивается с птицей – устойчивым национальным символом души.

Особенно значительным в произведении является образ наводнения, в котором сливаются в единый национально выраженный образ поднимающаяся вода, дующий ветер и птица с широко раскрытыми крыльями. Каждый компонент наводнения (вода, ветер, птица, а также гроза, мифологические функции которой возложены в повести на наводнение) являются формами реализации концепта душа. В минуту наивысшего нравственного подъема – признания в убийстве – душа Софьи напрямую отождествляется с наводнением.

Материнство в «Чреве» и «Наводнении» представлено как синтез природного инстинкта с духовным перерождением, обновлением. В результате борьбы стихийного и христианского в душе главных героинь они эволюционируют от образа Земли-Матери к образу Богородицы, символа самопожертвования, искупления и возрождения, всечеловеческого материнства.

Во второй главе «Концепт душа как аксиологический центр прозы Е.И. Замятина» в ракурсе проблем духовного перерождения человека под влиянием прогресса, цивилизации и Октябрьской революции, характерных для прозы писателя анализируются признаки и характеристики концепта, позволяющие рассматривать душу как базисный центр, аккумулирующий чувства и эмоции человека, его нравственные ценности, генетическую связь с природой и прошлым своего народа, а также представления о жизни, смерти и вечности. Основным способом реализации концепта душа в этом случае является противопоставление (оппозиция).

В первом параграфе второй главы «Оппозиция «природа – цивилизация»: душа и характер (“Ловец человеков”, “Островитяне”, “Север”, “Африка”, “Ёла”)» рассматриваются так называемые зрительные лейтмотивы (метафорическое представление характера персонажа в зрительном образе) в «английском» цикле и «северной» трилогии в ракурсе оппозиции «природа – цивилизация». В этой связи Е.И. Замятин писал: «В тех же «Островитянах»: основной зрительный образ Кембла – трактор; леди Кембл – черви (губы); миссис Дьюли – пенсне; у адвоката О’Келли – двойник мопс. В «Севере» все время живут рядом Кортома – и самодовольный, сияющий самовар, Кортомиха – и снятая с руки, брошенная перчатка. <…> Каждый такой зрительный лейтмотив – то же, что фокус лучей в оптике: здесь в одной точке должны пересекаться образы, связанные с данным человеком»1.

В рассказе «Ловец человеков» центральным является конфликт между чувственным, природным (Бэйли) и рациональным, цивилизационным (Краггс), то есть конфликт между душою (как центром чувств) и разумом. Концепт душа, реализованный в произведении при помощи своего признака и телесного выразителя – губ, выступает в значении центра настоящих, искренних и глубоких чувств, противопоставленных царящим в обществе ханжеству и лицемерию.

В повести «Островитяне» через яркую деталь внешности выражается душа человека, его внутренний мир. Е.И. Замятин, используя русские национальные представления о душе (метафоризация через губы, глаза, мысли, способность к общению, сон), подчеркивает замкнутость «островитян», стремление скрывать свой внутренний мир, свою душу (пенсне, «золотая улыбка», «губы-черви»).

В повести «Север» точные авторские характеристики персонажей позволяют провести распределение персонажей произведения по двум противопоставленным группам на основе метафорических образов воплощения души. Герои первой группы (Марей, Пелька, Иван Романыч) олицетворяют природный мир и символизируют генетическую близость с природой, их душа выражается в природных образах, а любовь – проявление души – в жертвенности и сострадании. Главными изобразительными приемами в повести являются олицетворение и персонификация. Герои второй группы (Матрена, Кортомиха, Кортома) отождествляются с цивилизацией и отражают «отмирание» души, вызванное утратой генетической связи с природой, а любовь либо полностью уничтожает ослабленную душу, либо вырождается в плотское влечение, жажду обладания.

Несколько иначе решается проблема души в других произведениях северной трилогии – рассказах «Африка» и «Ела». Здесь центральным конфликтом является не противостояние природы и цивилизации, а столкновение мечты с действительностью. При этом предметы материального мира, олицетворяя душу, приобретают значение одушевленных. Сказочная страна Африка и рыбацкое судно ёла становятся воплощениями души героев.

Во втором параграфе второй главы «“Разум должен победить”: оппозиция “душа – разум” в романе “Мы”» предметом анализа становится осмысление души через противопоставление разуму, ярко воплотившееся в романе Е.И. Замятина «Мы». Единое Государство – цивилизация будущего – построено на основе жесткой диктатуры и тщательного контроля. Герои романа обязаны согласовать свою жизнь с предписаниями гиперболизированного разума. Но внутри человека остается неразгаданное «изумительное уравнение», иррациональный элемент – душа.

Согласно христианским представлениям, именно в душе для человека заключена возможность вечной жизни, возрождения после физической смерти. Поэтому концепт душа в романе тесно связан с идеей жизненного круговорота, продолжения жизни, материнства. Огонь в глазах посвятившей себя революции I-330 становится разрушительной силой души, символизируя стихийное, природное начало. Другой женский персонаж – O-90 вкладывает душу в будущую жизнь, в своего ребенка, и поэтому сама духовно возрождается. Она бросает свой привычный мир и навсегда уходит за Зеленую Стену.

Д-504 – главный герой романа, истинный гражданин Единого Государства, но на протяжении романа он меняется. Любовь – одно из важнейших проявлений души – приводит к активизации внутри героя его иррациональной, природной составляющей. «Плохо ваше дело! По-видимому, у вас образовалась душа»1, – объясняет врач ему в Медицинском Бюро, сравнивая душу с размягченным зеркалом, которое, вместо того, чтобы отражать, впитывает. Противостояние в человеке разума и этого второго «я» – души является центральной проблемой романа. Душою герой называет «неразумную», «лохматую» сущность, которая приобщает человека к природе, к вечному круговороту жизни. Главным признаком исследуемого концепта в произведении становится необходимость полноценного существования человека «за поверхностью».

В романе «Мы» отражены как славянские (метафоризация в образе огня, птицы, разделение души и тела во время сна), так и христианские (отождествление человека с его душой, сердце как средоточие души) представления о душе. В этом произведении Е.И. Замятин также реализовал народные представления о телесных выразителях души (сердце, глазах, улыбке) и вечном возрождении через любовь мужчины и женщины, материнство.

В третьем параграфе второй главы «От оппозиции к пересечению миров: аксиология русской души (“Дракон”, “Пещера”, “Мамай”, “Рассказ о самом главном”)» исследуется прием пересечения миров внутри человека, реализованный Е.И. Замятиным в «петербургском» цикле, а также в «Рассказе о самом главном». В «Драконе», «Пещере», «Мамае» изображается послереволюционный Петербург – мир жестокости, убийств, животных инстинктов – мир тела, который в то же время противопоставлен миру любви, заботы, доброты, нравственных ценностей – миру души. Миры пересекаются внутри человека: внутри каждого дракона (тела) есть человек (душа).

В «петербургском» цикле картина послереволюционных Петербурга и человека складывается следующим образом: в «Драконе» сообщается о наличие двух миров – духовного и телесного; в «Пещере» Е.И. Замятин предрекает смерть человеку, живущему велениями души; в «Мамае» утверждается неизбежное перерождение оставшихся в живых. Концепт душа реализуется в этих произведениях как бессмертная внутренняя сущность человека, связывающая его с природой и заключающая в себе нравственные ценности.

Завязкой «Рассказа о самом главном» становится пересечение миров внутри человека (мир сирени, Rhopalocera – мир души пересекается с миром орловцев и келбуйцев, миром войны и убийств – миром тела) и во Вселенной (столкновение живой Земли – души с мертвой темной звездой – телом), приводящее к смерти (гибели Куковерова и планет) и возрождению (рождению ребенка и появлению новой Земли). Рассказ начинается темой смерти, заканчивается – торжеством зачатия, а все повествование предстает как дорога от смерти к возрождению – пробуждению души.

Процесс осознания «самого главного» у героев рассказа связан с расцветом сил души, выходом на духовный уровень общения, в духовную систему ценностей. Знаками этого выхода в произведении становятся предметы, входящие в концептуальное поле константы душа (глаза, губы, крест). Также активизация души у героев происходит и при соприкосновении с концептуализированными предметами, то есть предметами, получившими в художественной структуре рассказа концептуальное значение (сирень, мост, облака и тень).

В заключении излагаются основные выводы диссертационного исследования.

В творчестве Е.И. Замятина глубоко, полно и интересно отразился русский концепт душа с его сложной структурой и многообразием признаков. Метафорическое осмысление провинциальной жизни, прогресса и цивилизации, исторических и социальных перемен, жизни и смерти сквозь призму национальных представлений о душе не только является важной составляющей образной системы Е.И. Замятина, тесно связывающей ее с национальными традициями (славянской мифологией и православием, но и служит средством раскрытия центральных тем и проблем творчества писателя: духовного оскудения и разобщения, любви и материнства, сохранения человеческого в человеке.

Глубокий синтез славянских и православных представлений о душе, свойственный русской культуре, является ведущим принципом реализации этого концепта в произведениях Е.И. Замятина. В качестве основных художественных приемов писатель использовал метафору и противопоставление (оппозицию).

Вслед за крупнейшими философами своего времени художник искал разгадку русской жизни и феномена русской любви в тайниках русской души, трактуя ее как аксиологический центр, аккумулирующий главные национальные духовно-нравственные, культурные ценности. Есть все основания полагать, что Е.И. Замятин создал в своей прозе уникальную художественную систему, репрезентирующую концепт душа.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница