Книга под ред. В. И. Лафитского "Сравнительное правоведение: национальные правовые системы. Правовые системы Западной Европы" (том 2) включена в информационный банк отдельным материалом


Часть 1. ВВЕДЕНИЕ В СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ



страница2/108
Дата21.05.2018
Размер7.53 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   108
Часть 1. ВВЕДЕНИЕ В СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ
Глава 1. ИСТОРИЯ СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ
§ 1. Истоки сравнительного правоведения
Сравнительное правоведение имеет столь же давнюю историю, как и художественная литература, историческая, географическая и философская науки. Оно рождалось вместе с ними, углубляя познание права, выявляя его достоинства и недостатки, раскрывая общее и особенное в его развитии.

Первоистоки эллинского мира.

Первые сравнительно-правовые подходы появились еще в поэмах Гомера. Так, описывая странствия Одиссея, поэт отмечал, что его герой "многих людей города посетил и обычаи видел" <1>. Некоторые из них, в частности ахейские племена <2>, Трою, Крит, он описывал подробно, сопоставляя и обращая внимание на то, как они переплетались между собой. В этом отношении примечательно описание Крита:

--------------------------------

<1> Гомер. Одиссея. Песнь первая. Стих 3.

<2> Подробнее см.: Ковлер А.И. Антропология права. М., 2002. С. 277 - 282.
"Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный,

Тучный, отвсюду объятый водами, людьми изобильный;

Там девяносто они городов населяют великих.

Разные слышатся там языки: там находишь ахеян

С первоплеменной породой воинственных критян; киконы

Там обитают, дорийцы кудрявые, племя пеласгов,

В городе Кноссе живущих..." <1>.

--------------------------------



<1> Гомер. Одиссея. Песня 19. Стихи 172 - 178.
Совершенно иным образом предстает жизнь отсталых племен, населявших отдаленные острова Средиземного моря:

"Там беззаботно они, под защитой бессмертных имея

Все, ни руками не сеют, ни плугом не пашут; земля там

Тучная щедро сама без паханья и сева дает им

Рожь, и пшено, и ячмень, и роскошных кистей винограда

Полные лозы...

Нет между ними ни сходбищ народных, ни общих советов;

В темных пещерах они иль на горных вершинах высоких

Вольно живут; над женой и детьми безотчетно там каждый

Властвует, зная себя одного, о других не заботясь" <1>.

--------------------------------

<1> Гомер. Одиссея. Песня 9. Стихи 108 - 115.
Более отчетливо линия сравнительного права прослеживается в "Истории" Геродота - в разделах, посвященных описанию и сравнению законов и нравов разных народов: греков, персов, египтян, лидийцев, скифов, массагетов, индийцев и других. В частности, "отец истории" указывал, что лидийцы имели такие же обычаи, как и греки <1>, что персы были склонны к заимствованию чужеземных порядков <2>, и что, напротив, египтяне и скифы не воспринимали обычаев других народов <3>. Он рассказывал о том, как "при хороших законах Египет достиг великого процветания" <4> и как возрастало могущество Афин с утверждением равноправия граждан <5>.

--------------------------------



<1> См.: Геродот. История. Книга первая. 94.

<2> Там же. 135.

<3> Там же. Книга вторая. 91; Книга четвертая. 76.

<4> Там же. 124.

<5> Там же. Книга пятая. 78.
Сравнивая законы и обычаи разных народов, Геродот выделял не только их особенности, но и то общее, что их объединяло. Так, рассказывая об обычаях спартанцев, он подчеркивал их сходство с обычаями египтян. Как и в Египте, при вступлении на престол цари Спарты объявляли прощение всех долгов перед царской властью и общинами. В обоих государствах ремесло передавалось по наследству: "сын флейтиста становился флейтистом, сын повара - поваром, а глашатая - глашатаем" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга шестая. 59, 60.
Геродот выделял разные формы правления, отмечая достоинства и недостатки демократии, олигархии и монархии. Так, в уста Дария, будущего царя Персии, он вложил слова, которые, несомненно, отражали его собственные представления о наилучшей форме правления: "Если мы возьмем из трех предложенных нам на выбор форм правления каждую в ее самом совершенном виде, т.е. совершенную демократию, совершенную олигархию и совершенную монархию, то последняя, по-моему, заслуживает гораздо большего предпочтения. Ведь нет, кажется, ничего прекраснее правления одного наилучшего властелина. Он безупречно управляет народом, исходя из наилучших побуждений, и при такой власти лучше всего могут сохраняться в тайне решения, направленные против врагов. Наоборот, в олигархии, если даже немногие лучшие и стараются приносить пользу обществу, то обычно между отдельными людьми возникают ожесточенные распри. Ведь каждый желает первенствовать и проводить в жизнь свои замыслы. Так у них начинается яростная борьба между собой, отчего проистекают смуты, а от смут - кровопролития. От кровопролитий же дело доходит до единовластия, из чего совершенно ясно, что этот последний образ правления наилучший. При демократии опять-таки пороки неизбежны, лишь низость и подлость проникают в общественные дела, но это не приводит к вражде между подлыми людьми, а, напротив, между ними возникают крепкие дружественные связи. Ведь эти вредители общества обычно действуют заодно, устраивая заговоры. Так идет дело, пока какой-нибудь народный вождь не покончит с ними. За это такого человека народ уважает, а затем этот прославленный вождь быстро становится единодержавным властителем. Отсюда еще раз видно, что единовластие - наилучший образ правления" <1>.

--------------------------------



<1> Геродот. История. Книга третья. 80 - 82.
Традиции сопоставления законов и обычаев разных народов были продолжены многими историками древности.

Так, Фукидид сравнивал обычаи персов и фракийцев <1>, а также разных греческих полисов. Вместе с тем в его "Истории" акцент смещен в плоскость исторической перспективы развития политических и правовых институтов. Например, сравнивая Платеи и Фивы в период греко-персидских войн, Фукидид отмечал: "Обратите все же внимание на то, при сколь различных политических обстоятельствах...так поступали... Ведь тогда у нас (в Фивах. - В.Л.) не было ни равноправной олигархии, ни демократии. Наш тогдашний государственный строй являл собой полную противоположность законности и правовому порядку и ближе всего был к тираническому произволу. Власть находилась в руках самовластной кучки людей. Правители, надеясь... еще больше укрепить свое личное господство, держали народ в подчинении насилием и призвали мидийского царя в страну" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Фукидид. История. Книга вторая. 97.

<2> Там же. Книга третья. 62.
Впервые сравнительное право предстало как обособленный предмет исследования в книге Платона "Законы". Его отправной точкой стали законы Крита, которые согласно преданию Минос получил непосредственно от Зевса и которые, по мнению великого философа, были правильными, поскольку они "делают счастливыми тех, кто ими пользуется, предоставляя им все блага" <1>.

--------------------------------



<1> Платон. Законы. Книга первая. 631b.
Цель своего исследования Платон сформулировал предельно ясно: выявить, что "в законах правильно по природе и что ошибочно" <1>. Решая эту задачу, философ сопоставлял законы Крита, Персии, Египта, древнегреческих полисов и земель: Афин, Спарты, Фив, Мессены, Аргоса и других.

--------------------------------



<1> Там же. С. 627.
Судьбы этих государств свидетельствовали о недопустимости тех законов, которые устанавливали "могущественные и несмешанные власти", поскольку "государство должно быть свободным, разумным и дружественным самому себе; законодатель должен давать законы, имея в виду именно это" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга третья. 693b.
Если эти требования нарушались, государство превращалось "в сожительство граждан, где одна их часть владычествует, а другая рабски повинуется" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга четвертая. 713.
Чтобы не допустить такого правового развития, правители должны были стать "служителями закона". Доказывая эту мысль, философ писал: "Не ради нового словца назвал я сейчас правителей служителями законов, я действительно убежден, что спасение государства зависит от этого больше, чем от чего-то иного. В противном случае государство гибнет. Я вижу близкую гибель государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью. Там же, где закон - владыка над правителями, а они - его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государствам боги" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 715c.
Второе основное условие спасения государства: надлежащее устройство судебной власти <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга шестая. 766d.
Третье условие - добровольное принятие законов, поскольку ни один государственный строй не может долго продержаться, если его опорой стали постоянное насилие и произвол, подавляющие волю подданных <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга восьмая. С. 832c.
Наиболее ярко античное сравнительное правоведение предстало в работах Аристотеля. Он не только существенно расширил его границы, сопоставив государственное устройство 158 государств и полисов, в том числе Крита и Спарты, Афин и Коринфа, Карфагена и Македонии, Персии и Египта, но и решительно отверг умозрительные подходы Сократа, Платона, других философов, которые пытались создать оторванные от жизни концепции идеального государства и права.

Основной сравнительно-правовой труд Аристотеля, дошедший до наших дней, - "Политика", в котором философ рассмотрел вопросы, касающиеся экономического устройства, форм правления, общей теории полиса, причин крушения и путей укрепления государств, идеального государственного устройства.

Целью любого государства, писал философ, является достижение высшего блага - справедливости <1>, поскольку "понятие справедливости связано с представлением о государстве, так как право, служащее мерилом справедливости, является регулирующей нормой политического общения" <2>.

--------------------------------



<1> См.: Аристотель. Политика. Книга третья. 7.

<2> Там же. Книга первая. 2.
Справедливость требует, продолжал Аристотель, "чтобы все равные властвовали в той же мере, в какой они подчиняются, и чтобы каждый поочередно то повелевал, то подчинялся. Здесь мы уже имеем дело с законом, ибо порядок и есть закон. Поэтому предпочтительнее, чтобы властвовал закон, а не кто-либо один из среды граждан. На том же самом основании, даже если будет признано лучшим, чтобы власть имели несколько человек, следует назначать этих последних стражами закона и его слугами... Кто требует, чтобы властвовал закон... требует, чтобы властвовало только божество и разум, а кто требует, чтобы властвовал человек, привносит в это и животное начало... Таким образом, ясно, что ищущий справедливости ищет чего-то беспристрастного, а закон и есть это беспристрастное..." <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга третья. 11.
Вместе с тем Аристотель предупреждал, что законы, даже самые идеальные, не могут сами по себе обеспечить благоденствия государства. Необходима правильная организация государственного устройства, включающая в себя три составные части: "законосовещательный орган, рассматривающий дела государства", государственные чиновники и суды <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга четвертая. 11.
Многое зависело от искусства правления. Примером этому мог служить Солон, который, сочетая "силу с правом" <1>, утвердил порядок властью закона. Не менее важным было воспитание граждан. "Никакой пользы, - утверждал Аристотель, - не принесут самые полезные законы, единогласно одобренные всеми причастными к управлению государством, если граждане не будут приучены к государственному порядку и в духе его воспитаны" <2>.

--------------------------------



<1> Строчка из поэмы Солона, в которой он описывал созданные им законы. Цит. по: Аристотель. Афинская полития. Глава четвертая.

<2> Аристотель. Политика. Книга пятая. 7.
Идеальным же, в представлении философа, был тот государственный строй, который давал возможность каждому "благоденствовать и жить счастливо" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга седьмая. 2.
Новые страницы сравнительного правоведения были написаны Полибием. Его "Всеобщая история" была создана в период расцвета Римской империи, когда впервые право предстало в общем контексте всемирно-исторического развития. Как писал Полибий, "раньше события на земле совершались как бы разрозненно, ибо каждое из них имело свое особое место, особые цели и конец. Начиная же с этого времени история становится как бы одним целым, события в Италии и Ливии переплетаются с азиатскими и эллинскими, и все сводится к одному концу" <1>.

--------------------------------



<1> Полибий. Всеобщая история. Книга первая. 3.
Развивая теорию общей судьбы, Полибий доказывал, что право всех государств подчиняется единым законам циклического развития. Существующие формы "естественным" образом сменяют друг друга. Так, на смену первичных форм монаршей власти приходит царская власть, которая, в свою очередь, со временем вырождается в тиранию. На смену тирании приходит аристократия, а вслед за ней - олигархия. И наконец, утверждается демократия, чтобы через три поколения подвергнуться разложению. Устанавливается власть толпы, которая вновь рождает первичные формы монаршей власти <1>. Каждая из форм государственного устройства в своем развитии проходит пять стадий: зарождение, возрастание, расцвет, изменение, завершение <2>. Действие законов цикличного развития от рождения к смерти может быть прервано, если в государственном устройстве будут сочетаться преимущества разных форм, что придаст ему равновесие <3>. Примером такой смешанной формы был Ахейский союз, который, как отмечал Полибий, имел "надежнейшую опору в равенстве и милосердии" <4>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга шестая. Главы 5 - 9.

<2> Там же. Глава 4.

<3> Там же. Глава 10.

<4> Полибий. Всеобщая история. Книга вторая. Глава 38.
Следующая новелла его сравнительного подхода - широкая трактовка права. Он убеждал, что основу государственного устройства составляют не только законы, но и нравы, обычаи, религиозные установления. Так, прочность государственного устройства Рима во многом объяснялась тем, что она основывалась на страхе перед богами. Народ, писал Полибий, исполнен легкомыслия, противозаконных стремлений. Удержать его может только религия <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга шестая. Глава 56.
Следующий шаг в развитии сравнительного правоведения сделал Страбон, который впервые представил в книге "География" общую панораму правового пространства и его достаточно большую однородность. Законы и обычаи одних народов нередко заимствовались другими. Зачастую они совпадали. Так, описывая обычаи одного из иберийских племен, Страбон отмечал, что брак у них совершался, как у греков, и что некоторые их обычаи имели сходство с обычаями, существовавшими в древности у египтян <1>.

--------------------------------



<1> См.: Страбон. География. Книга третья. Глава 3.7.
Особое место в "Географии" Страбона занимает рассказ о законодательстве древнего Крита. По словам географа, древний законодатель Крита исходил из той предпосылки, что свобода - это "высшее благо государства":

"Ведь только одна свобода делает блага собственностью тех, кто приобрел их, тогда как блага, приобретенные в рабстве, принадлежат правителям, а не управляемым. Те, кто обладают свободой, должны ее защищать. Далее согласие возникает только там, где устранены раздоры, проистекающие от своекорыстия и роскоши... Если граждане ведут умеренную и простую жизнь, то нет у них ни зависти, ни заносчивости, ни ненависти по отношению к равным себе" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Книга десятая. Глава 4.16.
По мнению географа, правопорядку Крита были близки законы Индии, отличавшиеся простотой и приучавшие к их исполнению <1>.

--------------------------------



<1> Там же. Книга пятнадцатая. Глава 1.53. 4 - 7. 12 - 13.
Завершая книгу, в которой были описаны обычаи, традиции, законы нескольких сотен народов, Страбон отметил основное присущее им свойство: "Объединенные в гражданские общины, они живут по общему закону... Иным путем народным массам в какой-нибудь стране было бы невозможно делать одно и то же в согласии друг с другом (в чем именно и состоит гражданский союз) или вообще вести общественную жизнь. Закон же этот двоякий, так как исходит или от богов, или от людей. Древние... божественный закон считали выше и священнее" <1>.

--------------------------------



<1> Страбон. География. Книга шестнадцатая. Глава 2.16.

Каталог: content -> page
page -> Аннотации рабочих программ дисциплин Аннотации учебных дисциплин учебного плана Блока 1
page -> История литературоведения
page -> Образовательная программа бакалавриата реализуемая вузом по направлению подготовки
page -> В. Д. Шадриков «­­ 10»­­­ марта 2000 г. Номер государственной регистрации
page -> Программа вступительного экзамена по специальной дисциплине, соответствующей профилю направления подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре
page -> Теория организации курс лекций
page -> Зарубежная филология Направление подготовки/шифр 032700 Филология


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   108


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница