Книга серии «Административные хроники»



страница1/12
Дата23.07.2018
Размер3.23 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Г. С. Водолеев С. Ф. Сидоренко


Административные
хроники Книга 2


От авторов

Предлагаемая читателям вторая книга серии «Административные хроники» отличается, по нашему мнению, некоторым своеобразием. Прежде всего тем, что рассматривается, анализируется и оценивается «жизне-деятельность» сообщества должностных лиц преимуще-ственно с российской «пропиской». Действия же героев нашего повествования разворачиваются либо в момент нашей работы над книгой, либо годом-двумя ранее.
Как и прежде свои выводы и оценки авторы основывают на суждениях и оценках широкого круга известных российских специалистов и публицистов, мнения которых мы разделяем.
Приносим нашу глубокую благодарность за издание книги нашему доброму товарищу Бабурову Андрею Геннадьевичу. Традиционный низкий поклон нашему пожизненному ангелу-хранителю Водолеевой Ольге Геннадьевне.


Глава 1. Прижизненные обретения администраторов: реальность и иллюзии


По неистовому устремлению в карьерные «восхожде-ния» и сопутствующие многообразные, «безразмерные» обретения генерация администраторов ничем не уступает своим «единоутробным» братьям-близнецам из сословия деньгодобытчиков. И по неразборчивости в средствах на пути к ожидаемому и страстно желаемому успеху. И по полноте ощущений физиологических удовольствий от каждого удачного карьерного шага, мероприятия, обре-тения.
Их мощный природный инстинкт накопительства в социальной среде реализуется в своих неистовых устрем-лениях к богатству, власти. Естественно присущих чело-веческим особям нескольких четко выраженных психо-типов, традиционно «самоселектирующихся» в админи-стративное и деньгообретательское сословия.
В соответствии со своими вековыми устремления-ми эти сословия во всех социумах и во все времена при любых общественных укладах являются самы-ми-самыми добычливыми из добычливых. То есть 9/10 из них относятся к обеспеченным сословиям, а 1/3 из этих 9/10 – к самым богатым и влиятельным особям со-циумов. В итоге, кто к чему по жизни устремляется, то, в конечном итоге, в какой-то мере (полной мерой уда-ется это единицам – «мера» у очень удачливых безмер-на) и имеет. И в этой закономерности присутствует еще одна особенная, частная закономерность: самый боль-шой успех сопутствует наследникам успехов родителей

4


самым неразборчивым и беспринципным обретате-лям карьер и денег. При том небольшом различии, что «наследники» ничем обычно не рискуют, а безродные честолюбцы (в силу слабого общего и профессиональ-ного образования и отсутствия «тормозов») несут впе-чатляющие (но нигде не учитываемые) потери «в живой силе»: множество из них гибнет натурально, оседает в тюрьмах на лучшие годы своей жизни. Что, естествен-но, никого из неистовых искателей административно-денежного земного счастья никогда не останавливало, потому что никто им в начале карьерного пути этого не объяснял, и потому, что когда очень хочется, то все опа-сения и страхи гасит прочная умозрительная надежда, что «все пули – мимо нас». А так никогда не бывает для тех, кто движется под «пулями». Итак, за вычетом тех безродных, кому не повезло, остальным (уцелевшим и надежно охраняемым из «элитарных») неистовым или расчетливым потенциальным «джентльменам удачи» достаются практически все главные социальные призы: возможность с большими личными прибытками распо-ряжаться всеми национальными ресурсами (включая население), возможность самим определять размеры де-нежного довольствия и иных благ из бизнесприбылей. Равно как и устанавливать себе разнообразные особые гарантии прав, иммунитетов от правоохранителей. А самое существенное при таких немыслимых привилеги-ях – неписанные нигде, а потому бесконтрольно и «без-размерно» используемые взаимные услуги чиновников
собственников друг другу. Именуемые блатом, кор-рупцией. А извлекаемые из них «коррупционные при-были» многократно превышают официальные доходы. Попутно, в качестве мелких «сувениров» – присвоение друг другу почетных специальных воинских званий, на-град с высоким статусом, дающих уверенность, что и похороны будут по высшему разряду с обильным осве-

5


щением в СМИ и место для захоронения найдут на пре-стижных кладбищах. Есть и еще дополнительные, весь-ма ценимые «элитарными» стимулы, распространенные в различных культурах, социальных локусах, этнокон-фессиональных обычаях.
В своей совокупности наборы этих «призов» обладают такой неодолимой притягательной силой, которая может даже временно доминировать над самыми неудержимы-ми половыми влечениями, иными весьма насущными физиологическими нуждами.
Именитая (и совершенно справедливая) формула, определяющая способность капитала за 100% прибыли положительно свернуть себе шею, а за 300% – пойти на любые преступления, полностью применима к админи-страторам, особенно средних и высоких уровней. Правда, «цена» различных видов карьерных успехов колеблется в широчайшем диапазоне, спускаясь иногда до пустяковых «расценок» – уголовных наказаний за тяжелейшие долж-ностные преступления: «В середине июля в Подмосковье сотрудники милиции задержали начальника имуще-ственного отдела администрации г. Краснозаводска Сергиево-Посадского района Юрия Ермилова. В авто-мобиле чиновника оперативники обнаружили большую партию наркотиков… Под пластиковой обшивкой в ба-гажнике иномарки было обнаружено 469 граммов герои-на, 12 граммов амфетамина и 3 грамма гашиша. По ценам черного рынка изъятые наркотики оцениваются в сумму более миллиона рублей…
Как рассказал источник в ГУВД Московской обла-сти, буквально на следующий день после задержания, Ермилова в срочном порядке ввели в члены муниципаль-ной избирательной комиссии города Краснозаводска, что позволило ему избежать ареста. Пока чиновник проходит по делу в качестве подозреваемого, исправно ходит слу-жить и отказывается общаться с прессой.

6


Известие о задержании Ермилова с большой партией „дури“ удивило жителей Сергиево-Посадского района. Они знали его как заботливого отца семейства и педагога,
себя он прилюдно называл „глубоко верующим право-славным чиновником“». (Сергей Канев. Согрешил, но не кается. Новая газета. 2010.09.16).
при возможности более впечатляющих прибыт-ков администраторы с готовностью совершают уже не «одноразовые» должностные и иные правонарушения,
«становятся на путь» совершения длящихся, много-эпизодных «цепочек» служебных прегрешений, уверен-но «тянущих» на определение как «средней тяжести» и «тяжкие». Примеров множество: «В Липецке разгорелся громкий скандал: примерно две недели назад исчез зам-прокурора Правобережного района 28-летний Андрей Асташов…
Тем временем местные жители бурно обсуждают вер-сии исчезновения прокурора. Пока в ходу две: похищен членами армянской ОПГ или скрывается от местных скинхэдов…
По количеству нелегальных (лотерейных) игровых клубов на душу населения Липецк занимает одно из пер-вых мест в России. По подсчетам местных психологов, 35% мужчин и 15% женщин основательно подсели на иглу. Только за последние полгода липецкие милиционе-ры провели 15 рейдов по катранам (нелегальный игровой клуб. – Жарг.) и изъяли более сотни автоматов. Правда, потом их пришлось вернуть, поскольку владельцы смог-ли доказать, что изъятое оборудование якобы является лотерейным.
Прокурор Асташов нередко принимал участие в рейдах и выписывал постановления о закрытии игровых заведе-ний. За глаза его даже называли „грозой рулеточников“… Как рассказали по секрету липецкие журналисты, практически всем нелегальным бизнесом в городе будто

7


бы заправляет семья Мурадян, у которой имеются кор-румпированные связи в администрации области, УФСБ

прокуратуре…


следующей версии на правах анонимности сообщил сотрудник Управления собственной безопасности УВД Липецка. По его словам, Асташов якобы был тесно свя-зан с Мурадянами и „кошмарил“ игровые клубы исклю-чительно их конкурентов. За эти услуги ему ежемесячно отстегивали около 80 тысяч рублей.
Кроме того, „особист“ поведал еще некоторые подроб-ности. Оказывается, в начале года на Асташова вышли двое – некто Аник и Амо и по просьбе „большого армя-нина из Москвы“ предложили пролоббировать открытие в Липецке нескольких игровых залов. Для этих целей из столицы была переведена крупная сумма денег, арендо-ваны помещения и завезено оборудование.
Однако вскоре банковские счета оказались заблоки-рованными, а в „дружественные“ клубы нагрянули ми-лиционеры и конфисковали несколько десятков игровых автоматов. Далее, по словам „особиста“, события разво-рачивались следующим образом: Асташова вызвали на „стрелку“, где москвичи сделали ему „предъяву“ на 79 ты-сяч евро. На следующий день он обратился в УВД и по-просил обеспечить ему охрану. В ответ на это в Липецкое УФСБ поступило анонимное письмо, в котором говори-лось, что Асташов якобы берет взятки, ежемесячно имеет откатов на сумму 500 тысяч рублей и крышует подполь-ные игровые клубы. Через неделю прокурор подался в бега». (Сергей Канев. Прокурор выиграл в зеро. Новая газета. 2010.09.02).
В обоих приведенных примерах фигурируют молодые администраторы. И это не случайно: именно в этот на-чальный период карьерного прижизненного марафона, когда в мире человеческих отношений, ценностей нет ни-чего неясного, все очевидно и полностью понятно, когда

8


великая значимость и целесообразность нравственно-ду-ховных норм еще почти не раскрыта, всем карьерным не-офитам до ломоты в висках понятно, что для достижения вожделенных карьерных обретений нужно использовать все доступные способы и средства. Не останавливаясь ни перед чем, не впадая ни в какие сомнения, колебания. Ну а ломанувшись по молодеческой удали и неизбежно-му молодеческому недоумию, недомыслию через зако-ны и мораль и обретя какие-то призы, все последующие многочисленные случаи служебных правонарушений и нравственных паскудств делаются уже привычно и лег-ко. Особенно облегчают чиновные души окружающая административная среда и ее субкультура, когда в стаде администраторов любые прегрешения воспринимаются как естественные, необходимые по законам администра-тивного жанра. В точном соответствии с упоминавшимся законом социальной психологии: «Люди в группе уси-ливают друг в друге либо хорошие, либо плохие намере-ния». Администраторы в своих «группах» (в структурах) подавляюще усиливают свои, естественно, основные до-минирующие мотивации своекорыстия, выживаемости и личного преуспеяния. Наглухо же успешно «закупорив» открывающимися карьерными перспективами свою со-весть и все, что сопровождает ее проявления, молодые администраторы, налегке, свободные от нравственных нагрузок, уже практически беспрепятственно на долгие годы включаются в интенсивные гонки за свои жизнен-ные обретения. Руководствуясь инстинктом самосохра-нения и законом целесообразности, предписывающими делать все, что угодно, что ведет к малейшему успеху. В Удмуртии, например, иномарка в придачу к загородному коттеджу в полмиллиона долларов вполне достаточна для субъективного ощущения счастья, полного душев-ного довольства собой. Ну а для начальника тюремного учреждения на Колыме вершина служебного счастья –

9


перебраться на руководящую должность в столицу, полу-чив там хотя бы за 5–10 лет до выхода на пенсию бла-гоустроенную квартиру. А для многих администраторов верхом земного счастья может стать должность директо-ра горнолыжного курорта после прозябания в роли ря-дового гостиничного администратора. Все зависит еще и от масштаба жизненных притязаний человека, а сам этот «масштаб» зависит уже Бог знает от чего: унаследован-ного от родителей характера, внешних данных, уровня благосостояния и социального статуса семьи (у детей ге-нералов шансы и амбиции «дорасти» тоже до генераль-ского звания на порядок выше, чем у большинства «низ-кородных»). Естественно, так же от социальных условий, стабильности или нестабильности, когда, как это было в Октябрьскую революцию в России, о былых статусах во имя сохранения даже собственной жизни надо было хра-нить гробовое молчание, а мечтать о наибольшем слия-нии с невзрачной окружающей социальной действитель-ностью. Ибо желание сохранить жизнь у честолюбцев все-таки гораздо сильнее стремления обрести дивиденды
300 и более процентов. Капиталист, конечно, готов за трехсотпроцентный доход сломать шею, но, как правило, не свою. А тех, кто мешает прорываться к прибылям, либо пытается изобличить в прегрешениях, ликвидировать с помощью орд квалифицированных юристов, киллеров, журналистов, купленных политиков или правоохрани-тельных органов.
Карьерной жизнедеятельности (равно как и пожиз-ненному промыслу деньгодобычи) свойственна одна важная, имеющая серьезнейшие последствия для судьбы администратора особенность: чем успешнее и прибыль-нее с годами становится административная карьера, тем более административная высокостатусная особь убеж-дается в правильности стиля своей жизнедеятельности,
благосклонности судьбы, в собственной везучести и

10


величайшей собственной же особой одаренности (воз-можно даже гениальности). До самого последнего вздоха. То есть наиболее успешным администраторам судьба не оставляет времени и предрасположенности для разду-мий, размышлений о прожитой жизни, ее главных ито-гах. И в этом – либо особая милость судьбы, снабжающей душу вельможи анестетиком славы, особой значимости до последнего жизненного вздоха, либо одно из самых тяжелых наказаний Господа за прижизненную нераска-янную безмерную человеческую спесь и иные паскудства разных периодов жизни. В наше время многие русские (и советские) офицеры приняли монашество или стали свя-щенниками после окончания соответствующих духовных учебных заведений. Но 99 из 100 преуспевающих высших администраторов никогда и не помышляли о подобном: земные жизненные успехи, прущие им в руки, намертво закабаляют этих особей оставаться на своих богатейших административных «приисках» до последнего мгновения жизни. И по смерти многие из них продолжают сжимать в окостеневших руках символы своей власти: даже в гро-бы иных кладут в генеральских или маршальских мун-дирах, зная приверженность усопших к шитым золотом статусным одеяниям.
Конечно, пышные похороны по высшему разряду с официальным объявлением национального траура, со стенаниями всех СМИ – приз, о котором сановные осо-би мечтают. Те, кому позволяют их «трудовые сбереже-ния», заблаговременно откупают себе престижные ме-ста на погостах и даже строят помпезные усыпальницы. Сами, не ожидая и не полагаясь на милость потомков (и зная повадки своих братьев по сословию разворовывать деньги, выстраивая дешевые декорации вместо настоя-щих сооружений), создают некрополи, пусть и не спо-собные конкурировать по части величия с пирамидами египетских фараонов, которых «боится время». Правда

11


хитромудрые жрецы Древнего Египта, руководящие процессом проектирования и строительства царских усыпальниц для еще бодрствующих фараонов, приспо-сабливали эти исполинские, величественные творения к выполнению неких сакральных функций, над разгадкой которых до сих пор ломают головы многие ученые раз-ных специализаций. Замыслы же сановной публики, за-благовременно творящие для себя усыпальницы, впол-не понятны изначально по причине своей крайней про-стоты: изъять из оборота на долгие десятилетия участок земли в самом хорошем месте и связать впечатляющее архитектурное сооружение со своим именем, понуждая редких посетителей некрополей в грядущих поколениях прочитывать свое имя на эпитафиях. Не Бог весть какая память, но все-таки лучше, чем ничего. Тем более что дальним потомкам, уткнувшимся взором в посмертные посвящения, будет полностью невдомек, какой шлейф грязи тянется за погребенным здесь. И в отличие от со-временников повода у потомка плюнуть в усыпальницу не будет. В точном соответствии со словами русского поэта на эту тему:
Что, камни не живут? Не может быть – смотри, Как дружно все они Алеют в час зари…
Или гримасничают долгие века, Когда ваятеля подкупная рука Доносит нам под маской красоты Чьи-либо гнусные, проклятые черты.
Равно как и святоотеческие наставления и вразумле-ния, вроде следующего: «То, к чему мы идем, слишком высоко, а то, что мы здесь оставляем, слишком ничтожно. В этом мире ничтожны все наши добродетели, ничтож-но все наше понимание истины. И потому, чем страдания правды ради, нет большего сияния, чем сияние безвин-

12


ного страдания. (Архиепископ Иоанн (Шаховский)». (Архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Опыт построения исповеди. – М.: Отчий дом, 2007. С. 155).
Именно дремучая, нетленная прижизненная спесь разнообразных «очень важных персон», в числе которых большая часть – всевозможные администраторы, вопиет десятилетия и более языком творений «ваятелей подкуп-ных рук» об их неодолимом безбожии, бездуховности, вне зависимости от их принадлежности к каким-либо конфессиям. Ибо тогда бы они знали, что не памятники и ордена будут на чаше, определяющей посмертную судьбу их душ, а только совокупность всех их практических дел (в том числе и уголовных). Самовеличание на все лады в любых религиях – тяжелейший грех, даже «одноразо-вое», не говоря уж о длящемся всю жизнь. А помпезные некрологи, как последнее усилие восславить себя сразу после смерти, – несокрушаемое свидетельство нераска-янной, воинственной спеси, будут как бельмо на глазу живущего. И получается, что земное счастье преуспев-ших администраторов, блокировавших любые свои ду-шевные переживания, сыграло роль наркотика: болезнь души не излечили, а только напрочь устранили проявле-ние симптомов недуга. О чем сами администраторы даже не задумываются: будучи практическими богоотступни-ками, они вообще существование души воспринимают как детскую сказку. А утратить, погубить в себе то, чего нет – все равно, что горевать об упущенной выгоде в биз-несе, которым не занимаешься.
Ну а с прижизненными «призами», за которыми устремляются сонмы алчущих успешных администра-тивных карьер, все совершенно ясно: для масс адми-нистраторов низших уровней это прежде всего долж-ностные оклады, превышающие самые высокие средние зарплаты обычных работников. Да еще ничем особо не ограниченные возможности «одалживаться» бесплатны-

13


ми услугами подчиненных, идти им навстречу в мелких бытовых просьбах за скромную, но довольно часто слу-чающуюся мзду. Кроме того, большие возможности по-лучать разнообразные социальные блага, «культивируе-мые» в данном обществе, да и лучшего качества (пусть и ненамного, но греющего душу). Ко всему прочему – еще и лучшая информированность о реальном положении ве-щей в трудные времена, помогающая действовать более точно, правильно с большой личной выгодой в сравнении с «широкими народными массами».
Традиционные, массовые призы, за которыми устрем-ляются (и которые большинство получают) сонмы сред-них и высших администраторов тоже хорошо всем из-вестны: дорогостоящая недвижимость для семьи, успеш-ное определение детей в перспективные отрасли фи-нансов, бизнеса, власти по получении ими престижного дорогостоящего образования за рубежами, высочайший (по местности) уровень потребления, прочная защита от уголовного преследования для семьи за любые правона-рушения и т. д. и т. п. С существенными «дополнениями» в виде «увесистых» правительственных наград, почет-ных званий регионального или национального «достоин-ства», возможностей получать мзду за предпочтения при рутинном исполнении служебных обязанностей (лучше всего – при распределении и регулировании бюджетных финансовых потоков). Как это, к примеру, повсемест-но происходит в нынешней административной системе России – рядовой пример тому: «Мы били все рекор-ды по олимпийским бюджетам. Совокупный расход на Сочи-2014 составит 39 млрд долларов. И по оценкам экс-пертов большую часть этих затрат сожрет коррупция.
Последним наглядным примером того, как форми-руется бюджет олимпийских объектов, стала история бизнесмена Валерия Морозова. Он „вышел из тени“ и на все СМИ рассказал, как платил взятку за право стро-

14


ительства гостиничного корпуса для вип-гостей. По его словам, платил не кому-нибудь, а в Управление делами президента. Откат составлял 12% от всей суммы кон-тракта – 180 миллионов рублей. Но и это не помогло, по-скольку в итоге компанию Морозова „Москинверспром“ турнули с объекта и пустили достраивать югославских подрядчиков, по словам бизнесмена, аффилированных с чиновником УДП Лещевским, которому Морозов, соб-ственно, и платил взятку. Сам Владимир Лещевский на-зывает все вышесказанное клеветой. С ситуацией сейчас разбирается Госпрокуратура, которая пока не возбудила уголовного дела ни на клевету, ни на вымогательство. Эксперты при оценке скандала сходятся в одном – ситу-ация Морозова типична, но главная проблема в том, что он заплатил слишком мало.

– Все, что касается госзаказа, – там от 30% и выше.


от стоимости Олимпиады эти 30% легко можно от-нять, – говорит глава Союза инженеров-сметчиков Павел Горячкин. – За ценообразование на таких объектах отвеча-ет Минрегионразвития, и они изначально составляют сме-ты „на вырост“, куда закладывают все, в том числе скрытые расходы. Яркий пример – дорога Адлер – Красная Поляна стоимостью 140 миллионов долларов за километр. Я знаю, самая расходная дорога в мире – в Швейцарии, тоннель, выдолбленный в скале, – 40 миллионов евро за километр, при том что у нас процент откатов в дорожном строитель-стве и так обычно доходит до 85%.
При обсуждении проекта „золотой“ дороги предла-гались гораздо менее затратные варианты – автотрасса покороче или даже канатка. Но предпочли гораздо более дорогой вариант…
– Многие объекты, которые предполагались как ста-ционарные, теперь уже строят как временные, к примеру, стадион для керлинга, – утверждает Валерий Бриних. – А потом еще надо будет составлять смету на разборку объ-

15


екта, которая может равняться стоимости строительства, и там уже точно ни за чем не уследишь. Разобрали, а что там стояло и сколько кто украл – не разберешься.
– Там почти все объекты будут временными, – уверен экс-кандидат в мэры Сочи Борис Немцов. – Горнолыжная часть на Красной Поляне останется и еще, может, как-то отобьется. А все, что строится в Имеретинской низменности, в субтропиках, – эта часть вся ворованная». (Лиана Налбандян. Откат нормаль-ный. Собеседник. 2010. № 25).
Из цитированного (вполне рядового для нынешней России) материала четко вырисовывается картина са-мого масштабного в современности безнаказанного каз-нокрадства и воровства по простым, надежным схемам. При полном сочувствии российских правоохранитель-ных администраторов, которые с удовольствием сни-мают свою долю наворованного с каждого уличенного в эпизодах казнокрадства, мздоимства администратора. То, что «перепадает» сословию нынешних российских администраторов (вернее, вымогается или крадется) по своим размерам и комфорту обретения и пользова-ния коррупционными призами аналогов в современном мире не имеет. А потому может служить самой вырази-тельной «наглядной» демонстрацией умело скрываемо-го процесса «прожигания» жизни генерацией админи-страторов в их азартной и всегда выигрышной погоне за впечатляющими призами. Процесс благополучного обретения во властвующих сословиях верхних уровней просто выжигает дотла любые иные смыслы земного су-ществования, особенно связанные с религиозной аске-зой, самоотречением и самопожертвованием (даже в ма-лых толиках).
Субкультура богатейших и вельможных администра-торов как фрагмент субкультуры богачей – это мир оби-тания тех, кто практикой жизни противопоставил себя

16


Богу, либо в качестве «скромненьких» вероотступников, стеснительных богоборцев, либо в более «крутых» ипо-стасях – откровенных, воинствующих богоборцев, сата-нистов. Осознанно выбравших безмерные земные блага в любом их «ассортименте» в ущерб посмертному вечному благостному бытию души вне земного тела.
Полностью «удовлетворенный» и «среднестатистиче-ски» успешный высший администратор традиционно и выглядит как обладатель внушительных состояний из до-рогих домовладений в столицах и курортных зонах, иной недвижимости и многомиллионных «сбережений» на счетах членов семьи. При детях, определенных на впечат-ляющие административные уровни в финансовом, ином бизнесе, в государственные структуры первостепенной значимости. А к признакам полноты успешности жизни администратора относятся установленные при жизни связи детей с высокостатусными семейными кланами, удерживающимися на верхних социальных «этажах» дол-гие десятилетия, а то и целые столетия. Причем запасы накоплений, передаваемых успешными высшими адми-нистраторами своим детям должны быть по размерам та-ковыми, чтобы гарантировано обеспечили безбедное, вы-сокостатусное существование потомкам в двух-трех коле-нах даже при условии их собственной полной неуспеш-ности в обретении традиционных административных прижизненных «призов», объем которых регулируется общим объемом социальных резервуаров разнообразных жизненных благ и ценностей и обстоятельствами (уров-нем жесткости карательной практики за казнокрадство и мздоимство, общим числом администраторов у различ-ных социальных «пирогов», практикой распределения долей «призов» с собственными начальниками и др.). Но никогда объем обретений администраторов и в малой то-лике не ограничивается чувством меры по причине отсут-ствия таковой за полной ее ненадобностью.

17


А доля административных сословий в национальных прибытках (естественно, колеблющаяся в известном ди-апазоне от социума к социуму) вполне может быть со-поставима с долей сотен тысяч богатейших семей мира (0,0001% от населения планеты), владеющих подавляю-щей частью собственности в мире и доходами, которые она приносит. Конечно, высших администраторов, воз-можно порядка на три побольше, чем сверхбогачей, а их совокупная доля в национальном продукте изрядно ниже, но все равно внушительна и сопоставима с долей потребляемых благ остальных 90% населения. И это – отнюдь не плата за важную управленческую деятель-ность, оборачивающуюся непомерными благами социу-мам по причине того, что реальное качество управления сословиями администраторов (за редчайшими исклю-чениями, вроде Финляндии) стабильно поганое. И по-тому непомерно высокие «нормативы» присваиваемых администраторами (высших уровней, прежде всего) благ вполне обоснованно следует причислять к «при-былям» мародеров. Принципы действий этого гнусного племени, примерно, они и те же в любых их ипостасях: от «классических» мародеров, грабящих трупы погиб-ших воинов – до «классических» мародеров, грабящих весело и с упоением «широкие народные массы» моно-польно высокими ценами, заоблачными ставками по кредитам (ссудными процентами). Как, к примеру, это происходит на рынках продовольствий, услуг в нынеш-ней России: «Мука подорожала из-за негативных про-гнозов по сбору урожая в этом году. Оставим за скоб-ками вопрос о том, что зерна в стране на самом деле достаточно. Зафиксируем, что в воздухе витает весьма эфемерный, но чутко пеленгуемый шестым чувством россиянина призрак голода, который советскому обще-ству знаком в формате дефицита. Эта угроза превраща-ет банальную экономическую практику (купить батон)

18


алгоритм выживания. Человек становится несвободен
выборе, а продавец этим пользуется.
Такое поведение правильно назвать мародерством: ситуация, когда один экономический субъект извлекает выгоду из того обстоятельства, что другой находится в состоянии беспомощности.
Со всей очевидностью мародерами можно назвать тех, кто грабит пожарища. С чуть меньшей – таксистов, кото-рые повышают плату в десятки раз сразу после теракта. С директором хлебозавода, увеличивающим вдвое от-пускную цену на хлеб, все очевидно, но только на первый взгляд. Ведь его издержки не увеличиваются. Значит, та-кой директор планирует извлечь сверхприбыль из чужой беды, пусть и мнимой.
Нормы поведения задает, как ни крути, государство (и его отростки в виде госкомпаний – корпораций). Так вот, наше государство – тот еще мародер. Достаточно вспом-нить о постоянном, экономически немотивированном (в том смысле, что мотивация – другая) росте цен на та-рифы ЖКХ, направленном на изъятие ренты, наиболее чувствительной как раз для социально незащищенных граждан.
В общем, право сильного диктовать свои условия экономической игры, не стесняя себя рамками закона и тем более морали – это практика, широко и постоянно транслируемая представителями государства во всем их многообразии. В ситуации угрозы (беды) сильным становится обладатель дефицитных благ. И он действу-ет в традиционной мародерской парадигме». (Алексей Полухин. На рынок выходят мародеры. Новая газета. 2010.08.19).
Процитированный подход автора к идентификации социального явления под именитым брендом «мародер-ство» бесспорно справедлив и обоснован. Именно с таких позиций и надлежит классифицировать, «аттестовать»

19


практику сословия средних и высших администраторов любого социума по инициированной же ими самими бес-прерывной, многообразной «деятельности» негласного, чаще всего вовсе скрытого, преступного наделения себя многообразными непомерными благами. На жаргоне рос-сийско-советских зэков это называется «крысятничани-ем». Но в отличие от «светской» практики, тех, кого ули-чили в «крысятничании» на зоне – убивают. Чтоб не по-ганили человеческую породу. И это самый правильный и гуманный по отношению к социуму подход для решения проблемы мародеров. Который практикуется в обычной социальной среде, к сожалению, крайне редко – когда уж терпеть племя оборзевших мародеров в административ-ных креслах сил никаких нет. Но силы учинить правеж для обнаглевшей административной сволочи и их холу-ев еще достаточно. В России настроение общества на сей счет, похоже, перехлестывает через край, вопрос толь-ко в том, есть ли кому еще (из тех, кто сам не запачкан в коррупционном мародерстве) организовать этот правеж. Ближайшее будущее покажет.
Закономерные социальные следствия безмерного произвольного потребления благ административным сословием для любого общества всегда печальны: рас-кормленные «элиты» неизбежно резвятся на фоне об-щесоциальной нищеты, невежества, преступности, нар-комании, алкоголизма, проституции и множества иного подобного – «по мелочи».
За рамками изложенного материала следует обяза-тельно назвать еще пару мощных, но не «материальных» стимула для стремящихся стать успешными карьерными администраторами. Прежде всего, это возможность сколь угодно физически слабой, неказистой мужской особи, став администратором хотя бы средней руки, увеличить свою социальную привлекательность и силу на целые порядки – наподобие человека, освоившего управление

20


мощным бульдозером, экскаватором и «воцарившимся» на водительском месте. И заморыш, которого в школе все шпыняли, гнобили, над которым издевались и за полно-ценного «коллегу» не держали, становится руководите-лем целого карательного органа, получает в свое распо-ряжение такие финансовые или материальные ресурсы, что прежние «лучшие ученики», капитаны школьных спортивных команд – красавцы и сердцееды школьных примадонн – жмутся в очередях в их приемных в каче-стве просителей.
Более того, ореол власти, окружающей преуспевшую карьерную особь, многократно усиленный разнообраз-ными холуйствующими, трансформирует некогда непри-метных подростков-заморышей в неотразимых очарова-телей любых красавиц, страждущих богатой жизни по лучшим наивысшим мировым стандартам.
И получается, пробившийся хотя бы в средние адми-нистраторы с помощью ли холуйств, подкупов, угожде-ний, лестью, хитростью, предательствами – всеми теми качествами, которые «в миру» определяют человека как малодостойного, а то и вовсе презираемого – получает доступ к руководству группами наделенных каким-либо видом административной власти людей, которые пусть не в состоянии остановить наступающую дивизию, но вот разрушить чей-то бизнес любого рода, сломать судь-бы многих людей, создать множество бытовых проблем большим человеческим массам вполне в состоянии (и не-редко это успешно делают).
Избирательностью в предпочтениях при решении «кадровых вопросов», определении адресов и объемов социального финансирования, помощи администраторы по своему произволу регулируют и процесс социально-го селектирования – каким людям, социальным группам дать больше возможностей состояться профессионально, карьерно, каких – застопорить на всю оставшуюся жизнь.

21


И в отличие от воинов, ныне только в недолгие пе-риоды воюющих натурально, администраторы употре-бляют свою власть постоянно. То есть по совокупному «управляющему эффекту» не уступают производитель-ности строительной или какой иной непрерывной про-мышленной индустрии. Другое дело, что этот самый «управляющий эффект» чаще всего бывает отрицатель-ным, ущербным для социумов, но весьма положитель-ным для сословия высших и средних администраторов и «аффилированных» с ними сословий крупных соб-ственников.
Вывод очевиден: при сколь угодно слабых человече-ских качествах преуспевший администратор высокого уровня совокупностью полномочий – своих и подчи-ненных – превосходит во многом любого былинного богатыря. Не говоря уж о нынешних олимпийских чем-пионах вместе взятых. Ради этого-то уже можно особям с болезненным самолюбием, честолюбием изо всех сил по любой из множеств дорожек стремится попасть в ад-министративное сословие, а попав, сделать возможно более успешную карьеру. Хотя бы ради того, как удачно выразился один из киногероев в роли советского раз-ведчика, служивший в абвере, объяснивший немецкому начальству свое служебное рвение: «Хочу, чтобы мне приказывали немногие, а я мог приказывать многим».
если учесть, что те, которым стремятся приказывать высокопоставленные администраторы, тоже обладают полномочиями приказывать многим, то получается вну-шительная сила в руках одной административной особи.
когда мощь поднимается на уровень общенациональ-ный, то у ее обладателя (несмотря на то, что он только временный ее пользователь) появляется ощущение поч-ти богоравности. Во имя такого «приза» иные бьются с конкурентами насмерть. Не в поединках, конечно, а «ти-хой сапой», разнообразными подлянками и приемами,

22


практикуемыми спецслужбами и структурами оргпре-ступности (часто – именно их руками).
Есть и еще один маленький «довесок» – приз к вы-шеозначенному «нематериальному» стимулу админи-стративной деятельности – возможность перегружать многие свои административные рутинные функции на подчиненных, освобождая себе время для интересных досугов для «избранных»: полезных для карьеры меж-личностных коммуникаций, либо для деятельности, непосредственно не связанной со службой – участия в многотрудной деятельности масонских лож, закрытых «элитарных» клубов, правящих политических партий и т. п. Дело чрезвычайно интересное, занимательное, азартное, но не только не относящееся к исполнению служебных задач, но не менее, чем в 10 из 10 случаев связанное с использованием казенных общественных средств и ресурсов на какие-то кланово-корпоративные цели. Обмен же (за чужой, естественно, счет) взаимовы-годными услугами с целыми гроздьями высокостатус-ных, значимых особей не только еще более увеличивает представление о своей непомерной значимости, но и ре-ально увеличивает и без того весьма немалые возможно-сти, влияние, властные ресурсы. Еще более вооружает административную особь для гарантированной защиты привилегий, преимуществ, владений высокого соци-ального (формального, естественно) статуса, уменьшая число страждущих покуситься на сословие «вельмож-ных панов» из страха быть ими раздавленными – в пря-мом или переносном смысле.
Что в итоге окончательно утверждает эту администра-тивную генерацию в своей безраздельной, бесспорной, справедливой принадлежности к касте господ сего мира. И определяет (уже пожизненно) восприятие остальных компонент, фрагментов социального мирового сообще-ства только с этой мировоззренческой позиции. А всякого

23


несогласного с этим полагают богохульником и осквер-нителем устоев мироздания – со всеми вытекающими (для богохульников) печальными, а то и вовсе трагич-ными следствиями (если, конечно, бузотеров немного, а каратели и службы безопасности в состоянии справиться с таким объемом работы).
Существует по мелочи еще немало иных стимулов стремиться к обладанию хоть малой долей администра-тивной власти. К наиболее приметному и широко рас-пространенному можно отнести стремление любого ма-лодостойного, ущербного по важнейшим качественным параметрам человека любого социального «происхожде-ния» использовать любую обретенную власть для того, чтобы унизить окружающих людей, превосходящих их по своим человеческим качествам. По очень простой схеме: «Я начальник – ты дурак!» (варианты: дерьмо собачье, ничтожество, мусор и т. п.). А вот испытывае-мые при этом людьми ущербными чувства злорадного торжества, удовольствия лицезреть воочию унижения людей достойных, их страдания, беспомощность, безза-щитность от произвола резвящегося администратора и доставляют сонмам этих убогих наивысшие наслажде-ния. Ради обретения которого они и лезут на все дости-жимые и недостижимые должности хоть каких-то адми-нистраторов. Подавляющему большинству администра-тивных сонмов особенно низших – массовых – уровней этого более чем достаточно, чтобы чувствовать себя в жизни вполне удовлетворенным, вполне состоявшимся персонажем.
И именно эта биомасса удовлетворенных низших ад-министраторов – надежное, добротное основание всех сущих административных сооружений социумов, ко-торое подобно амортизаторам в фундаментах зданий в японских городах, гасит даже самые сильные под-земные толчки во время землетрясений. А цена-то по-

24


добной «услуги» низших администраторов высшим – удовлетворенное тщеславие, сатисфакции за какие-то природные ущербы путем предоставления возможности безнаказанно гнобить подчиненных. Которые в своей совокупности почти равны всей численности «широких народных масс». Зато «высшие» чины, администраторы в обмен на это могут вполне свободно по своему усмотре-нию и в своих интересах распоряжаться ресурсами нации, заниматься своими личными или кланово-корпоративны-ми делами, умело «вплетаемыми» в разнообразные «вели-косветские» досуги: охоты, состязания в гольф, приемы и т. п. Где тоже имеют место переутомления, переборы, сопровождаемые жалобами сановников на перегрузки государственными делами. Возможно, какие-то пере-грузки действительно для кого-то и имеют место, но для социумов вся эта «великосветская» суета остается «кипеньем в действии пустом». Цена, которую вынуж-денно платят социумы за «переутомление» заботами административных сословий, непомерна, сдирает прак-тически все ресурсы, потребные для нормального разви-тия и воспитания человеческих детенышей в их основ-ной массе. И ко всему этому коррумпированные слои административного сословия «развивающихся» стран (России – в их числе) наносят постоянно громадный вред своим нациям, допуская на рынки своих стран, к природным ресурсам международных мародеров, хищ-ников, превращающих изрядные доли земной поверх-ности даже не в лунные ландшафты, а в самые грязные континентальные свалки гниющих бытовых и ядовитых промышленных отходов. О том, что именно так обстоят дела, свидетельствует ситуация в нынешней России: в результате «непосильных трудов» во благо державы и населения (мы помним слова одного из наших первоад-министраторов, что он трудился во благо всех и вся «как раб на галере») российское население уже два десяти-

25


летия стабильно вымирает темпами от 500 до тысячи в год и выше (по заключению российских ученых в сутки исчезают две средние деревни, в год – небольшая губер-ния). А вот сословие высших столичных и региональных администраторов (среди которых ни один не загнулся от переутомления – только на охотах гибнут в падающих вертолетах) заметно приросло долларовыми миллиарде-рами и мультмиллионерами, океанскими яхтами в сотни миллионов долларов, персональными «Боингами» по та-ким же ценам, зарубежными замками с поместьями, а то

прикупленными «по случаю» островами.


именно эти два взаимообусловленных процесса со-держат в себе главную объективную оценку деятельно-сти нынешнего сословия российских администраторов. В «цивилизованных» странах такой откровенной поха-бени административному корпусу творить не позволя-ют. В других странах творится примерно то же, что и в нынешней России. К величайшему несчастью социумов, в которых не сформировались даже за столетия («эли-тарные» не позволили) никаких работоспособных, на-дежных механизмов контроля (и поддержания в работо-способном состоянии) аппаратов административной вла-сти. Вероятно, прежде всего потому, что никогда нации в этих странах не поднимались на борьбу против своих властвующих сословий и не разносили их в пух и прах, как это имело место в Европе в периоды буржуазных ре-волюций или как это имело место в России в 1917 году. И победившие руководители этих революций (сплошь ин-теллигенция, интеллектуалы, просветители и гуманисты, но с хорошими, а то и выдающимися организационными способностями) не конструировали такие механизмы контроля в процессах разработки и принятия новых кон-ституций.
Где-то такие механизмы оказались вполне работоспо-собными, были усовершенствованы, защищены против

26


разрушителей под видом улучшателей и вполне прилич-но (не сказать, что очень хорошо) работают по сию пору. Как правило, это имеет место в наиболее преуспевающих ныне государствах, не спешащих поделиться своими до-стижениями в этой сфере, предпочитая не мешать осталь-ным коррумпированным (или даже сверхкоррумпиро-ванным) административным сословиям гнобить свои социумы, ослабляя их до такой степени, что те уже не в состоянии быть сколь-нибудь серьезными конкурентами в геополитических свалках. Что позволяет экономически господствовать над целыми зонами мира, не прибегая к дорогостоящей и озлобляющей покоренные народы во-енной оккупации. И получается, что приведение в хоро-шее рабочее, служебное состояние (и поддержание в та-ком режиме постоянно) своих административных струк-тур для наиболее опытных, умудренных национальных «элит» является стратегическим ресурсом, почти наи-главнейшим средством обеспечения геополитического доминирования в процессе глобализации мировой эко-номики.
Есть еще один вид не очень заметного, но впечатля-ющего ущерба социумам, да и цивилизации в целом: це-лые структуры профессиональных (пожизненных) ад-министраторов необратимо трансформируют психику «личного состава» до полной потери адекватности вос-приятия жизненных реалий. Отрицательные следствия подобного повсеместного явления в административных средах не наносят сокрушительного ущерба социумам только потому, что, во-первых, в чиновных структурах подвизающиеся в них особи «дают работу друг другу», то есть гасят взаимно друг у друга управленческий ма-разм. Во-вторых, каждый новый нисходящий уровень администраторов, прогрессивно сохраняющий от уров-ня к уровню заряд здравомыслия, на стадии исполнения маразматических указаний «вышестоящих» нейтрали-

27


зует наиболее завиральные составляющие управлен-ческих «посылов». Разнообразные отклонения началь-ников-администраторов поражают на манер эпидемий только окружающий их многочисленный «офисный планктон» – орды всевозможных клерков, которые на манер горного эха разносят окрест полный бред или со-знательное шутовское кривляние своих начальников. Целые административные структуры, замкнувшиеся на свои аппаратные субкультуры, становятся «вещью в себе» и для себя, наподобие доброкачественных опу-холей – не вредящих особо, но полной мерой потребля-ющих питательные соки организма, да еще портящие внешний вид человека.
Единственное, что здесь иногда беспокоит социальных «мыслителей» из «элит», так это свойство таких «опухо-лей» разрастаться числом и количеством, обескровливая и ухудшая питание здоровых органов и тканей социумов. Но с этим более-менее умеют еще бороться, проводя вре-мя от времени кампании сокращения чиновничества и ликвидации иных чиновных ведомств.
Вечным стимулом к разрастанию бесполезных адми-нистративных новообразований являются относительно более высокие стандарты жизнеобеспечения и стабиль-ность получения жизненных благ из государственных бюджетов, которые с разными успехами, но обязательно наполняются. А если рушатся процессы формирования бюджетов – рушится и государство, и общество.
Некоторые выводы из материалов главы.
1. Определяющие характер служебной деятельности администраторов материальные стимулы носят лично-корпоративный характер и не связаны в обычных усло-виях (без пригляда НКВД, к примеру) с целями и интере-сами государства и общества. По всей административной практике, ее доминирующим приоритетам личного свой-

28


ства практически каждый мало-мальски значимый адми-нистратор (правда, каждый административный «прыщ» мнит себя обязательно весьма значимой величиной) в душе всегда таков, что может вслед за именитым француз-ским королем произнести его классическую констатацию реальной тогда социальной ситуации: «Государство – это я!». А раз так, то и все, что администратор «со товари-щи» подгребают под себя, идет по их мировосприятию на пользу обгладываемому этим сословием отечеству. Кроме опять же только тех «развитых» стран, где налаже-на система разорения попавшихся коррупционеров (ко-торая, конечно же, породу администраторов не меняет в лучшую сторону, а вот размах коррупции, казнокрадства минимизирует до терпимых объемов).
2. Административные структуры, все это сословие на 9/10 работают – дают работу – друг другу, друг на друга. Наиболее выразительными организационными формами чего являются разнородные, разноуровневые совещания, итоговые собрания, конференции, теперь еще с использованием видеосвязи с регионами. И, ко-нечно же, мощный документооборот, теперь еще и с ис-пользованием разнообразной множительной техники, телефонов, электронной почты, интернета, ускоряю-щих и еще более увеличивающих поток бумаг. Которые все регистрируются, архивируются и используются в необходимых случаях (то есть весьма часто) как дока-зательства своевременно «правильного» реагирования конкретного администратора или целого ведомства на сложную ситуацию, завершившуюся каким-нибудь происшествием.
И вне зависимости от реального «коэффициента по-лезного действия» административного органа, даже при его величинах, близких к нулю, сей орган стремится – почти всегда успешно – к хоть какому-то улучшению своего материально-технического обеспечения и чис-

29


ленному увеличению штата. Регулирование же соци-альных процессов, для которых создана та или иная ад-министративная структура, меняясь по приемам, сред-ствам, технологиям, качественно не меняется в лучшую сторону.
Общество (та его часть, что не принадлежит к со-словию администраторов и собственников) не в состоя-нии сколько-нибудь значимо влиять на чиновничество,
потому, кроме возможности громкой брани, не имеет других мирных средств вразумления, особенно в адрес среднего и высшего чиновничества. Причем исполни-тельность и лояльность особые: вопреки нормативным актам, но к выгоде или интересу начальников. Как, на-пример, это происходит в организации выборного про-цесса и подведения итогов разнообразных голосований, чтобы результаты были те, что нужны «вышестоящим». Такими средствами отбрасываются любые «волеизъяв-ления электората», противоречащие интересам высших администраторов и крупных собственников. В особо на-пряженных ситуациях именно это подвигает население взяться за оружие и идти громить правительственные уч-реждения. В большинстве же ситуаций подобные адми-нистративные масштабные мошенничества сходят с рук, укрепляя материальное благополучие низших услужли-вых администраторов и уверенность в своем всесилии и неограниченных возможностях игнорировать любые «чаяния народных масс».
Административное сословие абсолютно открыто завуалированному манипулированию большими (сред-ними тоже) деньгами вопреки интересам государства, социума, а часто прямо во вред, в ущерб им. Причем вне всякой зависимости от природы происхождения та-ких денег – имеет значение только их размер, идущий на подкуп. Серьезные решения в пользу собственников всегда принимаются несколькими уровнями админи-

30


страторов с соответствующим дележом проплат, что и является «цементом», сплачивающим группировки ад-министраторов в единый организм, ориентированный на чьи-то своекорыстные интересы (отторгающие при этом всякого мешающего сложной, согласованной «не-формальной» деятельности, приносящей всегда впечат-ляющие дивиденды).
Скрытый, «штучный» характер подкупа высших (и прочих) администраторов позволяет реализаторам кон-цепций производить точно рассчитанные воздействия по «точкам акупунктуры» разных уровней чиновничества в любых потребных к моменту социумах. Будь то глобали-сты или носители идеи мирового господства с изведени-ем «неполноценного» населения. И никакие националь-ные контрразведки не успеют ничего сделать, если «ох-мурили», завалили деньгами первочиновников, сделав их по сути «агентами влияния».
Администраторы, вкупе с сословием крупных соб-ственников плотно «оккупируют» своими детьми сред-ние и верхние этажи всякой административной вла-сти, внедряя совместными усилиями туда своих детей, впитавших в себя «ценности» административной суб-культуры. Кроме того, преуспевающие «наследники» нуждаются в послушных себе подобных исполнителях, подчиненных, а потому активно подыскивают в среде че-столюбивых молодых особей тех, кто не обременен ми-ровоззренческими, нравственными устоями и «селекти-руют» их в статисты административного сословия. Так воспроизводятся ценности ущербной административной субкультуры в новых поколениях, но во все более ущерб-ных вариантах.
Сословия администраторов настолько связаны сво-ими интересами и так хорошо владеют тактикой «вплете-ния» их в служебную деятельность, что интересы социу-ма за «вычетом» жизненно необходимого их минимума,

31


расчет не принимаются. Но интенсивно используются
«декоративных» целях – в строгом соответствии с за-конами жанра пиар-технологий.
Посему социумы (в нынешней «транскрипции» – гражданские общества) выполняют для сословия ад-министраторов и прочно соединенных с ним племенем собственников роль питательной среды. Но учитывая, что сами по себе эти две «важные» социальные группы не несут никакой жизнеутверждающей идеи кроме на-копления и потребления без меры, то и эволюционное развитие человеческой цивилизации представляет из себя только компонент у научно-технического разви-тия, подавляющую духовно-нравственное развитие. Так и пребудет, пока Господь не назначит срок второго при-шествия.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница