Книга под ред. В. И. Лафитского "Сравнительное правоведение: национальные правовые системы. Правовые системы Западной Европы" (том 2) включена в информационный банк отдельным материалом


Часть 2. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СЛАВЯНСКОГО МИРА



страница25/108
Дата21.05.2018
Размер7.53 Mb.
ТипКнига
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   108
Часть 2. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СЛАВЯНСКОГО МИРА
Глава 1. ИСТОРИЯ СЛАВЯНСКОГО ПРАВА
Мы приступаем к рассмотрению христианской традиции права с обзора славянского права, что обусловлено рядом причин:

во-первых, тем, что в славянском праве христианские ценности находят наиболее полное воплощение;

во-вторых, потому, что славяне - самый крупный и, судя по всему, самый древний этнос Европы. Даже сейчас, несмотря на все войны и социальные беды XX в., примерно каждый третий житель Европы относится к славянской расе;

в-третьих, поскольку в последние десятилетия именно славянское право развивается наиболее бурными темпами, оказывая все большее влияние на право других христианских правовых семей.


§ 1. Введение в историю славянского права
История славян теряется в глубине веков. Древние греки называли их гиперборейцами, жителями древней северной земли. В летописях византийцев и готов они упоминаются как анты - предшественники <1>.

--------------------------------



<1> Слово "анты" происходит от латинского наречия ante ("перед") и применяется в значении "предшествующий", "раньше созданный", "появившийся" и т.п. Многие современные филологи утверждают, что славянские языки относятся к числу самых древних, архаичных индоевропейских языков. Это обстоятельство позволило известному лингвисту О.Н. Трубачеву высказать предположение, что область формирования индоевропейцев совпадает с прародиной славян. Поэтому славяне сохраняли больше архаических индоевропейских черт, а их отрыв от языка матери не носил такого характера, какой обычно бывает при дальних переселениях, ведущих к изоляции от прародины.
Когда-то они имели единую государственность, что подтверждают многие византийские и арабские источники. Так, географ X в. Аль-Массуди отмечал, что из славянских племен "одно имело прежде в древности власть над ними, его царя называли Маджак, а само племя называлось Валинана <1>. Этому племени в древности подчинялись все прочие славянские племена, ибо верховная власть была у него и прочие цари ему повиновались. Впоследствии же пошли раздоры между их племенами, порядок их был нарушен, они разделились на отдельные колена, и каждое племя избрало себе царя" <2>.

--------------------------------



<1> Судя по всему, под этим названием скрывалось древнескандинавское слово "Валлянда", как обобщающее наименование южных стран. См.: Старшая Эдда. Поездка Брюнхильд в Хель. Стих 2 // Старшая Эдда. М., 2003. С. 125.

<2> Из сочинений Абуль-Хасана Али ибн-Хуссейна, известного под прозванием Аль-Масуди // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/X/Garkavi_mus_pis/frame11.htm.
Великая польская хроника и "Повесть временных лет" достаточно четко определяют географическое расположение прародины славян - страна гетов, которая охватывала Балканский полуостров и далее широкой полосой простиралась до озера Балатон (название происходит от славянского слова "болото" <1>) и Богемии (или земли богов) <2>.

--------------------------------



<1> Славянское слово blato - "болото" (русское слово "болото" восходит к тому же славянскому корню). Озеро названо так, поскольку оно мелководно. В наше время средняя его глубина составляет около 3 м. Это название сохранилось в современном словацком ( jazero) и словенском (Blatno jezero) языках.

<2> Большая часть ученых утверждает, что слово "Богемия" происходит от названия кельтского племени боев. Такая семантическая связь представляется совершенно надуманной, имеющей одну цель - скрыть истинные истоки славян, лишить их собственной истории. К сожалению, в российском языкознании этой теме посвящается мало работ. А те работы, что изданы, в основном вызывают вопросы. Так, О.Н. Трубачев полностью отрицает связь языков гетов (даков) и славян, но признает родственные связи между фракийскими и балтийскими языками. В качестве примера он проводит близкие по звучанию слова, в частности фракийское слово Edessa (название города) и балтийское слово Ведоса (см.: Трубачев О.Н. Языкознание и этногенез славян. Древние славяне по данным этимологии и ономастики // Вопросы языкознания. 1982. N 4. С. 10 - 26). Как представляется, к слову Edessa стоят намного ближе такие древнеславянские слова, как Одесная, Десница и другие.
При императоре Траяне Балканский полуостров и примыкавшие к нему земли были завоеваны римлянами (в славянской традиции - волохами), которые изгнали предков славян из исконных земель. Начался долгий и мучительно трудный исход. Именно этот исторический факт отражен в "Повести временных лет". Память о нем сохранили и другие древнеславянские источники: "Слово о полку Игореве", "Житие Мефодия" Святого Климента и другие.

Обращаясь к этой теме, замечательный русский историк права Д.Я. Самоквасов писал: "Римская система насильственного переселения народонаселения старых римских провинций в новые и новых в старые имела своим следствием колонизационное движение дакийского народонаселения (гетов. - В.Л.) <1> в пустынные области бассейнов рек Вислы и Днепра, лежавшие над Карпатами и Днепровскими порогами" <2>.

--------------------------------

<1> Геты и даки - это названия одного народа. Обращаясь к этой теме, древнеримский географ Страбон писал: "Существует и другое деление этой страны, сохранившееся с древних времен: одних жителей ее называют дакийцами, а других - гетами; гетами тех, что обращены к Понту и на восток, а дакийцами - обращенных в противоположную сторону: к Германии и истокам Истра" (Страбон. География. Книга 7. Глава 3).

<2> Цит. по: Самоквасов Д.Я. Курс истории русского права. М., 1908. С. XXII. О том, что славяне вернулись на свою историческую Родину, можно судить и по множеству сохранившихся на Балканах с древних времен географических названий.
Возможно, именно в эти годы изгнания разрозненные племена гетов начинают называть себя славянами, тем самым подчеркивая, что они говорят на одном языке, иными словами, "слове".

Впрочем, спустя столетие власть Римской империи ослабла, и славянские племена начинают возвращаться на прежние земли, память о которых никогда не стиралась.

Эта славянская "Реконкиста", судя по всему, завершилась примерно к V в. В 448 г. Приск Панийский, направлявшийся с византийским посольством к вождю гуннов Аттиле, описывал племена, которые он встретил на Дунае и которые говорили на своем языке, отличном от латыни, греческого и немецкого языков. Это был славянский язык, о чем свидетельствуют названия двух напитков, которые Приск привел в своей рукописи, - мед и квас, приготовленные соответственно из меда и ячменя <1>.

--------------------------------



<1> См.: Самоквасов Д.Я. Курс истории русского права. М., 1908. С. 48.
О происхождении славян от гетов писали многие византийские историки, хорошо осведомленные о тех народах, которые окружали Империю.

Так, Феофилакт Симокатта отмечал, что славяне - это то же самое, что геты <1>. Такое же утверждение высказывал и другой византийский историк, Лев Диакон, подчеркивавший, что русские - это потомки гетов и их религия создана Замолксисом <2>.

--------------------------------

<1> См.: Симокатта Феофилакт. История // http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Simokatta/frametext1.htm.

<2> См.: Диакон Лев. История. Книга 9. Глава 6.
В связи с этим отметим, что само имя Замолксис, или Замолксий, несомненно, славянского происхождения и означало "замолкший". Все источники, повествующие о нем, рассказывают, что после возвращения в страну гетов, "спустившись в подземелье", он вел отшельнический образ жизни и вступал в общение только для того, чтобы открыть волю богов <1>.

--------------------------------



<1> По этому вопросу см., в частности: Геродот. История. Книга 4. Глава 95.
Замолксис был одним из учеников Пифагора <1>. Этот факт объясняет сходство многих религиозных верований славян и пифагорейцев. В частности, и те и другие поклонялись солнцу и верили в бессмертие души. Так, Пифагор учил, что душа бессмертна и проходит через многие циклы рождения и смерти. Столетия спустя эти идеи нашли отражение не только в языческих обрядах и народных легендах, но и в правовых актах древних славян. Свидетельством тому служит Договор Руси с Византией 945 г., согласно которому русичи, нарушившие Договор, подвергались проклятию быть рабами "в весь век в будущий" <2>.

--------------------------------



<1> Об учении Пифагора подробнее см.: Лафитский В.И. Воскресение права. Ч. I. Дни созидания. Ч. II. В мире распятого Христа. М., 2008. С. 30 - 39.

<2> О религиозных воззрениях древних славян см.: Афанасьев А. Народные русские легенды. Л., 1859; Мифы русского народа. М., 2000.
От гетов древние славяне унаследовали многие формы государственного устройства.

Чтобы доказать это, мы вновь обратимся к Страбону:

"По возвращении на Родину Замолксий достиг почета у правителей и в народе как толкователь небесных явлений. В конце концов ему удалось убедить царя сделать его соправителем как человека, обладающего способностью открывать волю богов. Сначала ему предоставили лишь должность жреца наиболее почитаемого у них бога, а потом его самого объявили богом. Замолксий избрал себе местожительством какое-то пещеристое место, недоступное для всех прочих людей, и проводил там жизнь, редко встречаясь с людьми, кроме царя и своих служителей. Царь поддерживал его, видя, что народ теперь гораздо охотнее прежнего повинуется ему самому в уверенности, что дает свои распоряжения по совету богов. Этот обычай сохранился даже до нашего времени, так как у них всегда находится человек такого склада, который в действительности является только советником царя; у гетов же почитается богом... Когда над гетами царствовал Биребиста, на которого готовился идти войной Божественный Цезарь, эту должность занимал еще Декеней (или Дикиней, как приводится во многих переводах. - В.Л.) <1>. Доказательством полного повиновения гетов его приказаниям является то, что они позволили убедить себя вырубить виноградную лозу и жить без вина" <2>.

--------------------------------



<1> Очевидно, имя Дикиней происходит от слова "дикий", которое подчеркивало, что он жил уединенно, не подчиняясь кому бы то ни было.

<2> Страбон. История. Книга 7. Глава 3 (5; 11).
Эти сведения подтверждает и готский историк Иордан, который рассказывает, что Дикиней "прославился... как чудодей и повелевал не только меньшими, но даже королями" <1>.

--------------------------------



<1> Иордан. О происхождении и деяниях гетов // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Iordan/text1.phtml?id=576.
Таким образом, у гетов власть была разделена на светскую и духовную. При этом духовная, как правило, преобладала. Эту особенность организации государственной власти сохраняли и древние славяне.

Многие литературные памятники прошлого хранят свидетельства о господствующей роли верховных славянских волхвов (жрецов). По рассказу арабского писателя Ибн-Даста, они повелевали царю, "как будто они начальники" народа <1>. В тех же словах их роль раскрывается в старонемецких источниках. Так, в "Славянской хронике" Гельмольда отмечено, что племена руанов, обитавшие "в сердце" Балтийского моря" <2>, "жреца... почитают больше, чем короля" <3>.

--------------------------------

<1> Из "Книги драгоценных сокровищ" Абу-Али Ахмеда Ибн-Омар Ибн-Даста // Там же.

<2> Руаны, руяне, или ране, - славянское племя, жившее на острове Рана в Балтийском море (современный остров Рюген).

<3> Гельмольд. Славянская хроника. Книга I. Глава 36.
Сказанное объясняет одну из самых загадочных историй Древней Руси: двоевластие князей Игоря и Вещего Олега. Первый был представителем новой княжеской династии. Второй - представителем древней жреческой власти, духовным наследником Замолксиса. Его власть была столь безграничной, что "Повесть временных лет" описывает в основном его деяния. И только после его смерти летопись начинает повествование о князе Игоре.

Народная память долго хранила, да и сейчас хранит связь славянского права с правовым наследием гетов. Чтобы убедиться в этом, вспомним слово "гетман". Оно означало вождей воинских дружин гетов, а впоследствии использовалось в чешском, польском, украинском и русском языках для обозначения предводителей войск, народных и казацких ополчений <1>.

--------------------------------

<1> Одними из первых гетманское звание получили чешские вожди таборитов, в том числе Ян Жижка.
В древних песнях и легендах постоянно воспевается Дунай как прародина славянских народов, связь с которой никогда не утрачивалась. Неслучайно один из русских былинных богатырей носил имя Дунай <1>.

--------------------------------



<1> Отметим, что в древнеславянских языках это слово использовалось для обозначения не только реки Дунай, но и рек как таковых.
Многие легенды и песни славянских народов упоминают утраченную Белую книгу - книгу белых (т.е. истинных или непорочных) уложений, в которой легко угадываются законы гетов, составленные Дикинеем. Об этих законах Иордан писал так: "Дикиней... обуздал их варварские нравы... заставил их жить в соответствии с природой, по собственным законам, которые, будучи записаны, до сих пор зовутся "белагины" <1>.

--------------------------------



<1> Иордан. О происхождении и деяниях гетов // http://eur-lex.europa.eu. Слово "белагин" может отражать два словосочетания: "белая книга" и "белый огонь".
В наши дни какая-либо реконструкция Белой книги вряд ли возможна. Поэтому ограничимся только воспоминаниями о ней, которые сохранились в обрядовых песнях македонских болгар-помаков, живших в Родопских горах:

"Царь в том веке научил

Тому, о чем пелось в ясной книге,

В ясной книге о братстве,

О братстве и звездах,

О звездах и земле,

О земле и птицах,

Вот о чем было написано в Белой книге,

В Белой книге черным письмом" <1>.

--------------------------------



<1> Песни болгар-помаков были собраны в 1870-е годы замечательным сербским исследователем С.И. Берковичем. Мною дан перевод фрагмента третей песни раздела "Обряды" второго тома труда С.И. Верковича, опубликованного в России под названием "Обрядныя пъсни языческаго времени, сохранивпняся устнымъ предашемъ у македонскихь и фракшскихъ Болгаръ-Помаков. Собралъ и издалъ Стефанъ Ил. Верковичъ". СПб., 1881. Первый том был издан в Белграде в 1874 г. "Български народни песни отъ предисторично и предхристианско доба. Открылъ въ Тракия и Македония и издалъ Стефанъ И. Верковичъ". Кн. 1. Белград, 1874.
Белая книга упоминается во многих песнях болгар-помаков, что дает возможность более полно ее представить. Так, в одной из песен сказано, что славянам законы дал царь Има, исполнив тем самым волю богов. В переводе известного российского исследователя славянских древностей А.И. Асова это событие представлено так:

"И Има-царь к нам тогда приходил,

входил он тогда в наши села, и

в наши села, и в наши дома,

чтоб мы набрались ума

Учил малых сих...

как петь ту Ясную книгу

Белую книгу, Белую книгу черного письма.

Чтоб счастье пришло в дома..." <1>.

--------------------------------



<1> Вышний и Жива через Иму-царя дают Ясную Книгу // Асов А.И. Тайны "Книги Велеса" // http://knigavelesa.narod.ru/asov/tainy_knigi_velesa/ogl.html.
Ученым еще предстоит раскрыть многие страницы подлинной истории гетов <1>, о которых древнегреческие историки, а вслед за ними Иордан писали: они "среди всех варваров... всегда были едва ли не самыми образованными, чуть ли не равными грекам" <2>.

--------------------------------



<1> Многие ученые без достаточных к тому оснований утверждают, что геты (даки) - это предки современных румын. Отметим в связи с этим, что за полторы тысячи летдо нашего времени Иордан ассоциировал гетов с готами, а до Иордана античные авторы относили гетов то к скифским, то к фракийским народам.

<2> Иордан. О происхождении и деяниях гетов // http://eur-lex.europa.eu.smartapi/cgi/sga_doc?smartapi!celexplus!prod!CELEXnumdoc&lg=en&n.
Общие начала государственности предопределили единство и других форм государственного устройства славян. Верховная власть в славянских племенах принадлежала вождям, которые чаще всего носили титулы князей - хранителей "казны", иными словами, общего достояния племени.

Князья вершили и суд. О том, как осуществлялось правосудие, рассказывает Ибн-Даста: "Если кто из них имеет дело против другого, то зовет его на суд к царю, пред которым и препираются; когда царь произнес приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны приговором царя недовольны, то по его приказанию должны представить окончательное решение оружию: чей меч острее, тот и одержит верх. На борьбу эту родственники (обеих тяжущихся сторон) приходят вооруженными и становятся. Тогда соперники вступают в бой, и кто одолеет противника, выигрывает дело по своему требованию" <1>.

--------------------------------

<1> Из "Книги драгоценных сокровищ" Абу-Али Ахмеда Ибн-Омар Ибн-Даста // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/X/Garkavi_mus_pis/23.htm.
Власть князей в славянских племенах не была безграничной. Она не могла выходить за пределы, где начиналась духовная власть жрецов, яркое описание которых оставил Титмар Мерзебургский. Есть в округе редариев, писал он, "некий город под названием Ридегост, треугольный и имеющий трое ворот, со всех сторон его окружает большой лес, неприкосновенный и свято почитаемый местными жителями. Двое из этих ворот открыты для всех входящих; третьи же, обращенные на восток и самые маленькие, открывают дорогу к лежащему неподалеку морю, весьма страшному на вид. В городе нет ничего, кроме искусно сооруженного из дерева святилища, основанием которого служат рога разных животных. Снаружи, как это можно видеть, стены его украшают искусно вырезанные изображения различных богов и богинь. Внутри же стоят изготовленные вручную идолы, каждый с вырезанным именем, обряженные в шлемы и латы, что придает им страшный вид. Главный из них зовется Сворожич; все язычники уважают и почитают его больше, чем остальных. Знамена их также никогда не выносятся оттуда, за исключением разве что военной необходимости, причем вынести их могут только пешие воины. Для тщательной заботы о святилище местными жителями назначены особые служители... Сколько округов в тех краях, столько там и храмов, в каждом из которых почитается неверными идол того или иного демона" <1>.

--------------------------------



<1> Титмар Мерзебургский. Хроника. М., 2005. С. 102, 103.
Помимо волхвов власть князей ограничивали воеводы (гетманы), в функции которых входило ведение войн. По свидетельству арабского географа Ибн-Фадлана, они принимали на себя функции князя в случае, если последний не был способен их выполнять <1>.

--------------------------------



<1> Из "Записки" Ахмеда Ибн-Фадлана Ибн-Аббаса Ибн-Рашида Ибн-Хаммада // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/X/Garkavi_mus_pis/frame10.htm.
Власть князя сдерживало и вече - общее народное собрание, пришедшее из вечности вечное установление древних славян. Согласно "Велесовой книге" <1> история вечевого правления славян насчитывала не менее 15 столетий <2>.

--------------------------------



<1> Немногие исследователи признают подлинность "Велесовой книги". Вместе с тем ее текст, как представляется, отражает либо сохраняет сведения о многих событиях далекого прошлого.

<2> См.: Велесова книга. М., 2002. С. 33.
О том, какую роль играло вече у древних лютичей в XI в., можно судить по свидетельству Титмара Мерзебургского: "Всеми ими, называемыми общим именем лютичей, не управляет какой-то один правитель. Решение необходимого дела обсуждается в общем собрании, после чего все должны дать согласие на приведение его в исполнение" <1>.

--------------------------------



<1> Титмар Мерзебургский. Хроника. М., 2006. С. 103.
Приведем еще одно свидетельство - византийского историка Прокопия Кесарийского: "Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всем остальном у обоих этих варварских племен вся жизнь и узаконения одинаковы" <1>.

--------------------------------



<1> Хрестоматия по истории СССР. М., 1951. Т. 1. С. 16.
Древние славяне имели развитое право. В подтверждение можно привести много свидетельств. Так, в чешской песне "Суд Любуши", сохранившейся, вероятно, с IX в., упоминаются "дески правдодатне" <1> - законы, записанные на деревянных досках некими письменами <2>. На деревянные досках записывались не только тексты законов, но и всевозможные юридические акты (договоры, закладные и т.д.). Этот факт отражен, в частности, в Псковской судной грамоте.

--------------------------------



<1> Подлинность песни в настоящее время оспаривается, впрочем, без достаточных к тому оснований.

<2> Древние славяне использовали руническую письменность: "читали и гадали, - как писал древнеболгарский летописец IX в. Храбр, - с помощью черт и резов" (Черноризец Храбр. О письменах // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Tschechien/IX/Slav_pis/frametext3.htm). Это свидетельство подтверждают многие франкские, немецкие и арабские источники. Так, один из арабских географов X в. Ибн-ан-Надим рассказывал о том, что русские "имеют письмена, вырезываемые на дереве" (из "Книги росписи наукам" Абуль-Фараджа Мухаммеда Ибн-аби-Якуб, известного под прозванием Ибн-ан-Надима // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/X/Garkavi_mus_pis/18.htm). Древнюю русскую письменность упоминает и "Житие Константина Философа". Константин (Кирилл), создатель славянской азбуки изучал в Херсоне "Евангелие и Псалтирь, написанные русскими письменами, и человека нашел, говорящего на том языке, и беседовал с ним, и понял смысл этой речи, и, сравнив ее со своим языком, различил буквы гласные и согласные, и, творя молитву Богу, вскоре начал читать и излагать их" (http://www.vostlit.info/TextsDokumenty/Tschechien/IX/Slav_pis/frametext1.htm).
О древности славянского права свидетельствуют многие документы. Так, в поэтическом вступлении к Польской Правде, или Эльблонгской книге, содержатся следующие примечательные строки:

"Один народ, который был очень значительным,

Хотя сейчас он и одурачен,

И все же твердо сохранил

Со своим родом

Свои законы,

Которые не подчинены никакой другой земле.

Его мудрейшие также

Составили ему его законы

Издавна и предусмотрели,

Чтобы он ими руководствовался

Поляками зовут этот народ" <1>.

--------------------------------

<1> Польская правда. Цит. по: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Polen/XIII/Pol_Pravda/frametext1.htm.
Хорватская летопись XII в. рассказывает, что в IV в. законы составлялись в городе Далме <1>.

--------------------------------



<1> См.: Хорватская летопись: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Chron_XII_veka/text.phtml?id=2521.
Договор Руси с Византией 911 г. указывает, что он заключен не только по обычаям предков русичей, но и по закону Русскому.

На этом факте остановимся подробнее, поскольку Договор четко различал законы, созданные князьями либо иными институтами светской власти, а также обычаи, унаследованные от предков.

Такое деление источников права подтверждает и "Повесть временных лет": "Каждый народ, - писал летописец Нестор, - имеет либо письменный закон, либо обычай, которые люди, не знающие закона, соблюдают как предание отцов" <1>.

--------------------------------



<1> Повесть временных лет // Повести Древней Руси. С. 52, 53.
В связи с этим отметим, что в дохристианских славянских землях под законом понимались не религиозные законы (так утверждают многие современные историки), а законы в собственном значении этого слова, как акты государственной власти.

Чтобы убедиться в этом, обратимся к следующей норме договоров дохристианской Руси с Византией 907 г. и 945 г.: "Пусть запретит русский князь указом своим приходящим сюда русским творить бесчинства в селах и в стране нашей" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 65, 80.
В тексты договоров вошли многие нормы закона Русского, не имевшие аналогов в византийском праве (например, о передаче имущества убийцы в случае его побега ближайшему родственнику убитого) <1>. Во многих статьях указано, что наказания должны устанавливаться по закону Русскому - действовавшим законодательным установлениям, уходившим в неведомую даль веков.

--------------------------------



<1> Там же. С. 83.
О втором источнике права - обычаях предков - повествуют письменные свидетельства, а также народные сказания и песни. Так, в "Слове о законе и благодати" митрополит Илларион, рассказывая о князьях дохристианской Руси, отмечает, что они "не в худой и неведомой земле владычествовали, но в Русской, что ведома и слышима всеми четырьмя концами земли" <1>.

--------------------------------



<1> Митрополит Илларион. Слово о законе и благодати // Повести Древней Руси. М., 2003. С. 31.
Высокий уровень развития права Русской земли подтверждает Иоакимовская летопись, сохранившая предание о том, что правивший в Новгороде до "призвания варягов" князь Гостомысл был "любим из-за справедливости и правосудия" <1>. Этому свидетельству созвучны слова исландской Саги об Олаве, сыне Трюггви, повествующей о том, что в дохристианской Руси "господствовал вечный мир" <2>. Напомним в связи с этим, что древние викинги называли страну северо-восточных славян Гардарикой - страной городов, протянувшейся вдоль водных путей, соединявших Скандинавию и Константинополь (путь "из варяг в греки") <3>.

--------------------------------



<1> Иоакимовская летопись // Велесова книга. Славянские веды. М., 2002. С. 317.

<2> Снори Стурлусон. Круг земной. М., 1980. С. 101.

<3> Отметим в связи с этим, что Древняя Русь другой и не могла быть, поскольку после изгнания с Балкан освоение новых земель осуществлялось крупными миграционными потоками. Древние славяне строили укрепленные поселения, в которых они могли найти защиту от нападений других племен.
Приведем еще одно свидетельство - о нравах прусов и других нехристианских, в том числе славянских, племен в описании немецкого летописца Гельмольда. Отмечая, что они еще не познали света веры, он тем не менее подчеркивал, что они обладают "многими естественными добрыми качествами"; "человеколюбивы по отношению к терпящим нужду; спешат навстречу тем, кто подвергается опасности в море или преследованиям со стороны морских разбойников, и приходят им на помощь. Золото и серебро они почти ни во что не ставят. У них изобилие неизвестных мехов, из-за которых в нашей стране разлился смертельный яд гордости. А они почитают их вроде как за навоз в укор, думаю, нам, которые вздыхают по меховой одежде как по величайшему счастью. Поэтому за льняные одежды, которые у нас называются faldones, они отдают нам столь драгоценные шкурки. Многое можно было бы еще сказать об этом народе, достойном похвалы за свои нравы, если бы ко всему он признавал еще единую Христову веру, проповедников которой они преследуют бесчеловечно" <1>.

--------------------------------



<1> Гельмольд. Славянская хроника // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Gelmold/framegel1.htm.
Конечно, все славянские племена, как отмечал летописец Нестор, "имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, и каждые - свой нрав" <1>.

--------------------------------



<1> Повесть временных лет // Повести Древней Руси. С. 52.
Вместе с тем нельзя преувеличивать существовавшие между ними различия. Их многое объединяло: не только единые корни, о чем сказано выше, но и близкое родство славянских языков, сохранявшееся на протяжении многих веков и предопределявшее единую терминологию, сходные правовые понятия, единое восприятие образов права.

Прокопий Кесарийский писал: "У тех и других (славян и антов. - В.Л.) один и тот же язык, достаточно варварский" <1>. Много столетий спустя Великая польская хроника утверждала: "У славян существует большое разнообразие в языках, и в то же время они понимают друг друга, хотя в некоторых словах и в их произношении существуют, по-видимому, кое-какие различия. Языки эти берут начало от одного отца Слава, откуда и славяне (Slavs)" <2>.

--------------------------------

<1> Хрестоматия по истории СССР. М., 1951. Т. 1. С. 17.

<2> Великая польская хроника / Пер. с польск. В.Л. Янина, Л.М. Поповой, Н.И. Шевелевой // http://vostlit.narod.ru/Texts/rus/Chron_Pol_majoris/pred.htm.
О близком родстве славянских языков упоминает и русская "Повесть временных лет": "Един народ славянский: славяне, которые сидели по Дунаю, покоренные уграми, и моравы, и чехи, и поляки, и поляне, которые теперь зовутся русь. Для них ведь, моравов, первых созданы буквы, названные славянской грамотой; эта же грамота и у русских, и у болгар дунайских" <1>.

--------------------------------



<1> Повесть временных лет // Повести Древней Руси. С. 53.
Единство общеславянского права было предопределено и общностью религиозных верований - сперва языческих <1>, а позже христианских, стремительно распространившихся в славянских землях начиная с IX в. Приятие христианства объяснялось многими факторами, в частности близостью некоторых канонов новой и прежней религий <2>, стремлением князей уничтожить сковывавшую их систему двоевластия.

--------------------------------



<1> Хорватская летопись XII в. повествует о том, как в хорватскую землю пришел многочисленный народ, с которым хорваты заключили союз и "стали жить в великой любви, тем более что были одной веры и языка" (http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Chron_XII_veka/text.phtml?id=2521).

<2> На этот фактор одним из первых обратил внимание румынский исследователь М. Элиаде. В русском языческом пантеоне Сварог выступал как Бог Отец, Перун - как Сын, а Святовит - как Святой Дух. Они составляли дохристианскую Троицу. Храм Триглаву - "высшему богу" был, в частности, в Щецине.
Но, пожалуй, главным было то, что древние славяне видели в образе Христа не только божественное, но и человеческое, близкое каждому. Эту тайну тысячу лет спустя раскрыл Б. Пастернак. В восприятии древних славян, писал он, Иисус пришел "как легкий и одетый в сияние, подчеркнуто человеческий, намеренно провинциальный, галилейский, и с этой минуты народы и боги прекратились, и начался человек, человек-плотник, человек-пахарь, человек-пастух в стаде овец на заходе солнца, человек, ни капельки не звучащий гордо, человек благодарно разнесенный по всем колыбельным песням матерей..." <1>.

--------------------------------



<1> Пастернак Б.Л. Доктор Живаго. М., 2007. С. 96.
В Нем воплощалось все: и жизнь, и смерть, радости и страдания, надежды и отчаяние. И во всем ощущалась Его безмерная любовь к каждому. Поэтому христианство так глубоко укоренилось в сознании древних славян.

В заключение необходимо сказать, что обращение к этой теме вызвано стремлением не только найти общие истоки славянской государственности, восстановить историческую правду, но и понять многие явления современной политической жизни, поскольку наследие предков не умирает. Оно живет в каждом из нас, проявляясь в стереотипах поведения и образах права. И мстит тогда, когда забывают о нем...


§ 2. Христианство в созидании правового мира славян
Из трех основных созидательных сил - христианства, народного правотворчества, светского законодательства, которые определяли развитие славянского права, главным, несомненно, было христианство. Неслучайно в "Младшей Эдде" - памятнике древнескандинавской литературы XII в. сказано, что Христос есть "хранитель греческой земли и Гардарики", то есть Руси <1>.

--------------------------------



<1> См.: Младшая Эдда. Язык Поэзии // Младшая Эдда. М., 2005. С. 87.
Христианство во многом определяло содержание светского права, упорядочивало те отношения, которые не подпадали под действие мирской власти, укрепляло нравственные устои общества, прокладывая путь к новой жизни, основанной на христианских ценностях свободы, равенства, милосердия и любви.

Практически все памятники славянского раннехристианского права подчеркивали его значение. Так, первые же строки древнейшего христианского закона - болгарского Закона судного людям <1> призывали: "Прежде всякой правды достойно есть о Божьей правде говорить" <2>.

--------------------------------

<1> Принят вскоре после принятия в 865 г. христианства.

<2> http://www.vostlit.mfo/Texts/Dokumenty/Bulgarien/IX/Zakon/text.phtml?id=2223.
В первой статье Польской Правды или Эльблонгской книги <1> отмечалось: "Желающие знать польское право должны помнить, что со времени принятия христианства поляки были подчинены римскому папскому престолу, а не императору. Римский престол взял их под свою защиту с тем, чтобы они охотнее были христианами. В знак этого они ежегодно платят указанному престолу деньги, так называемый пфенниг святого Петра" <2>.

--------------------------------



<1> Названа так по тому городу, в котором была найдена в XIX в. Составлена в середине XIII в.

<2> http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Polen/XIII/Pol_Pravda/text.htm.
Славянские законодатели не ограничивались только упоминанием о христианстве, верховенстве его ценностей, но и пытались воплотить их в нормах права.

Так, сербский Законник Стефана Душана (1349 г.) инкорпорировал нормы, развивавшие библейские ценности правосудия:

"Все судьи пусть судят по Законнику, справедливо, как написано в Законнике, и да не судят по страху моего царского величества" (ст. 174).

"Судьи да ходят по землям, где у кого свой округ, и да надзирают и защищают убогих и нищих" (статья 181) <1>.

--------------------------------

<1> http://www.vostlit.mfo/Texts/Dokumenty/Serbien/Zakonnik_Stefan_Dusan/text.htm.
Созвучные нормы были в "Полном своде статутов" польского короля Казимира Великого": "В судебных делах у справедливых судей нельзя ничего добиться обманом, взять верх лицеприятием, опрокинуть правосудие за плату, поэтому судья, держа весы в руке, взвешивая равными чашами, должен выносить справедливый приговор, имея перед глазами при его обдумывании и составлении самого Бога, и чтобы он не смел как расточитель своей чести и гонитель ее что-либо учинить в ущерб другой стороне против своей совести и справедливости, из лицеприятия или за подарки..." (статья CXПI) <1>.

--------------------------------



<1> http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Polen/XIV/Kazimir_Statut/text.htm
Однако влияние христианства на светское право в целом было ограниченным. Отчасти это было вызвано неверием в возможность светских законов. Более того, в общественном сознании господствовало представление о том, что они не нужны, поскольку их заменят христианские ценности.

В поэме "Слово о законе и благодати" митрополита Илариона <1> эта идея отражена в следующих словах:

--------------------------------

<1> "Слово о законе и благодати" - первое дошедшее до наших дней произведение на русском языке. Впервые оно было публично исполнено Иларионом 29 марта 1049 г.
"Закон отошел,

а Благодать и истина всю землю исполнили" <1>.

--------------------------------

<1> Слово о законе и благодати Митрополита Илариона // Повести Древней Руси. М., 2002. С. 11.
По утверждению Илариона, прежний закон Моисея "как вечерняя заря погас", уступив место христианской благодати.

"Как отошел свет луны, когда солнце воссияло

Так и Закон - пред Благодатью явившейся.

И стужа ночная побеждена,

солнечная теплота землю согрела.

И уже не теснится человечество в Законе,

а в Благодати свободно ходит.

Ибо иудеи при свече Закона себя утверждали,

христиане же при благодетельном солнце свое спасение зиждут" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 17.
Неверие в силу светского права отражено во многих писаниях отцов и православной, и католической церкви.

Оно проявилось также в таком явлении, как отказ от использования слова "закон" применительно к актам светского законодательства. С введением христианства слово "закон" в славянских языках приобрело сакральное значение. Так стал обозначаться только Закон Божий. Эта линия в "Повести временных лет" прослежена очень последовательно. По убеждению летописца Нестора, так как Бог один, поэтому и закон может быть только один. Обосновывая эту мысль, он приводил в пример кривичей и других язычников, "не знающих закона Божьего, но сами себе устанавливающих закон" <1>.

--------------------------------

<1> Повесть временных лет // Повести Древней Руси. С. 53.
Вторая причина относительно слабого влияния христианства на светское право заключалась в том, что законы, исходившие от государства, изначально воспринимались как угроза народной воле. Об этом свидетельствуют многие летописи. Приведем только один рассказ Чешской хроники Козьмы Пражского.

К провидице и судье Либуше, как в библейской повести о воцарении Саула, обратился народ с требованием призвать для них князя. Долго Либуше отговаривала, обвиняя народ: "Ты несчастен и жалок, ты жить не умеешь свободно". Но увещевания были напрасны. И тогда она призвала на престол Пржемысла. И "с помощью законов он укротил... необузданный народ... обратив его в рабство, которое тяготеет над ним и поныне; вместе с Либуше установил он все законы, которым подчинена и которыми пользуется эта страна и теперь" <1>.

--------------------------------

<1> Козьма Пражский. Чешская хроника // http://www.hrono.info/libris/lib_k/kozma01.html.
Мощное противодействие светскому праву стало одним из ключевых факторов стремительного развития церковного права в двух направлениях: православного и католического.

Между ними было много общего, потому что это были потоки одной христианской реки. Вместе с тем между ними были существенные различия. Главным образом, они были обусловлены тем, что православие сохраняло большую свободу церковной жизни. Оно не было сковано едиными догматами, как это было в католической церкви, и могло творчески развивать христианское наследие.

Начиная с XII в. практически повсеместно в землях южных и восточных славян появляются сборники канонов, основной целью которых было укоренение заповедей христианской жизни. В основном они создавались на основе византийских писаний.

Первые церковные сборники на славянских языках появились сразу же после обращения болгар и моравов в христианство. Это были различные редакции Номоканона - Кормчей книги, вобравшей в себя многие нормы византийского права, а позже дополненной положениями из некоторых славянских правовых источников. Так, одна из русских редакций Кормчей книги включала Закон судный людям <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Суворов Н.С. Учебник церковного права. М., 1913. С. 65.
Наибольшую известность приобрела Кормчая книга, составленная согласно преданию примерно в 1225 г. сербским первосвященником святым Саввой. Этот юридический памятник действовал не только в Сербии, но и в Болгарии, откуда в 1262 г. ее текст был направлен киевскому митрополиту Кириллу Второму. В дальнейшем ее рукописные копии были посланы во многие русские церкви "на уведение разуму и на послушание верным и послушающим" <1>.

--------------------------------



<1> Там же.
Кормчая книга послужила основой для создания еще одного сборника канонических норм - "Мерила праведные", о котором рассказано выше - в разделе, посвященном влиянию христианства на развитие государства и права.

Следует подчеркнуть, что Кормчая книга и "Мерила праведные" касались не только вопросов церковной жизни. Они включали в себя многие нормы светского византийского законодательства, в основном в его кратких изложениях - Эклоге и Прохироне. Так, Эклога, составленная при императорах Льве и Константине, регулировала отношения, связанные с заключением брака, дарением, наследованием по завещанию и без завещания, опекой и попечительством, об обязательствах, о свидетелях, о сделках и разделе военной добычи <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. М., 2004. С. 28, 29.
Как отмечал Н.С. Суворов, эти источники "в глазах наших предков имели значение обязательных норм независимо от утверждения их русскими князьями, и притом норм исключительных, существованием которых исключалась необходимость установления каких-либо норм русскими князьями и национальными соборами" <1>.

--------------------------------



<1> Суворов Н.С. Указ. соч. С. 66.
Такое качество они сохраняли в течение многих веков, о чем свидетельствуют официальные издания Кормчей книги святого Саввы, которые публиковались на Руси в ее рязанской "фамилии", или редакции, с благословения патриарха и по повелению царя в 1650, 1653, 1787 и 1816 гг.

Иным образом развивалось церковное право в славянских католических землях. Еще в 880 г. папа Иоанн VIII издал буллу с одобрением перевода церковных книг на славянский, "чтобы на этом языке возглашалась слава деяний Христа Господа нашего". И ничто, утверждала булла, "ни в вере, ни в учении не препятствует на том же славянском языке ни петь мессы, ни читать святое Евангелие или божественные чтения из Старого и Нового Завета, хорошо переведенные и истолкованные" <1>.

--------------------------------

<1> http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Tschechien/IX/Slav_pis/pril3.phtml?id=2530.
Таким же образом утверждалось христианство в Хорватии - Королевстве святого народа, о чем повествует Хорватская летопись XII в. <1>.

--------------------------------



<1> http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Chron_XII_veka/text.phtml?id=2521.
Но папская булла 880 г. действовала недолго. Уже через пять лет (в 885 г.) новый папа Стефан V запретил совершать церковные обряды и читать тексты Писания на славянском языке. Было разрешено лишь разъяснять их в проповедях. В Моравии отказ учеников Мефодия от исполнения новой папской буллы вызвал волну репрессий. Самые молодые из них были проданы в рабство, а старшие сперва заключены в тюрьму, а впоследствии высланы из страны <1>.

--------------------------------



<1> Об этом свидетельствуют Житие Климента и Житие другого ученика Мефодия-Наума, написанные в X в.
Начиная с XIII в. в Польше, Чехии, Хорватии распространяются различные своды католического законодательства (в частности, Декрет Грациана), вошедшие через три века в Полный свод (корпус) канонического права, изданный по Постановлению Тридентского собора (1545 - 1563 гг.).

Римский папа пытался утвердить свое верховенство не только в церковной, но и в светской жизни. Еще в 880 г. он был провозглашен патроном-покровителем Моравии.

В Польше его верховенство было закреплено актом 991 г., согласно которому король Лешко I вместе с женой и двумя младшими сыновьями передал свое государство папе римскому и получил его обратно, но уже на правах лена <1>. Впрочем, ошибочно полагать, что римский папа играл какую-либо существенную роль в политической жизни Польши. Его роль была в основном символической. А акт прямого подчинения первосвященнику Рима подчеркивал не более чем духовную связь Польши с католической церковью. Впрочем, как показали дальнейшие события, он не оградил ее от притязаний Тевтонского ордена и прилегавших к ней немецких земель.

--------------------------------



<1> Подробнее см.: Бардах Ю., Леснодорский Б., Пиетрчак М. История государства и права Польши. М., 1980. С. 83.
Вассальные отношения могли сложиться между папским престолом и Хорватией. Однако во время веча, на котором обсуждалось письмо папы римского, король Звонимир был убит, что послужило поводом для вторжения в Хорватию венгров. Тогда, как сказано в летописи, "хорваты пришли из воли в неволю, из свободных обратились в рабов. И случилось, как Писание говорит: "Злое дело ждет злая мзда" <1>.

--------------------------------



<1> http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Chron_XII_veka/text.phtml?id=2521.
Следует, однако, отметить, что в славянских землях и православная, и католическая церкви не стремились, за редкими случаями, к политическому господству. Свою основную роль они видели в другом - в просвещении народа и в организации народной жизни на принципах христианства.

В Болгарии изгнанные из Моравии ученики Кирилла (Константина) и Мефодия основали на рубеже IX - X вв. множество училищ, которые не только готовили из местного населения священников, способных совершать богослужение и проповедовать на славянском языке, но и обучали грамоте простых жителей, в том числе ремесленников и крестьян.

Эта традиция была перенесена в Русскую землю. Начиная с XI в. в ее княжествах и вольных городах создается множество училищ для просвещения народа. Сказанное объясняет, почему в древнем Новгороде столь многие владели письменным языком, о чем свидетельствуют берестяные грамоты того времени.

Такую же просветительскую миссию осуществляли многие католические священники. Так, Польская церковь, руководимая архиепископом Якубом Свинкой, на синодах в Ленчице в 1285 и 1287 гг. приняла решение об обязанности приходских священников знать польский язык и объяснять истины веры по-польски.

Многие, в основном православные, монастыри были центрами распространения славянской культуры. Так, в Чехии наибольшую известность приобрел Сазавский монастырь, основанный в 1033 г. на реке Сазаве (к северо-востоку от Праги). Но он просуществовал менее века. В 1097 г. использование славянской письменности в Сазавском монастыре было запрещено, а православные священники изгнаны.

Духовными центрами православия в Болгарии был Рыльский монастырь, в Сербии - монастыри Студеница и Высокие Дечаны, в Македонии - Лесновский, в Украине - Киево-Печерский, в Беларуси - Свято-Троицкий Марков, в России - Троице-Сергиев монастырь. Каждый из них заслуживает отдельного повествования. Но мы остановимся только на одной истории, поскольку в ней, как в водной глади, отражена история всех православных монастырей.

Русь лежала растерзанной, опустошенной в результате набегов татар и постоянных междоусобных войн. У нее не было сил. И казалось, нет будущего. Но именно в это время в сломленном общественном сознании появилась сперва робкая надежда, а потом - убеждение в возрождении Руси.

Эту перемену вызвало движение печальников земли русской. Они уходили в глухие леса - пустыни, чтобы там, в отречении от всего мирского, в трудах и молитвах очистить свои души и вымолить прощение для всех. Так формировались пустынные монастыри, в которых Русь в течение нескольких столетий будет черпать силы и которые в конечном счете ее воскресят.

Великий русский историк В.О. Ключевский этот процесс описал так: "Пустынный монастырь воспитывал в своем братстве, по крайней мере, в наиболее восприимчивых его членах особое настроение: складывался особый взгляд на задачи иночества. Основатель его некогда ушел в лес, чтобы спастись в безмолвном уединении, убежденный, что в миру, среди "людской молвы", это невозможно. К нему собирались такие же искатели безмолвия и устрояли пустынку. Строгость жизни, слава подвигов привлекали сюда издалека не только богомольцев и вкладчиков, но и крестьян, которые селились вокруг богатевшей обители как религиозной и хозяйственной своей опоры, рубили окрестный лес, ставили починки и деревни, расчищали нивы и "искажали пустыню", по выражению жития преподобного Сергия Радонежского. Здесь монастырская колонизация встречалась с крестьянской и служила ей невольной путеводительницей. Так, на месте одинокой хижины отшельника вырастал многолюдный, богатый и шумный монастырь. Но среди братии нередко оказывался ученик основателя, тяготившийся этим неиноческим шумом и богатством; верный духу и преданию своего учителя уходил от него в нетронутую пустыню, и там тем же порядком возникала новая лесная обитель. Иногда это делал, даже не раз, и сам основатель, бросая свой монастырь, чтобы в новом лесу повторить свой прежний опыт. Так из одиночных, разобщенных местных явлений складывалось широкое колонизационное движение, которое, исходя из нескольких центров, в продолжении четырех столетий проникало в самые неприступные медвежьи углы и усеивало монастырями обширные лесные дебри средней и Северной России... Пустынный монастырь признавался совершеннейшей формой общежития, основание такого монастыря - высшим подвигом инока" <1>.

--------------------------------



<1> Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1988. Т. 2. С. 234, 244.
Одним из таких иноков земли Русской был Сергий Радонежский (в миру - Варфоломей). Он родился в семье обедневшего ростовского боярина, который был вынужден переселиться в небольшой городок Радонеж. После смерти родителей Сергий и его брат Стефан ушли в лесную пустынь, где своими руками построили маленькую церковь во имя Святой Троицы. Было это в 1337 г. <1>. Так началась история Троице-Сергиева монастыря.

--------------------------------



<1> По некоторым данным, в 1345 г.
Вскоре весть о новом подвижнике разнеслась по окрестным селам и городам. К нему все чаще приходили странники с просьбой оставить их жить в обители. Сперва Сергий отказывал, полагая, что многие из них не смогут выдержать испытаний отшельнической жизни. Но потом согласился, решив последовать завету Иисуса Христа: "Приходящего ко Мне не изгоню вон" <1>; "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" <2>.

--------------------------------



<1> Евангелие от Иоанна. Глава 6. Стих 37.

<2> Евангелие от Матфея. Глава 18. Стих 20.
Согласно житию преподобного Сергия долгое время в его обители было 12 человек. В ней все были равны. А сам Сергий управлял ею "только посредством своего примера": строил кельи для своих собратьев, готовил для всех пищу, шил им одежду, а ночи проводил в непрестанных молитвах <1>.

--------------------------------



<1> Житие преподобного Сергия Радонежского // Муравьев Андрей. Жития святых Российской Церкви. М., 2005. С. 339.
Но он был непреклонен, отстаивая правила, введенные им для обители. Так, он запрещал собратьям ходить по деревням и селам и просить подаяния. Каким бы ни был голод или иная нужда, нужно было всего добиваться своим трудом.

Нередко строгость монастырской жизни вызывала ропот среди собратьев. Некоторые угрожали, что уйдут из обители <1>. Но он с неизменным терпением и любовью объяснял им значение их искупительной жертвы. И главное, он сам постоянно жертвовал собой.

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Житие и чудеса Преподобного Сергия игумена Радонежского, записанные преподобным Епифанием Премудрым, иеромонахом Пахомием Лагофетом и старцем Симоном Азарьевым; Иеромонах Никон (Рождественский). Житие и подвиги преподобного и богоносного отца нашего Сергия игумена Радонежского и всея России Чудотворца.
По словам В.О. Ключевского, это была практическая школа благонравия, "в которой сверх религиозного воспитания главными житейскими науками были умение отдавать всего себя на общее дело, навык к усиленному труду и привычка к строгому порядку в занятиях, помыслах и чувствах. Наставник вел ежедневную дробную терпеливую работу над каждым отдельным братом, над отдельными особенностями каждого брата, приспособляя их к целям всего братства. Под его воспитательным руководством лица не обезличивались, личные свойства не стирались, каждый оставался сам собой и, становясь на свое место, входил в состав сложного и стройного целого, как в мозаичной иконе различные по величине и цвету камешки укладываются под рукой мастера в гармоническое выразительное изображение..."

Секрет такого строительства был прост и вместе с тем невероятно труден: "наблюдение и любовь к людям дали умение тихо и кротко настраивать душу человека и извлекать из нее, как из хорошего инструмента, лучшие ее чувства" <1>.

--------------------------------

<1> Ключевский В.О. Значение Преподобного Сергия для русского народа и государства // Ключевский В.О. Очерки и речи. М., 1913. С. 207.
Обитель Преподобного Сергия стремительно разрасталась. К ней шли, чтобы начать новую жизнь, найти спасение в ее стенах либо увидеть своими глазами иной мир, основанный на заповедях Христа.

Слава об обители Сергия разнеслась не только по Русской земле, но и далеко за ее пределами. Примерно в 1372 г. к нему прибыли посланцы Патриарха Константинопольского Филофея с советом и благословением установить в обители общежительный устав по образцу первых православных монастырей.

Но, устанавливая общежительный устав, Преподобный Сергий дополнил его многими новыми правилами. Одно из таких правил - странноприимство. Как пишет один из его сподвижников, "никто и приходивших в обитель бедняков не уходил из нее с пустыми руками. Блаженный никогда не оставлял благотворительности, он заповедовал насельникам обители давать приют нищим и странникам и не отказывать просящим. Он говорил: "Если вы сохраните мою заповедь без роптания, то получите награду от Господа и по моему отшествию от этой жизни обитель процветет и нерушимо простоит многие годы благодатью Христовою" <1>.

--------------------------------



<1> Житие и чудеса Преподобного Сергия игумена Радонежского, записанные преподобным Епифанием Премудрым, иеромонахом Пахомием Лагофетом и старцем Симоном Азарьевым.
Перемены в уставе скромной обители Сергия произвели огромное впечатление на современников. Как отмечал Павел Флоренский, "общежительство знаменует всегда духовный подъем". Так было при рождении христианства, при создании Киевской Руси и при появлении Московской Руси, которая ввела общежитие по "совету и с благословения умирающей Византии".

"Идея общежития, - продолжал П. Флоренский, - как совместного жития в полной любви, единомыслии и экономическом единстве, - назовется ли она по-гречески киновией, или по-латыни - communia", была всегда близка русской душе и сияла в ней, "как вожделеннейшая заповедь жизни" <1>.

--------------------------------

<1> Павел Флоренский. Троице-Сергиева Лавра и Россия // www.newacademy.ru.
Отметим также другое обстоятельство. Обитель отца Сергия за полвека ее существования посетили многие тысячи людей. Они "вместе с водой из его источника черпали в его пустыне утешение и ободрение и, воротясь в свой круг, по каплям делились им с другими". Это, по словам В.О. Ключевского, вызывало "живительное брожение". Продолжая, он писал:

"Нравственное влияние действует не механически, а органически. На это указал Сам Христос, сказав: "Царство Божие подобно закваске". Украдкой западая в массы, это влияние вызывало брожение и незаметно изменяло направление умов, перестраивало весь нравственный строй души русского человека XIV в. От вековых бедствий этот человек так оскудел нравственно, что не мог не замечать в своей жизни недостатка этих первых основ христианского общежития, но еще не настолько очерствел от этой скудости, чтобы не чувствовать потребности в них" <1>.

--------------------------------

<1> Ключевский В.О. Значение Преподобного Сергия для русского народа и государства // Ключевский В.О. Очерки и речи. М., 1913. С. 209.
Русь не только "проснулась" от полуторавекового тяжелого сна. Она ощутила в себе огромные нерастраченные нравственные и материальные силы. Отныне ей было подвластно все.

Когда пришло известие о том, что хан Мамай ведет новую орду на Русь, она не затаилась, как прежде, а вышла навстречу ему. О том, каким был ее духовный подъем, можно судить по одному, всем знакомому факту: Куликовскую битву начал инок обители Сергия Александр Пересвет, на котором не было ни шлема, ни доспехов, а только схимы с изображением креста. Символическое значение этого поступка было предельно ясным. Русь уповала на собственные силы. Броня ей больше не была нужна. Ее поддерживала вера.

Значение отца Сергия для судеб русского народа трудно переоценить. Отец Сергий и сейчас хранит его, так же как русский народ хранит память о нем. Природу этого явления лучше всех раскрыл В.О. Ключевский:

"Преподобный Сергий своей жизнью, самой возможностью такой жизни дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло; своим появлением среди соотечественников, сидевших во тьме и тени смертной, он открыл глаза на самих себя, помог им заглянуть в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там еще тлевшие искры того же огня, которым горел озаривший их светоч. Русские люди XIV в. признавали это действие чудом, потому что оживить и привести в движение нравственное чувство народа, поднять его дух выше привычного уровня - такое проявление духовного влияния всегда признавалось чудесным, творческим актом; таково оно и есть по своему существу и происхождению, потому что его источник - вера. Человек, раз вдохнувший в общество такую веру, давший ему живо ощутить в себе присутствие нравственных сил, которых оно в себе не чаяло, становится для него носителем чудодейственной искры, способной зажечь и вызвать к действию эти силы всегда, когда они понадобятся, когда окажутся недостаточными наличные обиходные средства народной жизни..." <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 213, 214.
Такое же духовное брожение начинается и в наши дни на изломе двух тысячелетий. Провозвестниками его вновь стали печальники земли Русской, которые уходят в пустыни, чтобы там, в трудах и молитвах, очистить себя и вымолить прощение для всех.

В убранстве их церквей и часовен нет роскоши. Они не произносят громких слов, предпочитая молчание. Но именно эти труды и это молчание предвещают России иное, великое будущее - возрождения прежней Триединой Руси.

О ней один из печальников земли Русской иеромонах Роман (Матюшин) сказал так:

"Дорогие мои! Что же мы натворили, наделали?

Опорочила все, растерзала Отечество гнусь!

Триединая Русь! Русь Великая, Малая, Белая,

Кто тебя разделил, неделимая Русь?

Отстрадали отцы, отошли во обители лучшие

Нам бы Веру и Мужество их в искупительный час!

А братаясь вовсю с палачами безвиннозамученных,

Попираем отцов-матерей, убиенных за нас.

Триединая Русь! Ты земное подобие Троицы.

И прискорбна душа за напоенный ложью народ.

Возрождайся, ликуй перезвоном воссозданной звонницы,

Триединая Русь, Православный Оплот" <1>.

--------------------------------



<1> Иеромонах Роман (Матюшин). Триединая Русь // pesni.voskres.ru.
В заключение этой темы отметим, что у каждого славянского народа были свои святые, которые, подобно Сергию Радонежскому, хранили его в самые тяжелые годы: в Чехии - святые Вацлав и Прокоп; в Польше - святой Станислав; в Болгарии - святые Климент Охридский и Иоанн Рыльский; в Сербии - святой Савва; в Хорватии - святой Влах.
§ 3. Самоуправление в славянском праве
Народное славянское право развивалось на нескольких уровнях.

Верхний пласт народного права - вечевые постановления. С древних времен вече (народные собрания) созывались в укрепленных центрах славянских племен - городищах, которые создавались по мере продвижения с Балкан на новые земли. По летописным свидетельствам прошлого, это были большие города. Обращаясь к этой теме, И.С. Державин писал: остатки древних славянских городищ "нередко поражают наблюдателя огромностью своих размеров"; поэтому народные предания связывают их постройку с исполинами древности. Таким является, например, славянский курган на о. Рюгене <1>. На территории одной только Чехии таких городищ (hradiste), колоссальных поселений далекого прошлого, обнесенных стенами из обожженной глины, было девять <2>.

--------------------------------

<1> См.: Державин И.С. Славяне в древности. М., 1945. С. 113.

<2> Там же.
И в каждом из них действовало свое вече, которое, как сказано в одной из русских летописей, "творяху сами собе закон" <1>. В связи с этим следует, впрочем, подчеркнуть, что вече было не единственным органом законодательной власти. В тех княжествах, где утвердилось единовластие, законы издавались князем, как правило, по совету с думой. Так была принята Русская Правда <2>. Но в вольных городах и в княжествах со слабой княжеской властью вече сохраняло функцию главного законодательного органа.

--------------------------------



<1> Цит. по: Самоквасов Д.Я. Курс истории русского права. М., 1905. С. 205.

<2> Подробнее см.: Владмирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. М., 1909. С. 58, 59.
Каким было вечевое законодательство, можно судить по Новгородской (1440 г.) и Псковской (1467 г.) судным грамотам. Так, в Новгородской судной грамоте сказано, что ее принимал "весь государь Великий Новгород на вече на Ярославом дворе" <1>. А Псковская грамота отмечала, что она одобрена "всем Псковом на вече" <2> и любые дополнения и изменения могут быть внесены в ее текст только решением вече.

--------------------------------



<1> Новгородская судная грамота. Там же. С. 21.

<2> Псковская судная грамота // Хрестоматия по истории отечественного государства и права. X в. - 1917 г. М., 1998. С. 26.
Подробный анализ этих памятников вряд ли уместен. Вместе с тем отметим, что Новгородская судная грамота хранила многие древние установления, идущие из глубины веков. Неслучайно она призывал "судить суд свой... по старине" <1>.

--------------------------------



<1> Новгородская судная грамота. Там же. С. 21.
В Псковской судной грамоте подобных ссылок нет. Однако она более подробно описывала общие начала судоустройства:

"А посадник при возведении на должность посадника должен крест целовать, присягая в том, что он будет судить справедливо, как обещал на крестном целовании, что он не будет пользоваться из корысти средствами города, что он не будет никому мстить на суде либо потакать на суде, что он не будет наказывать правого и не будет миловать виновного, и что он не будет никого судить без разбора дела ни на суде, ни на вече" (ст. 3).

"А князь и посадник не должны на вече суд судить; судить же они должны у князя в палатах по правде согласно крестному целованию. А если они не будут судить по правде, то да будет им Бог судьею во время второго пришествия Христа. А тайным посулам не должен внимать ни князь, ни посадник" (ст. 4) <1>.

--------------------------------



<1> Перевод дается по тексту Псковской судной грамоты. Там же. С. 26.
Устанавливая новые нормы и в отдельных случаях противопоставляя себя "старине" (ст. 19), Псковская судная грамота вместе с тем хранила многие древние нормы, которые действовали на протяжении многих веков: о судебных поединках, составлении юридических документов на деревянных досках, давности земельного владения и т.д.

На вече принимались акты не только общего, но и специального или локального действия. Так, Новгородское вече в 1459 г. одобрила Вечевую жалованную грамоту Соловецкому монастырю на право владения пустынными Соловецкими островами. Принимались вечевые грамоты о дарении (данные), об отмене присяги на верность подвластных городов (отказные) и т.д.

Удивительным памятником вечевого законодательства является хорватский Полицкий статут, дошедший до наших дней в редакции 1440 г., но, несомненно, сохранивший многие древние установления.

Приведу лишь несколько статей, сохранивших поэтическое звучание древнего права:

"По старому закону мельница состоит из пяти частей: первая - земля, на которой мельница ставится; вторая - вода, которая проводится к месту, где должна быть мельница; третья - здание ("куча"): дом каменной кладки и лес (дерево) и все, что к лесу для мельницы полагается; четвертая - жернова и железо; пятая - мастер, который мельницу строит, держит, исправляет и за ней наблюдает. Тому, кому принадлежит участок на берегу реки или текучей воды, принадлежит и половина ширины реки, поскольку его участок прилегает к реке. Это старый закон.

На мельнице надо молоть по очереди. Кто прибыл на мельницу ранее и привез зерно, тот должен и молоть раньше. И никто ни у кого не может очереди взять без его доброй воли...

И это старый закон: кузнецу можно смолоть вне очереди, потому что в кузнице для железных частей мельницы тоже приходит очередь, как только они поступят" <1> (ст. 80c, 81a - 81c).

--------------------------------



<1> Полицкий статут // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Polica_statut/frametext.htm.
Приведу еще одну статью, унаследованную от древнего права:

"Старый закон требует, чтобы всякий (убитый) зверь принадлежал тому охотнику, который его выследил, за исключением случая, когда охотник позвал кого-нибудь (в помощь себе), тогда должен дать часть ему (помощнику).

Как сказано, всякий зверь есть того, кто его выследил; и только медведь или лисица принадлежат тому, кто их убьет; а те, кто поспешил (на помощь), должны получить вознаграждение, которое называется "поточное".

Если кто-нибудь убьет зверя на чьей-либо земле, по закону (хозяину земли) надо дать четвертую часть.

"Поточное" должно быть различное, согласно участию в охоте: если бы кто из охотников проявил больший труд или больший риск, как, например, в воде или как-либо иначе, ему причитается и большая часть; если это "поточник" (тот, кто загонял), то получает больше" <1> (ст. 111).

--------------------------------



<1> Полицкий статут // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Polica_statut/frametext.htm.
Полицкий статут постоянно дополнялся новыми нормами, которые принимались на вече. Так, 6 августа 1576 г. в его текст были внесены следующие положения:

"Так как появились между поличанами некие различные несогласия, и неспокойствия, и свары... Полица в день, вышеуказанный, собравшись на общее собрание, единодушно и сообща учинила и узаконила так: пусть будет единодушие, и мир, и братство, и единение, как было раньше; твердо и нерушимо принято: там, где речь идет об общинном деле, пусть каждый стоит на почве закона открыто, пусть каждый ищет своего по закону, как полагается по обычаю и закону. Что же касается скандалов и различных волнений, то пусть каждый по праву и закону спокойно и мирно устраивает свои дела; и пусть никто из поличан не чинит смут или раздоров, не создает какие-либо объединения или партии, из-за чего могут в Полице произойти скандалы, волнения, смуты или непотребные клеветы, убийства или новшества. Этого не надо делать под страхом нарушения верности Господину и Полице и под угрозой потери всего своего имущества, которое в таком случае отойдет - движимое в общину, а племенщина - родственнику ("ближнему"), а его дом будет сожжен, а сам он осужден на изгнание" <1> (ст. 88).

--------------------------------

<1> Там же.
Конечно, не все вопросы могли быть решены на вечевом собрании. Тогда оно формировало особые советы старейшин, которым поручалась разработка самых важных решений. Так, в другой хорватской земле - Винодоле - вече избирало людей, которые были сведущи в законах, чтобы они составляли проекты законов. В преамбуле Винодольского закона 1288 г. этот механизм описан так:

"Как скоро стали довольно часто замечать, что народ ошибается в своих старинных и искусных (испытанных) законах, один за другим, все жители Винодола, пожелали сохранить вполне те старые хорошие законы, которые их предки всегда сохраняли ненарушимо; и так, сойдясь все вместе, люди церковные и миряне, после здравого совещания в собрании... избрали из каждого города винодольского по нескольку человек, не самых старших, но тех, про которых известно было, что они помнят законы своих отцов и то, что слыхали от своих дедов; им же они повелели и приказали точным образом дать записать все хорошие, старинные, испытанные законы Винодола, которые они, может быть, помнят сами или же слыхали про них у своих отцов и дедов, как вышеупомянуто, чтобы таким образом отныне впредь прекратились заблуждения по этому предмету и чтобы дети их на будущее время не имели сомнения в этих законах" <1>.

--------------------------------

<1> http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Vinodolsk;_zak;on/text.phtml?id=2522.
Второй уровень славянского народного права - волостное общинное самоуправление <1>. Наиболее глубоко на основе изучения большого массива документов его исследовал русский историк права Н.П. Павлов-Сильванский.

--------------------------------



<1> Территориальные единицы в Древней Руси носили названия не только волостей, но и погостов (например, в Новгородской земле).
"Древняя волость-община, - писал он, - это союз мелких поселков, по большей части от одного до трех дворов, разбросанных на очень большой территории, в пределах которой долгое время остается много земель, пригодных для пашни и свободных только потому, что недостает рук для ее обработки" <1>.

--------------------------------



<1> Павлов-Сильванский Н.П. Феодализм в России. М., 1988. С. 167.
Таким был волостной мир, который согласно "древнему обычному порядку", подтвержденному княжескими грамотами, был наделен многими правами и обязанностями. Выборные представители волостных общин участвовали в отправлении правосудия в княжеских судах, производили следствие по уголовным делам, совершенным на территории волости, распределяли повинности между ее жителями, и, что важно отметить, они определяли порядок совместного владения сельскохозяйственными, лесными и водными угодиями, принадлежавшими волости. Соответствующие решения принимались перед церковью на сходе, как сказано в одной из грамот 1598 г., волостным старостой и "всем миром" <1>. Решения скреплялись крестным целованием и подтверждались при необходимости участниками схода. За пользование общинными землями либо за предоставление пустующих земель взималась плата в пользу волостного мира, о чем свидетельствуют многие грамоты, иные юридические документы, сохранившиеся с XV - XVI в.

--------------------------------



<1> Там же. С. 182.
Следующий уровень славянского народного права - самоуправление общин (сотен), которые возглавлялись старейшинами или сотскими (сотниками) и "добрыми людьми", следившими за порядком в сельских и городских общинах.

О городских старейшинах ("градских старших") Киева есть летописные сведения, относящиеся к 983 и 987 гг. <1>. Судя по всему, они представляли не только территориальные единицы (например, в древнем Новгороде так называемые концы), но и профессиональные сообщества (кузнечных, кожевенных, ткацких и других мастеров).

--------------------------------

<1> См.: Повесть временных лет // Повести Древней Руси. С. 110, 131.
И наконец, последний уровень самоуправления - задруга, или большая семья, сохранявшаяся у южных славян до начала XX в. <1>. Обычно она состояла из 20 - 50 человек, объединенных родственными связями и общностью хозяйства.

--------------------------------



<1> "Задружна " в сербском и хорватском языках.
Во главе задруги стоял домохозяин (домачин, господарь и др.), руководивший всей жизнью семьи. Он распределял обязанности между ее членами, контролировал их исполнение, поддерживал в ней порядок и представлял ее интересы перед властями.

Вместе с тем его власть не была безграничной. Власть домохозяина не распространялась на функции хозяйки (domacica), ведавшей женской половиной задруги. Домохозяин должен был руководить задругой в соответствии с родовыми обычаями. В частности, они требовали, чтобы он хранил и приумножал наследие предков (diedovina). Поэтому любые крупные сделки могли совершаться только с согласия совета, состоявшего из всех совершеннолетних членов семьи.

Домохозяин мог быть смещен с должности по решению совета в случае нарушения родовых обычаев либо неспособности исполнять обязанности. В этом случае его замещал новый домохозяин, который избирался на совете задруги, как правило, из числа женатых мужчин.

Такие же институты были и в других славянских землях: в Польше, Чехии, Словакии (до XVII в.) и в России (до середины XIX в.).

Самоуправление было одним из ключевых характеристик древнего славянского права. Органы самоуправления не только хранили, но и созидали мир на земле, находившейся под их властью. И в этом качестве они вершили подлинное право. Обращаясь к этой теме, известный исследователь русской старины Н.В. Калачов писал: "С древнейших, незапамятных времен... народный суд и исполнители его - народные выборные... были настоящие народные деятели, направлявшие народную жизнь, регулировавшие ее проявления и вместе с тем действительно отвечавшие перед правительством за проступки подвластных им членов общин" <1>.

--------------------------------



<1> Цит. по: Дитятин И. Статьи по истории русского права. СПб., 1895. С. 390.
Изменить созданный ими строй верховная власть не могла. "Мы знаем, - отмечал в этой связи Н.П. Павлов-Сильванский, - как мало истинно нового творит государственная власть даже в новой истории, когда эта власть несоизмеримо сильней власти королей и князей IX и X веков, как часто веления реформаторов бессильны изменить главные устои социального строя и государственного порядка" <1>.

--------------------------------



<1> Павлов-Сильванский Н.П. Феодализм в России. М., 1988. С. 219.
Этот строй не был сломлен и в тяжелые годы владычества татаро-монголов в восточных, турков - в южных, немцев - в западных землях славян. Об этом повествуют многие летописные своды, свидетельства современников, юридические документы, дошедшие до наших дней. Более того, народное самоуправление наряду с христианством было той главной силой, которая позволила славянам устоять, сохранив себя в тяжелые годы иноземного порабощения.
§ 4. Образы права в мелодиях

славянского народного творчества


Следующий источник правового мира славян - памятники народного творчества и художественной литературы. В них, как отмечал замечательный советский ученый И.Т. Голяков, как в "зеркале жизни", отражены многие правовые явления <1>. Вместе с тем они формировали правосознание и в конечном счете оказывали мощное воздействие на развитие права в целом. Так дух времени и дух народа становились "духом права" <2>.

--------------------------------



<1> См.: Голяков И.Т. Избранное. М., 2008. С. 3.

<2> Иеринг Р. Дух римского права на различных ступенях его развития. СПб., 1875. С. 38.
Одной из основных мелодий легенд, сказаний и песен славянских народов был призыв к вольной жизни и свободе. В восприятии древних славян свобода была самым драгоценным даром. Так, в одной из сербских песен поется:

"Я не голоден и пить не жажду,

Я по воле только стосковался,

Как попал к тебе в полон в темницу,

Невтерпеж сидеть в темнице стало" <1>.

--------------------------------



<1> Юришич Янко // Песни южных славян. М., 1976.
Во многом созвучны слова украинской песни "Маруся Богуславна":

"Ой, вызволи, Боже, нас всех, бедных невольников,

Из тяжкой неволи,

Из веры басурманской

На ясные зори,

На тихие воды,

В край веселый,

В мир крещеный.

Выслушай, Боже, в просьбах наших,

В молитвах несчастных" <1>.

--------------------------------

<1> Маруся Богуславна // Героический эпос народов СССР. М., 1975. С. 15.
Такие же слова звучали во многих песнях западных славян: поляков и чехов, словаков и моравов. Неслучайно в одной из польских песен сказано: "Вольность измеряется количеством крестов", иными словами, количеством тех, кто погиб, защищая ее <1>.

--------------------------------



<1> Цит. по: Клочко Н.Н. Этноцентрические мифологемы в современном славянском коллективном сознании // Политическая лингвистика. Вып. 20. Екатеринбург, 2006. С. 126 - 134.
Вместе с тем древнеславянские песни нередко предупреждали об опасности, таившейся в безудержном стремлении к свободе. Об этом поется в новгородских былинах "О Василии Буслаевиче", который принес много бед со своими "веселыми удалыми добрыми молодцы" <1>.

--------------------------------



<1> Новгородские былины. М., 1978. С. 5.
Вольница была причиной многих междоусобных войн, которые обескровили славянские земли, о чем повествуют все славянские летописи. Вместе с тем все они призывали защищать свободу от иноземных врагов. Так, в одной из древнерусских былин есть такие строки:

"Вы седлайте-тко добрых коней

И садитесь-тко на добрых коней,

Поезжайте-тко в чисто поле под Киев-град,

И постойте вы за веру за отечество,

И постойте вы за славный стольный Киев-град,

И постойте вы за церквы-ты за Божии,

Вы поберегите-тко князя Владымира" <1>.

--------------------------------

<1> Илья Муромец и Калин-царь // Былины. М., 1998. С. 122.
Такой же мотив звучал в песнях южных славян. При этом отметим, что они, как правило, не разделяли былинных героев между народами и государствами. Все они были славянами. Так, Марко Королевич стал героем песен сербов и болгар, боснийцев и хорватов, македонцев и черногорцев.

Столь же мощно в славянском народном творчестве звучала вторая мелодия - равенства. Многие русские, польские, чешские народные сказания рассказывали о том, что цари, короли и князья происходили от крестьян, ремесленников либо иных простых людей. Так, согласно легендам, сохраненным в "Повести временных лет", первый князь Киева был перевозчиком на Днепре <1>.

--------------------------------

<1> См.: Повести временных лет // Повести Древней Руси. М., 2002. С. 50.
Во многом сходные предания сохранились в летописях других славянских народов. В частности, в "Чешской хронике" Козьмы Пражского утверждается, что первый король Чехии Пржемысл был крестьянином ("пахарем") и, вступая на престол, он повелел взять с собой "свои лапти, сплетенные из лыка, и велел сохранить их на будущее" и что они "хранятся в Вышеграде в королевских палатах до ныне" <1>.

--------------------------------



<1> Козьма Пражский. Чешская хроника // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Cosmas/framekniga1.htm.
В "Великой польской хронике" отмечено, что один из первых польских князей Лешек Первый был "искуснейшим в золототканном деле мастером". Простолюдином был и его преемник Лешек Второй. Как повествует летопись, вступая на престол в царских одеяниях, "он положил одежды своей бедности по правую сторону трона, показывая этим добродетель своего положения и своей покорности, желая также показать потомкам, что короля более красивым и видным делает скорее смирение, чем пурпурные одежды" <1>. К простому сословию - землепашцев - относился и Пяст, основатель новой княжеской династии в Польше <2>.

--------------------------------



<1> Великая польская хроника / Пер. с польск. В.Л. Янина, Л.М. Поповой, Н.И. Шевелевой. Главы 2 и 3 // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Chron_Pol_majoris/frametext1.htm.

<2> Там же. Глава 7.
Герои всех древних сказаний славян признавали власть правителей. Но только до той поры, пока не появлялась угроза предательства, произвола либо нарушения исконного порядка и вольностей.

Здесь проявлялась третья основная мелодия народных сказок, песен и былин - борьба добра со злом.

В русской "Голубиной книге" эта вековечная борьба представлена так:

"Это не два зверя собиралися,

Не два лютые собегалися,

Это Кривда с Правдой соходилися,

Промежду собой бились-дрались,

Кривда Правду одолеть хочет,

Правда Кривду переспорила.

Правда пошла на небеса

К самому Христу, Царю Небесному;

А Кривда пошла у нас вся по всей земле,

По всей земле по свет-русской,

По всему народу христианскому.

От Кривды земля восколебалася,

От того народ весь возмущается;

От Кривды стал народ неправильный,

Неправильный стал, злопамятный:

Они друг друга обмануть хотят,

Друг друга поесть хотят.

Кто не будет Кривдой жить,

Тот причаянный ко Господу,

Та душа и наследует

Себе Царство Небесное" <1>.

--------------------------------

<1> Голубиная книга // Повести Древней Руси. М., 2002. С. 347.
В приведенных строках "Голубиной книги" отчетливо слышна еще одна мелодия славянских песен и былин - призыв к праведной жизни. Те, кто следовал ему, мог воссиять, как "солнце праведное" <1> и в этом уподобиться Христу <2>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 350.

<2> В сознании древних славян Иисус часто воспринимался как "солнце праведно". См, в частности, сербское "Житие благочестивого короля Уроша // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XIV/Danilo_II/Vita_Urosi/text.htm>.
Борьба со злом, конечно, требовала жертв. И народные песни славили тех, кто, невзирая на опасности, жертвовал собой. Так, в одной из них Марко Королевич, отправляясь на бой с турецким наместником, говорит:

"Косово, ой, ровное ты поле!

До чего мы дожили с тобою!

Уж теперь не князь наш благородный

Злой Арап тобою управляет!

Не снесу я этого позора,

Не стерплю великой той печали,

Чтоб чинил Арап свои обиды,

Целовал и девушек и женщин.

Я отмщу за вас сегодня, братья,

Отмщу за вас или погибну!" <1>.

--------------------------------



<1> Марко отменяет свадебную пошлину // Песни южных славян // http://mifolog.ru/books/item/f00/s00/z0000021/st048.shtml.
Следующая мелодия древнеславянских песен, легенд и преданий - призыв к созиданию. В представлении древних славян созидательный труд был столь же священен, как и ратный подвиг. Многие былинные герои, совершив "святое дело" освобождения родной земли <1>, возвращались к прежнему крестьянскому (Иван Крестьянский сын), ремесленному (Никита Кожемяка) либо купеческому труду (Садко).

--------------------------------



<1> Никита Кожемяка // Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. М., 1985. Т. 1. С. 263.
Летописи постоянно воспевали созидательный труд славянских князей. Так, "Повесть временных лет" рассказывала о том, как киевский князь Ярослав, "утерев пот" после ратных дел, перешел к созиданию. В его правление строились города, церкви, основывались новые монастыри <1>. Распространялось книжное знание. Сам Ярослав знал пять языков и любил книги, "читая их часто и ночью и днем". Поэтому повелел он собрать "писцов многих, и переводили они с греческого на славянский язык. И написали они книг множество." Летописец Нестор продолжал: "Велика ведь бывает польза от учения книжного; книгами наставляемы и поучаемы на путь покаяния, ибо от слов книжных обретаем мудрость и воздержание. Это ведь реки, напояющие вселенную, это источники мудрости; в книгах ведь неизмеримая глубина; ими мы в печали утешаемся; они узда воздержания... Тот, кто читает пророческие беседы, и евангельские и апостольские поучения, и жития святых отцов, обретает душе великую пользу" <2>.

--------------------------------



<1> См.: Повесть временных лет. С. 169.

<2> Там же. С. 169, 170.
В Хорватской земле король Будимир, приняв крещение, повелел гонимым христианам "возвратиться в свои места, восстановить и исправить города, разрушенные и сожженные язычниками", вернуть земле ее прежний вид, "дать людям настоящие законы" <1>.

--------------------------------



<1> Хорватская хроника XII в. // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Chron_XII_veka/text.phtml?id=2521.
Еще одна ведущая мелодия славянских сказаний - воспевание справедливости, обращенное не только к князьям, иным правителям и судьям, но и к простым людям. Они должны были искать правду и защищать ее. Этому учили сказки и былины, древние летописи и жития святых.

Отдельной темой звучали сказания о судах. В них воспевались судьи, которые "праведен суд судити" <1>. В других, напротив, высмеивались, как в сказках о "Шемякином суде", продажные, вероломные либо неразумные судьи <2>. В третьих звучал стон обиженных и обездоленных неправедным судом:

--------------------------------

<1> Орлов А.Н. Героические темы в древней русской литературе. М., 1945. С. 122, 123.

<2> См.: Шемякин суд // Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. М., 1986. Т. 3. С. 5 - 10.
"Што неправедные судьи расселяются...

Никуды от их, злодиев, не укроешься,

Во темных лесах найдут оны дремучих,

Все доищутся в горах оны высоких,

Доберутся ведь, во матушке - сырой земле,

Во конец оны крестьян всех разоряют" <1>.

--------------------------------

<1> Русские плачи. Цит. по: Голяков И.Т. Суд и законность в художественной литературе // Голяков И.Т. Избранное. М., 2008. С. 74.
Призывая к справедливости, древние летописи предупреждали о той опасности, которая грозит той стране, в которой о ней забыли. Обращаясь к этой теме, летописец Нестор писал: "Если же какая-нибудь страна станет угодной Богу, то ставит ей Бог цесаря или князя праведного, любящего справедливость и закон, и дарует властителя и судью, судящего суд. Ибо если князья справедливы в стране, то много согрешений прощается стране той; если же злы и лживы, то еще большее зло насылает Бог на страну ту, потому что князь - глава земли" <1>.

--------------------------------



<1> Повесть временных лет. С. 159.
Впрочем, в бедах, которые часто случались в славянских землях, были виновны все - и правители, и простолюдины. Так, описывая нашествие половцев в 1093 г., летописец Нестор со скорбью отмечал, что это Божий бич, "чтобы мы, опомнившись, воздержались от злого пути своего" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 226.
"Повесть временных лет" содержит страшные картины разорения Руси. Так, в том же году после взятия Торчевска "половцы запалили город огнем, и людей поделили, и много христианского народа повели в вежи к семьям своим и сродникам своим; страждущие, печальные, измученные стужей, скованные, в голоде, жажде и беде, с осунувшимися лицами, почерневшими телами, в неведомой стране, с языком воспаленным, раздетые, бродя босые, с ногами, исколотыми тернием, со слезами отвечали они друг другу, говоря: "Я был из этого города", а другой: "А я из того села"; так вопрошали они друг друга со слезами, род свой называя и вздыхая, взоры возводя на небо к Вышнему, ведающему сокровенное" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 228, 229.
По утверждению Нестора, так Бог казнит тот народ, который впал в грехи.

Следующая мелодия древнеславянских сказаний - сострадание. По описанию Нестора, святитель Руси князь Владимир с особым вниманием воспринял заветы Христа и повелел "всякому нищему и бедному приходить на княжий двор и брать все, что надобно, питье и пищу и из казны деньги". А для больных и немощных он повелел снарядить телеги и наложить на них хлебы, мясо, рыбу, различные плоды, мед в бочках, а в других квас и развозить по городу и раздавать все необходимое <1>.

--------------------------------

<1> Повесть временных лет. С. 147, 148.
Эту традицию продолжили многие русские князья, о чем свидетельствует "Поучение" князя Владимира Мономаха. "Всего же более, - призывал он, - убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите, и подавайте сироте, и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека. Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его; если и будет повинен смерти, то не губите никакой христианской души..." <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 236 - 256.
Тому же учил Даниил Заточник, убеждая: "Щедрый князь - как река текущая без берегов через дубравы, поит не только людей, но и зверей; а скупой князь - как река в берегах, а берега каменные: нельзя ни самому напиться, ни коня напоить... Да не будет сжата рука твоя, княже мой, господине, на подаяние бедным: ибо ни чашею моря не вычерпать, ни нашими просьбами твоего дому не истощить" <1>.

--------------------------------



<1> Слово Даниила Заточника, написанное им своему князю Ярославу Владимировичу // http://ppf.asf.ru/drl/zatochnik.htmlК2.
Такие же напевы хранятся во многих других славянских рукописях. Так, Востоковская легенда рассказывает, как чешский князь святой Вацлав (Вячеслав - в русской традиции) "всем убогим делал доброе, бедных кормил и одевал по евангельскому учению, больных рабов питал, вдов не давал обидеть, всех людей убогих и богатых миловал" <1>.

--------------------------------



<1> Востоковская легенда // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Tschechien/X/Skazania/text1.phtml?id=2531.
Примечательно в этом отношении описание жизни сербского короля Милутина. "Из всех городов и краев и многих сел и соседних земель, - писал автор его Жития, - шли нищие и странные и немощные, хромые и слепые и прокаженные дабы принять щедрую милостыню из его рук; никогда не расходились эти убогие из его дома, никогда не оскудевала кроткая и добрая его щедрость..." А когда приходила ночь, король "снимал с себя царское платье, что носил днем, и облачался в худую и старую одежду, прикрывал лицо свое, дабы никто его не узнал, и брал с собой двоих-троих верных слуг, которым приказал молчать об увиденном, брал с собой множество золота и другого потребного для дачи убогим, дабы наполнить их утробы сполна. Как истинный кормилец кормил голодных, как нелицемерный даритель милостыни любил нищих и убогих. Тайно выйдя со двора своего, и придя в обиталища их, где они спали, давал золото, еду и одежду в их руки. А те удивлялись и не знали, откуда им это дается, не знали, что это - добрый их кормилец, который днем творил милостыни, а ночью пребывал среди них и как слуга стоял пред ними, ревнуя Христу" <1>.

--------------------------------



<1> Житие Милутина // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XrV/Danilo_II/Vita_Milutini/frametext.htm.
И наконец, еще одна основная "мелодия" - вера в Христа, которая пронизывала многие славянские летописи, песни, сказания и жития святых.

"Повесть временных лет" рассказывает, что с принятием христианства Божия роса пала на многие страны, в том числе на Русскую землю <1>. Одной из первых христианство приняла княгиня Ольга. Она, писал летописец Нестор, была "предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом". В ней он видел "русское познание Бога, начало нашего с ним примирения", святую, которая и после своей смерти молится Богу за Русь <2>.

--------------------------------

<1> См.: Повесть временных лет // Повести Древней Руси. С. 130.

<2> Там же. С. 97, 98.
Через тридцать три года христианство принял ее внук Владимир. А вместе с ним и вся Русская земля - "сад" новых людей, сердце которых было обращено к познанию Бога истинного <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 146.
Такие же мотивы звучали в сказаниях южных, восточных и западных славян.

Христианская вера вела к новой жизни. Убеждая в этом, Хорватская хроника рассказывала о преобразованиях короля Звонимира. "Этот почтенный король, сын доброго отца, - писал летописец, - стал весьма почитать и любить церкви, помогать добрым и истреблять злых. И всеми добрыми он был любим, а злыми ненавидим, потому что терпеть не мог зла... При добром короле Звонимире веселилась вся земля, потому что полна и украшена была всяким добром, а города изобиловали серебром и золотом. Бедный не боялся, что богатый съест его, ни слабый, что у него отнимет сильный, ни слуга, что господин поступит с ним несправедливо. Потому что король всех защищал, сам не дозволял того... Земля полна была всякого блага" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Хорватская хроника // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kroatien/Chron_XII_veka/text.phtml?id=2521.
О плодотворном влиянии христианства рассказывала и Чешская хроника. Так, повествуя о правлении князя Болеслава II, летописец отмечал, что он "был чрезвычайно предан христианству", выступал ревностным "поборником католической веры, отцом сирот, защитником вдов, утешителем страждущих, духовных и странников благочестивым покровителем, славным основателем божьих церквей" <1>.

--------------------------------



<1> Козьма Пражский. Чешская хроника. Глава 22 // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Cosmas/framekniga1.htm.
Такие строки находили отклик во многих сердцах, потому что они, как сказано в "Слове о законе и благодати", были обращены:

"Не к несведущим...

Но к призобильно насытившимся сладостью книжной,

Не к врагам Божиим, иноверным,

Но к настоящим сынам Его,

И не к сторонним, а к наследникам Небесного Царства" <1>.

--------------------------------

<1> Слово о законе и благодати митрополита Илариона // Повести Древней Руси. М., 2003. С. 13.
Сказанное объясняет, почему мелодии народного творчества так часто находили отражение в памятниках славянского права.

Так, в "Изложении чешского земского права" пана Андрея из Дубы утверждалось, что земское право "в своем установлении было и должно быть свободным", что каждый человек "начиная от короля и до ткача" не может противостоять велениям либо избежать действия этого права, что прежде право было свободным, потому что "его защищала свободная рука", но что теперь оно стало зависимым, о чем скорбят и люди, и Бог <1>.

--------------------------------

<1> http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Tschechien/XIV/Andrej_iz_Duba/text.phtml?id=2545.
Многие летописи требовали, чтобы благо правосудия было предоставлено всем: и богатым, и бедным, достойным и недостойным. Так, "Великая польская хроника" сохранила предание о том, как сподвижники князя Болеслава Кривоустого хотели устроить расправу над князем Збигневом, предавшем Польшу. Но ее остановил воевода Болеслава словами: "Недостойно и противоречит праву, чтобы наказание предшествовало суждению. И мы не можем и не должны выносить никакого приговора, пока он не признает свою вину на суде или не будет изобличен свидетельством людей, заслуживающих доверия" <1>.

--------------------------------



<1> Великая польская хроника / Пер. с польск. В.Л. Янина, Л.М. Поповой, Н.И. Шевелевой. Глава 20 // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Chron_Pol_majoris/frametext1.htm.
Народные представления о том, каким должно быть право, отражены во многих челобитных, прошениях и петициях, которые подавались правителям. Нередко они содержали целостные, хорошо продуманные программы правовых преобразований. Так, в Большой челобитной Ивана Пересветова царю Ивану Грозному указывалось:

"Бог помогает... и Бога призывает в помощь, тем, кто любит правду и судит праведным судом..."

О первом турецком царе султане Магомете: "...хоть неправославный царь, а устроил то, что угодно Богу: в царстве своем ввел великую мудрость и справедливость, по всему царству своему разослал верных себе судей, обеспечив их из казны жалованьем, на какое можно прожить в течение года. Суд же он устроил гласный, чтобы судить по всему царству без пошлины, а судебные расходы велел собирать в казну на свое имя, чтобы судьи не соблазнялись, не впадали в грех и Бога не гневили. А если наградит он какого вельможу за верную службу городом или областью, то пошлет к своим судьям и велит выплатить тому по доходной росписи единовременно из казны...

И вот он великую справедливость установил в своем царстве и снабдил уставом купеческий торг, так что только на слово можно и купить, и продать хоть на тысячу рублей...

В каком царстве правда, там и Бог пребывает, и не поднимется Божий гнев на это царство" <1>.

--------------------------------



<1> Большая челобитная. И.В. Пересветов. 1540-е гг. // http://historydoc.edu.ru/catalog.asp?cat_ob_no=12715&ob_no=12716.
Столетие спустя (в 1650 г.) московскому царю была подана челобитная о назначении судей из всех сословий, чтобы они судили "по старине и по правде" и могли оберегать Русскую землю от насилия "сильных людей" <1>.

--------------------------------



<1> Цит. по: Голяков И.Т. Суд и законность в художественной литературе // Голяков И.Т. Избранное. М., 2008. С. 77.
Конечно, подобные челобитные редко достигали цели. Вместе с тем они были продуктом той "закваски" подлинного права, которая бродила в общественном сознании славян и во многом определяла развитие обычаев, законодательства и практики его применения.
§ 5. О правовом гении славян и

памятниках его законотворчества


Существует несколько мифов, которые препятствуют восприятию и изучению славянского права.

Первый миф - это миф о позднем происхождении и отсталости славянского права. К этой теме мы уже обращались, доказывая, что развитое право существовало у славян еще в дохристианскую эпоху и что в дальнейшем оно впитывало в себя многие модели классического римского права: в православных землях через рецепцию византийского законодательства (в основном его кратких изложений - Эклоги и Прохирона), а в католических землях - через допущение прямого действия сводов церковного католического законодательства.

Однако эти факты редко упоминаются представителями других правовых школ. За редкими исключениями, они не исследуют актов славянского права <1>, но при этом приводят ничем не подтвержденные суждения о несовершенстве и варварской жестокости права славян.

--------------------------------



<1> Славянское право становилось предметом полноценного изучения крайне редко. В ряду классических работ, достойных упоминания и благодарности, следует указать труды американских ученых Дж. Хазарда и Г. Бермана, французских ученых Р. Давида и М. Лесажа, английского ученого У. Батлера и некоторых других.
Даже такой объективный исследователь, как Э. Аннерс, допускает много неверных суждений в отношении древнерусского права. Так, он отмечает, что по сравнению с западноевропейским оно оставалось дольше "на примитивной стадии своего развития", что "со времени уничтожения татарского ига в XV в. и до 1649 г. правовая система России представляла собой разительный контраст с государственным законодательством Западной Европы", что наказание за уголовные преступления "во многих случаях было чрезвычайно жестоким" и т.д. <1>. Как мы увидим позже, такие утверждения далеки от правды.

--------------------------------



<1> Аннерс Э. История европейского права. М., 1994. С. 251, 253.
Второй миф - это миф о том, что славянское право - это исключительно продукт воли царской или княжеской власти. Конечно, в истории славян, как и всех других народов, было много неразумных и деспотичных правителей, которые, вслед за чешским князем Болеславом, могли сказать:

"Так я хочу, и так сделаю я;

Пусть разум заменит мне воля моя" <1>.

--------------------------------



<1> Козьма Пражский. Чешская хроника. Глава 19 // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Cosmas/framekniga1.htm.
Однако не они определяли судьбы славянского права. Нанесенные ими раны быстро исцелялись и не нарушали правового строя, основу которого составляли ценности христианства и народовластия. И только в XX в. он пошатнулся и в конечном счете рухнул под лавиной коммунистических реформ.

Третий миф - это миф о том, что славянское право не самобытно, что оно всегда стремилось стать частью иной, в частности в XX в. социалистической, а в настоящее время романо-германской, системы права.

Несколько иную позицию занимает современный французский исследователь Р. Леже. Он относит российское право к формирующимся правовым системам, чье будущее еще не определено. Вместе с тем большую часть других славянских правовых систем он включает в семью романо-германского права. Впрочем, большого интереса к ним он не проявляет. Так, польскому праву в его книге посвящено три страницы, а праву Чехии - менее одной страницы.

Такие мифы не ставят цели познания славянского права. Перед ними стоит иная задача: его низведения к уровню примитивных, порочных, в лучшем случае заимствованных, форм.

А между тем оно ни в чем не уступало другим правовым системам. В его развитии, как и везде, были свои достижения и неудачи, яркие и невыразительные, нередко постыдные страницы. Но, как бы то ни было, оно всегда было не только самобытным и жизненно стойким, но и величественным даже в таких чудовищных проявлениях, как сталинизм.

О правовом гении славян свидетельствуют многие памятники законотворчества, превосходившие современные им законодательные акты других европейских государств.

Какой-либо подробный анализ истории развития славянского законодательства в рамках этой книги невозможен. Поэтому остановимся лишь на некоторых избранных его образцах.

И первой по праву должна стать Белая книга славян. Ее текст не сохранился. И тем не менее она, несомненно, влияла на многие памятники славянского права.

Следующей вехой славянского законотворчества стал болгарский Закон судный людям.

Отдельные его фрагменты, связанные в основном с судоустройством, были приведены выше, в разделе о влиянии христианства на государство и право. Теперь дополним их новыми нормами. Но, прежде чем их представить, отметим одну характерную черту этого акта - стремление к обоснованию норм права с целью усилить их воздействие на сознание тех, к кому они были обращены.

Так, в ст. III, посвященной военной добыче, были следующие примечательные строки: "Отправляясь на бой с врагами, подобает остерегаться всех неприязненных слов и дел, направить мысль свою к Богу и молитву сотворить и сражаться в ясном сознании, ибо помощь дается от Бога светлым сердцам. Не от большей силы победа в бою, а в Боге крепость. И после того, как Бог победу дал, шестую часть следует взять князю, а остальное все возьмут себе все люди, разделив поровну между великими и малыми" <1>.

--------------------------------



<1> http://www.vostlit.mfo/Texts/Dokumenty/Bulgarien/IX/Zakon/text.phtml?id=2223.
Одна из основных задач - ввести общественные отношения в те границы, которые определены Законом. С этой целью ст. XVI требовала: "Никто не может прибежавшего в церковь вывести насильно. Но прибежавший рассказывает попу сущность спора и вину, им совершенную, и да примет поп его как просящего убежища, а причиненное им будет установлено и рассмотрено по закону. Если кто попытается силою из церкви вывести вбежавшего туда, то кто бы он ни был, да получит 140 ранящих ударов и тогда как подобает расследуется проступок прибегшего к защите церкви".

Той же цели служили нормы ст. XVII: "Кто имеет спор с другим и не доверил владетелям, но действует самовольно, или властью или силой принудил к чему-либо, то если сделал это с целью получить подлинно свое, лишается своей вещи и возвращает ее. Если он что-либо чужое возьмет, то по суду владетеля той земли его бьют, поскольку не в его власти было самому себе быть судьей. И поскольку так поступил, то возвращает тому, у кого было взято" <1>.

--------------------------------

<1> http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Bulgarien/IX/Zakon/text.phtml?id=2223.
Закон судный людям сохранял много древних правовых установлений, о чем свидетельствует поэтическая форма их изложения. В доказательство приведем ст. XXVI: "Кто чужое стадо загонит в свой загон и совершит это в первый раз - избивается; во второй же - из страны изгоняется; в третий - продается, но прежде возвращает все, что загнал" <1>.

--------------------------------



<1> Там же.
Новеллы болгарского Закона судного людям были использованы во многих славянских землях, в том числе на Руси.

Подлинный расцвет славянского права наступает в середине XIV в. Практически во всех славянских землях принимаются акты, которые становятся вершинами законотворчества той эпохи. При этом отметим, что большая их часть была принята в исторически очень краткий период - в течение менее 15 лет.

И первым актом правового гения славян стал польский Вислицкий статут 1347 г., впоследствии вошедший в состав "Полного свода статутов Казимира Великого".

Привлекает внимание уже первая статья этого акта, в которой было определено его действие во времени: "Так как все постановления и Статуты предусматривают дела и действия будущие, а не прошлые, то мы желаем, чтобы все наши постановления, ныне на великом соборе в Вислице принятые, относились не к прошлым, а только к нынешним и будущим делам".

Значительное число норм Вислицкого статута были направлены на укрепление основных начал правосудия. Так, ст. CXПI указывала: "Так как в судебных делах у справедливых судей нельзя ничего добиться обманом, взять верх лицеприятием, опрокинуть правосудие за плату, и так как судьи, держа весы в руке, взвешивая равными чашами, должны выносить справедливый приговор, имея перед глазами при его обдумывании и составлении самого Бога, они не должны как расточители своей чести и гонители ее чинить какой-либо ущерб другой стороне вопреки своей совести и справедливости, из лицеприятия или за подарки...".

Начала подлинного правосудия укреплялись нормами, посвященными процессуальным правам. "Так как никому самая полная защита не может быть запрещена, - устанавливала ст. X, - постановляем, что в судах нашего королевства каждый человек, к какому бы сословию он ни принадлежал и какое бы положение ни занимал, может и должен иметь своего адвоката, защитника (прокуратора) или же пролокутора" <1>.

--------------------------------

<1> Пролокутор обеспечивал дополнительную помощь стороне по делу. В отличие от адвоката, он должен был в суде находиться рядом со своим доверителем.
Столь же подробно регламентировались гарантии исполнения судебных решений. Примечательна в этом отношении ст. IV: "Тот, кто проиграл дело в суде, должен удовлетворить выигравшего согласно приговору суда, а не выходить из суда прежде, чем удовлетворить выигравшего. Некоторые же, бедностью или строптивостью движимые, уходят из суда, будучи осуждены за долг и не дав никакого удовлетворения противной стороне. Поэтому мы желаем, чтобы такие непослушные не извлекли из своего коварства какой-либо пользы. И пусть, как только они будут осуждены в суде, их передадут в руки их противников связанными, а если же, находясь в их власти, убегут оттуда, то будут тем самым свободны и от власти и от долга. (Но) за долг из воровства всегда считаются присужденными к уплате".

В то время когда в большей части государств Европы крестьяне были полностью порабощены, Вислицкий статут предоставил им достаточно широкие гарантии имущественных прав. Так, ст. LIII устанавливала: "Сохранился до сих пор ложный обычай: когда какие-нибудь кметы покидают этот свет, не оставляя потомства, все их имущество, движимое и недвижимое, называемое выморочным (puscina) привыкли прибирать к своим рукам господа. Теперь же, изгоняя этот ложный обычай, мы постановляем, чтобы на имущество этих умерших, сколько бы там ни было найдено, была бы приобретена для приходской церкви большая чаша за полторы гривны, а остаток имущества без всяких препятствий должен перейти к ближайшим родственникам или родителям".

Регламентируя статус крестьян, Вислицкий статут закреплял право крестьян покидать имения своих панов. Статья LXIX указывала: "Из-за того, что подданные покидают панские имения без всяких к тому надлежащих оснований, (эти имения) часто пустеют, и наши рыцари сочли нужным противодействовать без промедления этому ущербу. Поэтому мы нашей волей устанавливаем, чтобы из одного села в другое вопреки желанию господина села, в котором они живут, могло перебраться не больше, чем один-два кмета или обитателя, за исключением таких случаев: первое - когда господин села изнасилует дочь или жену своего кмета; второе - когда по вине господина имущество крестьян было разграблено или захвачено; третье - когда отлучают (от церкви) кмета за вину его господина. В этих случаях не только два, три или четыре кмета могут уйти, но и все там проживающие могут уйти, куда им любо".

Значительное число норм Статута было направлено на нравственное оздоровление общества. Так, за сквернословие и непристойности, возбуждавшие ссоры среди людей, устанавливался штраф в пользу потерпевшего в таком размере (60 гривен), "как если бы он убил его" (ст. LXXXIV). Лица, совершившие убийство своих родных, чтобы стать их наследниками, объявлялись лишенными не только наследства и "той выгоды, в жажде которой они согрешили", но и чести и тех почестей, которые они имели (ст. LXXXVIII).

Несколько лет спустя в Сербии принимается еще один великий памятник славянского законотворчества - Законник Стефана Душана (1349 г.; дополнен в 1354 г.) <1>. Его основной целью было установление незыблемого правового порядка в стране. Это требование было обращено ко всем, в том числе и к самодержцу земли Сербской.

--------------------------------



<1> Законник был только одним из этапов полномасштабной кодификации сербского права. По повелению Стефана Душана был составлен его Свод, в который помимо Законника были включены "Закон Юстиниана" (краткая компиляция норм византийского права), Синтагмы Матфея Властаря (сборник канонических правил).
"Повелевает мое царское величество: если пишет грамоту мое царское величество или по злобе на кого-либо, или по любви, или по милости, и эта грамота отменяет Законник не по правде и не по закону, как пишет Законник, то судьи да не верят такой грамоте, но да судят и вершат (дело), как (следует) по правде.... И все судьи пусть судят по Законнику справедливо, как написано в Законнике, и да не судят по страху моего царского величества" (ст. ст. 173, 174).

Законник ставил цели укрепления всех сторон общественной жизни. Поэтому его первые статьи были посвящены религиозной жизни. "Да очистится христианство", - призывала ст. 1. С этой целью Законник регламентировал многие стороны не только церковной, но и светской жизни, регламентируя те отношения (в частности, брачно-семейные), которые традиционно находились под сенью церкви.

Этот памятник подробно регламентировал взаимные обязательства церкви и общества. "В духовном деле каждый человек да имеет повиновение и послушание к своему архиерею", - указывала ст. 4. Подчеркивая значение церкви, ст. 25 освобождала ее от всех тягостей (оброков и повинностей). Вместе с тем Законник возложил на нее многие обязанности, в том числе по призрению за нищими. "И по всем церквам, - было сказано в ст. 26, - да выдается пища убогим, как записано ктиторами; кто же из митрополитов и епископов и игумнов не будет кормить, да лишится сана".

Укрепляя царскую власть, Законник запрещал проведение народных собраний (ст. 68). Вместе с тем он вводил много норм, которые ограничивали возможный произвол со стороны знатных людей, судей и царских слуг.

Одной из таких гарантий стал принцип судебного разрешения споров. Статья 185 этот принцип закрепляла так: "Все жители моего царства, что судятся между собою за вражду, за разбой, воровство, прием людей, за убийство, за землю, да идут к судьям". При этом было подчеркнуто, что каждый должен обращаться в тот суд, который действовал по месту его проживания (ст. 184).

Подкрепляя принцип судебного разрешения споров, Законник устанавливал многоступенчатую судебную систему и ввел письменное производство в судах. "Повелевает мое царское величество судьям, - провозглашала ст. 183, - если окажется большое дело, а судьи не в состоянии будут его рассудить и разрешить по его важности, то один из судей с обоими тяжущимися да предстанет перед мое царское величество. И как будут судить кого-либо судьи, да записывают всякое дело, дабы не было обмана; и да творится все по закону моего царства". Статья 165 указывала: "Все судьи, что судят, да записывают судебные решения и да хранят при себе записи, а другой список переписавши дают тому, который оправдался на суде. Судьи да посылают приставов добрых, справедливых и достойных веры".

Судебные приставы обеспечивали исполнение судебных решений. А чтобы предотвратить возможные злоупотребления с их стороны, Законник требовал: "Пристава без судейской грамоты или без грамоты моего царского величества никуда да не ходят, но куда их посылают судьи, да пишут им грамоты, и да не берет пристав ничего иного, кроме того, о чем написано в грамоте. А судьи пусть держат у себя копии тех грамот, какие дали приставам, которых послали, чтобы они исполняли судебные приговоры по земле царской. Если же будет донос на приставов, что они поступили иначе, чем написано в грамоте, или что они другим образом переписали грамоты, то они должны оправдаться и да явятся перед судьями и если окажется, что они поступили так, как написано в судейской грамоте, которую у себя имеют, то они правы; если же окажется, что они переиначили судебный приговор, то отсечь им руки и вырезать язык" (ст. 164).

Одной из важных новелл Законника стало введение своеобразного суда присяжных - пороты, или клятвенных судей. Устанавливая ее, ст. 153 указывала: "Повелевает мое царское величество: отныне и в будущем да будет порота и за большое дело, и за малое; в большем да будет 24 поротника, а в малом - 12 поротников, а в меньшем деле - 6; и эти поротники да не вольны никого помирить, но только оправдать или обвинить, и... за кого большинство клянется и кого большинство оправдает, тем и следует верить". Поротниками могли быть только лица, имевшие равный социальный статус с теми, кто предстал перед судом, за исключением их родственников и недругов (ст. 154). Поротники несли ответственность за принятые ими решения. Если они оправдывали преступника, который впоследствии был изобличен, они подвергались не только штрафам, но и запрету на вступление в брак.

Отметим еще одно нововведение. Законник запрещал кого-либо подвергать тюремному заключению без повеления царя, которое подтверждалось его грамотой (ст. ст. 186, 187).

Третий великий памятник славянского законотворчества середины XIV в. - чешский Законник Карла I 1355 г. (Majestas Carolina). Этот акт в силу не вступил. Он был отвергнут Сеймом. И тем не менее его нельзя обойти молчанием в силу многих причин. Прежде всего, потому что он кодифицировал многие нормы идущего из глубин веков исконного чешского права. Отдельные его нормы были введены в действие. А сам Законник, изначально составленный на латыни, был переведен в XV в. на чешский язык и опубликован в 1617 г.

В этом памятнике многое поражает, прежде всего его удивительно стройный и поэтичный стиль изложения. По словам самих составителей, перед ними стояли задачи продуманно изложить все нормы "в ясном порядке и стиле" и обозначать их "подобающими заглавиями" в соответствии с их содержанием, "чтобы тем, кто будет читать, шире открылся смысл, и чтобы все судьи и должностные лица... высшие и низшие, надлежаще судили и, согласно тому, как записано, выносили решения" (п. 8 Введения).

Введение закрепило также те основные положения, которыми руководствовались составители Законника.

Первое из них - верховенство королевской власти. "Самих вещей необходимостью, а также побуждением божественного провидения созданы над людьми государи, ими должна быть ограничена необузданная свобода преступлений, а мирным и спокойным надежная безопасность должна быть дана. Эти государи учредили законы и права и согласно праву все упорядочили, чтобы лица и тяжбы означив в законах, между людьми преступления и споры судить" (п. 3 Введения).

Второе положение - преемственность власти и права. Обращаясь к этой теме, составители Законника подчеркивали, что их задача заключалась не столько в том, что составить новые правила, сколько в том, чтобы признать "многие старые права, которые... беспорядочно и запутанно записаны", подтвердить действие древних обычаев, а также актов прежних чешских королей (п. 8 Введения).

Основной задачей было укрепление правопорядка. Праву должны были подчиниться все, в том числе сам король. И хотя король был освобожден от обязанности лично выступать ответчиком в суде, главный судья ("наивысший коморник") был обязан рассматривать любые иски, поданные против него, чтобы, как было сказано в Законнике, "правда не пострадала" и была оказана справедливость каждому. Король должен был признать его решение или приговор, а королевские урядники - выдать необходимые суммы из его имущества (ст. 42).

Законник достаточно подробно описывал обязанности высших сановников королевства. Так, ст. 7 указывала, что бургграфы (главы городского управления) должны исполнять свои обязанности, в том числе судебные, по справедливости; они должны отдавать в королевскую казну порученное им имущество и доходы с него и осуждать к смертной казни они могут только по воле и с разрешения короля Чехии. Чтобы гарантировать надлежащее исполнение этих обязанностей, было установлено, что король не может назначать бургграфов навечно или на определенный срок, но что он может "в любое время сменить их в случае провинности" (ст. 18).

Было установлено, что должности старост, судей и владарей (управляющих) могли занимать только чехи. Исключения допускались по указу короля в отношении "достойных и ученых" чужеземцев (ст. 19). Было подтверждено древнее правило, согласно которому королевские должности (по указу короля) могли замещаться только "знатными, справедливыми, мудрыми, добропорядочными, с незапятнанной честью, как об этом говорит право" (ст. 25).

Правовой порядок во многом гарантировался жесткими правилами делопроизводства. Все юридические акты, документы записывались на так называемых досках земских, которые хранились в Пражском замке. А те доски земские, по которым дела были закончены, сдавались ("прятались") в архив "под замком и печатями наивысшего коморника, судьи, писаря и бургграфа Пражского в приделе Пражского собора". Такие доски согласно обычаю не могли доставаться иначе как в присутствии вышеназванных лиц (ст. 27).

Одна из наиболее ярких черт Законника - призыв к милосердию. С этой целью смягчались наказания и отменялись некоторые варварские процессуальные порядки. Так, ст. 39 указывала: "Запрещаем и строго приказываем, чтобы языческий обычай присяги посредством раскаленного железа и опущения в воду не применялся ни в каких делах и чтобы тем самым Бога, Творца нашего, не испытывали, даже в случаях похищения или изнасилования девиц и прочих преступлений, но чтобы присягали именем Бога (или неземным блаженством) под страхом лишения имущества и смертной казни через сожжение или утопление, то есть тем способом, каким осужденный совершил грех против ближнего своего" (ст. 39).

Законник сохранял право крестьян покидать поместья своих панов после дня святого Мартина (с 12 ноября) при условии выполнения всех оброков и уплаты всех пошлин (ст. 74) и ограничивал права господ над своими людьми: "Согласно старинному установлению передаем панам всю власть над их подданными людьми: судить, наказывать по справедливости, но не казнить смертью за злодеяние, ибо этот суд мы сохраняем за собой, если только на это нами не даны особые грамоты. Чтобы никакой пан или владыка или кто-нибудь другой своему или чужому человеку очей не выкалывал; если кто своевольно сделает это, то попадет в королевскую немилость, а имение и другое его имущество перейдет королю. Если какой-нибудь пан или владыка своему или чужому человеку нос отрежет, то все его имущество перейдет в распоряжение короля. Если какой-нибудь пан или шляхтич своему или чужому человеку руку или ногу на колоде отрубит, то за этот позорный поступок должен понести наказание, которое указано выше" (ст. 79).

Можно привести много других примеров блистательного развития славянского законотворчества того времени. Так, в русских княжествах примерно в те же годы составляются разные редакции Кормчей книги и Мерила праведного, которые во многом подготовили почву к возрождению Руси и ее освобождению от татаро-монгольского ига. На другом краю славянского мира - в Далмации - в 1358 г. принимается Устав независимого <1> Дубровника (Рагузы), основанный на началах демократического правления. Верховная власть в нем принадлежала Большому совету, в который входили все совершеннолетние мужчины из знатных "патрицианских" семей. Он избирал князя, который занимал эту должность в течение месяца и не мог быть переизбран в течение следующих двух лет. Такое установление должно было предотвратить угрозу узурпации власти. В осуществлении функций управления князю оказывал содействие Малый совет, который также формировался Большим советом. Некоторое время сохранялось вече - общее собрание всех граждан. Но вскоре вместо него был учрежден Сенат, к которому перешли многие полномочия Большого совета <2>.

--------------------------------



<1> С 1358 г. Дубровник формально входил в состав Венгерского королевства, но сохранял самые широкие формы самоуправления.

<2> См.: Harris R. Dubrovnik. A History. L., 2006. P. 130 - 134.
Дубровник в течение по меньшей мере трех столетий, имел одно из самых развитых законодательств в Европе. Достаточно сказать, что он стал первым государством, в котором были приняты законы о страховании (1395 г.), о запрете работорговли (1418 г.), о сиротских приютах (1432 г.) и т.д.

Однако блистательный век славянского правотворчества был недолгим: всего 12 лет (с 1347 по 1358 г.). Как полевые цветы, которые, перед тем как увянуть, отдают миру свои ароматы и краски, так и славянское право, как будто предчувствуя скорый конец, в едином порыве дарило христианскому миру свои бесценные плоды.

С 1352 г. начинается неудержимое движение турок на Балканский полуостров. В результате длительных войн, длившихся более столетия, большая часть южнославянских земель вошла в состав Оттоманской империи. Оставшиеся земли подчинились Венгрии, Австрии и Венеции.

Еще в XII в. были уничтожены земли полабских славян. Со второй половины XIV в. утрачивает свою независимость Чехия, став объектом немецкой колонизации. Под властью венгерских, а вслед за ними австрийских властителей оставались земли Словакии и Моравии.

И только несколько славянских государств - Польша, Дубровник, русские и некоторые другие княжества - продолжали самостоятельное политическое и правовое развитие. Но полноценным оно не было.

В русских землях ему препятствовали не только двухсотлетнее татаро-монгольское иго, но и постоянные междоусобные войны.

Перелом наступает к середине XV в., когда формируется новый остов русской государственности - Великое Московское княжество. Начинается новый этап в развитии русского права, основными вехами которого стали такие акты, как Судебники 1497 г. и 1550 г. и Соборное уложение 1649 г. Эти акты отличались высоким уровнем обработки правовой материи. Но вместе с тем в них не было того вдохновения, которое озаряло такие памятники древнерусского права, как Кормчая книга и Мерило праведное. Творческий порыв русских правотворцев сдерживала самодержавная воля правителей Московской Руси.

Иная, во многом противоположная ситуация складывалась в Польше, где правовому развитию препятствовала шляхетская вольница. Еще в 1505 г. шляхта добилась принятия Радомской конституции, первые слова которой четко обозначили ее основной посыл: "Никаких нововведений" <1>. Вскоре было установлено, что на общепольских сеймах, регулярно созываемых раз в три года, решения нижней палаты (Посольской избы) могли приниматься только единогласно - всеми участвовавшими в сейме шляхтичами. Принцип liberum veto давал возможность даже одному шляхтичу воспрепятствовать принятию неугодных ему решений (даже тогда, когда все остальные участники сейма были готовы отдать за них свои голоса).

--------------------------------

<1> Подробнее см.: История южных и западных славян. М., 1957. С. 120.
Частично действие принципа liberum veto было ограничено только в 1764 г. Чтобы облегчить проведение экономических реформ, было установлено, что необходимые правовые акты могли приниматься простым большинством голосов.

Эти реформы должен был продолжить Сейм, созванный в 1788 г. Одним из основных его актов стала Конституция (Правительственный устав) Польши <1>. Она была принята 3 мая 1791 г., за четыре месяца до формального вступления в силу Конституции Франции 1791 г. Таким образом, она стала первым европейским основным законом.

--------------------------------

<1> Ustawa Rzadowa z 3 maja 1791 r. // http://www-personal.engin.umich.edu/zbigniew/Constitutions/mdex.htmb.
Ее составители многое восприняли из конституционного опыта Американской войны за независимость и Великой Французской революции. Но вместе с тем это был самобытный документ, отразивший исторический опыт Польши, ее политико-правовые традиции, ее страстное стремление к возрождению.

Главной задачей было укрепление основ государственности. С этой целью закреплялись следующие принципы: "Вся власть в гражданском обществе исходит от народа, ее целями являются сохранение и единение государства, гражданская свобода и доброе управление делами общества на началах равенства и постоянства..." (ст. V).

"Наиболее совершенное правительство не может существовать без действенной исполнительной власти. Как убеждает нас опыт, пренебрежение этой существенной частью правительства обрекло Польшу на неисчислимые бедствия..." (ст. VII).

"Так как судебная власть несовместима с законодательной и не может осуществляться Королем, должны быть созданы суды и избраны судьи. Суды должны быть постоянно действующими, чтобы каждый гражданин знал, где он может искать правосудие, и чтобы каждый нарушитель знал, как его вершит правительство" (ст. VIII) <1>.

--------------------------------

<1> Constitutions that Made History // Ed. by A.P. Blaustein, J.A. Sigler. N.Y., 1988. P. 73 - 75.
Особенностью правовой регламентации Конституции Польши было то, что в ней, как в зеркале, были отражены живые образы того времени.

Статья I была посвящена господствующей Священной Римско-католической церкви. Подтвердив все ее привилегии и иммунитеты, Конституция вместе с тем требовала соблюдения заповеди Христа о "любви к ближнему". Каждому вне зависимости от его вероисповедания были гарантированы "мир в делах его веры и защита правительства".

В ст. II была дана картина шляхты - рыцарского сословия Польши. В то время к нему было отнесено 10% населения страны. Конституция признала все его свободы, дарованные в XIV в. Казимиром Великим (1333 - 1370 гг.), и установила общий принцип правового равенства шляхты: "все лица этого сословия равны между собой".

Низшие сословия - мещане (ст. III) и крестьяне (ст. IV) - были лишены политических, а также большей части гражданских прав. Более того, Конституция сохраняла крепостную зависимость крестьян, хотя и признавала необходимость их защиты. "Из рук крестьянства течет самый щедрый источник богатств страны, оно является самым многочисленным сословием и самой творческой силой страны, поэтому справедливость, человечность и христианский долг, а также наши собственные интересы требуют, чтобы мы приняли его под покровительство законов и правительства".

Развивая принцип разделения властей, Конституция регламентировала порядок организации каждой из них. Законодательная власть (ст. VI) была вверена двухпалатному парламенту, который состоял из Сената и Сейма. Исполнительная власть (ст. VII) была разделена между Королем и его Советом с поэтическим названием "Стражи права" (Straza Praw). Судебная власть (ст. VIII) принадлежала судам. Конституция Польши восстановила принцип наследования трона, но не наделила Короля достаточной властью. Как было сказано в ее тексте, "Король сам ничего не предпринимает" <1>.

--------------------------------



<1> Подробнее см.: Бардах Ю., Леснодорский Б., Пиетрчак М. История государства и права Польши. М., 1976. С. 293 - 301.
Авторами Конституции 1791 г. были видные деятели Польского Просвещения: король Польши Станислав Август Понятовский, политик и публицист Игнаций Потоцкий, поэт и юрист Гуго Коллонтай. Последнему приписывают редакционную обработку конституционного текста, которая, как мы видели, придала ему мощное поэтическое звучание.

Конституции 1791 г. не было суждено укрепить государственность и сохранить независимость Польши. И дело не только в том, что силы нации были слишком слабы. Много пороков было заложено в самой Конституции. Она сохранила сословное деление общества, политическое и экономическое господство дворянства (шляхты), бесправное положение иных, нетитульных народов. Конституция не создала действенной государственной власти, которая могла бы ее защитить. Уже через год был поднят мятеж, поддержанный Российской империей. Конституция 1791 г. была отменена, созданные на ее основе органы лишены власти, а сама Польша в результате двух разделов (1793 и 1795 гг.) полностью утратила свою независимость. Так на долгие десятилетия был прерван еще один источник славянского права.

Новый этап в развитии славянского законотворчества наступил во второй половине XIX в. Начало ему было положено реформами Александра II - об освобождении крепостных крестьян (1861 г.), об отмене телесных наказаний (1863 г.), об учреждении земского самоуправления (1864 г.), укреплении городского самоуправления (1870 г.), о реформе судов (1864 г.), переустройстве армии (1860 - 1870-е годы), о реформе образования (1863 г.).

Эти реформы были призваны не только обновить существовавшие общественные устои, но и возродить такие утраченные начала славянского права, как единение нации, взаимные обязательства, ответственность перед обществом и справедливость.

В подтверждение можно привести Манифест от 19 февраля 1861 г. Этот документ призывал дворянское сословие исполнить новые положения "о добром порядке, в духе мира и доброжелательства" и завершить в пределах каждого имения "великий гражданский подвиг всего сословия, устроив быт водворенных на его земле крестьян и его дворовых людей на выгодных для обеих сторон условиях". Следует отметить, что Манифест признал невозможным регулирование всех отношений. Поэтому он призвал к заключению "взаимных добровольных соглашений". Только так можно было разрешить большую часть затруднений, неизбежных при применении "общих правил к разнообразным обстоятельствам отдельных имений". Таким способом, полагали авторы Манифеста, можно было облегчить "переход от старого порядка к новому" и в будущем упрочить "взаимное доверие, доброе согласие и единодушное стремление к общей пользе". Примечательны одни из последних слов Манифеста: "Полагаемся на здравый смысл нашего народа" <1>.

--------------------------------



<1> Хрестоматия по истории отечественного государства и права. X в. - 1917 г. М., 1998. С. 245.
Но этим надеждам не было суждено исполниться. Проведенные реформы не смягчили, а, напротив, усугубили существовавшие в обществе противоречия. Отчасти это объясняется тем, что сами реформы имели половинчатый характер. Поэтому должной поддержки они не нашли. Даже судебная реформа, одна из самых последовательных, искомого результата не дала.

Суды не стали более праведными и справедливыми. Эту трагедию провала судебной реформы поразительно точно описал в романе "Воскресение" Л.Н. Толстой. В подтверждение приведу лишь одну сцену - беседу Нехлюдова и адвоката.

В этом-то и ошибка, начал адвокат, "что мы привыкли думать, что прокуратура, судейские вообще - это какие-то новые либеральные люди. Они и были когда-то такими, но теперь это совершенно другое. Это чиновники, озабоченные только двадцатым числом. Он получает жалованье, ему нужно побольше, и этим ограничиваются все его принципы. Он кого хотите будет обвинять, судить, приговаривать...

Я всегда говорю господам судейским, - продолжал адвокат, - что не могу без благодарности видеть их, потому что если я не в тюрьме, и вы тоже, и мы все, то только благодаря их доброте. А подвести каждого из нас к лишению особенных прав и местам не столь отдаленным - самое легкое дело.

- Но если это так и все зависит от произвола прокурора и лиц, могущих применять и не применять закон, так зачем же суд?

Адвокат весело расхохотался.

- Вот какие вопросы вы задаете! Ну-с, это, батюшка, философия..." <1>.

--------------------------------



<1> Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22 т. М., 1978 - 1985. Т. 2. С. XI.
Такое правосудие порождало особое правосознание, природу которого блистательно раскрыл другой великий русский писатель Ф.М. Достоевский (1821 - 1881 гг.). Пороки правосудия вызывают не только отвращение к судам, но и стремление оправдать осужденных. "Недаром же, - писал Ф.М. Достоевский, - весь народ во всей России называет преступление несчастьем, а преступников несчастными. Это глубоко знаменательное определение. Оно тем более важно, что сделано бессознательно, инстинктивно" <1>.

--------------------------------



<1> Достоевский Ф.М. Собр. соч. М., 1982. Т. 3. С. 57.
Да и каждый преступник из простого народа, продолжал он, не сомневается в том, что он будет оправдан "судом своей родной среды, своего же простонародья, которое никогда... его окончательно не осудит, а большею частию и совсем оправдает, лишь бы грех его был не против своих" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 191.
Следующая попытка преодоления раскола была предпринята с введением в силу первой Конституции России - Высочайше утвержденных Основных государственных законов Российской империи.

Они были приняты на волне мощного революционного движения 1905 - 1907 гг., когда перед страной стоял выбор: либо введение диктатуры, либо проведение конституционных реформ <1>. Российский император избрал второй путь, опубликовав 17 октября 1905 г. Манифест "Об усовершенствовании государственного порядка", а 27 апреля 1906 г. - "Основные государственные законы Российской империи".

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Хуторской В.Я. История России. От Рюрика до Ельцина. М., 2000. С. 346.
Эти документы были разработаны в Царском Селе "конституционным" Совещанием под председательством Николая II <1>. Он же определил основную ее цель: "обеспечить России путь спокойного развития, без резкого нарушения тех устоев, на которых она жила столько времени" <2>.

--------------------------------



<1> Интересные воспоминания о работе Совещания содержатся в мемуарах В.Н. Коковцева; см.: Коковцев В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1903 - 1919 гг. Кн. 1. М., 1992. С. 125 - 130.

<2> Цит. по: История России. XX в. / Отв. ред. А.Н. Сахаров. М., 1997. С. 53.
Свидетельством тому, что Конституция была направлена на сохранение прежних устоев, служит само ее название - "Основной государственный закон". Так же - "Свод Основных Государственных Законов" - была озаглавлена часть первая Свода законов Российской империи, первое издание которого было осуществлено еще в 1832 г. Правительственной комиссией под руководством М.М. Сперанского. Из Свода законов были заимствованы не только отдельные положения, но и "византийский" - державно-торжественный и размеренный - стиль изложения. Обращает внимание звучание норм: ясное, четкое, не допускавшее разночтений, и вместе с тем проникновенное, призванное пробудить чувства народной любви и преданности к трону:

"1. Государство Российское едино и нераздельно.

4. Императору Всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть. Повиноваться власти его, не только за страх, но и за совесть, сам Бог повелевает.

5. Особа Государя священна и неприкосновенна...

7. Государь Император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным Советом и Государственною Думою.

8. Государю Императору принадлежит почин по всем предметам законодательства. Единственно по его почину Основные государственные законы могут подлежать пересмотру в Государственном Совете и Государственной Думе.

9. Государь Император утверждает законы, и без его утверждения никакой закон не может иметь своего совершения.

10. Власть управления во всем ее объеме принадлежит Государю Императору в пределах всего государства Российского. В управлении верховном власть его действует непосредственно; в делах же управления подчиненного определенная степень власти вверяется от него, согласно закону, подлежащим местам и лицам, действующим его именем и по его повелениям.

11. Государь Император, в порядке верховного управления, издает, в соответствии с законами, указы для устройства и приведения в действие различных частей государственного управления, а равно повеления, необходимые для исполнения законов.

12. Государь Император есть верховный руководитель всех внешних сношений Российского государства с иностранными державами. Им же определяется направление международной политики Российского государства.

13. Государь Император объявляет войну и заключает мир, а равно договоры с иностранными государствами.

14. Государь Император есть державный вождь российской армии и флота. Ему принадлежит верховное начальствование над всеми сухопутными и морскими вооруженными силами Российского государства..."

Воспоминания современников свидетельствуют о том, что Николай II видел ту угрозу, которая исходила для монархии от Государственной думы. Но он осознанно пошел на риск ее создания, предполагая противопоставить ей силу не только собственной власти, но и российских законов.

По замыслу Николая II, именно законы должны были стать первейшей опорой не только самодержавия, но и российской государственности в целом. Им посвящалась отдельная - третья глава Конституции 1906 г., которая предшествовала главе о Государственном совете и Государственной думе. Отметим, что до ее принятия ни в одной конституции мира не было столь полного закрепления норм о сущности законов и порядке их действия <1>. Это - одна из причин, почему ниже приведен значительный фрагмент главы третьей. Впрочем, для этого есть и другие причины.

--------------------------------

<1> Отдельный раздел о законах был включен только в Конституцию Болгарского царства 1879 г. Но в основном он представлял собой компиляцию соответствующих положений Свода законов Российской империи.
Долгое время российская юридическая наука пытается доказать необходимость создания отдельного "закона о законах" <1>. Но эти усилия остаются безрезультатными. Виной тому невежество одних политиков и нежелание других внести ясность в вопрос о том, каким должен быть закон. Не по его содержанию - с этим, в общем, все ясно. Конституция четко очерчивает сферу закона (пределы законодательного регулирования). Речь в данном случае идет о другом - об установлении четких, не допускающих разночтений правил составления и применения законов. Так, как это было сделано в первой Конституции России - образным и вместе с тем ясным языком, краткими и наряду с этим емкими по содержанию нормами:

--------------------------------



<1> Речь идет прежде всего об инициативах Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ.
"42. Империя Российская управляется на твердых основаниях законов, изданных в установленном порядке.

43. Сила законов равно обязательна для всех без изъятия российских подданных и для иностранцев, в Российском государстве пребывающих.

44. Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного совета и Государственной Думы и восприять силу без утверждения Государя Императора.

45. Во время прекращения занятий Государственной Думы, если чрезвычайные обстоятельства вызовут необходимость в такой мере, которая требует обсуждения в порядке законодательном, Совет министров представляет о ней Государю Императору непосредственно. Мера эта не может, однако, вносить изменений ни в Основные государственные законы, ни в Учреждения Государственного совета и Государственной Думы, ни в постановления о выборах в Совет или Думу. Действие такой меры прекращается, если подлежащим министром или главноуправляющим отдельной частью не будет внесен в Государственную Думу в течение первых двух месяцев после возобновления занятий Думы соответствующий принятой мере законопроект или его не примут Государственная Дума или Государственный совет.

46. Законы, особенно изданные для какой-либо местности или части населения, новым общим законом не отменяются, если в нем именно такой отмены не постановлено.

47. Каждый закон имеет силу только на будущее время, кроме тех случаев, когда в самом законе постановлено, что сила его распространяется и на время предшествующее, или что он есть только подтверждение и изъяснение смысла закона прежнего.

48. Общее хранение законов полагается в Правительствующем сенате. Посему все законы должны быть вносимы в подлиннике или в заверенных списках в Правительствующий сенат.

49. Законы обнародываются во всеобщее сведение Правительствующим Сенатом в установленном порядке и прежде обнародования в действие не приводятся.

50. Законодательные постановления не подлежат опубликованию, если порядок их издания не соответствует положениям сих Основных законов.

51. По обнародовании закон получает обязательную силу со времени назначенного для того в самом законе срока, при неустановлении же такового срока - со дня получения на месте листа сенатского издания, в коем закон напечатан. В самом издаваемом законе может быть указано на обращение его, до обнародования, к исполнению по телеграфу или посредством нарочных.

52. Закон не может быть отменен иначе как только силою закона. Посему, доколе новым законом положительно не отменен закон существующий, он сохраняет полную свою силу.

53. Никто не может отговариваться неведением закона, когда он был обнародован установленным порядком..." <1>.

--------------------------------

<1> Хрестоматия по истории отечественного государства и права. X в. - 1917 г. / Под ред. О.И. Чистякова. М., 1998. С. 311 - 320.
Увы, законы не стали той опорой, которая могла бы поддержать Россию. Не выдержала испытаний и Конституция 1906 г. Она была сломлена Первой мировой войной и Февральской революцией. 2 марта 1917 г. Николай II отрекся от престола. Вновь наступило "смутное" время, которое привело к еще большим бедствиям Октябрьской революции и Гражданской войны.

Эти события пробудили многие дремавшие в обществе силы: свободы и рабства, жизни и смерти, надежды и страха. И каждая из них нашла свое воплощение в Конституции РСФСР 1918 г., утвержденной 10 июля 1918 г. V Всероссийским съездом Советов.

Основной целью Конституции 1918 г. было закрепление власти за партией большевиков. Своей цели она добилась, чему в немалой степени способствовала мощная энергия ее норм. Это была поэзия стихийно возникшего и кровавого бунта. Поэтому в Конституции 1918 г., главным образом в ее первом разделе - "Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа" <1>, так часто содержались призывы к "разрушению", "уничтожению", "устранению", "беспощадному подавлению" и т.д. Они направляли и вдохновляли разрушительную энергию масс, пробуждая ее порочные инстинкты и страсти.

--------------------------------



<1> Принята III Всероссийским съездом советов в январе 1918 г., включена в текст Конституции по настоятельному требованию В.И. Ленина.
Великий российский бунт разрушил не только государство. Были уничтожены его устои: экономические, политические, религиозные, нравственные. Собственно, это и позволило партии большевиков установить свою диктатуру - ничем не ограниченную власть.

В сфере экономики Конституция отменила частную собственность на землю, леса, недра и воды, "живой и мертвый инвентарь", образцовые поместья и сельскохозяйственные предприятия, банки, фабрики, заводы, рудники, железные дороги и прочие средства производства и транспорта (п. п. "а" - "ж" ст. 3). Их собственником стало государство в лице его единственной партии - партии большевиков.

По сути, это было возрождение прежних форм крепостничества, но с одной существенной разницей: привилегия эксплуатировать человека отныне принадлежала государству. Закрепляя ее, Конституция установила всеобщую трудовую (п. "е" ст. 3) и воинскую (ст. 19) повинности народа.

В сфере политики Конституция, как в "зазеркалье", перевернула все. Уничтожив власть эксплуататоров над трудящимися, она установила "власть трудящихся над эксплуататорами" (п. "в" ст. 3). Отстранив от управления государством имущие классы, Конституция провозгласила, что управлять государством будут низы. В ст. 7 этот тезис был сформулирован следующим образом: "В момент решительной борьбы пролетариата с его эксплуататорами эксплуататорам не может быть места ни в одном из органов власти. Власть должна принадлежать целиком и исключительно трудящимся массам".

Революционная поэзия Конституции 1918 г. не только пробуждала стихии разрушения. Она находила им оправдание, рисуя призрачные образы светлого будущего "социалистической организации общества и победы социализма во всех странах" (ст. 3) - того будущего, в котором "не будет ни деления на классы, ни государственной власти" (ст. 9).

Исполнив поставленные перед ней цели, Конституция 1918 г. уступила место другим, более традиционным конституционным актам - Основным законам СССР 1924, 1936 и 1977 гг. Они утратили ее яростный порыв, ее образность речи и поэтические формы, сохранив вместе с тем ее внутреннее содержание, в котором основным было удержание политической власти.

Более подробный анализ социалистического права будет дан в следующем томе. Здесь же необходимо рассказать о правовом развитии славянских государств Западной, Центральной и Южной Европы.

В результате поражения Австрии и Германии в Первой мировой войне, страшного Октябрьского бунта многие славянские народы - поляки, чехи и словаки, хорваты, словенцы - вновь обрели независимость. В течение нескольких месяцев принимаются Конституции Чехословацкой Республики (29 февраля 1920 г.), Польской Республики (17 марта 1921 г.), Королевства сербов, хорватов и словен (28 июня 1921 г.).

Следует подчеркнуть, что эти акты не были подражанием либо копированием западных конституционных образцов. Крайне незначительным было и влияние Конституции РСФСР 1918 г. Как и те акты, которые действовали к тому времени - болгарская Тырновская Конституция 1879 г., сербская Конституции 1869 г., Конституция Черногории 1905 г., - они были самобытными правовыми документами, отражавшими достаточно высокий уровень правового развития.

Так, Конституционная Хартия Чехословацкой Республики впервые в конституционной истории закрепила полноценную регламентацию вопросов национальной автономии. Было провозглашено право свободно пользоваться родным языком, получать образование на родном языке, создавать национальные общественные объединения, а также органы национального самоуправления (в частности, подкарпатских русинов). Особого внимания заслуживает ст. 134, в которой был установлен следующий принцип: "Всякого рода насильственная денационализация воспрещается. Нарушение этого принципа может определяться законом как уголовное деяние" <1>.

--------------------------------

<1> Конституции буржуазных стран. Л., 1936. Т. 2. С. 36.
Конституция Королевства сербов, хорватов и словен установила новые модели конституционной регламентации вопросов вероисповедания, образования, социальной и экономической политики. В частности, в ней были провозглашены следующие принципы:

"Государство следит за тем, чтобы всем гражданам обеспечивалась одинаковая возможность подготовляться к той хозяйственной деятельности, к которой они чувствуют склонность. С этой целью государство введет профессиональное образование и будет оказывать в его видах постоянную помощь хорошо одаренным бедным детям... Плоды умственного труда являются собственностью создателя; они пользуются защитой государства... Свобода заключения контрактов в области хозяйственных отношений признается в той мере, в какой она не стоит в противоречии с социальными интересами... Государство в интересах всего общественного целого и на основе законов имеет право и обязано вмешиваться в экономические отношения граждан в духе справедливости и видах устранения социальных конфликтов" (ст. ст. 22, 24, 25, 26) <1>.

--------------------------------

<1> Конституции буржуазных стран. Л., 1936. Т. 2. С. 51.
Яркие примеры самобытного конституционного правотворчества дают многие нормы Конституции Польши. Но мы ограничимся положениями только одной статьи (ст. 99): "Польская Республика признает, что всякая форма собственности: личная собственность отдельных граждан, коллективная собственность объединений граждан, учреждений, самоуправлений или, наконец, самого государства, составляет одну из важнейших основ общественного строя и правового порядка; она гарантирует всему населению, учреждениям и обществам охрану их имущества; она допускает отмену или ограничение собственности личной или коллективной только в случаях, предусмотренных законом, по соображениям высшей пользы и за возмещение. Только закон может установить, какое имущество должно с точки зрения общих интересов составлять исключительно собственность государства, а также, в какой мере граждане и их законно признанные объединения могут быть ограничены по соображениям общественного порядка в свободном пользовании землей, водами, ископаемыми и другими природными богатствами.

Земля как один из важнейших факторов жизни народа и государства не может быть предметом неограничиваемых сделок. Законы определяют право государства производить принудительный выкуп земли, а также регулировать ее передачу, исходя из того положения, что устройство сельского хозяйства в Польской Республике должно покоиться на сельскохозяйственных единицах, способных правильно вести производство и составляющих личную собственность граждан" <1>.

--------------------------------

<1> Конституции буржуазных стран. Л., 1935. Т. 1. С. 218, 219.
В 1920 - 1930 гг. во всех славянских государствах шел интенсивный процесс кодификации законодательства: гражданского, торгового, уголовного, процессуального, семейного. Ситуацию осложняла раздробленность правовых систем.

Так, Польша с конца XVIII в. находилась под юрисдикцией России, Германии и Австрии и унаследовала многие нормы законодательства этих государств. Кроме того, в Царстве Польском, входившем в состав Российской империи, сохраняли действие многие нормы Гражданского и Торгового кодексов Наполеона. Такое положение дел создавало множество коллизий, для решения которых в 1926 г. был принят Закон об основах международного частного права. А вскоре в Польше наступил этап национальной кодификации. Принимаются самобытные акты, в ряду которых особого внимания заслуживают Кодекс обязательственного права (1933 г.), а также Торговый кодекс (1934 г.), которые внесли много новелл в регулирование частноправовых отношений.

Не менее сложные проблемы пришлось решать Королевству сербов, хорватов и словен (с 1929 г. - Югославское Королевство) <1>, унаследовавшему шесть различных правовых систем. В частности, в основу югославского гражданского законодательства были положены такие действовавшие на его территории акты, как сербский Гражданский кодекс 1844 г., черногорские Гражданский кодекс <2> и Закон "О собственности" 1888 г., австрийский Гражданский кодекс 1811 г.

--------------------------------



<1> Новая Конституция была принята 3 сентября 1931 г.

<2> Следует отметить, что Гражданский кодекс Черногории дал оригинальную регламентацию многих частноправовых отношений. В частности, именно этот акт впервые в истории подробно регламентировал вопросы злоупотребления правом.
Сложные проблемы обеспечения единства права пришлось решать также в Болгарии и Чехословацкой Республике.

Осуществлению правовых реформ в славянских государствах препятствовали многие другие факторы: заметное отставание в экономическом и социальном развитии; недостаточный уровень образования, а в некоторых регионах - грамотности большей части населения; неприятие многих моделей западного права, которые навязывались идеологами реформ. Ситуацию усугубляли экономический кризис конца 1920-х - начала 1930-х гг., а также общая тенденция к авторитарным формам правления, утвердившаяся в преддверии Второй мировой войны. Авторитарные режимы были сформированы в Польше в 1926 г., Югославии - в 1929 г., Болгарии - в 1934 г., Чехословакии - в 1938 г.

А вскоре многие из них вновь прекратили свое существование. В марте 1939 г. в результате "мюнхенского сговора" фашистская Германия оккупировала Чехословакию. В сентябре 1939 г. под ее натиском пала Польша. Началась Вторая мировая война, которая угрожала полным истреблением славян.

Из самой кровопролитной в истории человечества войны Советский Союз вышел победителем, освободив большую часть славянских народов. Во вновь возрожденных государствах - Болгарии, Польше, Чехословакии, Югославии - утвердились народно-демократические режимы, которые в основном следовали в русле той политики, которая определялась руководством СССР. В каждом из них была поставлена цель построения социализма. Единство цели предопределило сходство многих правовых моделей. В основном заимствовались решения советского права. Впрочем, слепого копирования не было. Нередко руководители славянских социалистических стран провозглашали свой путь к социализму, что становилось причиной разногласий с руководством СССР. В некоторых случаях они решались с помощью силы, как это было в Чехословакии в 1968 г.

Новый этап в развитии славянского права наступил с распадом СССР и крахом социалистической системы государства и права. Появились новые славянские государства. На "руинах" СССР возникли Российская Федерация, Беларусь и Украина. Чехословакия распалась на Чехию и Словакию, а Югославия - на шесть государств: Сербию, Хорватию, Словению, Черногорию, Македонию, Боснию и Герцеговину.

В каждом из них формировались новые либо преобразовались прежние правовые системы. В первое время после крушения социализма они во многом опирались на опыт стран западной демократии, в основном Европы. Этот процесс многократно усиливался в тех государствах, которые стремились войти в состав Европейского союза. И тем не менее преувеличивать влияние западных правовых моделей на правовое развитие славянских государств не стоит. И не только потому, что их содержание часто менялось, но и потому, что они нередко не воспринимались общественным сознанием и, как следствие, отторгались в правоприменительной практике. Более того, в последние годы в славянских государствах все более отчетливо прослеживается тенденция к поиску собственного пути развития права, возрождению прежних и утверждению новых правовых ценностей славян.


§ 6. Об основных чертах славянского права
В настоящее время идет бурный процесс брожения, в котором кристаллизуется новое славянское право. Его контуры еще не оформились. Его содержание замутнено многими чужеродными правовыми моделями. И, тем не менее, оно уже живет в новых законодательных актах, в новых правовых доктринах и, что, самое главное, в обновленном правосознании. В нем все более громко заявляют о себе такие ценности, как христианская вера, духовность, единение, национальное самосознание, прямое народное правление и милосердие. Эти ценности - правовое наследие славян, их кредо веры, надежды, любви.

Наиболее полно они отражены в преамбулах новых конституций славянского мира <1>.

--------------------------------

<1> С необходимыми поправками и уточнениями тексты конституционных положений даются по изд.: Конституции государств Европы. М., 2001. Т. 1 - 3.
Так, Конституцию Польской Республики открывают следующие сокровенные строки:


Каталог: content -> page
page -> Аннотации рабочих программ дисциплин Аннотации учебных дисциплин учебного плана Блока 1
page -> История литературоведения
page -> Образовательная программа бакалавриата реализуемая вузом по направлению подготовки
page -> В. Д. Шадриков «­­ 10»­­­ марта 2000 г. Номер государственной регистрации
page -> Программа вступительного экзамена по специальной дисциплине, соответствующей профилю направления подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре
page -> Теория организации курс лекций
page -> Зарубежная филология Направление подготовки/шифр 032700 Филология


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   108


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница