Книжное обозрение



Скачать 442.11 Kb.
страница1/3
Дата14.05.2018
Размер442.11 Kb.
  1   2   3

Книжное обозрение

Голосенко И.А. ПИТИРИМ СОРОКИН: СУДЬБА И ТРУДЫ.
Сыктывкар: Коми книжное издательство. 1991. 248 с.

Много в отечественной истории и обществове-
дении белых пятен. Много тому и причин, ко-
торые предстоит упорно устранять, если мы хо-
тим преодолеть вопиющую методологическую тен-
денциозность и односторонность, взглянуть на
свое прошлое в контексте общечеловеческих цен-
ностей. В этой связи нам приятно отметить
недавно появившуюся книгу И.А. Голосенко.
Ее автор около трех десятилетий занимается
изучением жизни и научного наследия выдаю-
щегося коми-русско-американского социолога.


Прослеживается трудная судьба Питирима Со-
рокина от первых лет его «сознавания» как
личности до смертного часа, наступившего в да-
лекой от родной земли Северной Америке. Книга
распадается на две почти равные части: в пер-
вой освещается, так сказать, коми-русский Со-
рокин (до его высылки из России в 1922 г.),
а во второй части перед читателем предстает
Сорокин в Америке — авторитет с мировым
именем. Автор использовал огромное количество
подготовительных материалов: труды П.А. Соро-
кина, абсолютное большинство из них на англий-
ском языке; его автобиографические и дневнико-
вые записки, воспоминания о нем его соратников,
друзей и недругов; некоторые страницы написаны
на основе вдумчивого изучения оставшихся у нас
архивных материалов, в том числе КГБ; резуль-
таты переписки Голосенко с самим П.А. Со-
рокиным и его женой Еленой Петровной и др.
Богатый фактический материал (в книге, к огор-
чению читателей, нет ни одной сноски, что ее
обедняет) позволил автору правдиво осветить
жизнь и судьбу своего героя. Особую ценность
представляют, на наш взгляд, те страницы кни-
ги, на которых воспроизводятся идеи и положе-
ния социологических трудов П.А. Сорокина, ввиду
того, что они, к сожалению, до сего времени
являются недоступными не только самому широ-
кому читателю, но даже специалистам.

Автор справедливо полагает, что П.А. Сорокин
целиком вышел из всемирно известной «субъек-
тивной школы русской социологии». Однако в
книге нет хотя бы кратких характеристик рус-
ских социологов — Н.И. Кареева, М.М. Кова-
левского, Е.В. де-Роберти и др., на чьих трудах
рос и формировался П.А. Сорокин как ученый.
Эта школа пользовалась международной извест-


ностью. Приведу свидетельство знатока русской
социологии, американца Ю. Геккера, который —
сначала в 1915 г., затем в 1934 г. — отмечал:
«Кареев — наиболее яркий представитель субъек-
тивной школы. Как философ истории он возвел
социологию в ранг науки... в которую внес
больший вклад, нежели многие видные социоло-
ги» . Эти слова правомерно отнести и к другим пред-
ставителям «субъективной школы», которые сфор-
мулировали важнейшие принципы отечественной
социологии: признание психической основы обще-
ственных явлений, подчеркивание значения лич-
ности, защита так называемого субъективного
отношения к общественным явлениям.

Сорокин-социолог сформировался под влия-
нием достижений субъективной школы русской
социологии, и это нисколько не умаляет его заслуг
перед наукой. Наоборот, читатель видит, что Со-
рокин «стоит на плечах» этой школы, что он
существенно приумножил ее всемирно признанные
достижения.


Не могу умолчать и о некоторых погрешностях
книги. Так, на с. 66 автор пишет, что до Фев-
ральской революции социология не преподавалась
ни в одном из университетов страны. Конечно,
если иметь в виду академический курс под наз-
ванием «Социология», то такой курс, быть может,
действительно не преподавался. Однако нам из-
вестно, что социологические курсы читались в
90-х годах XIX в. (и даже ранее) в том же
С.-Петербургском университете, а начиная с 1907 г.
и на Высших женских курсах (Бестужевских)
под названием «Теория исторического процесса».

В целом книга И.А. Голосенко написана
хорошим литературным языком. Однако встре-
чаются досадные опечатки и стилистические
погрешности. (Показательны в этом отношении
с. 20, 22, 29, 229 и др.) Издатели отнеслись
явно небрежно к типографскому набору. Это
влияет на общее положительное впечатление от
книги. При переиздании (а оно в скором времени
потребуется) недостатки обязательно надо устра-
нить. Тогда книга приобретет большую науч-
ную ценность.

В.П. ЗОЛОТАРЕВ

' Hecker Y. Russian Sociology J., 1934, p. 149.

143

ТРИПТИХ ЛАТИНОАМЕРИКАНСКОЙ
СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ

В Колумбии вышли на испанском языке
одновременно три оригинальные работы россий-
ского философа и латиноамериканиста Э. В. Демен-
чонка: «Латиноамериканская философия: проб-
лемы и тенденции», «Философия в современном
мире» и «Латинская Америка в эпоху научно-
технической революции»'. Книги объединены общ-
ностью замысла; и в них взаимопроникают темы
философии и Латинской Америки: исследование
современного состояния философии сочетается с
осмыслением социальных проблем современного
мира, непосредственно касающихся данного ре-
гиона.

В них латиноамериканская философия пред-
стает как самостоятельное и значительное яв-
ление современной культуры. Известно, что ее
признание проходило нелегко, в острой полемике.
Тем более ценны работы нашего исследователя,
в которых не только дается объективная картина
латиноамериканской философии в контексте сов-
ременности, но и раскрываются самобытные и но-
вые авторские аспекты.

Для читателя, интересующегося латиноамери-
канской философией, книги Э.В. Деменчонка слу-
жат хорошим путеводителем в сложном мире
этого интеллектуально-духовного явления. В них
дается многоплановое и внутренне связанное,
целостное представление о данной философии.
Рассматриваются исторические условия ее воз-
никновения как самосознания общества и поиск
ориентиров развития, логика становления, ее цент-
ральные темы и проблемы.

Автор выделяет самое существенное, структу-
рообразующее в латиноамериканской философии,
рассматривая ее как выражение национального
самосознания, форму культурно-ценностной ориен-
тации общества и интеллектуального инструмента-
рия для осмысления ситуации и перспектив,
как проявление гуманистической и демократиче-
ской направленности общественной мысли, пози-
ций исторически прогрессивных сил. Эти сущ-
ностные черты прослеживаются в первом манифес-
те данной философии, провозглашаемой Хуаном
Баутистой Альберди, в творчестве Карлоса Ваз
Феррейры. Алехандро Корна и Хосе Васконсе-
лоса. в движении по воссозданию истории на-
циональной философской мысли, наконец, в но-
вейшем ее этапе как «ф;:пософии освобождения».

Особое внимание уделено последней. Хотя об
этом «горячем» явлении написано немало, цен-

1 Demenchonok E.V. Filosofia latinoamericana:
problemas y tendencies. Bogota, Editorial El Buho,
1990. 289 p.; Idem. Filosofia en el Mundo Con-
temporaneo. Bogota, UNINCCA, 1990, 307 p.;
Idem. America Latina en la Epoca de la Revo-
Iucion CientificoTecnica. Bogota, COLCIENCIAS,
1990, 82 p.

ность авторского подхода состоит в рассмот-
рении его в широком контексте социально-
культурных процессов в современном мире. Это
идейное движение «освобождения» перекликается
не только с процессами в других развивающихся
регионах, но и с пробуждением протеста 60—70-х
годов на Западе и послесталинской оттепели в
восточноевропейских странах. В целом, как от-
мечает автор, это было начало глубоких перемен
в мире, сдвигов в общественном сознании, кото-
рые возвещали закат авторитаризма в какой-бы то
ни было форме, освобождение от его социальных
структур и идеологических стереотипов конфрон-
тации, прорыв к новому мышлению и демокра-
тизации отношений в обществе и между народами.

«Философия освобождения» — сложное и ди-
намичное образование, которое во многом усколь-
зает от однозначных оценок. Автор проявляет
необходимый такт и диалектичность, стремясь
выявить ее существенные черты и при этом из-
бежать упрощений.

Данная философия провозглашает своей целью
служить идейно-теоретической основой практики
национального и социального освобождения. От-
сюда ее социально-критическая направленность,
пафос радикальных перемен и поиск позитивной
альтернативы существующему положению. В ра-
ботах Э.В. Деменчонка рассматривается централь-
ная' для этого направления философско-истори-
ческая проблематика, в том числе поиск адек-
ватной теории социального изменения в Латинской
Америке. На материале работ Леопольдо Сеа
анализируется «философия американской исто-
рии».

«Философия освобождения» относится к левой
части идейного спектра латиноамериканского об-
щества. Ее оппонентом справа является неокон-
сервативная технократическая идеология «десар-
рольизма» («развития»). Сама проблема столк-
новения развивающихся стран с глобальными
процессами НТР, возникающие при этом социаль-
ные напряжения и проблемы, в том числе и
появление местной разновидности технократиз-
ма — все это темы пока мало исследованные,
а потому их анализ представляет особый интерес.

Технократизм связан с судьбой слоя научно-
технических специалистов, их социальным поло-
жением и отношением к власти. Опираясь на
исследования западных и латиноамериканских со-
циологов, автор проводит сравнительный анализ
ситуации данного слоя в высокоразвитых и
развивающихся странах. Он показывает, что де-
мократически зрелое общество в состоянии вос-
принять творческий импульс специалистов и в
то же время ограничить технократические дефор-
мации. Напротив, в менее развитых странах с
неокрепшими демократическими институтами спе-


144

циалист оказывается беззащитным перед властью
и становится технобюрократом. Технократия
здесь зависима и склонна к альянсу с авто-
ритарными режимами. Э.В. Деменчонок солида-
ризируется с выводами прогрессивных латиноаме-
риканских социологов - Орландо Фальс Борда,
Хорхе Грасиарена и др. в том, что единственным
средством от технократизма и авторитарной влас-
ти является развитие демократии.

Технократические представления о развитии
латиноамериканских стран породили концепцию
«десаррольизма». Автор рассматривает ее положе-
ния и программы. Наряду с этим он иссле-
дует оппозиционные концепции. Анализируется
идущая в последнее десятилетие полемика вок-
руг самого понятия «развитие», в которой все
отчетливее формируется гуманистический подход,
ориентированный на человека и ценности, мно-
гообразие стилей развития. Вместо плоского тех-
нико-экономического детерминизма десаррольис-
то
в вопрос ставится в широком социальном и
культурном плане: развитие для кого и в ка-
ком отношении? Его последовательное осмысле-
ние приводит к выводам о необходимости учи-
тывать не только фиксируемые объективные про-
цессы, но и социально-психологические факторы,
культурные традиции, социальные представления

и ожидания, существующие в общественном соз-
нании гуманистические идеалы справедливости и
равноправия, участия масс в управлении общест-
вом и т.д. Таким образом, развитие предстает
не как унифицированная линейная система, а в
реальном многообразии национальных стилей и
широкой гамме целей и средств их осуществле-
ния.

В рецензируемых книгах читатель найдет инте-
ресные размышления о новейших чертах и тен-
денциях современного философского процесса —
антропологический поворот, новое обращение к
проблеме субъекта, особое внимание к этниче-
скому измерению общественно-человеческой дея-
тельности, защита свободы личности, растущий
диалог между различными школами и направле-
ниями, то есть ту совокупность специфически
современных характеристик философии, которую
принято обобщенно определять как «поворот
к человеку и культуре».

Публикации работ российского философа в
Колумбии — это не только признание дос-
тоинств отечественной мысли, но и зримое прояв-
ление интеллектуально-духовной солидарности.

Ю.А. КИМЕЛЕВ


Подольская Е.А. ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ
АКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ. Харьков: Основа, 1991. 164 с.

И ПРОБЛЕМА


Ценностные ориентации рассматриваются ав-
тором в качестве промежуточного звена, связы-
вающего человека с социальными институтами.
Они «являются способом приобщения личности
к участию в социальном процессе, своеобраз-
ным средством ее социализации» (с. 90).

Сложившаяся система ценностных предпочте-
ний личности не остается постоянной: с изме-
нением условий жизни, накоплением жизнен-
ного опыта может происходить «переоценка
ценностей». Этот факт осмысливается в каче-
стве предпосылки для обоснования необходимости
эффективного воспитательного воздействия на
личность в условиях обновления общественных
отношений, когда стали ощутимы изменения
в ценностных ориентациях индивидов, приводящие
к социальным отклонениям в поведении целых
групп людей и нередко к деградации личности.
Сложность решения проблемы заключается в том,
что негативные изменения в ценностных ориен-
тациях, происшедшие под влиянием прежней го-
сударственной политики тотального подавления
личностных свобод, усугубляются под влиянием
противоречивости процесса перехода к новым
общественным отношениям. С одной стороны,

укрепляется значение общечеловеческих ценнос-
тей, таких как демократия, свобода, плюрализм,
милосердие, доброта. С другой стороны, рост
социальной напряженности приводит к конфрон-
тации между различными социальными группами,
растет нетерпимость, откровенная вражда.

Формирование ценностных ориентаций как спе-
цифического процесса социализации предполагает
активность индивидов: ценности общества и груп-
пы личность как бы пропускает череэ себя, выражая
определенное к ним отношение, исходя при этом
из жизненного опыта, своих наклонностей и ин-
тересов. Но определяющее воздействие на лич-
ность принадлежит социальному окружению.
В этом, по мнению автора, заключается диалек-
тика индивидуального и социального в форми-
ровании сознания человека. В этой связи автор
ссылается на Фромма, хотя и не во всем разде-
ляя его убеждения. Анализируя конфликт двух
ориентаций характера в капиталистическом об-
ществе — рыночного и продуктивного, обуслов-
ленных противоречием двух способов существо-
вания — обладания и бытия, Фромм делает заклю-
чение о том, что общество, культивирующее
ориентацию на обладание, является патологич

145

ным, больным и неизбежно порождает «шизоид-
ную», «невротическую», отчужденную от своей
сущности личность.

В условиях становления рыночных отношений
в нашей стране эта мысль Фромма звучит особен-
но предостерегающе. Отсюда вытекает «необ-
ходимость гуманизации всех аспектов социального
развития — от научных, технических, экономи-
ческих до социально-политических» (с. III).

Формирование ценностных ориентаций осуще-
ствляется на протяжении всей жизни человека.
Он при этом может испытывать воздействие
многих социальных групп, связанных с ним раз-
личными видами деятельности. Если бы индивид
усваивал все эти ориентации, то, как справед-
ливо отмечает автор, его собственные ценностные
представления носили хаотический характер.
В действительности мы обнаруживаем, что цен-
ностные ориентации личности являются опреде-
ленным образом организованной системой. Это
происходит на основе единства социальной и гене-
тической программ, как бы заложенных в индивиде
и позволяющих осуществлять отбор ценностей
окружающего мира. Автор высказывается в этой
связи против довольно распространенной среди
социологов и психологов точки зрения об адап-
тации личности к внешней среде. Главное условие
развития индивида заключается не в приспособ-
лении к внешней среде, а наоборот, — в вы-
ходе за ограниченность ближайшей среды (с. 120).

К сожалению, автор недостаточно аргумен-
тирует это положение, ведь внешняя среда может
либо способствовать, либо препятствовать разви-
тию индивида. Все зависит от условий и об-
стоятельств.

Рассматривая причины девиантного поведения,
автор связывает их в том числе и с субъектив-
ной ориентацией личности на образцы такого
поведения, которые «стихийно» влияют на нее.
Индивид с неустойчивой жизненной ориентацией
легче поддается на всякого рода соблазны, не-
жели человек, имеющий, что называется «стер-
жень», способный критически осмысливать соб-
ственные поступки и действия других. Поэтому
автор выступает против как волюнтаризма в вос-
питании, так и против «политики невмешатель-
ства» в воспитательный процесс. Общество, претен-
дующее называться гуманистическим, должно це-
ленаправленно формировать ценности, соответ-
ствующие высоким образцам культуры и нрав-
ственности. Важно при этом учитывать соотно-
шение идеала как цели развития общества и норм,
господствующих в обществе на данный момент,
поскольку игнорирование этого момента может
приводить как к необдуманной революционизации
сознания, так и к консервации убеждений, взгля-

дов, являющихся продуктом прошлых обстоя-
тельств.

Одна из главных ценностей — ориентация на
труд. Становление новых форм хозяйствования
диктует необходимость пересмотра тех ценност-
ных ориентаций, которые прежде лежали в осно-
ве мотивов отношения к труду. В настоящее
время определяющими должны быть ценности,
в основе которых лежит представление о труде
как источнике богатства, реализации способно-
стей и наклонностей человека. Сформировать та-
кую установку на труд можно при условии
обязательного учета потребностей и интересов
человека в государственной политике преобразо-
вания общественных отношений.


Данные проведенных социологических исследо-
ваний на Белгородском витаминном комбинате
приводят автора к выводу о том, что отсутствие
систематизированной программы учета челове-
ческих потребностей и интересов в производ-
ственной сфере предопределяет низкую эффектив-
ность практикуемых на предприятии мер по по-
вышению социальной активности работников, что,
в свою очередь, усугубляет процесс спада произ-
водства.

Выход из сложной экономической ситуации,
в которой оказалось наше общество, видится
автору в радикальном преобразовании отношений
собственности, чья регуляция определяется интере-
сами людей. Преодоление отчуждения человека
от средств производства, от результатов труда,
от власти, — проблема многогранная: полити-
ческая, экономическая, нравственная. Ее нельзя
решить только с помощью законодательства,
даже самого совершенного. Обществу предстоит
создать необходимые для этого производительные
силы, вызреть в культурном отношении, раскре-
постить массовое сознание. Только таким об-
разом можно будет преодолеть механизм тормо-
жения реформ, в основе которого, по мнению
автора, лежат бюрократическое сознание, чело-
веческий консерватизм, «социальная усталость»,
боязнь перемен.

Но не представляется ли механизм торможения
реформ несколько упрощенным? К примеру,
недостаточно раскрывается вопрос: каким образом
на смену одним ценностям приходят другие,
какую роль в этом играют, в частности, тра-
диции?

В целом, несмотря на отдельные недостатки,
монография производит хорошее впечатление.
Проблемы, затронутые в книге, являются, с од-
ной стороны, «вечными», а с другой — животре-
пещущими, волнующими сегодня каждого чело-
века.

Т.Н. КУХТЕВИЧ, Н.Д. СОРОКИНА

146

Медушевский А.Н. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ.
Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1991, 173 с.

Политическая социология является несомненно
новой научной дисциплиной, сложившейся сравни-
тельно недавно на основе общей социологической
теории и политологии. Среди причин ее быстро-
го развития в настоящее время можно указать
на такие факторы, как качественные изменения
самого характера политики и политической жиз-
ни новейшего времени, в которую оказались
вовлеченными широкие, ранее пассивные социаль-
ные слои; необходимость и возможность праг-
матического подхода к социальным исследова-
ниям, от которых ожидается быстрый анализ
непрерывно меняющегося политического процесса
и прогноз возможных ситуаций; научно-техничес-
кая революция, обеспечившая технологию широ-
ких эмпирических исследований массового мате-
риала. В результате политическая социология на
Западе, являясь сравнительно молодой наукой,
быстро стала одним из центральных направле-
ний исследования общественных явлений, вырабо-
тала свой понятийный аппарат, особые мето-
ды, определила проблематику. Быстро возрастает
объем литературы по этой дисциплине, а ее
преподавание ведется в большинстве высших учеб-
ных заведений. Однако до сих пор эти иссле-
дования были у нас очень мало известны. Кни-
га А.Н. Медушевского впервые в отечественной
литературе в целостном виде рассматривает основ-
ные проблемы политической социологии.

Политическая социология определяется как
дисциплина, изучающая взаимоотношения между
обществом и государством, между социальным
строем и политическими институтами. Она опи-
рается на метод социологии, который состоит в
раскрытии механизмов функционирования со-
циальных явлений, но применяет его к специ-
. фической сфере политики. При этом общий ме-
тод социологии претерпевает существенную тран-
сформацию: если социология изучает главным
образом социальные структуры и характер их
взаимоотношений, то политическая социология
обращает главное внимание на характер их вза-
имодействия. В этом смысле французский социо-
лог М. Дюверже сравнивает социологию с ана-
томией, а политическую социологию с физио-
логией. Говоря о перспективах политической со-
циологии, нельзя не отметить особую проблему —
ее соотношение с традиционными науками, прежде
всего — историей и правом. Определенный праг-
матизм направленности большей части полити-
ческих исследований на Западе не дает возмож-
ности эффективно применять их методы в исто-
рических исследованиях. Рецензируемая книга об-
ладает большими преимуществами в этом от-
ношении. Анализ конкретных проблем политиче-
ской социологии проводится в ней на большом
сравнительно-историческом материале. При этом

А.Н. Медушевский опирается на ряд своих ис-
следований, проведенных главным образом в трех
направлениях. Это прежде всего проблемы истории
государства и права: утверждение и развитие
абсолютизма в России, связанные с ним социаль-
ные слои (правящий класс и бюрократия), а также
политические и административные институты.
Другое направление — анализ административных
реформ России
XVIIIXIX вв. в сравнительно-
исторической перспективе. Третье направление
связано с изучением истории правовой либераль-
но-политической мысли и конституционных проек-
тов в России и других странах XIX — начала
XX вв. Политическая социология и история в дан-
ной книге выступают, таким образом, как взаи-
модополняющие направления. Рассматривая круп-
нейшие преобразования общественных отношений,
административные системы и правовые институты
нового времени, автор интерпретирует их историю
в контексте теории рационализации, модерни-
зации и догоняющего развития.

Центральной проблемой книги становится изу-
чение механизма власти и управления с точки
зрения развития политического процесса. Власть
представлена как ключевое понятие политической
социологии, традиционный предмет ее исследо-
ваний. Попытки определить сущность власти и,
в частности, политической власти, предпринима-
лись в науке с древнейших времен. Они прос-
леживаются в классических трудах Аристотеля,
Макиавелли, Монтескье, многих других мыслите-
лей. Однако для большинства из них свойственно
было обращение не столько к самой политиче-
ской власти, сколько к отдельным ее внешним
проявлениям: способу организации правления,
интенсивности его воздействия на общество и ин-
дивида, направленности деятельности правителя,
его искусству, способам достижения власти и т.д.

Важнейшим итогом развития политической
мысли Нового времени и особенно XIX в.
явилось осознание истины, что власть представ-
ляет собой скорее определенное отношение раз-
личных социальных сил, прежде всего общества
и государства, а потому не может быть понята
как нечто самодовлеющее. Поворотным пунктом
в этом отношении несомненно служит фило-
софия права Гегеля, исходившего из необходи-
мости разграничения гражданского общества и го-
сударства, их диалектического взаимодействия в
ходе истории. Отсюда был только один шаг к
теории Маркса, интерпретировавшего политичес-
кую власть как продукт непримиримости социаль-
ных противоречий, результат и проявление клас-
совой борьбы. В новейшей социологии особенно
большое распространение получила концепция
власти Вебера, согласно которой она может быть
определена как возможность того или иного со-

147

циального деятеля проводить свою волю в
обществе, несмотря на оказываемое сопротивле-
ние. Важным преимуществом веберовского опреде-
ления признается тот факт, что в нем, в отли-
чие от всех предшествующих дефиниций, ин-
терпретация власти свободна от каких-либо оце-
ночных суждений о ней и является предельно
формализованной, что дает возможность приме-
нять ее к объяснению социальных процессов и
явлений самого различного уровня. Такой под-
ход, в свою очередь, позволяет типологи-
зировать отношения власти по различным уров-
ням и критериям ее функционирования. Веберов-
ская социология власти, как показывает автор,
оказала весьма значительное влияние на ее ин-
терпретацию в новейшей политической социоло-
гии в рамках структурно-функционального подхо-
да. Смысл его состоит в том, чтобы поста-
вить власть в контекст более крупной социаль-
ной системы, каковой является общество в целом,
попытаться на этой основе дать собственно
социологическую, а не политологическую модель
власти. Исходя из интерпретации власти в кон-
тексте теории систем, такие ученые как Пар-
сонс и Истон разработали соответствующую
концепцию власти, попытались раскрыть меха-
низм ее функционирования путем анализа инфра-
структуры системы власти — характера полу-
чения ею информации из внешнего мира, спо-
собов ее пререработки и, наконец, выдачи решений.

Методы политической социологии анализи-
руются в книге по трем основным направлениям -
социальная стратификация (гл. 1); социальный кон-
фликт (гл. 2); механизм власти (гл. 3). В каждой
из них излагается теория проблемы, и пока-
зано решение ее на конкретном историко-поли-
тическом материале. Раскрытие методов полити-
ческой социологии проводится прежде всего на
примере формальных организаций, поскольку им,
уже в силу самой природы их возникновения
свойственна максимальная регламентация общих
принципов, структур и процедур функционирова-
ния, находящих, как правило, официальную
санкцию в действующем праве. Классическим
примером формальной организации служит в
социологии бюрократия, исследование которой
позволяет понять структуру власти, управления и
принятия решений в каждом данном обществе.
Особый интерес поэтому придает книге об-
ращение автора к значительному материалу о
развитии бюрократической организации с древ-
ности до настоящего времени.

В любом обществе существует более или
менее оформившаяся дифференциация слоев, групп
и индивидов, разграничение которых можно про-
вести в принципе по самым разнообразным
признакам. На этом основана теория социальной
стратификации — направление, ставящее своей
задачей поиск, выявление и объяснение нера-
венства в обществе. Имея сложную и высоко-
дифференцированную структуру, общество, тем са-

148

мым, располагает механизмом, стимулирующим
деятельность индивидов по достижении определен-
ных социальных позиций. Современная наука
исходит поэтому из необходимости такого мно-
гомерного подхода к стратификации, при кото-
ром учитывались бы все значимые признаки со-
циальной дифференциации. Для политической со-
циологии наиболее информативны такие пара-
метры теории социальной стратификации, как
власть, престиж, богатство (доходы), образо-
вание, религиозная и национальная принадлеж-
ность, семья, а также позиция в этнической
группе, поскольку именно они позволяют устано-
вить динамику изменений социальной структуры
в прошлом и на современном этапе. Основные
тенденции социальной стратификации и мобиль-
ности прослеживаются в книге на примере ряда
традиционалистских структур. Показано, как тра-
диционные родовые, кастовые и сословные от-
ношения влияют на процесс рационализации уп-
равления, соответствующие изменения структуры
чиновничества, постепенно превращающегося в
самостоятельный и весьма влиятельный социаль-
ный слой. Все измерения, по которым возможно
проведение социальной стратификации, при из-
вестных обстоятельствах становятся источником
конфликтов различного уровня и характера. Ре-
зультатом неравенства, существующего в обще-
стве, и связанного с ним различия интересов
слоев, групп и индивидов становится дисбаланс
социальной системы, появление в ней и в отдель-
ных ее структурах противоречий, порождающих
столкновения. Именно поэтому концепция со-
циального конфликта — одна из основопола-
гающих для современной политической социоло-
гии. Анализ природы социального конфликта
проводится в книге на материале модернизирую-
щихся стран нового времени, где он особенно
заметен в целом ряде последовательных реформ
всей административной системы. На первом пла-
не оказываются при этом реформы в Рос-
сийской империи, которые были наиболее зна-
чительны по своим масштабам, проводились
раньше, чем в других странах, а потому служили
моделью. Воплощая в себе догоняющее раз-
витие, модернизацию и европеизацию, они выс-
тупали в ряду подобных преобразований нового
времени, обнаружив ряд устойчивых признаков,
которые затем прослеживаются в реформах
Пруссии, Австро-Венгрии, Турции, Египта, Япо-
нии, других государств вплоть до настоящего
времени. Проведенный анализ показывает, что
социология конфликта действительно позволяет
увидеть в социальных противоречиях источник
и движущую силу изменений социальной струк-
туры, причину появления на исторической арене
новых социальных слоев, институтов и полити-
ческих групп. В данном случае анализ поз-
волил во многом объяснить становление одной из
принципиальных сил современного общества —
бюрократии нового типа.

Власть рассматривается автором как форма
организации общественных отношений, при оп-
ределенных условиях позволяющая одному со-
циальному элементу влиять на поведение дру-
гого. С этой точки зрения общество может быть
представлено как система, дифференциация кото-
рой подчинена решению определенных проблем
и выражается в наличии социального деления.
Элементы этого деления несут определенные функ-
ции по мобилизации и распределению ресурсов,
информации, принятию решений. Источник власти
коренится, следовательно, в социальном нера-
венстве — неодинаковом положении классов, со-
циальных групп и индивидов в обществе, ко-
торое ставит их в зависимое друг от друга
положение. Возникающие на этой основе от-
ношения господства и подчинения составляют
сущность власти и выражаются в определенной
иерархии уровней управления, осуществляющих
его социальных слоев и учреждений, регулирую-
щих поведение индивидов в соответствии с оп-
ределенной системой ценностей и норм. Теория
социальных изменений вполне основательно ста-
новится базой для рассмотрения такой принци-
пиальной проблемы политической социологии как
проблема возникновения политических партий в их
отношении к массовым движениям нового и но-
вейшего времени. Отношение различных слоев
модернизирующегося общества к объективно
необходимым преобразованиям составляет суть
политического конфликта, находя свое выражение
в программах политических партий. Характерно,
что изучение политических партий — их типо-

логии, организации, способов функционирования
в различных общественных системах — состав-
ляет одно из наиболее разрабатываемых нап-
равлений. В данной перспективе предметом изу-
чения становятся общественные настроения, их
влияние на политический процесс, механизмы воз-
действия на социальную психологию (в ходе
различных массовых кампаний и движений, вы-
боров в парламент, через средства массовой
информации). Если взглянуть на эти процессы
с точки зрения социологии изменения или теории
модернизации, то очевидно, что важнейшей их
пружиной и внешним проявлением становится
меняющийся характер отношений между обще-
ством и государством, массами и партиями, воз-
никновение особой модернизированной элиты.

Предложенный в книге подход к разработке
проблем политической социологии открывает
возможности для дальнейших исследований по-
литического процесса в истории и современности.
В настоящее время, когда идет формирование
отечественной школы политических исследований,
очень важно, с одной стороны, обобщить боль-
шой опыт, накопленный западной наукой, а с дру-
гой — привлечь внимание к новым перспектив-
ным направлениям. К их числу относится, несом-
ненно, синтез теоретического подхода с конкретно-
социологическими, историческими и политиче-
скими исследованиями, концепция которого пред-
ложена в книге А.Н. Медушевского.

В.М. ШАВЫРИН

ОЖИДАЛИ ЛИ ПЕРЕМЕН? (из материалов экспертного опроса рубежа
70—80-х годов) / Редактор-составитель А.Н. Алексеев. Кн. 1—2. М.: Институт
социологии РАН. Ленингр. филиал. 1991. Кн. 1. 133 с. Кн. 2. 272 с.

Представлены материалы опроса, проведен-
ного в 1979—1980 гг. в порядке апробации
экспертно-прогностической методики «Ожидаете
ли Вы перемен?». На вопросы экспертной ан-
кеты анонимно отвечали представители научной
и творческой интеллигенции. По разным при-
чинам, как отмечает А.Н. Алексеев, работа не
была тогда завершена. Считались утраченными
и сама методика, и записи ответов. Но, как
оказалось, большинство материалов этого поиско-
вого исследования все же сохранилось. Редактор-
составитель предлагает вниманию читателя 36 экс-
пертных интервью. Хочется отметить, что
некоторые респонденты — это совершенно оче-
видно сейчас! — в своих оценках и прог-
нозах сумели предвосхитить реальное развитие
событий в последующее десятилетие. Именно
этот факт, на наш взгляд, определяет актуаль-
ность и ценность публикации.

Основной ее целью явились сбор и система-
тизация экспертных оценок и мнений для ак-
кумуляции и углубления имеющихся представле-
ний о возможных вариантах дальнейшего раз-
вития конкретного общества. Таким образом,
предлагаемая методика принадлежит к разряду
экспертных, а исследование — к разряду прог-
ностических.

Авторы методики отказались в плане беседы
от какой-либо компоновки факторов, аспектов
и сторон общественной жизни, полагая, что эксперт
может — явно или неявно — провести собствен-
ную концептуальную группировку тех или иных
пунктов. В основу плана беседы положен сле-
дующий концептуальный замысел.


Каталог: data -> 769
data -> Федеральное государственное автономное образовательное
data -> Программа итогового междисциплинарного государственного экзамена по направлению
data -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
data -> Примерная тематика рефератов для сдачи кандидатского экзамена по философии гуманитарные специальности, 2003-2004 уч
data -> Программа дисциплины для направления 040201. 65 «Социология» подготовки бакалавра
data -> Программа дисциплины «Э. Дюркгейм вчера и сегодня
data -> Методика исследования журналистики
data -> Источники в социологии
769 -> Общество и реформы


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница