Книга под ред. В. И. Лафитского "Сравнительное правоведение: национальные правовые системы. Правовые системы Западной Европы" (том 2) включена в информационный банк отдельным материалом



страница15/108
Дата21.05.2018
Размер7.53 Mb.
ТипКнига
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   108
Ш. Монтескье (1689 - 1755 гг.).

Сравнительное правоведение как обособленное научное направление впервые предстало в работах французского юриста и философа Ш. Монтескье. В своем главном труде "О духе законов" он представил удивительно яркую картину правового пространства мира в его историческом развитии и многообразии форм.

Отправной точкой его исследования стал анализ природы трех основных видов правлений: демократического, аристократического и деспотического. В их описании Монтескье беспристрастно анализировал пороки каждого из них.

Так, раскрывая природу демократического правления, Монтескье отмечал, что оно часто подвергается разложению, поскольку сложно сохранить в неприкосновенности его основу - добродетели. Как только они исчезают, демократия умирает. Этот процесс он описывал так: "Честолюбие овладевает всеми сердцами, которые могут вместить его, и все заражаются корыстолюбием. Предметы желаний меняются; что прежде любили, того уже не любят; прежде была свобода по законам, теперь хотят свободы противозаконной; каждый гражданин ведет себя как раб, убежавший от своего господина; что было правилом, то стало казаться строгостью, что было порядком, то стало стеснением... Прежде имущества частных лиц составляли общественную казну, теперь общественная казна стала достоянием частных лиц. Республика становится добычей, а ее сила - это власть немногих и произвол всех" <1>.

--------------------------------

<1> Монтескье Ш.Л. О духе законов. М., 1999. С. 28.
Демократия разлагается также тогда, когда дух равенства в ней утрачивается либо доводится до крайности, когда каждый стремится быть равным с теми, кого он избрал в свои правители <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 102.
Недостатки аристократической (монархической) формы правления он видел в том, что она признавала господство только одного сословия, которое обуздывало другие сословия, но с трудом обуздывало себя. "Природа этого государственного строя такова, - отмечал Монтескье, - что он как будто в одно и то же время и ставит людей под власть закона, и освобождает их от нее" <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 29.
Судьба этого строя зависит от того, насколько в нем соблюдается принцип умеренности. Чаще всего монархии гибнут тогда, когда государь пытается изменить существующий порядок вещей, когда он не имеет правильного представления о силе своей власти, когда он правит, руководствуясь своими страстями и прихотями <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 105, 106.
На иных началах строится деспотия. Ее основами являются страх и нищета <1>. Поэтому она непрерывно разлагается. И если другие государства гибнут вследствие особенных обстоятельств, нарушающих их принципы, то деспотическое государство погибает вследствие своего внутреннего порока <2>, поскольку "все, что соединяется с деспотизмом, утрачивает свою силу" <3>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 59, 63.

<2> Там же. С. 107.

<3> Там же. С. 115.
Определив начала каждого из видов правления, Монтескье удивительно точно определил особенности действующих в них законов:

"При монархическом правлении законы не могут отличаться такой простотой, как при деспотическом правлении. Здесь нужны суды. Эти суды выносят приговоры. Приговоры эти надо хранить и изучать для того, чтобы суд действовал сегодня так же, как он действовал вчера, и чтобы собственность и жизнь граждан были столь же прочно и определенно обеспечены, как и само государственное устройство. Поэтому не следует удивляться, что законы этого государства отличаются таким обилием правил, оговорок и распространений, благодаря которым умножается количество частных случаев и самый разум обращается, по-видимому, в особого рода искусство.

Установленное в монархиях различение людей по их званию, происхождению, положению часто приводит к установлению различий в характере их имущества, и законы этого государственного строя могут увеличивать количество таких различий. Так, у нас имеется имущество собственное и общее, или сообща приобретенное... разного рода движимость, имущество свободное и ограниченное... родовое и неродовое, имущество дворянское - белопоместное и простонародное. Каждый вид имущества подчинен особым правилам.

Монарх, знающий положение каждой из своих провинций, может создавать различные законы и допускать существование разнообразных обычаев. Но деспот ничего не знает и ни за чем не может следить; его приемы всегда одинаковы; он всем управляет своею суровою волею, которая всюду одинакова; все уравнивается под его стопами...

Я даже не нахожу там никакого повода для деятельности законодателя или судьи. Так как вся земля принадлежит государю, то там нет почти никаких гражданских законов о земельной собственности. Так как государь наследует своим подданным, то нет там также и законов о наследстве. Принадлежащее государю исключительное право торговли в некоторых странах устраняет надобность во всяком торговом законодательстве. Браки, заключаемые с рабынями, делают ненужными гражданские законы о приданом и о правах жены. Из этого всеобщего рабства вытекает еще и то следствие, что там почти вовсе нет людей, которые имели бы собственную волю и поэтому могли бы отвечать перед судьей за свое поведение. Большая часть нравственных действий обусловлена там волей отца, мужа, господина и определяется ими, а не судьями" <1>.

--------------------------------



<1> Монтескье Ш.Л. О духе законов. С. 70, 71.
Обобщив практику законотворчества трех видов правления, Монтескье пришел к выводу о том, что в деспотических государствах нет законов, поскольку там законом становится сам судья. Иная роль отведена законам в монархических и республиканских государствах. В монархиях законы действуют. Если они ясны, то судьи должны руководствоваться ими, а если их нет, то судьи должны уразуметь их дух. При республиканском правлении закон играет еще большую роль. Судьи не могут там отступать от буквы закона. Его нельзя истолковывать во вред гражданам, когда дело касается их имущества, чести и жизни <1>.

--------------------------------



<1> См.: Монтескье Ш.Л. О духе законов. С. 73.
В сохранении прав и свобод особое значение Монтескье придавал принципу разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

"Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы так же тиранически применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, или дворян, или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 138, 139.
Права и свободы гарантировались не только разделением властей, но и религией, поскольку ее правила поведения восполняли недостатки гражданского законодательства и ограничивали произвол <1>. Монтескье отмечал благотворное влияние Корана, Вед, священных книг Древней Персии и Древней Индии. Но особо он подчеркивал значение христианского Нового Завета, который призывал законодателей к постоянному совершенствованию <2> с тем, чтобы люди имели "наилучшие политические и гражданские законы" <3>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 184.

<2> Там же. С. 371.

<3> Там же. С. 378.
Монтескье прослеживал влияние на право и других сил, в том числе природных, политических, экономических, социальных, духовных. Так, он отмечал, что законы очень тесно связаны с теми способами, которыми народы добывают себе средства к жизни. Народ, занимающийся торговлей и мореплаванием, нуждается в более обширном своде законов, чем народ, который довольствуется возделыванием своих земель; последний - в более обширном, чем народ, живущий скотоводством; и скотоводческий в свою очередь - в более обширном, чем народ, который живет охотой <1>.

--------------------------------



<1> См.: Монтескье Ш.Л. О духе законов. С. 244.
Анализируя сложные процессы взаимодействия факторов, влияющих на право, Монтескье отмечал следующую закономерность: чем более усиливается в народе действие одной из причин, тем более ослабевает действие других. Так, над дикарями властвуют почти исключительно природа и климат, китайцами управляют обычаи, в Риме в былое время господствовали принципы правления и нравы старины <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 260.
Эти факторы формируют "общий дух народа", с которым должен считаться каждый законодатель <1>.

--------------------------------



<1> Там же. С. 261.
Сравнительно-правовой анализ законов древности и Нового времени позволил Монтескье сформулировать ряд общих правил, которым должен был следовать каждый законодатель.

"Дух умеренности, - писал он, - должен быть духом законодателя" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 491.
"Слог законов должен быть простым. Прямые выражения всегда доступнее пониманию, чем изысканные... Существенное условие - чтобы слова закона вызывали у всех людей одни и те же понятия... Если в законе были точно определены известные понятия, не следует более возвращаться к неясным выражениям... Законы не должны вдаваться в тонкости; они предназначаются для людей посредственных и содержат в себе не искусство логики, а здравые понятия простого отца семейства. Когда закон не нуждается в исключениях, ограничениях и видоизменениях, то всего лучше обходиться без них. Такие подробности влекут за собою новые подробности. Не следует делать изменений в законе без достаточного к тому основания... Когда приводится мотивировка закона, нужно, чтобы мотивировка эта была достойна закона... Презумпция закона лучше презумпции человека... Когда презумпцию делает судья, то приговор становится произвольным; когда же презумпцию делает закон, он дает судье постоянное правило... Подобно тому, как бесполезные законы ослабляют действие необходимых законов, законы, от исполнения которых можно уклониться, ослабляют действие законодательства... Законам должна быть присуща известная чистота. Предназначенные для наказания людской злобы, они должны сами обладать непорочностью" <1>.

--------------------------------



<1> Монтескье Ш.Л. О духе законов. С. 500 - 503.

Каталог: content -> page
page -> Аннотации рабочих программ дисциплин Аннотации учебных дисциплин учебного плана Блока 1
page -> История литературоведения
page -> Образовательная программа бакалавриата реализуемая вузом по направлению подготовки
page -> В. Д. Шадриков «­­ 10»­­­ марта 2000 г. Номер государственной регистрации
page -> Программа вступительного экзамена по специальной дисциплине, соответствующей профилю направления подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре
page -> Теория организации курс лекций
page -> Зарубежная филология Направление подготовки/шифр 032700 Филология


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   108


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница