Книга под ред. В. И. Лафитского "Сравнительное правоведение: национальные правовые системы. Правовые системы Западной Европы" (том 2) включена в информационный банк отдельным материалом


Глава 2. ПРАВОВАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



страница27/108
Дата21.05.2018
Размер7.53 Mb.
ТипКнига
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   108
Глава 2. ПРАВОВАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОБЩАЯ ЧАСТЬ
§ 1. История формирования правовой системы
Российская правовая система - продукт суверенного функционирования России, развития ее социальной структуры, формы государственного устройства, всех других политико-функциональных и правовых характеристик государства. Процесс ее становления, зафиксировавший далеко не только эволюционные этапы, охватил эпохи царского, монархического, советского и современного демократического правления, каждая из которых сопровождалась усиленным поиском способов нормативного и институционального оформления правовых явлений, правовой системы в целом.

Понимание правовой системы - хотя оно и варьируется от ее идентификации, например с механизмом правового регулирования <1>, или включения в ее состав такого элемента, как система "осуществления права" <2>, - для целей сравнительного правоведения целесообразно ограничивать утилитаристскими юридическими рамками. Правовую систему следует рассматривать как специальную понятийную категорию для обобщающего обозначения юридического порядка правообразования и правоприменения, который установлен и действует в рамках определенной политической автономии (государства, группы государств либо наделенной политической самостоятельностью части государства) и обусловлен ее историческим развитием, уровнем политико-правовой культуры общества, особенностями этносоциального становления и современного политического статуса. Поэтому в исследовании правовой системы государства целесообразно акцентировать анализ на совокупности действующих правовых норм, юридической практике и правовой идеологии, а само понятие правовой системы возможно применять в отношении не только разнообразных политико-территориальных образований (государств), но и межгосударственных образований (например, правовые системы союзов или содружеств национальных государств).

--------------------------------

<1> См.: Кудрявцев В.Н., Васильев А.М. Право: развитие общего понятия // Сов. государство и право. 1975. N 7. С. 12.

<2> Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности): Учебник / Под ред. В.А. Туманова. М., 2000. С. 117.
Правовая система государства формируется исторически вследствие необходимости поддержания устойчивости социальной общности, закрепления гуманитарных начал. В ходе культурно-цивилизационного развития в эпоху конфронтации классовых интересов правовая система выступала главным механизмом, обеспечивавшим общественный прогресс; выполняя задачи современной стадии развития общества и государства, правовая система формирует обособленный статус человека и гражданина как участника общественных отношений, обеспечивая динамичное равновесие между интересами личности и общественной необходимостью.

В правовой системе, наряду с собственно правом, через единство их социальной природы находят отражение и иные социальные регуляторы: этические, религиозные, корпоративные нормы, традиционные установки, нормы - обычаи. Но, в отличие от этих социальных регуляторов, объективное право как часть правовой системы характеризуется общеобязательностью устанавливаемых им правил (норм права), их формальной определенностью, применением единого масштаба и меры к ситуациям и отношениям, имеющим одинаковые содержательные признаки, обеспечивается, поддерживается и охраняется авторитетом и силой государства.

Каждый исторический этап развития правовой системы России в период царского правления допетровской Руси, императорской России, Российской советской республики или президентской России характеризуется особыми институтами, а также совокупностью средств и методов правотворческой, правореализующей и правоохранительной деятельности, свойственных главным образом только тому времени в государственно-правовом развитии России, верховная власть в которое осуществлялась царями, императорами либо была провозглашена как всенародная. В то же время такое разделение в известной степени является механическим, поскольку во все периоды государственно-правового эволюционирования преемственное развитие правовой системы - этого универсального и необходимого юридического института - обеспечивается государственно-правовой традицией, национальной психологией, социальными и культурными запросами населения.

Идейные корни российской государственности и ее правовой системы исторически довольно далеко отстоят от настоящего времени: образование российского централизованного государства на удельных землях, объединенных в XIII - XVI вв. московскими князьями, надолго определило тенденцию формирования российской государственной власти как единоличной власти самодержавного монарха, а вместе с ней - традицию наделения государственного лидера качествами воплощенной справедливости. Вместе с тем изначально опорой монарха в деле государственного правления была довольно широкая прослойка удельных князей и служилой знати (бояр). Так произошло зарождение с последующим закреплением в качестве правовой традиции первого опыта народовластия, о котором Н.И. Костомаров писал: "Все граждане, как богатые, так и бедные, как бояре, так и черные люди имели право быть на вече деятельными членами... Масса всего народа... имела верховную власть" <1>. Демократические элементы во властеотношениях в российской правовой истории XV - XVI вв. - это уже достаточно зрелые политико-правовые явления. В коллегиальном составе царь законодательствовал, а не только решал административные или судебные вопросы. "Царь и бояре", "Бояре", "Дума" - указанием на соответствующий статус (или учреждение) сопровождалось утверждение общегосударственных актов, принимаемых от имени монарха или монарха и бояр. Помимо вопросов внутренней и внешней политики, решения по которым практически не принимались без коллегиального обсуждения, коллективно были утверждены тексты Судебников 1497 и 1550 гг. А совещание бояр Думы в расширенном составе, включающем представителей духовенства и служилого дворянства, именуемое Земским собором <2>, продолжило традицию демократического рассмотрения важных государственных вопросов. Как считают исследователи, реакционный политический режим начала второй половины XVI в. не позволил широко реализовать весь потенциал этой формы представительства с "демократическим содержанием", оцениваемой как очевидное "достоинство" существовавшей формы правления <3>. Но позитивная отдача демократических форм власти еще не раз подтверждала ее практическую полезность в российской истории, например во времена событий 1613 г. или утверждения Земским собором Соборного уложения 1649 г.

--------------------------------

<1> Цит. по: Егоров С.А. Бедна ли Россия демократическими традициями? // Государство и право. 1997. N 6. С. 102.

<2> Начал созываться с 1549 г.

<3> См.: Золотухина Н.М. Политические взгляды Ивана VI (Грозного) // Исаев И.А., Золотухина Н.М. История политических и правовых учений России XI - XX веков. М., 1995. С. 111.
Тогда же оформляется как весьма значительная роль православной церкви и ее иерархов в Российском государстве. Митрополит (с 1589 г. - патриарх) со своим аппаратом осуществлял ведение не только вероисповедными делами. Формально в систему государственной власти церковное управление было введено в 1721 г.; церковь стала частью государственной системы, а ее органы включены в общую структуру власти в государстве. Православная религия и ее социальные институты сопровождают многовековое развитие российской государственности и оказывают заметное влияние в том числе на ее правовую систему.

Под воздействием указанных политических и правовых факторов, включая мощное влияние проведенной успешной кодификации законодательства в Соборном уложении, к концу XVII в. сформировались как ценности гражданского самосознания понятия "закон" и "порядок", которые могли бы надолго составить в последующем "стержень" политической жизни государства, вокруг которого "вращалась вся законодательная практика" <1>. Но в целом либеральное направление развития правопорядка сдерживалось многими объективными причинами. Например, отсутствие должной координации в деятельности органов, осуществлявших властные функции, к концу XVII в. становилось препятствием для полноценного отправления ими своих полномочий. Противодействие бессистемности государственного властвования привело к тому, что с начала XVIII в. на развитие государственности и правовой системы более субъективным стало влияние персонального фактора правителя.

--------------------------------

<1> Сахаров А.Н. Россия: Народ. Правители. Цивилизация. М., 2004. С. 242.
В начале XVIII в. формируется специальное понимание закона: за ним начинает закрепляться значение акта высшей юридической силы. Обнаруживается тенденция закрепления законотворческой функции за монархом ("законодательная власть есть право государя издавать законы" <1>); а главной характеристикой главы государства становилось: "самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен". Собственно, говорить о законе как об акте правотворчества государственной власти применительно к Российскому государству можно лишь начиная с середины XVI в.; прежние акты - государев указ или княжеский устав - в большинстве случаев представляли собой официальный свод юридических обычаев.

--------------------------------



<1> Горюшкин З.А. Руководство к познанию российского законоискусства. М., 1816. Т. IV. С. 1432.
Эпоха XVIII в. была свидетельством сложного и запутанного эволюционного пути российского политико-правового опыта, где множественность лиц, могущих оказывать серьезное влияние на правотворческую деятельность, вкупе с широтой полномочий учреждений со смешанной и пересекающейся компетенцией при особе самодержавного монарха, определяла формирование новых правовых институтов, часто по-прежнему с конкурирующими полномочиями, на основе которых складывались дворянские группировки, борющиеся за влияние на монарха.

В первые императорские годы и ранее высшая юридическая практика вверялась не одному органу или учреждению; в роли высшей государственной инстанции помимо монарха часто выступало не одно, а несколько учреждений, которые наделялись также и полномочиями в сфере законодательства. В разные годы административно-распорядительные наряду с законодательными или судебными либо и теми и другими функции отправляли Боярская дума и отделявшаяся от нее "ближняя дума"; начиная с Петровских времен - Кабинет Его Величества, Сенат, Святейший Синод, Тайный совет, Верховный тайный совет, Негласный комитет, Комитет министров, Непременный, а затем Государственный совет, Совет министров, а также Конференция и Совет при высочайшем дворе и генерал-прокурор - глава Правительствующего сената. Все эти многочисленные, в разные годы функционировавшие, а также лишавшиеся фактической власти, не будучи официально упраздненными, учреждения в большей или меньшей степени осуществляли коллегиально высшую государственную власть.

С начала XVIII в. выдвигается задача сочетания в российской политико-правовой жизни отечественных правовых традиций отправления власти и западных форм осуществления властных прерогатив. Об этой задаче и сегодня нельзя говорить как о решенной. Действенность формальных правовых явлений, институтов да и правовых норм в России всегда - и в прошлом, и поныне - предопределялась нравственной составляющей их содержания. Исторически в политической культуре российского общества большее значение имели не государственные институты, а личности, лидеры, с которыми отождествлялась "государственная мудрость", "справедливость". С обнаружением этой особенности в российском социуме генерал Х.Г. Манштейн, вспоминая о сражении за Очаков летом 1737 г., писал: "Русские способны все выполнить и все предпринять, когда у них хорошие руководители" <1>. Поэтому западные традиции процедурности, раз и навсегда установленной правовой регламентации и по сей день с трудом внедряются в нашу политико-правовую жизнь. По этой же причине правитель России воспринимается населением не только и не столько как носитель властных полномочий, а как безусловно авторитетное лицо, обремененное нравственным долгом и ответственностью перед народом.

--------------------------------



<1> Манштейн Х.Г. Записки о России. СПб., 1875. С. 137.
В XVIII в. возникает потребность теоретического осмысления таких феноменов политической жизни, как государство и право. Замена традиционной формы политического и общественного быта, повлекшая введение правовой регламентации социальных отношений, а также управленческих функций власти, требовала уяснения значения права как инструмента воздействия на общественные отношения. Потребность в выделении и обособлении правового знания возникла на определенном этапе социального и исторического развития, когда накопленный за столетия разнообразный правовой материал стал нуждаться в оценке, когда в социальной психологии идеи права начали приобретать мировоззренческий смысл. Заметной правовая составляющая становится не только в трудах правоведов, но и в философских концепциях государственных деятелей XVIII в., например В.Н. Татищева, П.И. Шувалова, Н.И. Панина, Д.И. Фонвизина.

К концу XVIII в. вместе с осознанием необходимости корректировки государственной политики начинает намечаться переход к научной интерпретации происходящих в обществе политико-правовых процессов, обнаруживаемых законодательных потребностей, исторических фактов, к исследованию опыта деспотичной самодержавной власти, к формированию идеи наподобие "основания всех законов", введения к законам, конституции.

Пытались выделять особенные признаки и в материальном содержании закона. "Положительные законы, - как заключали на основе официального обобщения теории и практики законотворчества на протяжении XVIII в., - суть особенные и точные установления законодателя яко способы, коими люди соединяются и сохраняются в обществе и без которых бы общество разрушилось" <1>. В то же время не подвергалась сомнению мысль о том, что закон должен обеспечивать поддержание определенных общественных идеалов; как верно замечено, "прагматическое, рациональное поведение людей осуществляется в тех рамках, которые задаются системой ценностных абсолютов" <2>.

--------------------------------



<1> Основания российского права, извлеченные из существующих законов Российской империи, издаваемые Комиссией составления законов. СПб., 1821. Т. I. С. 2; См. также: ст. ст. 59, 145 (N 3) Наказа комиссии о сочинении проекта нового уложения // ПСЗ. Собр. 1. 1767 - 1769. N 12949. Т. XVIII.

<2> Шалютин Б.С. Закон и закон (юр.) // Государство и право. 2007. N 4. С. 81.
Совершенствование идеологического обоснования правопонимания естественным следствием имело активизацию законотворческой работы. В начале XIX в. была возобновлена на новых принципах работа по подготовке общегосударственного уложения, позднее вылившаяся в проведение широкомасштабной систематизации российского законодательства в хронологическом Полном собрании законов Российской империи и систематическом Своде законов Российской империи, работа над которыми была завершена в начале 30-х гг. XIX в. А к 1812 г. была осуществлена первая, пусть и не завершенная, попытка подготовки кодексов: уголовного и торгового уложения и отдельных частей гражданского уложения.

Работа над подготовкой этих проектов, помимо того, что вывела законодательную работу на уровень важнейшей государственной деятельности, обеспечила первостепенное внимание правителей к праву, правовому регулированию, формированию правовой политики. Первые проекты кодексов утверждены не были, однако подготовлены они были на вполне удовлетворительном современном уровне. Например, проект уголовного уложения в более или менее кодифицированном виде представлял основные институты уголовного права, как то: понятие преступления, стадии его совершения, вину и ее формы, ответственность. В трактовке уголовно-правовых институтов, предлагаемых в проекте, прослеживалось влияние идеологии западноевропейского уголовного права. В определении преступления доминировало начало его противоправности; ответственность базировалась на принципе соразмерности совершенного преступления тяжести наказания. В то же время сословный подход к решению многих вопросов уголовного права оценивался прогрессивными современниками как негуманный, неудачный и не соответствующий потребностям страны <1>. Проекты гражданского и торгового уложений также не избежали влияния законодательства Западной Европы, за что их вдохновитель М.М. Сперанский жестко критиковался современниками.

--------------------------------

<1> См.: Архипов И.В. Систематизация уголовного законодательства России в 30 - 70-е годы XIX века. Саратов, 1997. С. 28.
Первый российский Уголовный кодекс под названием "Уложение о наказаниях уголовных и исправительных" был утвержден 15 августа 1845 г. <1>. С точки зрения введения новелл в уголовное законодательство Уложение о наказаниях было полноценным кодифицированным актом, обобщившим законодательный материал по уголовному праву, предлагавшим более точные определения и значительно более четкие формулировки понятий, институтов по сравнению с теми, которые действовали ранее. Принятие Уложения о наказаниях послужило причиной пересмотра и модернизации норм и правил процессуального характера, а деятельность образованных для проведения кодификации процессуального законодательства комитетов послужила исходным пунктом Судебной реформы 1864 г. <2>.

--------------------------------



<1> ПСЗ. Собр. 2. 1845. N 19283. Отд. 1. Т. XX.

<2> См.: Майков П.М. Второе Отделение Собственной Его Императорского величества канцелярии. СПб., 1905. С. 338 и след.
Не касаясь детально причин и хода проведения судебной реформы, отметим, что ее результатом в нормативной части стало издание четырех кодифицированных документов: о судоустройстве - Учреждение судебных установлений; два процессуальных - Устав гражданского судопроизводства и Устав уголовного судопроизводства; один - материального права (Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями). Значение этих актов для правового развития России было чрезвычайно велико. Введение этих крупных кодифицированных актов в уголовной и судебной сферах в целом по политико-юридическому значению и последствиям влияния на все последующее правотворчество имело характер важнейшей правовой реформы.

Практика государственного управления с проведенной систематизацией законодательства претерпела колоссальные изменения. Законы стали доступны не только чиновникам, но и, что гораздо более ценно, истцам и ответчикам. Кроме того, первые отраслевые кодексы имели немалое значение и как инструмент правового воспитания, и как ценный источник для науки права. Исследователи утверждают, что "нигде еще достаточно гибкий и эластичный кодекс не останавливал прогрессивного развития права" и что "наоборот, он часто делался исходным пунктом целого нового направления научной эволюции" <1>. Российский правовой опыт это утверждение поддерживает. Активизация правовой жизни на фоне либеральных последствий судебной реформы - введения независимого суда, в том числе с участием присяжных, и института судебных следователей, учреждения адвокатуры, реорганизации прокуратуры - стала триумфом российского права.

--------------------------------

<1> Салейль Р. Французский гражданский кодекс и исторический метод // Журнал министерства юстиции. 1905. N 8. С. 191 - 240.
Важным этапом развития правовой системы наряду с судебной реформой стало законодательное обеспечение реформ, проведенных в начале 60-х - 70-е гг. XIX в. и по своему влиянию на государственно-правовую и общественную жизнь оцениваемых как "великие": было отменено крепостничество (1861 г.), проведены образовательная (1863 г.), военная (1874 г.) реформы, реформы земского (1864 г.) и городского (1870 г.) самоуправления; аграрная - в Польше (1864 г.). Либерализация общественно-политической жизни имела разнохарактерные последствия. Буржуазная мотивация хозяйственного развития стимулировала производство, политические свободы - гражданскую инициативу. На протяжении почти полувека с середины XIX в. разработка планов политического реформирования на основе "конституционных" нововведений не снималась с повестки дня высшей политической власти <1>. Но с проникновением с Запада идеалов "свободы" в Россию пришел террор с его проводниками - народовольцами, землевольцами и др., и как результат последовали контрреформы, политическая реакция, которые трагически сказались на дальнейшем развитии всей страны.

--------------------------------



<1> Планы преобразований через введение "выборного элемента" в процесс законотворчества готовились в ведомствах влиятельного Министерства внутренних дел; подготовку наиболее известных из них осуществляли П.А. Валуев (сер. 60-х гг. XIX в.), М.Т. Лорис-Меликов (1880 - 1881), Д.М. Сольский, Э.В. Фриш, С.Ю. Витте (нач. XX в.).
Заметим, что все эти годы остро ставившуюся с начала XVIII в. в качестве общегосударственной задачу "просвещения" России сменила другая - упорядочить жизнь в России, наладить формальный порядок: ввести в государственную жизнь должную дисциплину, в деятельность государственных учреждений - требование законности, в работу лиц, отправляющих в них должности, - требование честности; и, кроме того, оградить страну от негативных западных влияний.

Эволюция правовой структуры государства в эти годы идет главным образом по пути перераспределения полномочий. Более упорядоченно сосредоточиваются преимущественно в одном органе законосовещательные полномочия, более четко обособляются административные полномочия высших органов и полномочия высшего суда и контроля.

Вообще период середины XIX в. в истории России выделяется как время правового расцвета: систематизация законодательства в Полном собрании законов и Своде законов Российской империи послужила толчком к пересмотру всего законодательства. Было упорядочено не только уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, но и весьма важная сфера - законодательство о землепользовании. Ставился вопрос о кодификации гражданско-правовых актов: отказ от проведения его масштабного пересмотра в XIX в. и начале XX в. являет поучительный опыт поиска подходящих форм для кодификации правовых актов. Сложно реформируемая вообще сфера гражданско-правовых отношений в условиях российской действительности не позволила успешно реализовать идею создания полномасштабного кодифицированного акта, объединяющего нормы общероссийского гражданского права, а для практики систематизации была обнаружена важность рассмотрения альтернативы созданию единого кодифицированного акта при определенных условиях.

В эти же годы активно разрабатываются проекты о выборном представительном органе: в 1863 г. - проект преобразования в области государственного управления, в 1881 г. - доклад об "осуществлении гуманных либеральных мер" путем привлечения выборных от общества к законотворчеству, которые исходили из официальных кругов. Правда, практические шаги, предпринимаемые официальной властью в направлении реформирования политико-правовой системы, не сказались существенно на правовой интерпретации понимания действительных потребностей общества.

Если оценивать в целом, то позитивные сдвиги в российской правовой системе существенно сдерживались особенностями государственного управления. Сравнивая проводимые правовые меры с реальными потребностями, нетрудно заметить, что они вводились слишком неспешно, нарождающиеся противоречия между политико-социальными запросами и бюрократическим "ответом" на них, обостряясь, вели к социальному конфликту.

В начале XX в. на развитии российской правовой системы существенно сказался общемировой экономический кризис, который затронул и российскую экономику. Тогда же особенно активно начали распространяться западные идеи радикализма, вылившиеся в волну политических убийств. События первой российской революции (1905 - 1907 гг.) спровоцировали новые реформы, но и тогда комплексного преобразования проведено не было, а в государственно-правовой сфере ограничились полумерами.

В эти годы как никогда обострился вопрос о соотношении "традиционного" и "западного" в российской политической жизни. В 1905 г. как способ снижения давления революции на монархическую власть было предоставлено право всем подданным Российской империи обращаться к монарху с законодательными "предположениями". Введенное, пусть и краткосрочно, право народной инициативы было весьма либеральным шагом в правовой истории страны <1>. Несмотря на активизацию политического самосознания российского народа, в 1905 - 1907 гг. задача формирования правовой личности тогда еще только намечалась контурными штрихами. "Нам нужно создать русский народ в юридическом смысле слова, нам нужно создать нацию, а в наше время нацией может быть только союз свободных и равных граждан", - говорил при обсуждении законопроекта о гражданским равенстве в Государственной думе 8 июня 1906 г. профессор государственного права Ф.Ф. Кокошкин. Заданный вектор идеолого-правового воспитания еще только предстояло развить, но политическая обстановка этому помешала.

--------------------------------



<1> См.: Именной высочайший указ от 18 февраля 1905 г. "О возложении на Совет министров рассмотрения и обсуждения видов и предположений по вопросам, касающимся усовершенствования государственного благоустройства и улучшения народного благосостояния" // ПСЗ. Собр. 3. 1905. N 25853. Отд. 1. Т. XXV.
Важным шагом в формировании правовой системы было утверждение нового текста Основных государственных законов 23 апреля 1906 г. <1>, иногда именуемых первой российской Конституцией. Этими законами в России изменялся существовавший ранее порядок законодательства: принятие закона возлагалось на избираемую населением Государственную думу, его одобрение - на Государственный совет (реформированный на выборных началах), а утверждал закон император <2>. То есть были установлены правовые пределы властвования российского царя. Оставляя в стороне реальные права законодательных учреждений, каковыми теперь стали преобразованный Государственный совет и вновь образованная Государственная дума, заметим лишь, что формально никакая законодательная регламентация не могла быть проведена без участия Совета и Думы, а если издание акта все же было необходимым и вызывалось чрезвычайными обстоятельствами во время перерывов в деятельности Совета и Думы, то принятый в обеспечение такой необходимости чрезвычайный указ должен был быть внесен на рассмотрение палат не позднее чем через два месяца после возобновления их деятельности <3>. Правительство (Совет министров) формально стало "подконтрольным" законодательным палатам. Законодательные палаты могли обращаться к Совету министров с "вопросами" - за разъяснениями по рассматриваемым ими делам, а также с "запросами" по поводу законности тех или иных действий правительства.

--------------------------------



<1> См.: Свод Основных государственных законов // Свод законов Российской империи. СПб., 1906. Ч. 1. Т. 1.

<2> См.: ст. ст. 7, 9, 86 Основных государственных законов.

<3> См.: ст. 87 Основных государственных законов.
Основными законами в 1906 г. было провозглашено, что Российская империя управляется на "точном основании законов", причем формальным понятием закона охватывались только акты, издание которых соответствовало схеме, описанной в Основных законах: одобрение Советом и Думой и утверждение монархом. Законы в свою очередь должны были служить базой для последующего правотворчества. Сами Основные законы от других отличали некоторые формальные признаки; например, всякое изменение Основных законов и даже инициатива изменения могли исходить исключительно от монарха.

Чрезвычайно значимую роль в политической дискуссии, сопровождавшей преобразования 1905 - 1906 гг. и в особенности выборы в законодательные палаты, играло понятие "конституция". Принципиальной отличительной характеристикой конституций (или основных законов) является то, что они призваны определять устройство высших органов государственной власти, а также пределы государственного вмешательства в регулирование публичных прав граждан. Такое понимание основных законов сложилось в правоведении в силу того, что допущение народного представительства к законотворчеству сопровождалось юридическим закреплением в специальном законе - особой хартии, основном законе, конституции или ином конституирующем акте, имеющем преимущественную силу перед другими законами государства. Декларация прав человека и гражданина Великой Французской революции так высказывалась относительно правового содержания государства: "Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции" <1>. Однако синонимичное понимание "основного закона" и "конституции", как, собственно, и содержательное позиционирование конституции как акта, учреждающего национальное представительство в законодательном органе страны, сложилось в России отнюдь не сразу. Между первыми упоминаниями о конституции в 80-е гг. XVIII в. в императорских ассамблеях и полузапретом на произнесение этого слова в начале XX в. - парадокс российского правового эволюционирования.

--------------------------------

<1> Декларация прав человека и гражданина // Хрестоматия по всеобщей истории государства и права: Учебное пособие / Сост. В.Н. Садиков; под ред. проф. З.М. Черниловского. М., 1994. С. 207.
Это время - предреволюционное десятилетие - богато событиями и подготавливавшимися реформами. Одни реформы были проведены (например, аграрная, называемая по имени ее творца - председателя Совета министров "столыпинской", введено всеобщее начальное образование, социальное страхование рабочих), другие нет (например, введение волостного самоуправления и земств на окраинах страны, реформы образования и местного суда). Следствием нараставшего недовольства властью стала Февральская революция, которая повлекла 2 марта 1917 г. ликвидацию самодержавия.

Официальные лозунги революции о "преемственности власти" и "непрерывности права" и главный из них - подготовка созыва Учредительного собрания, на котором представители от всех сословий российских граждан должны были провести структурную реформу власти, избрать парламент и принять конституцию, учредить парламентский строй по западному образцу, - практического воплощения в целом не нашли <1>. 1 сентября государство Российское было провозглашено Российской Республикой; в конце октября победил лозунг: "Вся власть - Советам!" Уступкой демократическим требованиям был созыв Учредительного собрания, но оно было распущено из-за критики действий большевиков по захвату власти. Этот разгон имел и куда более тяжелые последствия для формирования новой правовой идеологии: в массовое общественное сознание внедрялось негативное отношение к "формально-демократическим" институтам вроде парламентаризма, прав личности, всеобщего избирательного права. Главным юридическим идеологическим содержанием Республики Советов, родившейся в результате революционного "живого творчества масс", был отказ от преемственности права и правовых институтов.

--------------------------------

<1> См.: Российское законодательство X - XX веков. Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций. М., 1994. Т. 9. С. 123 - 125.
Особенности формационных изменений, произошедших в 1917 г. в государственном строе России, и революционный характер последующих политических преобразований отразились как на формах, так и на способах функционирования Советского государства. Заметим, что отечественные исследователи отмечают особенности формы функционирования власти как наиболее специфические из всего "общецивилизационного арсенала политико-юридических ценностей" <1>.

--------------------------------



<1> Хабриева Т.Я. Конституционализм в России: 10 лет развития // Конституция и законодательство (по материалам международной научно-практической конференции. Москва, 29 октября 2003 г.). М., 2003. С. 19.
Сразу после октябрьского восстания 1917 г. сфера юридической деятельности претерпела реорганизацию, пожалуй, более, чем многие другие. В начале 1919 г. по соображениям необходимости реорганизации высшего юридического образования были закрыты все юридические факультеты в стране, а вместо них организованы юридико-политические отделения на факультетах общественных наук. В 1924 - 1926 гг. в российских вузах были образованы факультеты советского права, права и местного хозяйства. В эти годы развитие получили главным образом "революционные" теории права и государства, объяснявшие в том числе вопросы соотношения "права пролетарского государства" и "права буржуазного" после завершения пролетарской революции. С этим же периодом связывается начало построения комплексной системы знаний о праве и государстве и формировании марксистско-ленинской идеологической платформы в юридической науке. В истории российской науки права этот период был связан с материалистическим, классовым подходом к изучению права и государства, идеологически обоснованным главным образом в трудах немецких философов К. Маркса и Ф. Энгельса, и нашедшим развитие в трудах их последователей в России, где диалектико-материалистический подход к изучению права на долгое время стал преобладающим и существенным образом сказался на современном состоянии правовой науки. Конечно, политизация юридической науки нанесла заметный урон ее развитию <1>; чрезмерное включение классового идеологического элемента в правоведение направило развитие общетеоретической правовой науки в русло идолизации одного политико-философского учения как единственно верного и приняло форму тотальной апологии отдельных его положений.

--------------------------------



<1> См.: Скрипилев Е.А. К разработке истории советского правоведения // Советское государство и право. 1992. N 12. С. 31 и след.
Специфически было определено функциональное содержание юридической деятельности по формированию и реализации права: единство власти как принцип организации и деятельности высших государственных органов являл собой особенность функционирования российского государства в советский период. Законодательная власть осуществлялась на принципах полновластия Советов депутатов (составлявших политическую основу и способ осуществления власти народом), а государственные функции - на основе подконтрольности и подотчетности Советам. Эта форма организационно-правового единства государственной власти, соединявшая и правотворческие и исполнительно-распорядительные функции, практически сохранялась на всем протяжении истории Советского государства.

Построение правовой модели пролетарского государства сначала базировалось на идее государства-коммуны, где нет места буржуазным институтам (разделению властей, парламентаризму и т.д.), однако вскоре ей на смену пришла другая - коммунистическая партия как авангард пролетариата и центр политической системы государства. Последующее подчинение коммунистической партии государственных структур и общественных организаций стало следствием ее слияния с государством после того, как эта партия стала монопольно правящей и тотально господствующей в государственном механизме и общественной жизни страны. Закрепление за коммунистической партийной идеологией значения единственно верной, введение партии в механизм государственной власти на уровне ее высшего государственного органа как единственно эффективной модели государственного правления привели в дальнейшем к утверждению в системе государственного управления преимущественно командных административных методов <1>.

--------------------------------

<1> См.: Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г. - декабрь 1991 г. М., 1994. С. 10, 17 - 28.
По мере укрепления новой формы правления в России правотворчество становилось планомерной и целенаправленной работой по формированию нормативно-правового концепта Советского государства.

Первый опыт создания советской российской Конституции был осуществлен в 1918 г.; с образованием союзного государства советских республик нововведения были отражены в союзной (1924 г.) и российской (1925 г.) конституциях. С принятием Конституции СССР 1936 г. и Конституции РСФСР 1937 г. в систему государственных органов власти были введены изменения, не затрагивавшие принципиальных основ построения советского союзного социалистического государства. Очередная веха в истории права и государства была отмечена принятием новых союзной Конституции 1977 г. и российской Конституции 1978 г.

Предметом внимания правовой науки в этот период хотя и были многие политические вопросы теории революции, диктатуры пролетариата, сущности социалистического общенародного государства или научное обоснование принципов построения советского государственного аппарата, но в разное время особенное внимание уделялось проблемам законности, правосознания и правовой культуры, правоотношениям, общим теоретическим вопросам системы права, критериям ее деления на отрасли, общетеоретическому осмыслению вопросов систематизации законодательства.

Систематизация законодательства в советское время не могла не опираться на общетеоретические правовые положения, выработанные и апробированные на опыте, приобретенном в предшествующие исторические периоды. При систематизации с итоговым созданием хронологического или систематического собраний действующего законодательства без изменения содержания правового регулирования, без создания новых норм (инкорпорации) основной акцент делался главным образом на собирании (с последующей классификацией) нормативного материала. Характер классификации обусловливал и итоговый результат: инкорпорация хронологическая, где определяющим выступал временной фактор, или систематическая (или предметная). Дальнейшую апробацию получил и опыт кодификации законодательства.

Кодификация в законотворческой практике России выливалась в создание главным образом кодифицированных актов. Главенствующее место в их числе занимали головные акты отрасли - кодексы. Но кодифицированными актами были и уставы, положения, другие акты, в которых выдерживались наиболее существенные характеристики такого рода актов <1>. Кодификации подвергались не только отраслевые группы законодательных норм. Распространение получила так называемая комплексная кодификация, не ограничивающаяся объединением норм только одной отрасли. Водное, земельное, лесное - примеры такого рода отраслей законодательства.

--------------------------------



<1> В практике союзного законотворчества был случай, когда одна форма кодифицированного акта заменялась другой. Речь идет о замене в 1924 г. Таможенным кодексом Союза ССР ранее принятого акта под названием Таможенный устав.
Результатом обширной систематизации российского законодательства в 60 - 80-е гг. XX в. стала подготовка Систематического собрания действующего законодательства РСФСР и Свода законов РСФСР (был издан в 1988 г.), а также создание кодексов, объединивших законодательство по всем основным отраслям права и на несколько десятилетий обеспечивших потребности пользования законодательством, источниками нормативной информации. Уголовный и Уголовно-процессуальный (1960 г.), Гражданский и Гражданско-процессуальный (1964 г.) кодексы, Кодекс законов о браке и семье (1969 г.), Исправительно-трудовой кодекс (1970 г.), Кодекс законов о труде (1971 г.), Водный (1972 г.), Жилищный (1983 г.) кодексы, Кодекс об административных правонарушениях (1984 г.), Земельный (1991 г.) кодекс на уровне законодательства Российской Федерации не только закрепили развитие главных принципов правового регулирования в основных отраслях законодательства, но в большинстве случаев явили примеры успешной кодификации значительных по объему и весьма значимых по содержанию законодательных и иных нормативных правовых актов.

Вторая половина 80-х гг. XX в. вошла в историю России под лозунгами "перестройки", "гласности", приоритета общедемократических ценностей. Оценка деятельности сквозь призму этих понятий коснулась всей правовой системы. Тогда в качестве ключевых направлений развития правовой системы были избраны комплексное развитие экономики и социальной сферы, а также сочетание общегосударственных интересов с интересами трудовых коллективов, территорий; стали уделять внимание оценке недостатков, сложившихся в сфере законодательного обеспечения государственного развития.

В связи с новыми подходами к формированию полномочий государственных органов в конце 1980-х гг. планировалось перераспределение власти между органами Союза ССР и Российской Федерации. Эта реформа, однако, не была реализована. На последующем правовом развитии страны значительно сказалось введение поста Президента РФ, формально - главы государства.

В июле 1991 г. была запрещена деятельность первичных структур партийной организации на предприятиях и в учреждениях. С этого времени развитие системы власти в России на время лишилось партийного идеологического обоснования, а с 2007 г. курс на формирование партийной государственной идеологии был возобновлен. С конца августа 1991 г. по соображениям реализации суверенных полномочий Российской Федерации в соответствии с положениями Декларации о государственном суверенитете России <1> государственная политика и законодательная деятельность России в составе Союза ССР стала нацеливаться на самостоятельное осуществление всех государственно-управленческих прерогатив; основными направлениями деятельности Российского государства были провозглашены построение рыночной экономики на основе радикальной экономической реформы, повышение благосостояния народа, демократизация государственного управления <2>. Формально легитимирован этот статус был в декабре 1991 г. после объявления Союза ССР "бывшим" и о прекращении его существования <3>.

--------------------------------

<1> См.: Декларация о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 12 июня 1990 г. // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 2. Ст. 22.

<2> См.: Указ Президента РСФСР от 11 ноября 1991 г. "О роли Совета Министров РСФСР в системе исполнительной власти Российской Федерации" // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 37. Ст. 1200.

<3> См.: Постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" (Минск, 8 декабря 1991 г.) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 51. Ст. 1798.
Это время до принятия Конституции РФ 1993 г. вошло в историю России как время широкомасштабного реформирования хозяйственной структуры государства, политических преобразований, восстановления российской государственности. В основу правотворческого курса тогда была положена идея проведения широкомасштабной правовой реформы. Были провозглашены частная собственность на землю, капитал, средства производства, разрешалось создание частных предприятий, размеры и сфера деятельности которых имели очень незначительные ограничения, развернуто фермерское движение; начала претворяться в жизнь программа ускоренной приватизации государственной собственности. Эволюция России в этот период, надо признать, в целом разворачивалась без достаточной законодательной базы; не было должного концептуального обоснования необходимости тех или иных политических и иных нововведений - российская государственность и новая российская экономика строились методом "проб и ошибок", а решения Президента РСФСР не всегда имели правовой характер.

В эти годы политическое развитие российской государственности и ее конституционное оформление шли не вполне согласованно. Например, введение института президентства сопровождалось учреждением специальных президентских структур - Совета Безопасности, Президентского Совета, введением должности Государственного секретаря. В то же время Президент РСФСР формировал и Правительство; государственное управление в основном осуществлялось на базе президентских указов; не предусматривалось разделения власти на исполнительную, судебную и законодательную ветви.

В 1992 г. был поставлен вопрос о подготовке текста новой конституции России, где принципиального решения ожидало определение концепции будущего государственного устройства: президентская или парламентская власть должна обеспечивать устойчивость правовой структуры государства. С принятием новой Конституции РФ на Всероссийском референдуме 12 декабря 1993 г. этот вопрос был решен в пользу президентской республики.

Если направление функционирования элементов правовой системы в годы монархического правления не всегда находило рациональное обоснование в объективных потребностях государственного управления, то современный период, наоборот, характеризует рационалистический подход к поиску наиболее оптимальных форм институционализации элементов правовой системы. Но даже если признать, что не всегда те или иные правовые нововведения вызываются необходимостью политического развития, то всегда - обстоятельствами времени: все более или менее заметные правовые явления выявляют специфические российские черты и традиции в организации и функционировании ее правовой системы.

Современная российская правовая система претерпела существенные модификации в результате ряда значительных реформаторских мероприятий последних десятилетий. Либерализация в соответствии с общественными потребностями чаще всего вела к ускоренному развитию права и правовых институтов, однако на фоне недостаточно стабильной общественной жизни и политического режима не всегда приносила результат, на который она была рассчитана. Поэтому развитие российской правовой системы в целом демонстрирует исторически закономерное движение от либерализации к замедлению развития или даже к консервации сложившегося порядка, которая, в свою очередь, по прошествии времени может оказывать тормозящее влияние на развитие права.
§ 2. Государственное устройство
Определяя Россию как демократическое правовое государство, Конституция РФ формирует ключевые принципы и характеристики организации государственных и общественных институтов, базовые основания функционирования государства, определяет иерархическую систему действующих правовых норм.

Сложившаяся в настоящее время структура Российского государства, его политико-территориальная и административно-территориальная организация по характеристикам публичной власти, политическому и функциональному соотношению государства в целом с его составными частями - субъектами РФ - относится к федеративным государствам с республиканской формой правления, что закреплено в ст. 1 Конституции РФ. Совмещение в России поста главы государства с некоторыми полномочиями по руководству внешней и внутренней политикой позволяет относить ее, как отмечалось, к разновидности президентской республики. Федеративная форма устройства российского многонационального государства предполагает обеспечение федерацией, во-первых, территориального и национального единства, во-вторых, рационализацию власти - ее рассредоточение и распределение компетенции и полномочий между Федерацией и ее субъектами. Практическим воплощением государственного устройства России как федерации служат такие признаки, как суверенность государства, единство территории и гражданства, обязательность актов федеральных государственных органов для субъектов РФ, выделение определенного объема власти и полномочий субъектов РФ по вопросам, не входящим в ведение федеральной власти.

В составе федеративных частей можно выделить группу национально-территориальных субъектов (это главным образом республики или автономные образования), где помимо общих задач развития территорий обеспечивается решение проблем национального развития проживающих там этносов. Однако дисперсное распространение областей проживания большинства российских этносов не позволяет в полной мере использовать преимущества в реализации национальных интересов, гипотетически присутствующих в форме автономии по признаку национально-территориальной относимости <1>. Ассоциации на национальной или межнациональной основе с идеей содействия прогрессивному развитию наций в настоящее время развиваются в форме национально-культурной автономии <2>.

--------------------------------



<1> См.: Малышев А.Ю. Российская Федерация: становление и развитие государственности. Новосибирск, 2000. С. 91.

<2> См.: Хабриева Т.Я. Национально-культурная автономия в Российской Федерации. М., 2003. С. 54, 55.
Содержательный акцент в формировании федеративных отношений в современных условиях перемещен с не вполне оправдавшей себя идеи договорного союза государств на то, что субъекты РФ обладают собственной компетенцией и определенными предметами ведения, в рамках которых формируют собственное законодательство.

Как основа российского федерализма выступает принцип равноправия субъектов. Вместе с тем "разностатусность" субъектов РФ, которая находит выражение в том числе в неравномерности распределения полномочий между Федерацией и ее отдельными субъектами, объективном экономическом неравенстве, наличии "сложносоставных" субъектов, не дает оснований говорить о политическом или правовом видовом разнообразии федеративных частей Российского государства. Допущение асимметрии в предметах ведения или полномочиях отдельных субъектов не влияет на их конституционно-правовой статус.

Определение компетенции и предметов ведения Российской Федерации и ее субъектов, а также предметов их совместного ведения оставляет открытым вопрос о том, в рамках каких нормативных правовых актов должно получить развитие то или иное нормативное регулирование. В Конституции РФ указывается, что субъекты РФ вне пределов ведения Федерации и полномочий ее по предметам совместного ведения обладают всей полнотой государственной власти, в том числе осуществляют регулирование путем принятия законов и иных нормативных правовых актов абсолютно самостоятельно. Это обстоятельство содействует активному развитию правотворчества в субъектах РФ. Возможность возникновения несогласованностей, а порой и противоречий в ходе правотворчества органов всех 83 субъектов РФ не исключается полностью, но в настоящее время введен механизм обеспечения нормативного баланса в системе правотворческой деятельности субъектов РФ с участием органов Минюста России и института полномочного представителя Президента РФ в федеральных округах.

Введением федеральных округов как способа усиления территориального фактора российской государственности институциональная система федеративных отношений была дополнена только в последние годы. В настоящее время система федеральных округов содействует обеспечению целостности правовой системы государства, единства стандартов прав человека, в значительных пространственных границах государства направляет самостоятельность субъектов РФ в русло поддержания взаимосвязей и взаимной ответственности. Вместе с тем федеративные округа функционируют, главным образом, в управленческой сфере, фактически за пределами хозяйственно-экономической деятельности регионов <1>.

--------------------------------

<1> См.: Глигич-Золотарева М.В. Правовые основы федерализма. М., 2006. С. 383, 384.
В институциональном смысле государственное устройство России характеризуется формированием органов власти в соответствии с разделением властных функций на законодательную, исполнительную и судебную на двух государственных уровнях - федеральном и уровне субъектов и выделением местного самоуправления как формы самостоятельного решения населением вопросов местного значения.
§ 3. Общая характеристика современного

состояния правовой системы


Внутренняя структурированность права, формирование определенных связей между элементами его системы, как и наличие взаимных зависимостей в составе частей правовой системы, не только не означает, что право существует обособленно, что оно изолировано от других явлений социально-политической действительности. Наоборот, право, его исторические корни, современное политико-социальное содержание и механизм действия складывались и существуют под влиянием определенных общественных отношений, идеологических установок. Право и правовая система в целом находятся в постоянном сложном взаимодействии с другими элементами государства как политического явления и общества как комплекса социальных институтов и ценностей.

Правовая система в современном российском правоведении и юридической практике - не только научное понятие или инструмент теоретической науки. Это легальный, законодательно закрепленный термин. Он употребляется в действующей Конституции РФ (ч. 4 ст. 15) и иногда истолковывается как синоним законодательного акта более высокой юридической силы по сравнению с законом или иными нормативными правовыми актами <1>. В содержательном плане это понятие включает в себя нормативную (юридические нормы и формы их выражения), организационную (юридическая практика и механизмы ее отправления) и нравственно-духовную (правовая идеология, правовые представления, правовая культура) стороны, отражающие исторические закономерности государственного развития, особенности этнического, социального, культурного становления, современный политико-правовой статус.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1994. С. 50.
Активное начало правотворческой работы в республиках Российской Федерации, как и предоставление законотворческих полномочий другим субъектам РФ, вызвало необходимость выделения в общей нормативной структуре двух уровней: федерального и регионального (или уровня субъектов Федерации). Фактическое существование двухуровневой системы законодательства нашло отражение и в особой терминологии, введенной Конституцией РФ 1993 г. Так, законы, принятые Федеральным Собранием по предметам ведения Российской Федерации либо в пределах полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, именуются федеральными (ч. ч. 1 и 2 ст. 76). Применительно к субъектам Федерации Конституция РФ устанавливает, что они "осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов" (ч. 4 ст. 76). Особый уровень нормативных правовых актов на базе федерального законодательства и актов субъектов РФ формируется органами местного самоуправления.

Вопрос о правовых нормах и шире - юридическом нормировании, несмотря на кажущуюся очевидность его регулирующего инструментария - законы и иные нормативные правовые акты, продолжает ставить проблему поиска наиболее универсального, оптимального и "самоисполняемого" регулятора.

Законодательные нормы, другие нормы права вводятся посредством государственного правотворческого механизма. Однако практика показывает, что их действенность гарантироваться не может: исполнение законов не обеспечивается универсально. При реализации правовых норм включаются такие механизмы, как материальная обеспеченность, экономическая целесообразность, нравственная обоснованность. Поэтому все чаще говорят о "селективном применении законодательства" <1>. Прогресс общественного развития неуниверсальность права только подтверждает. Например, структуры, формируемые финансовыми или промышленными элитами для выполнения организационных и общественных функций, могут по эффективности подчас превосходить политические институты. А способ выработки законодательного решения, который часто проявляется в парламентской практике и позволяет ставить под сомнение универсальность закона как социального регулятора (так называемый лоббизм), порой предлагает такой конечный результат законодательной работы, который демонстрирует превалирование частных интересов в системе законодательного нормирования. Законодательная власть в таких случаях перестает выступать как арбитр и агент государства, поскольку в принимаемом под лоббистским "нажимом" законе не может быть соблюден баланс общественных интересов.

--------------------------------



<1> См., например: Панеях Э.Л. Неформальные институты и формальные правила: закон действующий vs закон применяемый // Политическая наука. Российская политика в теоретическом и сравнительном контексте: Сб. науч. трудов / Ред. и сост. вып. В.Я. Гельман. М., 2003. С. 52.
Поэтому в правовых системах современных государств все более очевидной становится тенденция, что в качестве основного социального регулятора используются более адаптивные, более тонкие и менее авторитарные механизмы, чем действие юридической нормы. Конечно, законы не исчезают и их формальный смысл не изменяется: закон служит выражением демократии и власти в правовом государстве. Но наряду с законами государства в настоящее время вырабатываются и существуют еще и "нормы". Социальный порядок уже основывается не только и не столько на законе, сколько на формируемом не на законодательной, а иной основе "нормативном порядке". Причем чем дальше, тем больше "нормативный порядок" становится содержанием не только социальной, но и политической жизни. Следствием такого качественного изменения в социальном нормировании является то, что в юридической практике государств теперь все менее уделяется внимание проблемам "эффективности закона", "результативности нормативного правового регулирования". Гораздо чаще начинает проводиться "оценка регулирующего воздействия", а объектом такой оценки выступают не только нормативные правовые акты <1>.

--------------------------------



<1> См., например, материалы Центра стратегических разработок по результатам проведения семинара "Перспективы применения оценки регулирующего воздействия в России" (6 ноября 2007 г.) // http://www.csr.ru/event/original_1304.stm. А также: Правовой мониторинг: Научно-практическое пособие. М., 2009. С. 85 и след.
В современных условиях в общемировом масштабе возрастает регулирующее значение правовых принципов. Неизменно велика их роль в международном праве; важное значение им начинает придаваться в системе российского права. Речь идет не только об общепризнанных принципах или общих принципах права, но и о принципах права как основополагающих регулирующих началах отраслевых нормативных систем.

Принципы все чаще находят отражение в текстах федеральных законов, приобретая значение норм права. Потенциал их видится немалым. Принципы в современном российском законодательстве не должны рассматриваться как правовые категории, служащие исключительно экстерьерным целям разнообразить внешний вид акта правового регулирования путем внесения соответствующей статьи в текст законодательного акта. Принципы права являются отражением политики государства, идеологической составляющей его функционирования на определенной стадии социального развития. Они выражают объективные социальные потребности и интересы общества в тех условиях, когда их формулирование в качестве диспозиции конкретной нормы правового акта еще не может быть должным образом осуществлено. Принципы права занимают свое место как исходные нормы в механизме правового регулирования, как ориентир правоприменительной практики, как сформулированные направления совершенствования системы права, часто - как условие и нормативная основа правильного применения закона при решении юридического казуса <1>. Кроме того, конкретность и ясность выражения содержания принципа, императивный характер, общее (общеотраслевое, а часто - и более обобщающее) действие и, что немаловажно, стабильность и однозначность понимания делают его применение более мобильным и более результативным.

--------------------------------

<1> См.: Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов, 2001. С. 214.
База юридической практики и механизмов ее отправления отражена в Конституции РФ.

Значительными полномочиями и статусом главы государства наделен Президент РФ. Особенный символизм статуса президента придает конституционная характеристика его как гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. Кроме того, полномочия по определению в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами основных направлений внутренней и внешней политики и по формированию Правительства обеспечивают Президенту прерогативы главы исполнительной власти. Президент является важнейшим институтом власти в Российской Федерации; он обладает и правотворческими полномочиями - реализует правотворческую инициативу, подписывает и обнародует законы; при отсутствии соответствующих законов указы Президента обладают юридической силой федеральных законов.

Попыткой конституционного обеспечения складывающейся в последние годы тенденции к закреплению устойчивости политической системы следует считать существенное увеличение срока президентских полномочий. Новое правило о шестилетнем сроке президентских полномочий вместо четырехлетнего введено с 31 декабря 2008 г. <1> и пока еще не применялось, но в целом имеет потенциал нейтрализации объективной конфликтогенности геополитической обстановки и необходимой мобилизации естественных возможностей и ценностных ориентаций в рамках внутригосударственной организации.

--------------------------------



<1> См.: Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ "Об изменении срока полномочий Президента Российской Федерации и Государственной думы" // Российская газета. 2008. 31 дек.
Законодательным органом в России является двухпалатный представительный орган - Федеральное Собрание, состоящее из Государственной Думы, избираемой на прямых выборах по пропорциональной избирательной системе населением, и Совета Федерации, формируемого из представителей законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ по предложению Президента РФ. В субъектах РФ образуются региональные парламенты. Несмотря на то что главные функциональные формы деятельности Федерального Собрания и региональных парламентов (представительная и законодательная деятельность) сохраняют многовековые характеристики парламентарной структуры, классическое значение законодательной власти представительного органа в настоящее время испытывает существенное притеснение в связи с потребностями современного политического развития. Так, например, в Российской Федерации в силу ее федеративной организации законодательную власть осуществляют в том числе и те парламенты, которые учитывают региональные особенности и создают весьма различающиеся законодательные условия для населения одного государства, но живущего в разных его частях. Или другой пример, когда в интересах рационализации использования законодательного ресурса вводится практика делегирования законодательных полномочий от парламента к исполнительной власти. Несмотря на то что парламентаризм в России сохраняет традиционную форму, он неизбежно испытывает влияние и новой политической практики.

Осуществление исполнительной власти в Российской Федерации возложено на Правительство; в систему исполнительной власти входят федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ, включая региональные правительства.

Наиболее заметной современной тенденцией в области исполнительно-распорядительной деятельности государства является изменение общего подхода к принципам функционирования исполнительной власти. В настоящее время в государственном управлении проходит апробацию идея технократизации административной деятельности. Предполагается введение такой формы администрирования, при которой управленческие процессы регламентируются до уровня, обеспечивающего "механическое" принятие решений, исключая возможность индивидуального усмотрения, оценки целесообразности и т.п. Пока реальной результативности этот процесс не принес, и есть сомнения в его возможной действенности на российской правовой почве. Дело в том, что, как показывает опыт и государственно-правовая традиция, деятельность государства (государственного аппарата, в частности) подвергается оценке со стороны населения, главным образом, с точки зрения нравственности, с позиций справедливого и несправедливого, добра и зла, защиты им общего интереса или необоснованного частного покровительства. Нравственность административного управления по опыту России - залог отнесения всей государственно-правовой и политической системы к категории "справедливой" и "правовой". Заметим и то, что разработка и утверждение административных регламентов исполнения государственных функций и предоставления государственных услуг до сих пор не оказали существенно облегчающего влияния на административное сопровождение деятельности юридических лиц или граждан. А внедрение в управленческую сферу терминологии, лексически не несущей того обязывающего содержания, которое налагается на государство в силу его социального назначения - "государственная услуга", и вовсе наводит на мысль поддержать мнение о том, что, когда нет необходимой результативности в деятельности, начинается поиск разнообразных определений и статусов.

Судебную систему в России формируют Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ и иные суды по гражданским, уголовным, административным делам, подсудным судам общей юрисдикции, Высший Арбитражный Суд РФ и иные арбитражные суды по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами. Элементом судебной системы выступают мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов РФ.



Динамика развития судебной системы в современной России, пожалуй, является наиболее ускоренной. Это и понятно, поскольку уровнем и перспективами развития судебной власти в стране в конечном счете определяется уровень демократичности государства. Для целей обеспечения доступности и оперативности правосудия вводятся новые судебные структуры, разрабатываются концептуальные подходы к обоснованию необходимости перехода к специализированному правосудию. Некоторые судебные нововведения укореняются, другие - дают повод к их пересмотру. Так, устранение судебных заседателей из гражданского процесса хотя и сделало рассмотрение дел более оперативным, но в целом ход рассмотрения в судах по гражданским делам повода для оптимизма не дает из-за более заметного отступления от реализации в судебной деятельности принципа независимости судей и связанных с ним затруднений по сохранению судом независимости, объективности и беспристрастности, и, как следствие, снижению уровня общественного контроля в сфере правосудия. То же - в уголовном правосудии. Практика участия народных заседателей отменена. Деятельность суда присяжных в уголовном процессе дает определенный материал для оценки его опыта, но оценку эту однозначно положительной назвать нельзя; а в целом введение в отправление судебной власти присяжных заседателей пока не дало серьезных аргументов для характеристики ее как состоявшейся и состоятельной.


Каталог: content -> page
page -> Аннотации рабочих программ дисциплин Аннотации учебных дисциплин учебного плана Блока 1
page -> История литературоведения
page -> Образовательная программа бакалавриата реализуемая вузом по направлению подготовки
page -> В. Д. Шадриков «­­ 10»­­­ марта 2000 г. Номер государственной регистрации
page -> Программа вступительного экзамена по специальной дисциплине, соответствующей профилю направления подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре
page -> Теория организации курс лекций
page -> Зарубежная филология Направление подготовки/шифр 032700 Филология


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   108


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница