Книга чтение в жизни незрячих: Сб, статей / Ред сост. Г. П. Коваленко, М.: Вос, 1991. 32 с



Дата23.07.2018
Размер0.69 Mb.
ТипКнига

ББК 78.3 К53 0-60

Всероссийское общество слепых (ВОС), 1991

- 32 с.
К53

Книга чтение в жизни незрячих: Сб, статей / Ред.-сост. Г. П. Коваленко, - М.: ВОС, 1991. - 32 с.

Цель данного сборника - заострить внимание работников специальных библиотек на вопросах формирования фондов литературы для незрячих, отразить некоторые стороны практической деятельности библиотек для слепых, рассказать о становлении и развитии системы библиотечного обслуживания читателей данной категории с исторической точки зрения.

Сборник предназначен для работников специальных библиотек, обслуживающих слепых, специалистов, занимающихся проблемами реабилитации инвалидов по зрению, а также для широкого круга читателей.


ВВЕДЕНИЕ

Книга в жизни человека, лишенного зрения, играет очень важную, практически незаменимую роль одного из главных средств социальной реабилитации.

Данный сборник, подготовленный Республиканской центральной библиотекой для слепых, включает статьи, с разных точек зрения освещающие вопросы библиотечного обслуживания незрячих. Среди его авторов - директор РЦБС А. Д. Макеева, остановившая свое внимание на новых принципах формирования книжных фондов специальных библиотек; кандидат педагогических наук Л. В. Сучкова, поднявшая вопрос об улучшении производства и обеспечения инвалидов по зрению "говорящей" книгой; директор Башкирской республиканской библиотеки для слепых Л. Н. Гагилева, рассказавшая об использовании в работе с незрячими читателями литературы на национальных языках; директор Алтайской библиотеки для слепых М. Е. Белецкая, поделившаяся опытом работы с такой категорией читателей, как взрослоослепшие.

Наряду с библиотечными работниками в подготовке сборника принял участие читатель библиотеки для слепых из г. Ровно, книголюб, незрячий кандидат философских наук В. Г. Нестеренко, которому союз с книгой помог стать автором собственной судьбы.

В сборник вошла также статья сотрудника тифлобиблиографи-ческого отдела РЦБС М. В. Бирючкова об истории становления в 1917-1936 годах существующей ныне системы специальных библиотек. Составитель счел уместным поместить эту статью в сборник, справедливо полагая, что найти подобный материал в каком-либо другом источнике сегодняшнему читателю будет довольно трудно. Материал является логическим продолжением статьи М. В, Бирючкова, вошедшей в предыдущий сборник РЦБС "Роль и место специальных библиотек для слепых в системе социальной реабилитации инвалидов по зрению" и освещавшей проблемы жизни незрячих до революции.

Немалое место в чтении незрячих, как известно, занимает периодика, в частности брайлевская. О том, какое значение имела ома :в гады Великой Отечественной войны, когда производство книг для слепых было практически прекращено, рассказывает в своей статье сотрудник РЦБС С. Д. Лютова. Думается, без этого материала наше представление о месте и роли чтения в жизни незрячих было бы неполным.


Г.В. НЕСТЕРЕНКО,

кандидат философских наук, доцент,

старший научный сотрудник кафедры философии

Украинского института инженеров водного транспорта

Когда мои родители убедились, что зрение мне вернут не удается, они, естественно, обеспокоились будущим своего старшего сына. Отдав меня на учебу в школу для слепых детей, они не переставали маяться заботой: кем станет их сын, когда вырастет, сможет ли обеспечить себе "кусок хлеба"? Первой мыслью была мысль о баяне. В те послевоенные годы жизнь простых людей была связана по преимуществу, с, "живой музыкой", даже патефон был редкостью. И, конечно же, баянист всегда мог (рассчитывать на постоянный заработок - в клубе, школе, пионерлагере, да еще прирабатывать на свадьбах, семейных торжествах и т.п.

Одним словом, жизнь моя казалась распланированной на много лет вперед. И не только моя, Те, кто учился в школах для; слепых в 50-е годы, подтвердят, что большинство мальчиков и немало девочек в 4-5-е классы уже приезжали с баяном, или аккордеоном, Помню в 6-м классе "ревело", заглушая друг друга иногда по шесть баянов разом. Может быть поэтому, да еще потому, что в наших занятиях была некоторая заданность, жесткая привязка к будущему, единственно возможному "куску хлеба", хотя все мы научились играть, овладели нотной грамотой и даже исполняли серьезные пьесы, никто из нас так и не стал большим музыкантом.

Наше внутреннее сопротивление запрограммированности, предопределенности своей судьбы не было бы таким упорным и дружным, если бы уже в школьные годы мы не почувствовали, что жизнь таит в себе гораздо больше возможностей, что жизнь 6родячего или оседлого музыканта - это не единственно приемлемая для нас участь.

В те годы в школах для слепых детей работало намного больше, нежели сегодня, незрячих учителей. Это были специалисты разного профиля - филологи, историки, математики, преподаватели иностранных языков, пения и домоводства. Одним своим присутствием в школе они раздвигали жизненные горизонты воспитанников, создавали для них многомерную жизненную перспективу.

Но главным фактором, позволившим мне и моим ровесникам преодолеть традиционные представления о доле и жизненном предназначении слепца, стала книга. Я учился последовательно в Феодосийской, Днепропетровской и Харьковской школах-интернатах. И везде книга была не только учебников, но и другом, советчиком, учителем. При тогдашнем недостатке брайлевской литературы мы знакомились с ней преимущественно на общих читках, как правило, вечером. Живость детского восприятия такова, что "прослушанный мною во втором классе роман "Спартак" по сию пору живет во мне. Когда я специально перечитал роман в 18 лет, чтобы уточнить и освежить восприятие, оказалось, что самостоятельное чтение почти ничего не прибавило к первому впечатлению. То же самое я могу сказать о рассказах Лескова, романах Задорнова и других произведениях. Убежден, что наше знакомство с художественной литературой, с человеческими типами, историческими событиями, географическими условиями, идущее "на опережение", до встречи с ними на уроках, помогало нам в должной мере овладевать учебным материалом. Скажем, со специальными географическими картами для незрячих и атласами геометрических чертежей я познакомился лишь в восьмом классе. Отсутствие тактильных моделей восполнялось теми моделями, которые мы, знакомясь с ними в художественной форме, конструировали в собственной голове.

Сегодня, проработав почти двадцать лет в вузе профессиональным философам, я отчетливо понимаю, что для меня, как и для многих, чья судьба схожа с моей, книга стала не только окном в мир, источником знаний, надежной опорой и добрым советчиком. Это все верно. Но верно и то, что книга для незрячего человека - нечто неизмеримо более важное, стоящее выше перечисленных определений. Рискну предположить, что для лишенного зрения книга - особый, еще не описанный наукой, жизненно важный орган социального происхождения, восполняющий утрату зрительного контакта с миром, позволяющий человеку открыть в себе и реализовать те возможности, которые вычеркиваются из его жизни самим фактом отсутствия зрения.

В "Экономическо-философских рукописях 1844 года" К. Маркса есть такая мысль: "... Человек присваивает себе свою всестороннюю сущность всесторонним образом, следовательно, как целостный человек. Каждое из его человеческих отношений к миру - зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, желание, деятельность, любовь, словом, все органы его индивидуальности, равно как и те органы, которые непосредственно по свой форме есть общественные органы, ... являются в своем предметом отношении, или в своем отношении к предмету присвоением последнего" (Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - 2-е изд. - Т. 42. - С. 120.). И далее: "... Точно так же чувства и наслаждения других людей стали моим собственным достоянием. Поэтому, кроме этих непосредственных органов, образуются общественные органы, в форме общества. Так, например, деятельность в непосредственном общении с другими и т. д. стала органом проявления моей жизни и одним из способов усвоения человеческой жизни" ()

Маркс относит к числу органов человеческой индивидуальности гораздо 'большее число ее проявлений, чем это обычно принято, подразумевая под ними разнообразные формы человеческой деятельности, общения, продукты всех видов творчества, наконец, самый универсальный из них - культуру. Книге в этом плане принадлежит особое место. При определенных условиях содержащие ее входит органической составляющей в сознание и дела человека. Вспомним, как реально и полнокровно живут в пространстве нашего воображения образы любимых героев, как проникают в наши мысли, а затем превращаются в поступки, почерпнутые нами из книг идеи, как изменяется наш эмоциональный настрой под влиянием замечательного или, напротив, посредственного стихотворения.

Не случайно в Древнем мире, особенно на Востоке, книга считалась самой драгоценной военной добычей была окружена ореолом таинственности и почитания. Со временем, с появлением повсеместной грамотности, с утверждением общедоступности книги, ее уникальную роль перестают замечать. И только в отношении людей с теми или иными нарушениями естественных органов чувств, когда человек, стеснен в проявлении своей жизнедеятельности (скажем, в случае сенсорной недостаточности, полной или частичной потери зрения), роль книги как специфического органа чувств, приумножающего возможности и способности человека, по-прежнему остается незаменимой.

Понятие "орган человеческой индивидуальности" еще не утвердилось в современной науке, но определенные шаги в этом направлении уже предпринимаются. Я имею ввиду прежде всего, работы члена-корреспондента АН СССР В.П. Зинченко, в которых само сознание человека рассматривается как интегральный орган.

Широкий теоретический аспект намеченной здесь проблемы - роль и значение книги в социальной реабилитации незрячих - уже довольно длительное время меня интересует достаточно серьезно.

Выше я упоминал, какую большую роль для меня и моих друзей сыграла книга в том, что современная философия называет жизнеопределением человека. Книга раскрыла перед нами широкий и разнообразный мир, научила постоянно расширять свои возможности сообразно жизненным притязаниям. Открывая горизонты, книга учила самопреодолению, умению справляться с житейскими трудностями. В старших классах, когда нам уже недоставало школьной библиотеки и того времени, которое нам мог уделить воспитатель (а мы просили его читать нам только то, чего нельзя было прочесть по Брайлю, например, учебник по психологии или логике), мы раз в две недели ходили, точнее ездили, в городскую библиотеку, откуда каждый из нас уносил от 11 до 15 книг.

Союз с книгой помог мне, как и многим моим друзьям и знакомым, стать автором собственной жизни. Из нашего, например, 12-го класса Харьковской школы для слепых детей выпуска 1966 года 8 человек получили высшее и один - среднее специальное образование. Остальные же, работая на УПП, живут интересной и насыщенной жизнью - участвуют в самодеятельности, вырастили хороших детей.

Вое это, как сейчас принято говорить в философской и около-философской литературе, - смысложизненная роль книги для незрячего. И сегодня она тем более важна, что неизмеримо расширился круг книг - как художественных, так и научных, - которые им доступны. Далее мне хотелось бы остановиться на другой, так оказать, функциональной роли книги для нас, инвалидов по зрению.

Давно замечено и зафиксировано в работах по тифлопсихологии, что образованный незрячий легче сходится с людьми, адекватнее реагирует на внешние ситуации, быстрее и качественнее овладевает трудовыми операциями, чем необразованный, у которого отсутствует потребность общения с книгой. Более того, образованный незрячий в определенных вопросах может знать и уметь больше зрячего. К примеру, может тоньше и глубже понять человека в непосредственном контакте, яснее представить себе жизненную ситуацию, спектр, возможных следствий из нее и т. д. Помню, в первые годы работы в институте мне нередко приходилось опротестовывать ходившие среди студентов легенды о том, что я, будто бы, по профессии физик, стажировался в Америке, там потерял зрение во время экспериментов и за это получил допуск к преподавательской работе. Или что я обладаю способностью к телепатии и гипнозу, Мол, как иначе объяснить, что незрячий преподаватель знает, когда студент пришел не готовым к занятиям, что студент против своей воли признается в использовании шпаргалки или в том, что пытался выдать чужой конспект за свой. Виной всему - книга, давшая и постоянно дающая пищу для мысли и воображения. Они-то - мысль и воображение - как раз и восполняют отсутствие зрения, оттачивая различные формы интуиции, которая, в конечном счете, облегчает мне жизнь, расширяет мои профессиональные и личностные возможности.

Социологи утверждают, что "средний" кинозритель не испытывает интереса к серьезным фильмам. Он не ходит на них потому, что адекватное восприятие содержания предполагает не только способность к зрительной рецепции и соотношению увиденного со своим жизненным опытом, - требуется еще способность к художественному восприятию, целостному схватыванию кинообраза с его последующей художественной интерпретацией. А это не дается природой вместе со зрительным органом. Этот орган должен быть развит, как бы "достроен", и это уже - задача культуры.

Примерно так же обстоит дело и у незрячего с книгой. Книга дает то, чего не дала природа, помогает как бы специализировать, применительно к задачам непосредственного общения и деятельности, такие органы человеческой индивидуальности, как мышление, воображение, эстетическое и нравственное чувство и т. д. Полагаю, что происходит даже некоторая конкретизация и дифференциация этих органов. Например, особую роль в жизни незрячего играет такой атрибут отвлеченного мышления, как абстрактная пространственность. Во всяком случае, я замечал у себя, что при попытке "представить себе" те или иные зрительные образы или целостно воспринять пространственно определенные и подлежащие зрительному восприятию ситуации, мне приходилось мысленно - и, подчеркиваю, совершенно непроизвольно - конструировать некоторые абстрактные модели. Изучить эти механизмы - дело специалистов - психологов. Сейчас для меня важно то, что содержание книг, входя в мой внутренний мир, существенно обогащает его, помогает более пластично войти в контакт и взаимодействие с миром внешним.

Наконец, говоря о книге и ее роли в жизни незрячих, не могу не подчеркнуть следующее.

Примерно в середине 80-х годов в нашей стране сложилась небывалая, на мой взгляд, ситуация с обеспечением книгами инвалидов по зрению. Многолетние усилия самых разных людей - специалистов и энтузиастов - привели к там у, что незрячий читатель практически освободился от верного дефицита информации. Во всяком случае, качественная информация, собранная в лучших произведениях художественной, в том числе и классической литературы, в изданиях научно-популярной, учебной литературы, сегодня вполне доступна незрячему читателю. Более того пытливый читатель, если он владеет к тому же системой Брайля, имеет все шансы превзойти в начитанности среднего зрячего интеллигента.

Хочу высказать благодарность работникам РЦБС, других спец-библиотек за их многолетнюю работу по озвучиванию литературы для незрячих специалистов. Во многом благодаря именно их усилиям незрячий парень или девушка практически без посторонней помощи может освоить курс пединститута и нескольких факультетов университета. Речь, конечно, идет просто о хорошей успеваемости. Для подлинно творческой учебы с перспективой на дальнейший профессиональный рост потребуются, естественно, дополнительные усилия. Но все же такого прежде не бывало чтобы все основные учебники и основные первоисточники (будь то литература, история, философия или математика) были доступны незрячим.

Другими слешами, информационная ситуация, в которой находятся незрячие, сегодня качественно изменилась. По доступности информации серьезных различий между зрячим и незрячим нет. Соответственно коренным образом должна измениться и ситуация с социальной реабилитацией инвалидов по зрению. Круг доступных им замятий резко расширился. Доля интеллектуального труда в их производственной деятельности может и должна значительно возрасти. Это, в свою очередь, позволит по-новому строить стратегию работы обществ слепых. Может, в ближайшем будущем главную долю прибыли ВОС будет получать не от наших традиционных учебно-производственных предприятий, а от кооперативов незрячих юристов, педагогов-репетиторов, математиков-программистов, переводчиков и т. д. Разумеется, это потребует от руководителей ВОС и обществ слепых в других республиках новых форм работы, новых подходов. Для этого уже есть исходные условия: довольно широкий круг незрячей интеллигенции, немалое число незрячих музыкантов, профессиональных литераторе" и т. д. Но главное условие, открывающее реальные перспективы на будущее, - это книги. Накопленные в библиотеках, бережно хранимые, книги могут реально помочь незрячему человеку по-новому, достойно и интересно построить свою жизнь.
М. В. БИРЮЧКОВ,

старший редактор отдела тифлобиблиографии РЦБС


СПЕЦИАЛЬНЫЕ БИБЛИОТЕКИ ДЛЯ СЛЕПЫХ

(История возникновения и развития (1917-1936 гг.)


С установлением в 1917 году Советской власти в стране наряду с другими первоочередными решались задачи образования и воспитания незрячих всех возрастов. Важное место в процессе познания, ими окружающего мира и действительности должна была занять брайлевская печать как наиболее доступный слепым источник информации. Однако разлаженная войнами система школьного обучения, прекращение печатания брайлевской литературы, отсутствие общедоступных библиотек для слепых явились серьёзным препятствием на пути приобщения незрячих к брайлевской книге.

После ликвидации в ноябре 1917 года Попечительства императрицы Марии Александровны о слепых все находившиеся в его подчинении специальные школы передавались в ведение Народного комиссариата социального обеспечения. Не имея опыта, не располагая кадрами тифлопедагогов, Наркомату трудно было решать не свойственную его функциям задачу подготовки к труду и жизни подрастающего поколения в школах-интернатах для слепых детей, организовывать систему обучения взрослоослепших брайлевской грамоте.

Ситуация усугублялась тем, что в результате первой мировой и гражданской войн количество инвалидов по зрению, как взрослых, так и детей, увеличилось. Количество же школ для слепых в первые годы революции значительно сократилось: с 36 (в 1914 году) до 24. Имевшиеся при школах библиотеки сильно пострадали от разрухи. Под бременем трудностей военного лихолетья перестали действовать многочисленные кружки добровольных пропагандистов системы Брайля (исключение составляли лишь военные госпитали).

Наблюдался процесс уменьшения количества читающих по Брайлю и снижения качества обучения учащихся грамоте. Причиной тому явилось отсутствие нового брайлевского букваря и школьных учебников для слепых, соответствующих новой орфографии. Новая русская орфография получила утверждение в законодательном порядке декретами Народного комиссариата просвещения от 23 декабря 1917 года и Совета Народных Комиссаров от 10 октября 1918 года. Этой реформой были разрешены основные вопросы упорядочения русского правописания. Новые правила правописания тогда же стали применяться в обучении учащихся в массовых школах, однако незрячие вынуждены были пользоваться брай-левскими книгами, напечатанными по правилам старой орфографии.

Упорядочение учебно-воспитательной работы и фондов пришкольных библиотек началось после включения, по постановлению СНК от 10 декабря 1919 года, школ для слепых детей в общую государственную систему учебных заведений страны, т.е. в подчинение Народному комиссариату просвещения, непосредственно его школьно-санитарному совету.

В школах для слепых вводится новая орфография. Тифлопедагоги при помощи старшеклассников организуют ручную переписку брайлевских книг, которыми пополнялись фонды ученических библиотек. В соответствии с идеологическими установками с книжных полок были сняты книги на религиозно-нравственные темы.

Никакие лишения, никакие трудности не незрячих к книге. Острую потребность в литературе ощутили не только школьники, но и взрослые читатели, а также учителя брайлисты, обучавшие военноослепших системе Брайля, и появившиеся в вузах и техникумах незрячие студенты. Жизнь выдвигала задачу обеспечения книгой всех грамотных слепых.

Первая советская общедоступная библиотека для незрячих была открыта в 1920 году на основе книжного фонда Московской школы-интерната № 1 для слепых детей на 1-й Мещанской ул., 11. Небольшой книжный фонд библиотеки состоял из наиболее известных и соответствующих школьной программе художественных произведений А. С. Пушкина, И. А. Крылова, Н.В. Гоголя, С. Т. Аксакова, А. К. Толстого, И. С. Тургенева, В. Г. Короленко, напечатанных в типографиях рельефного шрифта еще до революции. Читательские запросы удовлетворялись и за счет опубликованных в брайлевском журнале "Досуг слепых", сохранившемся в полном комплекте с 1898 по 1917 год, стихотворений М. Ю. Лермонтова, рассказов Д. В. Григоровича, А. П. Чехова, А. М. Горького и литературно-критических статей о творчестве русских и зарубежных классиков.

Большую ценность представляло собрание плоскопечатных книг по вопросам тифлопедагогики и тифлопсихологии. Здесь были редкие издания выдающихся ученых-дефектологов: "Очерк об обучении слепых, или Изложение различных способов, проверенных опытом, как сделать их умеющими писать, читать, печатать книги, из которых они могут получить знание языка, счета, истории, музыки и т. д. и выполнять различные виды ручного труда" В. Гаюи (Париж, 1786), "Система нотных знаков Луи Брайля, установленная VI Конгрессам учителей слепых в Кельне в 1888 г. и изданная в Штеглице, близ Берлина, в 1888 г. немецким обществом поощрения образования слепых" (Казань, 1896), "Воспитание и образование слепых и их призрение на Западе" А. И. Окребицкого (С.-Петербург, 1903) и многие другие. Заведовала библиотекой в период ее становления воспитательница школы слепых Е. А. Соколова.

Читательские запросы, с которыми обращались в Центральную библиотеку, как тогда ее называли, были самыми различными. Например, рабочие Хлудовской щеточной мастерской, военноослепшие из Дома инвалидов в Малом Левшинском переулке читали художественную литературу, интересы учащихся Музыкального техникума для слепых, что на Арбате, удовлетворялись путем выдачи им музыкальных изданий, а также нотных сборников из произведений Моцарта, Глинки, Чайковского, Рубинштейна. Студенты вузов продолжали пользоваться брайлевской и плоскопечатной литературой в отделе для слепых Румянцевокого музея.

Успехами библиотечного обслуживания незрячих и распространения брайлевскюй грамотности обменивались на Курсах по детской дефективности, проходивших в Москве в июле 1923 года. "Тридцать взрослых слепцов выучились читать и писать, берут книги из библиотеки, некоторые усвоили даже ноты, а теперь охотно работают в качестве ремесленников и музыкантов", - рассказал учитель из Костромы об удачном опыте работы губсобеса и губоно по ликвидации неграмотности в Костромском Доме слепых (Белоруков А. П. К вопросу о печати для слепых // Взаимопомощь. - М., 1923. - 20 авг. - С, 4).

Крайне ограниченный выбор брайлевокой литературы и в то большая тяга незрячих к знаниям побуждали учителей и библиотекарей использовать в обслуживании их такую форму с книгами, как громкое чтение. Особенно хорошо подобная работа была поставлена в Казанской школе для слепых детей 2-й ступени. По случаю первого выпуска в школе была проведена конференция в присутствии представителей Народного комиссариата просвещения Татарской АССР, Совета Всероссийского общества слепых и ряда казанских высших учебных заведений. Выпускниками были сделаны доклады на общественно-политические и естественно-научные темы. Благодаря основательной подготовке всё окончившие школу смогли поступить в различные вузы Казани.

Знакомиться с опытом использования всех видов литературы - рельефно-точечной и плоскопечатной - с помощью громкого чтения в Казанскую школу приезжали учителя Нижегородской и Киевской школ-интернатов для слепых детей. Немалый вклад в налаживание работы школьной библиотеки внес выпускник Казанского университета, известный незрячий юрист А. В. Бирилев.

К середине 20-х годов остро встал вопрос о возобновлении книгоиздательакого дела для слепых, 13 августа 1923 года писатель и общественный деятель А. П. Белорусов выступил в газете "Взаимопомощь" с критической статьей "Дайте слепым книгу". Он писал: "Слепых в России насчитывается свыше трехсот тысяч; все они платят в государственную казну установленные косвенные налоги... Почему бы часть средств, получаемых государством со слепых, не обратить на дело их просвещения - на оборудование печати для слепых?". А. П. Белоруков предлагал конкретный выход из создавшегося положения. По его мнению, отсутствие дорогостоящих Наборных машин с медными и цинковыми стереотипами, какими располагали Англия и Германия, не должно тормозить дело. Есть и русские изобретения, может быть, более примитивные, но зато более дешевые. Так, считал ой, можно использовать печатный станок, изобретенный слепцом Яковлевым и исполненный по его проекту еще в 1898 году.

Первые советские книги для слепых были напечатаны в 1923 году -в типографии рельефного шрифта три Ленинградской школе для незрячих детей. Энтузиастами брайлевского книгопечатания стали директор школы В. Е. Чугунов, заведующий учебной частью К. В. Малина и незрячий печатник А. Д; Длугопольский. Среди первых изданий, (подготовленных уже по правилам новой орфографии, были буквари, учебники политграмоты произведения В. И. Ленина "Новая экономическая политика и задачи политпросветов", "Речь на Всероссийском совещании политпросветов губернских и уездных отделов народного образования 3 ноября 1920 г.", "Доклад на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г.", и "О кооперации", воспоминания Н. К. Крупской о Ленине, а также четыре нотных сборника революционных песец. Затем типография выпустила несколько произведений художественной и мемуарной литературы: книгу очерков Ф. Достоевского "Записки из Мертвого дома", историческую повесть С. Богдановича "Князь-бунтовщик", записки народовольца, узника Шлиссельбургской крепости М. Новорусского "Тюремные Робинзоны". Таковы были первые поступления рельефно-точечных книг в школьные библиотеки для слепых.

К 1 январи 1924 года Центральная библиотека имела 269 читателей. Из них 98 человек составляли музыканты, и певчие, 78 - учащиеся, 67 - ремесленники и 26 - лица без определенных занятий. Фонд брайлевской литературы заметно увеличился после передачи ей в 1923 году книг из библиотеки школы слепых на Донской улице.

В апреле 1924 года в библиотеку поступил первый номер брай-левского журнал "Жизнь слепых", тираж которого был напечатан в только что восстановившей свою работу типографии рельефного шрифта при Московской школе № 1 для слепых детей. Для ее запуска много сделали создатель журнала "Жизнь слепых" А. П. Белорусов и заведующая типографией, тифлопедагог А. И. Георгиевская. Помощь в изготовлении необходимых для печатного станка приборов оказали рабочие московского профсоюза металлистов.

Первенец советской брайлевокой периодики, содержавший обширную и разнообразную информацию о преобразованиях в жизни незрячих, с большим удовлетворением был встречен читателями. Их радовало и то, что авторами значительной части материалов являлись сами слепые. Вот что они говорили: "Исполнилась давнишняя заветная мечта тысяч слепых. Слепой труженик сегодня получает свою газету и собственными пальцами читает в ней. О чем? О своей жизни, о жизни своих братьев и товарищей и обо всем том, что должно интересовать его как свободного гражданина великого Союза советских республик". (От редакции // Жизнь слепых. - 1924. - № 1).

Хотя типография работала с большими перебоями, и на приобретение новых книг из Московского отдела народного образования библиотеке на весь год было отпущено всего лишь 25 рублей, уже в 1925 году, как сообщал журнал "В ногу со зрячими" (1926.- № 1), в фонд библиотеки поступили учебные пособия для учащихся специальных школ: "Букварь" Полякова, "Обществоведение" Вольфсона, "Курс политграмоты" Коваленко и "Природоведение" Трояновского. В одном из документов того времени говорилось: "При библиотеке организовался кружок "Друзей книги" в числе 25 человек. Из них 7 человек занимается бесплатно перепиской, остальные вносят в пользу библиотеки по 50 коп. в месяц" (Архив А. П. Белорукова),

С 20 апреля до 1 декабря 1924 года добровольными переписчиками было переписано 70 книг по Брайлю художественной и общественно-политической литературы. Заботясь о наиболее полном удовлетворении запросов читателей, библиотека представила в Губполитпросвет смету на сумму 841 рубль 40 копеек, из которой свыше 600 рублей предполагалось затратить на перепечатку книг рельефноточечного шрифта. Кроме того, перепиской книг по Брайлю занимались незрячие частные переписчики, выполнявшие заказы читателей за определенную плату.

С переездом Центральной библиотеки в новое, более просторное помещение в Панкратьевском переулке появились условия для проведения культурно-массовых мероприятий. 18 января 1925 года в библиотеке состоялось открытие Ленинского уголка и читальни. На это Совет ВОС отпустил библиотеке 75 рублей, из которых 20 рублей предназначались на ликвидацию безграмотности среди слепых в Москве.

При губернских отделах Всероссийского общества слепых стали создаваться небольшие библиотеки, ютившиеся, как правило, в тесных помещениях. Они не имели штатных работников, обязанности библиотекарей выполняли энтузиасты на общественных началах, опираясь на помощь со стороны библиотечной секции политпросвета СВОС.

Помимо вопросов финансирования, пополнения фондов и т. п. жизнь поставила перед специальными библиотеками новую задачу: вместе с тифлопедагогами специальных школ помочь массам незрячих неграмотных людей овладеть общей и брайлевсной грамотой. При Центральной библиотеке, например, начали работать 6 кружков по изучению системы Брайля. Овладевать рельефно-точечным шрифтом участникам кружков помогал журнал "Жизнь слепых". На обложке каждого его номера печаталась азбука по системе Брайля со знаками препинания и цифровыми обозначениями. Любой инвалид по зрению, получив журнал на руки, мог познакомиться с рельефным шеститочием с помощью грамотного члена семьи. Зрячие члены кружка "Друзья книги" брали в библиотеке брошюру А. П. Модестова "Замечательные работники науки и техники" (1927), одна из глав которой - "Гутенберги мира слепых - Валентин Гаюи и Луи Брайль" - знакомила с системой рельефно-точечного письма Брайля и методами обучения по ней слепых грамоте. Изучив систему, зрячие учителя-общественники распространяли ее в трудовых коллективах, где работали люди, лишенные зрения. Делу помогала и наглядная агитация. В библиотеке, к примеру, систематически обновлялся плакат "Что нужно делать со слепыми детыми?", обращенный к родителям.

Брайлевская грамота, книги рельефно-точечного, шрифта пропагандировались также средствами художественной литературы. Герои вышедшей в 1928 году социально-бытовой пьесы А. Бариновой и А. Белорукова "Слепые музыканты" помогли потерявшим зрение людям поверить в свои силы, изучить систему Брайля, включиться в трудовую жизнь Всероссийского общества слепых.

В 1928 году в РСФСР незрячих читателей всех возрастов обслуживали 24 библиотеки. Библиотеки могли предложить им 112 названий новых книг (179 брайлевских томов), поступивших из типографий рельефно-точечного шрифта. Это были небольшие по объему книги и брошюры различной тематики. Они удовлетворяли запросы учащихся школ-интернатов, обучающихся на рабфаках, студентов вузов и педтехникумов, музыкальных училищ, слушателей совпартшкол. Общее количество книг в специальных библиотеках к этому времени достигало 5680 брайлевских томов. Важное значение для читателей имели выходившие в разные годы газета и журнал под одинаковым названием "В ногу со зрячими", которые пропагандировались библиотеками. На страницах газеты, издававшейся Советом ВОС в период проведения тредневников помощи слепым в 1928-1930 годах, публиковались корреспонденции об успехах и трудностях открывавшихся тогда первых артелей для слепых, статьи журналиста Ф. И. Шоева "Слепые в средней и высшей школе", психолога Л. С. Выготского "Дефект и сверхкомпенсация у слепых", офтальмолога С. С. Головина "Слепота, ее корни и предупреждение" и другие.

Внимание библиотекарей привлекла статья А. П. Белорукова "Библиотечное дело", опубликованная в декабрьском номере газеты в 1929 году, в (которой автор поставил вопрос о необходимости улучшения (качества обслуживания незрячих читателей. Оперативная газетная информация оказывала помощь восовскому активу, тифлопедагогам, глазным врачам в их практической работе со слепыми на предприятиях, в школах, библиотеках, лечебных учреждениях.

Большое значение в расширении сферы деятельности специальных библиотек, (количественном и качественном их росте имела реорганизация юсе и печати для слепых, проведенная на рубеже 20-30-х РОДОВ. Значительно возросло финансирование Всероссийского общества слепых за счет поступлений средств из бюджета Наркомпроса РСФСР. Если в 1928 году, отмечалось в резолюции IV съезда ВОС (15-20 июля 1930 г.), на нужды ликвидации неграмотности, книгопечатание и библиотечное дело НКП выделил 2650 рублей, то в 1930 году - 61 тыс. рублей.

В 1930 году Московская типография брайлевской литературы, находившаяся в ведении ЦП ВОС, была преобразована в 19-ю типографию рельефного шрифта и переведена на государственный бюджет. А с 1932 года издание литературы для слепых было сосредоточено в редакции дефектологии при Учебно-педагогическом издательстве Нартсомтгроса РСФСР. Плановый выпуск рельефно-точечной литературы под руководством старейшего деятеля просвещения слепых в России профессора В. А. Гандера позволил расширить тематический диапазон изданий, увеличить число названий книг и поднять их тираж.

Открытие новых библиотек при школах, клубах, артелях, учебно-производственных и территориальных организациях ВОС приблизило книгу к незрячему читателю. Возросло и количество читателей, так как контингент грамотных слепых составлял уже 49% среди мужчин (против 5% в 1917 г.) и 27% среди женщин. В 104 специальные библиотеки, действующие на территории РСФСР, с 1932 по 1936 год поступило 244 названия книг по Брайлю различных жанров и 15 названий тифлопедагогической и реабилитационной литературы, изданной плоскопечатным шрифтом. Библиотеки теперь имел и возможность удовлетворять запросы учащихся начальных и средних школ для слепых детей по всем предметам школьной программы. Причем тиражи учебных пособий были вполне достаточными, чтобы обеспечить книгами специальные школы не только РСФСР, но и союзных республик. В библиотеках на выдаче были "Букварь" П. Г. Мельникова, "Книга для чтения" Е, Я. Фортунатова, "Учебник русского языка" П. О. Афанасьева и И. Н. Шапошникова, "Орфографический словарь" Д, Н, Ушакова, "Математические знаки для слепых: Марбургская система" В. Ф. Кузьмина, "Атлас рельефных контурных географических карт по изучению СССР" Д. И. Зоричева, "Краткий курс истории СССР" А. В. Шестакава, "Ботаника" Б. В. Всесвятского и др. Научившись читать и писать по Брайлю, дети становились читателями библиотек, брали рекомендованные учителями, родителями или библиотекарями книги русских и зарубежных писателей. В круг их чтения входили сказки А. С. Пушкина, М, Ю. Лермонтова, братьев Гримм, Киплинга, стихи Н. А. Некрасова, рассказы Д. В. Григоровича, И. С. Тургенева, А. П. Чехова, повести А. П. Гайдара, Дж. Лондона, Л. А. Кассиля, приключенческие романы Ж. Верна. При подборе книг к перепечатке шрифтом Брайля и обслуживании читателей учитывались запросы учащихся школ для взрослых слепых. Для этой категории читателей предназначались: "Букварь для городских школ грамоты" И. Мучника, "Первая книга для чтения в школах взрослых" И. Палея и Г. Энтина, "География" М. Потемкина и П. Терехова.

Программы многочисленных кружков политпросвещения, вузов и техникумов требовали от студентов и слушателей изучения произведений классиков марксизма-ленинизма, чтения общественно-политической литературы. Библиотеки для слепых уже тогда имели в своих фондах изданные шрифтом Брайля "Избранные сочинения" К. Маркса, "Анти-Дюринг" Ф. Энгельса, "Избранные произведения" В. И. Ленина. Массовым спросом читателей пользовалась "Конституция РСФСР". По вопросам международной политики в библиотеках можно было получить книги М. Литвинова, Г. Димитрова, Р. Роллана. По заказу ЦП ВОС была, напечатана по Брайлю, а затем пропагандировалась библиотеками книга И. Попова "Советское законодательство о слепых". Она привлекла внимание разных групп читателей: руководящих работников и активистов ВОС, юристов, слушателей Центральной школы НКСО по подготовке кадров Всероссийского общества слепых.

Большой приток незрячих в музыкальные училища, появление их на работе в учебных заведениях в качестве преподавателей музыки и пения, руководителей художественной самодеятельности определяли спрос на нотно-музыкальную литературу. Специальные библиотеки еще не могли удовлетворить запросы музыкантов в той мере, как, например, в настоящее время, однако помощь, особенно начинающим музыкантам и участникам различных кружков, они все же оказывали. Учащаяся молодежь получала в библиотеках такие издания по Брайлю, как "Краткое руководство по обучению нотной системе", "Элементарная теория музыки", "Учебник сольфеджио", а члены кружков и хоровых коллективов - "Сборник комсомольских и колхозных песен", "Сборник пьес для домбро-балалаечного оркестра" и другие. Авторами этих изданий были опытные тифлопедагоги А. и И. Гребневы, посвятившие много лет жизни музыкальному воспитанию незрячих.

Любителям шахмат предлагалась книга всемирно известного гроссмейстера М. Эйве "Уроки шахматной игры".

Каталоги книг по Брайлю, появившиеся в библиотеках, отражали тематическое разнообразие выпускаемой литературы, помогали библиотекарям разобраться в увеличивающихся фондах. Карточки в каталогах, оформленные выпуклым шрифтом, позволяли читателям самостоятельно выбрать интересующую их книгу.

Редакция дефектологии Учебно-педагогического издательства к этому времени освоила выпуск избранных сочинений выдающихся писателей. В библиотеках можно было получить произведения Ф. М. Достоевского "Преступление я наказание" в 10 книгах, М. Е. Салтыкова-Щедрина "Избранные произведения" в 7 книгах, Л. М. Леонова "Скутаревский" в 6 книгах, А. Н. Толстого "Петр I" в 9 книгах, Ф. В. Гладкова "Энергия" в 7 книгах, М. А. Шолохова "Тихий Дон" в 19 книгах.

У незрячих читателей наблюдался повышенный интерес к художественным произведениям, рассказывающим о судьбах слепых в нашей стране и за рубежом, о путях преодоления психологической депрессии в связи с потерей зрения и возможности применения собственных сил и способностей на пользу обществу. Книги, посвященные этой проблематике, в издании Учпедгиза, имелись в каждой библиотеке для слепых. Это были хроникальная повесть А. П. Белорукова "В непогоду" (1936), роман Н. А. Островского "Как закалялась сталь" (1935), повесть Вс. Рязанцева "Слепцы" (1936), пьеса Н. Д. Дмитриева "Бал слепых" (1935).

С новостями из жизни предприятий, ячеек ВОС, учебных заведений незрячих знакомили выходившие в те годы брайлевские журналы "Жизнь слепых", "Слепые на социалистической стройке", "Путь восовца", "Советский школьник", "Юный пионер".

Для удовлетворения возраставших из года в год запросов читателей на тифлопедагогическую литературу была осуществлена переписка на брайлевской машинке таких работ, как "Создатель методов обучения слепых Валентин Гаюи в Петербурге" А. С. Скребицкого, "Психология слепых" П. Виллея и другие.

Важно отметить, что библиотеки, особенно крупные, старались систематически информировать своих читателей о новых книгах по вопросам профилактики глазных болезней, трудоустройства, социального обеспечения, выходивших в разных издательствах, используя для этого все имеющиеся возможности, в частности рубрику "Критика библиография" в периодических изданиях.

Несомненно, свою главную задачу - довести книгу до незрячего читателя - библиотеки, насколько это было возможно, решали довольно успешно. Однако все достигнутое являлось практически результатом энтузиазма, личной или коллективной инициативы библиотечных работников. Вопросы, связанные с материальным обеспечением, подбором; кадров, оплатой труда библиотекарей, решались крайне медленно и трудно.

В несколько лучшем положении находилась Московская библиотека для слепых. Еще в конце 20-х годов библиотека была выведена из системы ВОС и включена в состав Московской областной массовой библиотеки на положении её филиала. В 1932 году библиотеке было предоставлено более просторное помещение в центре города на улице Ворвского; в нее пришли новые работники во главе с директором, выпускником Центрального музыкального техникума для слепых НКСО РСФСР А.И. Шаминым. Будучи хорошим организатором, он сумел наладить работу по комплектованию брайлевской и плоокопечатной литературы, добиться выделения дополнительных средств на выпуск рукописных книг. Возрос уровень обслуживания незрячих читателей не только в самой библиотеке, но и в красных уголках предприятий, где работали слепые. Библиотека принимала участие в массовых мероприятиях во время проведения трехдневников помощи слепым. Скажем, в день открытия 1-й городской конференции Мосгоротдела ВОС 15 августа 1934 года сотрудниками библиотеки в ЦПКиО им. М. Горького была организовала книжная выставка, на которой экспонировалась литература, изданная рельефно-точечным шрифтам. 14 декабря 1933 года в Колонном зале Дома Союзов была развернута книжная выставка, посвященная труду и быту инвалидов по зрению.

Дополнительным очагом библиотечно-библиографичеекого обслуживания незрячих стал отдел литературы для слепых Государственной библиотеки им. В. И. Ленина. Для незрячих был отведен удобный читальный зал, открыты кабинеты для индивидуального чтения литературы со зрячими чтецами; фонд отдела пополнился рукописными книгами, переписываемыми на брайлевских машинках собственными силами; появился заочный абонемент для рассылки книг иногородним читателям. Читатели получили возможность заказывать книги на иностранных языках из Центральной Гамбургской библиотеки.

Наиболее активные незрячие прочитывали буквально все книги, поступавшие в библиотеку, посещали громкие читки и другие мероприятия, организуемые библиотекой, пополняя свои знания и обогащая духовную жизнь. Широта их кругозора часто не уступала зрячим, будь то отношения в быту, на производстве или учеба в высших учебных заведениях. Вот что писала 23 ноября 1935 года газета "Слепые на социалистической стройке": "С каждым днем растет стремление слепых к высшему образованию... В средних и высших заведениях Красной столицы успешно учатся около 100 слепых. Из 8 человек, окончивших вуз в текущем году, 5 человек защитили свои дипломные работы на "отлично..."

К вопросу развития библиотечного дела руководство Центрального правления ВОС подходило в духе установок времени. В инструкции ЦП ВОС "Об упорядочении библиотечной работы" от 29 марта 1932 г. указывалось: "Из актива ВОС, работников школ и представителей отдела народного образования создать бригаду, на которую возложить проверку имеющейся в библиотеках брайлевской литературы под углом соответствия этой литературы классовой пролетарской идеологической выдержанности, и удовлетворения запросов членской массы. Само собой разумеется, что проверка и изъятие негодной для употребления литературы должны проводиться на основании директив по проверке и чистке общих библиотек, которые вам необходимо получить в отделе народного образования" (Попов И. В. Об упорядочении библиотечной работы // Советское законодательство о слепых: Сборник законов и постановлений на 1 апреля 1934 г. - М., 1934. - С. 76). Так, вместе с Кингами религиозной тематики из библиотек были изъяты и многие произведения классической литературы, "не соответствующие идеологической выдержанности".

Общество слепых, не имея достаточных бюджетных средств, в вопросах структуры и перспективы развития специальных библиотек все надежды возлагало на помощь государства. "Поставить в отделе народного образования вопрос, - рекомендовал тот же документ, - об организации при одной из общих библиотек библиотечного отделения для слепых с тем, чтобы общая библиотека, организующая это отделение для слепых, включила в свою смету его финансирование и провела среди слепых массовую культработу (организация кружков громкого чтения, беседы, доклады, общее массовое радиослушание и т. д.), а также проверку и контроль за вновь переписываемыми книгами" (Там же. - С. 76).

Вполне понятно, что циркуляр ЦП ВОС об упорядочении библиотечного дела для слепых носил не обязательный, а рекомендательный характер, поэтому работа по созданию отделов брайлевской литературы при общих библиотеках проводилась крайне медленно. Новым толчком по упорядочению библиотечного обслуживания незрячих послужило письмо Наркомпроса РСФСР и президиума Центрального правления ВОС от 28 февраля 1935 года. В нем предлагалось приступить к организации отделов литературы для слепых при областных библиотеках. Незрячие, проживающие в маленьких городах и селах, должны были обслуживаться районными или сельскими библиотеками, получающими для них книги по линии межбиблиотечного абонемента.

Значительных успехов в реорганизации библиотечного дела добились незрячие Татарии. Фонд небольшой библиотеки при красном уголке областного отдела ВОС в 1933 году был передан городской библиотеке им. Л. Н. Толстого, которой вменялось в обязанность обслуживать незрячих читателей. А уже в декабре 1935 года Казанским гороно при участии Татотдела ВОС была организована специальная библиотека для слепых. Ее фонд тогда составлял немногим более 500 брайлевских томов; в том числе 105 томов на татарском языке, выпускавшихся типографией рельефного шрифта в Казани с 1 сентября 1934 года.

В 1936 году библиотека приобрела статус Центральной республиканской библиотеки для слепых при отделе культуры горисполкома. У нее появились филиалы в Елабуте и Чистополе. Первые 15 названий брайлевских книг на татарском языке библиотека направила в ячейки ВОС, школы для слепых, в другие области, где жили незрячие татары.

К середине тридцатых годов при областных библиотеках в Ленинграде, Самаре, Саратове и других городах РСФСР начали работать отделы для слепых. Открытие специальных, отделов и библиотек для слепых, входивших в общегосударственную сеть, подводило под них более прочную материальную основу, давало возможность укомплектовывать штаты за счет квалифицированных библиотечных работников. Именно в эти годы закладывались основы системы специализированного библиотечно-библиографического обслуживания инвалидов по зрению.


А. Д. МАКЕЕВА,

директор Республиканской центральной библиотеки для слепых


ИНТЕРЕСЫ НЕЗРЯЧИХ ЧИТАТЕЛЕЙ - В ОСНОВУ ФОРМИРОВАНИЯ КНИЖНЫХ ФОНДОВ
Проекты концепции развития библиотечного дела в СССР и РСФСР, представленные в 1989 году вниманию библиотечной общественности, отражают новые взгляды на социальные функции и задачи библиотек. Главная идея концепции - гуманизация библиотечной деятельности - обязывает нас пересмотреть комплекс проблем, связанных с современным пониманием содержания работы библиотек, в том числе и с вопросами формирования книжных фондов.

Специальные библиотеки для слепых РСФСР обладают колоссальными ресурсами. Достаточно оказать, что книжные фонды их за последние 10 лет выросли с 4,3 млн. единиц хранения в 1980 г. до 5,5 млн. в 1990 году. Приоритет по-прежнему принадлежит "говорящей" книге - 2,4 млн. единиц хранения; 1,7 млн. составляют издания рельефно-точечного шрифта, 1,2 - плоскопечатного. Фондами свыше 100 тыс. единиц хранения обладают Башкирская, Татарская, Воронежская, Нижегородская, Ленинградская, Новосибирская, Пермская, Свердловская, Тульская специальные библиотеки. Свыше 90 тысяч единиц хранения имеют Владимирская, Волгоградская, Кемеровская, Кировская, Краснодарская, Ставропольская, Удмуртская, Челябинская; от 60 до 80 тысяч - Чувашская, Алтайская, Красноярская, Белгородская, Брянская, Вологодская, Ивановская, Костромская, Курская, Орловская, Оренбургская, Самарская, Саратовская, Тамбовская. Остальные библиотеки - от 50 до 30 тысяч единиц хранения.

Рост книжных фондов в этот период значительно опережал рост числа читателей (161,6 тыс. в 1980 г., 173,5 тыс. в 1990 г.). С учетом этих показателей мы можем говорить об удовлетворении читательских потребностей, о том, насколько рационально сформированы фонды спецбиблиотек. Складывается парадоксальная ситуация. При достаточно высокой общей книгообеспеченности библиотекарь не всегда достигает желаемого результата в совершенствования круга чтения незрячих, удовлетворении их читательских потребностей. Встречаются отказы, образовываются очереди на прочтение книги, читатель не всегда вовремя и в нужном объеме получает оперативную информацию, ощущается нехватка книг на национальных языках.

В чем же причина неудовлетворенности читателя предлагаемой литературой? Прежде всего в том, что накопленные за многие годы фонды библиотек во многом устарели, особенно их отраслевые части.

Годы перестройки неузнаваемо изменили лицо литературы, ее содержание. Идеологизированную, регламентированную различными установками, потеснила другая литература, десятилетиями гонимая, официально не признаваемая. Многие книги, которые сегодня предлагаются читателям, родились не в тиши кабинетов, а в лагерях, в эмиграции, долгие годы пролежали в писательских столах. Эта литература заняла в нашем сегодняшнем чтении главное место. В сокровищницу отечественной культуры вернулись имена Д. Мережковского, М. Алданова, А. Ремизова, И. Шмелева, Б. Зайцева, Н. Бердяева и др. Появились в центральных издательствах эпопея "Москва" А. Белого, "Мелкий бес" Ф. Сологуба, "Записки кавалериста" Н. Гумилева, "Красное дерево" Б. Пильняка, романтические повести А. Чаянова, повести, рассказы, оказии, статьи и воспоминания Е. Замятина. Напечатаны "Железная женщина" Н. Берберовой, "Лолита" и "Пнин" В. Набокова, а также произведения И. Бродского, В. Максимова, В. Войновича, В. Аксенова, В. Некрасова.

На страницах советской периодики опубликованы произведения уехавших за рубеж в 70-80-е годы Г. Владимова, Э. Лимонова, С. Довлатова, С. Соколова и других. Вновь зазвучали прежде вычеркнутые из читательской памяти имена украинских литераторов - В. Винничеико, В. Пидмогильного, М. Хвылевого. Событием стали реабилитация лауреата Нобелевской премии Александра Солженицына, появление в журналах его произведений, прежде всего - "Архипелаг ГУЛАГ".

Круг чтения значительно обогатился за счет так называемой возвращенной литературы, произведений, освещающих "белые пятна" отечественной истории. Среди них - "Окаянные дни" И. Бунина, "Дюжина ножей в спину революции" А. Аверченко, "Год великого перелома" В. Белова, "Поездка в прошлое" Ф. Абрамова, "Страницы пережитого" И. Твардовского.

Тема гражданской войны, как величайшей драмы русского народа, зазвучала со страниц книг Б. Савинкова ("Конь вороной"), С. Алексеева ("Крамола"), В. Пидмогильного ("Третья революция") и Др. Постепенно, благодаря усилиям библиотек, эта литература в записи на магнитную ленту и в рельефно-точечном виде становится доступной незрячим читателям.

Как известно, качество библиотечного, обслуживания определяется степенью его соответствия читательским потребностям и запросам, при этом имеется в виду, прежде всего, соответствие фондов читательскому спросу.

Сегодня в связи с новой сациокультурной ситуацией в стране, требованиями гуманизации библиотечной деятельности на первый план выходит активная индивидуальная работа с каждым читателем вне зависимости от его национальной, партийной принадлежности, образования и т. д. При выборе форм и методов обслуживания необходимо учитывать приоритет читателя, равные права на доступ к библиотечным фондам, бесплатность гарантированного минимума услуг и, конечно же, ориентацию на общечеловеческие ценности в пропаганде книги.

В нынешней ситуации пересматриваются не только принципы комплектования книжных фондов, но и вся издательская политика в целом. Безусловно, это коснется и политики формирования фондов специальных библиотек.

Известно, что комплектование спецбиблиотек репродуцированными изданиями осуществлялось, и в большинстве своем осуществляется и теперь, централизованно. Основными источниками комплектования долгие годы оставались издательство "Просвещение", выпускающее рельефно-точечную литературу, и студия звукозаписи ВОС. Поэтому фонды большинства библиотек в видовой части были практически идентичны, с разницей лишь в количестве экземпляров.

В работе по составлению тематических планов записи "говорящих" книг мы не всегда могли предусмотреть и отразить потребности всех читательских групп, особенно в той его части, которая касалась массового читателя. И не потому, что мы этого не понимали, а в силу ограниченных возможностей студии - 250-300 названий в год, - а, возможно, еще и потому, что судьбу издательского плана решают члены Редакционного совета при ЦП ВОС, как правило, представленные наиболее подготовленной частью читательской общественности, и минимально - библиотечными работниками. Существенные просчеты наблюдаются и в распределении тиражей. Все это приводит к тому, что, как свидетельствует целый ряд библиотек (Тамбовская, Воронежская, Ульяновская, Кемеровская, Иркутская, Алтайская и др.), значительное количество изданий, получаемых в централизованном порядке, остается невостребованным читателями.

Эти проблемы касаются в основном производства и использования "говорящих" книг. Думается, что ситуация в ближайшие год-два должна измениться. Уже сейчас директора спецбиблиотек ставят вопрос о переходе на выпуск и поставку "говорящих" книг по заказам, что позволит каждой библиотеке с учетом потребностей ее читателей формировать фонд таких книг.

При всех изменениях в издательской политике для специальных библиотек, работающих со слепыми, остается неизменным принцип рационального сочетания рельефно-точечных, "говорящих" и плоскопечатых изданий, который позволяет с наибольшей полнотой удовлетворять потребности всех категорий читателей.

Основными критериями отбора книг при формировании различных частей фонда должны оставаться научная и художественная ценность изданий, достоверность, актуальность и новизна содержащейся в них информации, соответствие потребностям незрячих читателей. В этой связи хочется напомнить, что подготовленный в 80-х годах Республиканской центральной библиотекой для слепых перечень книг, составляющих основу фонда библиотеки для слепых, так называемая библиографическая модель ядра книжного фонда, может быть использована в работе с учетом критического осмысления как отраслевых ее разделов, так и, частично, художественных.

РЦБС с участием других специальных библиотек достаточно активно влияет, на содержание издательских планов, выключающих литературу для слепых, В той части, где речь идет об удовлетворении реабилитационных, учебных, профессиональных, самообразовательных запросов незрячих читателей различных групп.

К сожалению, в настоящее время предпринятых усилий явно недостаточно. Выпуск "говорящих" книг на уровне 300-400 названий в год, рельефно-точечных - 200-250 названий, четверть из которых составляют учебники, свидетельствует о недопустимости столь безразличного отношения к проблемам незрячих со стороны государства. Эти вопросы были остро поставлены на совместной Коллегии МК РСФСР и ЦП ВОС, состоявшейся в 1988 году, однако в решениях многих из них, касающихся издательской политики на уровне государства, мы мало продвинулись вперед.

На этом фоне особенно отрадно отметить, что за последние 2-3 года библиотеками сети сделан значительный шаг в наращивании объемов звукозаписи с целью обеспечения книгой своих читателей. Большую работу в этом направлении, по имеющимся у нас данным, ведут Кировская, Новосибирская, Пермская, Челябинская, Волголрадская, Бурятская, Владимирская, Воронежская, Красноярская, Ярославская спецбиблиотеки.

С удовлетворением следует отметить, что от разовых записей, носящих недолговременный характер, библиотеки перешли к большой и серьезной работе по самостоятельной записи "говорящих" книг. В репертуар звукозаписи включаются книги и статьи в адрес специалистов, учебники и учебные пособия для студентов, литература по таким разделам, как общественные науки, история СССР, государство и право, педагогические науки и тифлопедагогика, литературоведение и т. п.

Это направление в работе библиотек следует всемерно развивать, как наиболее перспективное, позволяющее наиболее полно учитывать и удовлетворять индивидуальное и групповые интересы незрячих читателей.

Обеспечение потребностей читателей в звуковой информации требует серьезной, вдумчивой, творческой работы со стороны библиотек по отбору материалов для включения их в планы репродуцирования. В этом отношении полезен опыт РЦБС, на базе которой формируются такие звуковые сборники, как "Радуга", "Мысль", "Эпоха", "Психология и жизнь", "Социальная реабилитация", "Сборник действующих нормативных актов", представляющие серьезную основу для работы со специалистами, читателями, интересующимися проблемами философии, истории, психологии, литературоведения, правовыми. Учитывается интерес читателей к научно-популярной и естественно-научной литературе, которая дает массу полезных сведений незрячему, является одним из источников познания окружающего мира. Следует справедливо отметить, что в удовлетворении опроса на эту литературу лидирующая роль по-прежнему принадлежит звуковому журналу "Хочу все знать". О жизни и деятельности обществ слепых рассказывают читателям журналы "Наша жизнь", "Диалог", "Призыв" (Киев), "В одном строю", "Заря труда" и пр.

Значительным источником информирования для незрячих являются озвученные периодические издания: газеты, еженедельники, журналы, причем выражающие мнение различных общественных движений, неформальных объединений. К сожалению, на государственном уровне для слепых не выходит ни одна газета. В этом отношении необходима инициатива самих спецбиблиотек, поиск возможных вариантов проведения этой работы.

С 1988 года Республиканская центральная библиотека для слепых, используя услуги кооператива, осуществляет озвучивание еженедельников "Аргументы и факты", "Огонёк", "Московские новости", "Неделя", "Экономика и жизнь", "Литературная Россия". В 1991 году к ним добавились "Союз" (приложение к газете "Известия"), "Ветеран" и "Коммерсант", Кроме того, в РЦБС выходит двухнедельная газета "Время" с использованием материалов из различных газет.

Значительным подспорьем в работе библиотекаря стали озвученные литературно-художественные журналы, поступающие во все без исключения библиотеки из Волгограда: "Дружба народов", "Наш современник", "Новый мир", "Известия ЦК КПСС" (с 1991 г. вместо последнего издания - журнал "Октябрь"). Не совсем понятны сетования отдельных коллег на сложности в работе с озвученными журналами. Прекрасное качество записи, великолепное дикторское исполнение позволяют пришедшие в библиотеку издания использовать активно и разнообразно.

Используя имеющуюся пленку (бывшую в употреблении), минимум аппаратуры, можно вычленить из общей записи публицистику, литературную критику, отдельно взять поэзию или художественную Прозу и таким образом обеспечить дополнительными записями своих читателей. В техническом отношении с этой работой вполне может справиться не только техник-реставратор, но и любой сотрудник библиотеки.

Особая наша с вами забота - формирование фондов литературы на языках коренной национальности, проживающей на территории, обслуживаемой спецбиблиотекой. В нашей сети накоплен немалый опыт в озвучивании литературы на национальных языках. Было бы справедливо отметить Татарскую библиотеку, студия которой много лет подряд обеспечивала различные регионы книгами, на татарском языке. Существовали различные способы получения этих изданий. В настоящее время, когда мы начинаем жить в условиях рынка, целесообразно было бы эти книги в Татарии покупать.

Серьезную, большую работу по созданию фондов на национальных языках ведут библиотеки: Марийская, Мордовская, Чувашская, Бурятская, Якутская, Удмуртская. Особенно следует отметить Башкирскую республиканскую библиотеку для слепых, поставившую запись книг на достаточно высокий качественный уровень. Здесь, создана для этих целей специальная студия (См. статью Л. Н. Гагилевой в данном сборнике).

В 1990 году по рекомендации РЦБС 19 специальных библиотек для слепых РСФСР получили дополнительно от Центрального правления ВОС, ассигнования в размере от 10 до 20 тыс. рублей для записи литературы на национальных языках, но благоприятной ситуацией для развертывания этой работы воспользовались не все. Поскольку в нынешних условиях деньги не изымаются из бюджета, директорам Ставропольской, Хабаровской, Дагестанской, Северо-Осетинской, Калмыкской, Чечено-Ингушской и других библиотек предстоит решать проблемы обеспечения незрячих литературой на родном языке, используя различные варианты ее приобретения.

До сих пор речь шла преимущественно о "говорящих" книгах, но ведь хорошо известно, что рельефно-точечная литература занимает важное место в удовлетворении учебных, научных, профессиональных и самообразовательных потребностей незрячих, владеющих письмом и чтением по системе Брайля. Даже если брайлевские книги не так активно используются, отношение к ним должно быть самое внимательное. Отбор их по плану издательства "Просвещение" должен производиться с учетом потребностей читателей, с привлечением читательской общественности.

Размещение и хранение литературы рельефно-точечного шрифта в затапливаемых подвалах недопустимо, тем более недопустимо списание ее из-за того, что книги негде ставить. Переиздание книг РТШ осуществляется крайне редко и требует больших средств. Кроме того, совокупный фонд брайлевской литературы, собранный в специальных библиотеках для слепых РСФСР, включен в единый фонд России. Многие рельефно-точечные издания через год-два после выхода в свет становятся библиографической редкостью. Это различного рода словари, энциклопедии, справочники. Наш долг сохранить эту литературу для последующих поколений читателей, что, собственно, и предусматривает концепциями современного гуманистического библиотековедения, рассматривающая библиотеки как хранилища общечеловеческих ценностей, как гаранты сохранения цивилизаций.
Л.В. СУЧКОВА,

кандидат педагогических наук,

редактор отдела записи и тиражирования

"говорящих" книг РЦБС


"ГОВОРЯЩАЯ" КНИГА КАК ИЗДАНИЕ ДЛЯ НЕЗРЯЧИХ
Использование звукозаписи в обеспечении инвалидов по зрению библиотечной книгой явилось качественно новым этапом в работе специальных библиотек для слепых. Приоритетная роль "говорящей" книги обусловлена прежде всего тем, что в силу различных причин для большинства слепых и слабовидящих она является одним из немногих источников информации по различным проблемам общественной жизни, средством расширения их кругозора и организации досуга. Озвученная книга удобна в обращении, имеет перспективу постоянного технического совершенствования. Компенсаторное значение "говорящей" книги заключается в том, что она, используя сохранный слуховой анализатор, делает доступным для инвалидов по зрению плоскопечатный текст, основанный на визуальном восприятии. Еще в 1749 году Дидро отмечал у слепых поразительно развитую память на звуки. "Голоса представляют для слепых такое же разнообразие, - писал он, - как для нас лица" (Дидро Д. Письмо о слепых в назидание зрячим // Избр. произведения. - I. - Л.: Гослитиздат, 1951. - С. 267,).

Впервые термин "говорящая" книга начали употреблять в США, где в 1933 году появились первые озвученные книги для незрячих, затем началось использование "говорящих" книг в библиотечном обслуживании инвалидов по зрению.

В истории появления озвученной литературы на территории нашей страны можно выделить три основных этапа. В основу периодизации положены различия, обусловленные уровнем организации производства "говорящих" книг и техническим состоянием звукозаписи. На первом, экспериментальном, этапе (1957-1960 гг.) происходило становление озвученной книги как нового вида изданий для слепых. Запись книг на магнитную ленту и их распространение осуществлялись в Республиканской центральной библиотеке для слепых, в фонде которой к концу 60-х годов насчитывалось 163 названия "говорящих" книг, что составило 1725 рулонов общим объемом звучания 740 часов. Это были книги по различным отраслям знаний: 71 книгой была представлена общественно-политическая литература, 39- произведения художественной литературы, 9 - записи произведений музыки, 4 названия были посвящены проблемам тифлологии.

на данном этапе издание озвученной книги носило разносторонний характер. Оно было ориентировано на различные группы читателей с учетом их интересов и запросов. Наметившаяся тенденция получила широкое развитие.

В начале 1961 года при Всероссийском обществе слепых была организована студия звукозаписи.

Второй этап истории развития "говорящей" книги можно условно ограничить рамками 60-80-х годов. Это период создания расширенного централизованного производства озвученной литературы и развития самостоятельной записи на местах. Для сравнения: если в 1963 году студией звукозаписи ВОС было выпущено 30 названий "говорящих" ^книг, то к 1980 году их количество возросло до 216} наименований. Студии звукозаписи были организованы в некоторых союзных республиках: Украине, Белоруссии, Литве, Латвии, Казахстане, Узбекистане, что позволило репродуцировать "говорящие" книги на национальных языках. Наряду с записями на национальных языках студии звукозаписи союзных республик записывают также книги на русском языке. К 1980 году в РЦБС насчитывалось около 1160 названий книг, записанных Домом звукозаписи и печати Украинского общества слепых на русском языке.

Наряду со студиями звукозаписи большую работу по репродуцированию плоскопечатных изданий проводят специальные библиотеки. Самостоятельная, запись в библиотеках для слепых была организована с целью пополнения фонотек учебной, научной и специальной литературой, книгами по другим отраслям знаний.

Направления, по которым осуществляется в библиотеках запись книг на магнитную ленту, можно сгруппировать следующим образом: актуальные материалы из периодической печати; учебники н учебные пособия для высших учебных заведений; научная и специальная литература по профессиям, являющимся профилирующими среди незрячих специалистов; научно-популярная литература па различным отраслям знаний; материалы по тифлологии; библиографические материалы в помощь пропаганде книг; литература по краеведению; книги на языках народов СССР; экспериментальные записи. В течение этого периода уменьшилась скорость звучания "говорящей" книги с 19,05 до 9,53, 4,76, 2,38 см/сек, улучшилось качество магнитной ленты, которая прошла путь от типа-1 до типа-10, уменьшились габариты магнитофонного оборудования.

1981 год открывает третий этап в развитии "говорящей" книги. На смену катушечному варианту пришли озвученные книги, записанные на кассетах. Таким образом был достигнут более высокий уровень технического производства этого специального издания. Из названий, включенных в тематические планы Студии звукозаписи в 1981-1989 гг., 525 (46%) составила общественно-политическая, научно-популярная и учебная литература для учащихся высших и средних специальных учебных заведений. С 1971 по 1988 год студией было репродуцировано 2345 названий, в среднем 208 оригиналов в год. За это время РЦБС озвучила 995 оригиналов. В 1988 году библиотекой было издано 104 названия "говорящих" книг.

На протяжении многих лет РЦБС специализировалась на издании малотиражных записей. Примерно 80% изданий, сдублированных библиотекой с начала 1977 по 1990 год, составили книги по различным отраслям знаний, в частности научная литература и учебники. Ежегодное количество репродуцируемых названий рельефно-точечных и "говорящих" книг примерно сравнялось. Улучшение комплектования фонотек библиотек для слепых может осуществляться не только за счет расширения издательской базы озвученных книг, но, главное, за счет четкой координации и кооперации всех учреждений и организаций, выпускающих "говорящие" книги.

Внедрение "говорящей" книги в библиотечное обслуживание способствовало привлечению к чтению значительного количества незрячих и повышению эффективности библиотечного обслуживания. "Влияние и значение "говорящей" книги трудно переоценить. Она вошла в нашу жизнь и стала неотъемлемой ее частью" (Гилев И. Книги - наши друзья // Наша жизнь - 1976. - На 10. - С. 22. 28).

Сегодня во всем мире наблюдается тенденция к систематическому росту количества репродуцированных изданий. Например, в Швеции ежегодно издается 10000 названий плоскопечатной литературы. Примерно половина из них поступает в библиотеки. Шведская ассоциация слепых и слабовидящих, в ведении которой находится производство озвученной литературы, считает необходимым довести выпуск озвученной литературы до того же количества, которое поступает в обычные библиотеки. Только при таком положении можно ликвидировать те пробелы, которые имеются в библиотечном обслуживании слепых.

Внедрение "говорящей" книги создает благоприятные возможности для привлечения к ее прослушиванию не только незрячих. Прежде всего людей с ослабленным зрением, лиц с другими физическими недостатками, которые в силу тех или иных причин не могут пользоваться обычными библиотеками. В США, к примеру, слепыми считаются лица, имеющие остроту зрения не выше 10 процентов, люди, не имеющие возможности сидеть или самостоятельно держать книгу, журнал, переворачивать страницы, могущие читать лишь в течение нескольких минут. К ним же причисляется категория людей, испытывающих затруднения во время учебы, не умеющих читать вообще или читающих медленно, теряющих строчку в процессе чтения, до конца не понимающих прочитанное.

В нашей стране примерно 1/3 слепоглухонемых, имеющих остаток слуха, используют "говорящие" книги. К прослушиванию "говорящих" книг могут быть привлечены лица, имеющие физическую неподвижность, общее плохое самочувствие, другие физические ограничения, препятствующие человеку самостоятельно работать с плоскопечатным изданием.

Среди проблем издания и использования "говорящей" книги особо хочется выделить две - это недостаточный репертуар "говорящих" книг и невысокий технический уровень отечественной звуковоспроизводящей аппаратуры.

Анализ читательских интересов последнего времени показывает, что вопросы общественно-политической жизни волнуют всех. Незрячие постоянно обращаются к произведениям общественно-политической тематики, помогающим им осмыслить современные проблемы социального развития, интересуются литературой по вопросам истории КПСС, государства и права, психологии, логики, педагогики, эстетики. Характерна завидная читательская судьба военных мемуаров Г. К. Жукова, К. К. Рокоссовского, С. М. Штеменко, А. С. Яковлева и др. Примерно 1/3 часть читателей РЦБС обращается к такого рода литературе. Не падает интерес незрячих читателей к научной литературе, книгам по естествознанию, технике и сельскому хозяйству.

В целом в РЦБС выдача книг по различным отраслям знаний составляет 10% от общей книговыдачи и 18% от общего фонда озвученных книг. Главный мотив, которым руководствуются незрячие в выборе данной литературы, - быть в курсе событий общественной и культурной жизни, получить ориентацию по проблемам техники и естествознания, познакомиться с информационным материалом по вопросам тифлологии. Интерес слепых и слабовидящих читателей к отраслевой литературе в первую очередь обусловлен стремлением пополнять запас профессиональных знаний, совершенствовать специальную подготовку.

Значительный интерес проявляют незрячие читатели к художественной литературе. Ее книговыдача в РЦБС составляет 78% от общей книговыдачи, а ее доля в общем фонде озвученных книг составляет 70%. Предпочтение читатели "говорящей" книги отдают советской литературе (83%). К иностранной и русской литературе чаще всего обращаются пенсионеры (соответственно 42 и 41%). Не обделены вниманием незрячих исторические романы, произведения о Великой Отечественной войне, детективы.

Широким спросом у незрячих пользуются озвученные периодические издания. "Огонек", "Аргументы и факты", "Экономическая газета" и другие в РЦБС озвучиваются полностью. Имеется также ряд звуковых сборников, представляющих собой подборку статей из периодических изданий.

Звуковые периодические издания получали широкое распространение и за рубежом. В Великобритании выводит 10 названий периодических изданий, в Дании - 50, в США - 41. Причем количество этих названий систематически увеличивается. Заслуживает внимания тот факт, что тираж звуковых газет США составляет 5,5 миллиона экземпляров, что даёт возможность использовать "говорящие" газеты всеми желающими, в том числе и зрячими.

С 1980 года звуковые газеты, как обычная периодики, доставляются подписчикам непосредственно на дом. В США звуковые газеты выходят на гибких пластинках, что обеспечивает их издание большим тиражом. Выходят они и в магнитофонной записи. В Дании специальная служба выезжает 1 - 2 раза в год к читателям на дом, забирает использованную пленку для дальнейшего ее употребления. Это позволяет библиотекарям вести строгий учет читателей "говорящих" газет.

Выход звуковых газет требует значительных материальных средств. В Дании государственные субсидии на выход звуковых газет выделяются с 1981 года. В 1983 году государственная инспекция библиотек издала руководство по записи и дублированию "говорящих" газет в целях оказания помощи библиотекам и унификации изданий "говорящих" газет. Чтобы обеспечить высокий профессиональный уровень, к выпуску "говорящих" газет, наряду с библиотеками, активно привлекаются журналисты.

Незрячие высоко оценивают как сам факт издания "говорящих" газет, так и их качество. Некоторые назвали дни получения газет самыми интересными днями недели. Многие периодические издания выходят еженедельно. Еженедельные издания записываются полностью. Озвучивать ежедневную газету пока еще не представляется возможным.

Как в нашей стране, так и за рубежом материал отбирается с учетом мнения читателей. Выборочный метод выгоден с экономической точки зрения, так как позволяет отобрать наиболее интересное и актуальное. Материал звуковых газет, как правило, располагается по рубрикам, включающим информацию о ремонте на дорогах, переносе светофоров, местах расположения объектов и социальном обеспечении. Включаются также реклама технических новинок, советы врача, статьи и письма редактору, списки использованной литературы.

Заслуживает внимания то обстоятельство, что начало каждой статьи сопровождается низкочастотным сигналом. Таким образом читатели имеют возможность довольно быстро ориентироваться в газете. Время звучания еженедельных звуковых газет, выходящих в Дании, 60 - 90 минут. Основными критериями при издании "говорящих" газет, как в нашей стране, так и за рубежом, являются. своевременность информации, учет читательского интереса и качество отобранного материала.

Совершенствование печати для слепых, в частности выпуска "говорящей" газеты, требует решения ряда проблем, среди которых:

Обеспечение издания "говорящих" газет прочной материально-технической базой с применением хозрасчета и самофинансирования;

Осуществление выпуска "говорящих" газет только на пластинках, что позволит сделать процесс более оперативным, более дешевым и обеспечит больший тираж;

создание для читателя максимальной возможности без особых трудностей ориентироваться в "говорящей" газете: обеспечение ее удобной поисковой системой, в том числе и техническими средствами поиска.

Чтобы более оперативно информировать незрячих о событиях, отраженных в ежедневных периодических изданиях, в последнее время все чаще стали использоваться специальные радиослужбы чтения для слепых. Впервые это стало применяться в США. Речь идет о маленьких радиостанциях, передающих на УКВ общеобразовательные программы на поднесущих частотах. Обычно они распространяют актуальную информацию, подлежащую незамедлительной передаче. Это касается рекламы и новейших происшествий, продолжающихся событий, различного рода рецензий на бестселлеры. Слепые и слушатели с другими физическими недостатками нуждаются для приема специальных радиослужб в особом радиоаппарате, который станция дает напрокат бесплатно или за не высокую плату.

В современном мире "говорящая" книга на кассетах в библиотечном обслуживании незрячих используется уже более 20 лет и, по мнению специалисте, сохранит свое приоритетное положение в будущем. Ученые всего мира работают над дальнейшим совершенствованием процесса звукозаписи с использованием вычислительной техники и лазера. Цель проводимой работы - повысить уровень и качество звучаний, сделать запись менее габаритной, увеличить время ее звучания. В нашей стране и за рубежом появились компакт-диски, включающие в себя закодированную программу в виде цифр. Время звучаний музыки на компакт-диске составляет 8 часов, текста - 16. Запись полностью освобождается от посторонних шумов, а чистота звучания значительно увеличивается. Прослушать компакт-диск можно на специальном радиопроигрывателе, где осуществляется автоматический переход на дорожки. Диаметр такого диска составляет всего лишь 12 см. В будущем такой диск сможет включать текст не только одной книги, но нескольких десятков и даже сотен книг.

Большое будущее, по мнению специалистов, ожидает читающие машины. Созданная в США читающая машина преобразует печатный текст в звуковую речь со скоростью от 45 до 720 слов в минуту. Машина может перечитывать страницу, точку или слово, произносить по буквам читаемое, оговаривать знаки препинания, возможно манипулирование тоном и темпом чтения. Чтобы обучиться работать на машине, требуется не менее 40 часов. Внедрение усовершенствований даст возможность читать тексты, напечатанные курсивом. Компьютер, соединенный с читающей машиной, позволит использовать его в качестве "говорящего" компьютера. Дальнейшие исследования будут направлены на совершенствование тональности звучания, распознавание машиной курсивного шрифта, выдачу информации как по Брайлю, так и в звучащем варианте.

Внедрение современных технических средств в библиотечное обслуживание слепых и слабовидящих связано прежде всего с использованием "говорящей" книги. Совершенствование работы библиотек с этим видом издания будет во многом способствовать повышению эффективности библиотечного обслуживания инвалидов по зрению.
Л. Н. ГАГИЛЕВА,

директор Башкирской республиканской

специальной библиотеки для слепых
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ

НА НАЦИОНАЛЬНЫХ ЯЗЫКАХ В РАБОТЕ С НЕЗРЯЧИМИ ЧИТАТЕЛЯМИ


Политическая острота, которую приобретает в наше время национальный вопрос, резко возросший интерес людей к национальной истории, культуре, этнографии, традициям требуют переосмысленного отношения библиотекарей к работе с литературой на национальных языках, критической оценки многолетнего опыта интернационального воспитания, поиска эффективных путей к изучению потребностей и возрождению самобытности малых этнических групп. Ведь не почитая родную культуру, трудно относиться с уважением к другим, тем более в таком федеративном государстве, как наше, в котором все его члены по своему этническому составу многонациональны, а отечественная культура представляет собой сочетание многих национальных культур. В этом плане нам представляется, что деятельность специальных библиотек, обслуживающих читателей национальных территориальных образований, означает одновременно ее деятельность по развитию и пропаганде каждой нации, проживающей на данной территории, а также по стимулированию их взаимовлияния и консолидации.

Башкирия - многонациональная республика. Современный этап межнациональных отношений в ней, как и в стране в целом, отмечен усилением национального самосознания коренного населения.

Потребность незрячих читателей башкирской национальности читать на родном языке, резкое повышение интереса к своему историческому прошлому стимулирует создание Башкирской республиканской библиотекой для слепых книжного фонда, хорошо укомплектованного озвученной литературой на башкирском языке, формирование своеобразной документальной базы национальной культуры, играющей незаменимую роль в сохранении преемственности национальной памяти, традиций, языка, овладение которым приобретает сейчас особую остроту для всех, и незрячих людей в частности.

Специфика обслуживания читателей, имеющих ограниченные возможности приобщения к национальной культуре посредством телевидения, театра, других видов зрелищных искусств, заставляла нас искать особые формы расширения этих возможностей. Так родилась идея организации при библиотеке собственной студии звукозаписи для обеспечения незрячих "говорящей" книгой на башкирском языке.

В 1986 году, после перевода библиотеки в новое помещение, идея воплотилась в жизнь. Министерство культуры Башкирии, республиканское правление ВОС, РЦБС помогли оснастить студию необходимой аппаратурой и оборудованием. Для нее была утверждена штатная единица инженера.

На первых порах в студии производилось лишь дополнительное тиражирование "говорящих" книг на компакт-кассеты и дублирование их на катушки. С 1988 года мы освоили самостоятельную запись книг на башкирском языке, поначалу не более трех-четырех названий в год. Но уже в 1990 году мы озвучили 20 книг, прежде всего классиков башкирской литературы, пользующихся повышенным читательским спросом, - Мажита Гафури, Даута Юлтыя, Хадии Давлетшиной, Муетая Карима и других. Запись осуществляется в двух вариантах - кассетном и катушечном, на четырех дорожках. Это стало важным источником докомплектования, осуществляемого с учетом особенностей1 библиотеки, запросов читателей.

В качестве дикторов привлекаются актеры Башкирского театра драмы, Театра юного зрителя, дикторы республиканского радио.

В прошлом году с целью повышения эффективности работы студии утверждена штатная единица техника. Это позволяет одновременно производить запись в двух кабинах и увеличить ее объем.

Количество записей ежегодно пополняется. По мере выпуска местными издательствами в свет литературы на национальных языках она включается в план записи "говорящих" книг библиотекой. В последнее время активизировалась также запись переводов на русский язык произведений башкирских писателей. Книги башкирских прозаиков и поэтов помогают познакомить читателей других национальностей с историей, культурой, бытом, традициями и фольклором башкир.

В процессе использования читателями "говорящие" книги теряются, приходят в негодность. Наиболее ценные из них, имеющие повышенный читательский спрос, восстанавливаются путем снятия копий с оригинала, хорошо сохранившегося экземпляра или записываются вновь.

На книги, записанные библиотекой, составляются карточки. Карточки расставляются в картотеку и каталоги. Информация о новых записях отражается в списках новых поступлений, которые затем рассылаются в филиалы, библиотечные пункты, читателям заочного абонемента, входят в программы радиовещания на УПП. Территориальное размещение наций, населяющих нашу страну, представляет весьма пеструю картину, отнюдь не совпадающую с картой государственных национальных образований. Отсюда - огромный территориальный разброс национальных культурных интересов, удовлетворить которые библиотеки могут лишь во взаимодействии, при налаженном, активном книгообмене. Скажем, среди читателей нашей библиотеки много татар. Для них много лет подряд мы получаем книги из Татарской специальной библиотеки, а у себя делаем необходимый тираж. Довольно тесная связь установлена с Чувашской и Удмуртской специальными библиотеками. В активном обмене самостоятельными записями мы видим важнейший резерв улучшения дифференцированного обслуживания читателей "говорящей" книгой, совершенствования языкового состава фонда и удовлетворения запросов читателей разных национальностей.

Безусловно, создание фонда "говорящих" книг, будь это книга на любом из существующих языков, умелый библиографический поиск нужной литературы сегодня нам представляется крайне важным. Но не менее важным, на наш взгляд, является сознательный, хорошо продуманный выбор библиотекарями способов и приемов работы со слепыми читателями. Доминирующим методом было и остается, безусловно, непосредственное общение с читателем, заинтересованный и искренний диалог, помогающий раскрыть самобытность, индивидуальность человека, пришедшего в библиотеку, устранить унылую похожесть в работе с читателями, общение, подсказывающее в каждом конкретном случае самый верный способ удовлетворения читательского запроса.

При этом библиотекарь должен отчетливо понимать, что книга в жизни незрячего человека играет незаменимую роль. Это и источник знаний, и учебник жизни, и развлечение в минуты досуга и многое другое, что трудно облачить в конкретные понятия, но что для слепого делает книгу явлением гораздо более значимым, чем для зрячего. Не случайно среди читателей спецбиблиотек много заядлых книголюбов. Вот что говорят некоторые из них: "Книги, музыка для меня - все. Они помогают справиться со своим настроением, учат жить. Когда слушаю хорошую книгу, работа спорится быстрее. Очень люблю поэзию, но в библиотеке ее мало, жаль" (Михаил Белов, тотально слепой, работает на дому); "Для меня общение с книгой - глубоко личное чувство. Я не могу это выразить простыми словами. Когда слушаю книгу, отступает физическая и душевная боль. Книга для меня - лучший друг, лучшее лекарство" (Лилия Юсупова, имеет остаточное зрение).

Общение с библиотекарем, общение с книгой и, наконец, общение друг с другом. Такой триумвират имеет неоценимое значение для работы библиотек в помощь социальной реабилитации. Особенно важно это для представителей малых наций и народностей, которые в большинстве своем слабо владеют родным языком, плохо знают национальную культуру, мало общаются с людьми других национальностей.

Именно с учетом этого во всех филиалах и библиотечных пунктах проводятся литературные и музыкальные вечера, посвященные обычаям, традициям, культуре и искусству национальностей, населяющих республику, в частности - башкир. В Белорецком филиале, к примеру, ,проведен вечер, в план которого вошли обзор произведений башкирских писателей, музыкальная викторина, конкурс на приготовление башкирского блюда. В Белебеевском - тематический вечер "Любить свой край". В Сибайском библиотечном пункте интересно прошел вечер башкирской музыки с использованием литературы из фондов библиотеки. Повсеместно отмечалось 70-летие народного поэта Башкирии Мустая Карима. Экспонировались книжные выставки, представляющие издания его произведений в оригинале и переводе.

Массовая работа, если она умело организована, углубляет интерес к книге, обогащает культуру чтения, способствует духовному единению, помогает незрячим преодолеть барьер неуверенности в себе. Применительно к пропаганде литературы на национальных языках такая работа развивает культуру речи, обогащает словарный запас, служит накоплению положительного эмоционального опыта. Интересно организуют свою работу работники читального зала нашей библиотеки во главе со старшим библиотекарем Ф. Г. Бахтияровой. Большинство мероприятий они проводят на башкирском и татарском языках. Недавно, к примеру, был проведен цикл мероприятий под общим названием "И туган тел, и матур тел" (Родной язык - самый лучший язык). Открылся цикл литературно-музыкальным вечером, посвященным современной башкирской литературе. На вечере в качестве ведущего выступил писатель Тайфур Сагитов. В исполнении читателей звучали народные мелодии на курае (в исполнении читателя Р. Кинзябаева) и на гармони (в исполнении. Н. Якупова). Читатели Т. Ибрагимов и М. Камалов читали свои стихи.

Следующем этапом стал вечер поэзии. Был приглашен поэт Г. Давлетов. Органично в структуру вечера вошло творчество самих читателей. Стихи звучали на башкирском, татарском, русском языках.

Дважды в гостях у читателей побывал поэт, писатель, публицист Газим Шафиков. Первая встреча была посвящена вопросу межнациональных отношений в Башкирии. Писатель рассказал о том, какую позицию в этом вопросе занимает башкирская и татарская интеллигенция, деятели литературы. Вторая встреча была посвящена жизни и творчеству башкирской писательницы Хадии Давлетшиной, трагической судьбе ее произведений. Г. Шафиков выступал как исследователь ее творчества, как автор ряда публикаций о репрессиях в Башкирии в 30-40-е годы в отношении деятелей культуры и искусства. Среди читателей библиотеки нашлись люди, лично знавшие X. Давлетшину. Они поделились своими воспоминаниями.

В рамках цикла состоялась встреча читателей с религиозным деятелем, главой мусульман муфтием Таджутдином. Тема встречи - "Точка зрения религиозного деятеля на перестройку". Завершился цикл большим литературным праздником, посвященным 70-летию писателя Мустая Карима. В первой части праздника внимание присутствующих привлекла читательская конференция по повести "Помилование", в которой активное участие приняли учащиеся старших классов школы-интерната № 28 для слепых и слабовидящих детей. Книга была озвучена силами библиотеки на башкирском и русском языках, поэтому в конференции участвовали люди разных национальностей. Во второй части состоялась встреча с самим писателем, с его стихами. Участники художественной самодеятельности Дома культуры ВОС преподнесли гостю свой подарок-концерт.

За активную, целенаправленную пропаганду литературы о народах СССР Башкирская специальная библиотека для слепых была награждена Почетной грамотой Министерства культуры Башкирии.

У коллектива библиотеки большие планы на будущее. Главное в них как можно оперативнее и полнее довести книгу до каждого незрячего без учета места проживания и национальности,
М. Е. БЕЛЕЦКАЯ,

директор Алтайской краевой

специальной библиотеки для слепых
ВЗРОСЛООСЛЕПШИМ - ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ И ЗАБОТУ
Нужно ли говорить, какую громадную роль играет зрение в жизни человека. Почти 90 процентов информации, оказывающей решающее влияние на формирование личности, поступает к человеку через зрительную систему. Если потеря зрения происходит в раннем детстве, это, безусловно, налагает свой отпечаток на характер человека, если же дефект возникает в зрелом возрасте, то в характере человека порой происходят необратимые изменения. Если вы чего-то не имели и сейчас не имеете, это переносится значительно легче, чем иметь и потерять. Кроме того, взрослоослепшие, которые теряют зрение в течение длительного времени, скажем, в результате болезни, постепенно привыкают к новому состоянию, адаптируются, вырабатывают навыки, в определенной мере компенсирующие потерю возможности видеть. Те же, кто ослеп внезапно скажем, в результате несчастного случая, переживают эту трагедию во много раз тяжелее. Зачастую они теряют интерес к жизни не верят в завтрашний день; отчаяние подталкивает их к оглушению себя алкоголем, на почве чего часто рушатся семьи.

Трудно бывает порой достучаться до опаленного бедой сознания, подать ниточку, держась за которую человек смог бы выбраться из лабиринта своего горя. Но коллектив Алтайской краевой специальной библиотеки делает все возможное для того, чтобы такая ниточка у ослепшего человека появилась.

Нашу библиотеку посещает более полусотни взрослоослепших. В том, что эти люди в настоящее время вернулись к активной, полноценной жизни, есть и доля наших усилий.

Можно было бы, в подтверждение этому, рассказать о таких людях, как Феликс Васильевич Скоробогатов, председатель краевого правления ВОС, или Владимир Иванович Алафинов, директор Барнаульского УПП ВОС, наших активнейших читателях. Все, чего достигли эти люди, они достигли после потери зрения. Помогли им личное мужество, выдержка, дружеская помощь окружающих. И книги, из которых они черпали знания, помогающие компенсировать утерянное зрение.

Работает сборщицей на Барнаульском УПП Наташа Ушакова. Прекрасная жена и дочь, участница художественной самодеятельности, спортсменка. В 17 лёт Наташа потеряла зрение. Длительные и тяжелые курсы лечения результатов не давали, жить не хотелось. В больнице она стала, слушать озвученные книги, у нее пробудился робкий интерес, к жизни тех, чья судьба была сходна с ее судьбой. Потом она записалась в нашу библиотеку, стала одной из активнейших читательниц. Мы помогли ей устроиться на работу, снабжали книгами по специальности, литературой по навыкам ориентировки в пространстве, самообслуживания. Здесь, в библиотеке, она приобретала опыт общения с другими незрячими, посещая кружок громкого чтения, массовые мероприятия. О многом говорит, и тот факт, что она вышла замуж и за нашего давнего и активного читателя - Юру Ушакова.

Хорошо знают в Барнауле массажиста Алексея Николаевича Писанкина, человека трудной, но интересной судьбы. В 16 лет он потерял зрение; окончил школу для слепых, работал слесарем-сборщиком. Затем поступил в Кисловодское медицинское училище, по окончании его, направлен в Барнаул, работал в поликлиниках нашего города

.

Алексей Николаевич - беспокойный, ищущий человек. И в этом библиотека всегда идет ему навстречу. Нет такой новинки по мануальной терапии, которую он не изучил, не проверил, не применил на практике. Писанкин входит в число читателей, поставленных библиотекой на индивидуальное информирование. Часто он обращается к нам с просьбой начитать на пленку ту или иную статью из книги или журнала. Имея возможность самостоятельной звукозаписи, мы с удовольствием идем навстречу его просьбам, тем более, что Алексей Николаевич, используя полученные знания, нередко выступает в библиотеке с лекциями, консультациями о роли и возможностях массажа в поддержании и восстановлении здоровья, дает практические советы. Большая эрудиция, знания, в освоении которых он изобрел собственную систему, делают его прекрасным собеседником, способным вести с пациентом разговор на любую тему, будь это политика, литература или искусство. Осенью он принял самое активное участие в организованной библиотекой встрече бывших учеников Кисловодском медучилища, работающих в нашем городе.



К слову сказать, подобные встречи - одна из форм работы библиотеки со взрослоослепшими. Мы считаем общение на почве одинаковых профессиональных или каких-либо других интересов одним из методов успешной социальной реабилитации незрячих данной категории.

Не могу не рассказать и о судьбе Людмилы Пастуховой, страстного книголюба, частого и желанного гостя нашей библиотеки, о которой Люда говорит: "Моя библиотека". Широкий круг чтения, собственное, часто оригинальное, мнение о прочитанном, постоянная готовность поделиться с другими знаниями, дать совет. Все вначале в жизни Люды складывалось удачно: интеллигентная, материально обеспеченная семья, институт, в перспективе - замужество, интересная работа. И вдруг - неловкое падение на тренировке. Паралич обеих ног, инвалидная коляска, потеря зрения. Не каждому дано выстоять под таким ударом судьбы. Но Люда выстояла. На помощь ей пришли не только люди, но и книги. Вместе с реабилитологом они учили ее навыкам ориентирования в пространстве, самообслуживания. Они стали ей надежной опорой в психологической реабилитации, помогли расширить и углубить знания о механизмах психики и поведения незрячих людей.

Люда - центр притяжения для людей. У нее много друзей, знакомых, ее телефон стал своеобразным телефоном доверия. Активное участие приняла она в организации общества инвалидов в нашем городе, не пропускает ни одно из его мероприятий. Своим примером, опытом Люда оказывает огромное реабилитационное влияние на других инвалидов.

Вот в руках у меня пухлый формуляр Владимира Павловича Куликова, прошедшего долгий, тернистый путь к своему второму рождению. В пятьдесят лет он потерял зрение в результате несчастного случая. Долго лечился, перенес серию тяжелейших операций. Но зрение вернуть не удалось.

Буквально за руку, насильно, жена привела его в библиотеку. Долгие доверительные беседы с библиотекарями, с другими незрячими стали для него живой водой. Пробудившийся интерес к книге, сначала озвученной, а затем и брайлевской, стал залогом интереса к жизни. Сейчас Владимир Павлович работает на Барнаульском УПП, много и вдумчиво читает. Любимые темы - музыка и огородничество. Каждую весну плещется вокруг уютного садового домика Куликовых голубой сиреневый прибой. А в свободную минуту - музыка, интерес к которой он прививает внукам.

Не сдался на произвол судьбы известный у нас на Алтае слепой поэт Николай Бажан. Он потерял, зрение будучи студентом. Ни продолжать учебу, ни найти применение имевшимся знаниям он не мог. Жизнь загнала в угол, но Николай не сдался, стал пробовать свои силы в стихах и в прозе. Им заинтересовались, со временем пришло признание. Его стихи публиковались в журналах "Нева", "Наш современник", вошли в сборник алтайских поэтов. Он ведет активную работу во Всероссийском обществе инвалидов, редактирует периодический художественно-публицистический сборник "Встреча". Николай не мыслит своего существования без озвученной книги, читает много, внимательно, с интересом. Считает своим долгом пропагандировать книгу как важнейший рычаг реабилитации и много в этом смысле делает.

Думается, в каждой специальной библиотеке есть группы взрослоослепших читателей. Опыт показывает, что главное в работе с ними - терпение, чуткость и неподдельный интерес к их судьбе. Нередко приходят они в библиотеку в тяжелые для них времена, надеясь в книге найти духовную поддержку и знания, нужные каждому незрячему. Библиотекарь должен помнить, что ослепший человек не сразу психологически привыкает к этой потере, что профессиональное обучение, трудовая деятельность в новом и страшном для него мире слепоты требуют огромных моральных и физических сил, мобилизации воли, духа, энергии.

Книга, чтение, доброе участие библиотекаря могут стать настоящей опорой человеку в новой жизни. Рецепт привлечения к чтению прост - углубленная, лишенная формализма индивидуальная работа с каждым из взрослоослепших, выявление его привязанностей, увлечений, склонностей, особенно если это вновь записавшийся читатель. А затем - качественное удовлетворение его запросов.

Следующим важным шагом в психологической адаптации ослепшего может стать введение его в круг людей, связанных сходными интересами, будь то профессия или досуговые занятия. Библиотека должна стать своеобразным центром межчитательского общения, местом запоминающихся встреч, знакомств.

Известно, что в большинстве своем взрослоослепшиё не владеют системой Брайля или владеют очень слабо. Они отдают предпочтение "говорящей" книге. Библиотека должна помочь им открыть дверь в мир рельефно-точечной литературы. Ведь книги РТШ - золотой фонд спецбиблиотек. Это учебная и научная литература, словари, справочники и многое другое. Кружки брайлевской грамоты, учебные пособия по обучению чтению и письму до Брайлю очень помогают читателям.

Большое внимание уделяется также работе по профессиональной адаптации взрослоосяепших, особенно тех, кто работает в коллективе зрячих. Незрячий специалист должен постоянно повышать свое мастерство, закреплять навыки, чутко улавливать новое, систематически заниматься самообразованием. Библиотеки владеют достаточным арсеналом средств и возможностей, чтобы помочь незрячим стать настоящими специалистами.

Это прежде всего качественное и оперативное индивидуальное информирование, широкое использование МВД, запись литературы на пленку по заявкам читателей, это своевременная доставка нужной книги на дом. В основе всего лежит умелая и целенаправленная библиографическая работа, знание библиотекарями фондов, своевременное ознакомление с новинками.

Именно так стараются работать сотрудники нашей библиотеки. Приведенные выше примеры - наглядное тому подтверждение. Мы отчетливо понимаем, что книга для людей трудной судьбы была и будет источником света, окопом, в который он может отступить в тяжелую минуту.
С. Д. ЛЮТОВА, старший библиотекарь

Республиканской центральной

библиотеки для слепых.
В общем потоке литературы, выпускаемой в адрес слепых и слабовидящих, периодические издания занимают одно из важнейших мест. Брайлевский журнал - это новости в области тифлотехники и офтальмологии, политики и культуры, сведения о новинках художественной литературы, практические советы и т. д. Особое место среди брайлевских периодических изданий принадлежит журналам военной поры.

В фондах Республиканской центральной библиотеки для слепых (а, возможно, и в фондах других спецбиблиотек) хранятся журналы "Жизнь слепых" (С 1969 г. - "Наша жизнь". Орган ЦП ВОС. Основан в апреле 1924 .Издается шрифтом Брайля, с 1956 г. имеет плоскопечатный вариант. Выходит ежемесячно) и "Советский школьник" (Орган ЦК ВЛКСМ и Государственного комитета СССР по народному образованию. Основан в июне 1938 г. 'Печатается шрифтом Брайля. Выходит ежемесячно) за 1941 - 1945 годы. Они очень отличаются от современных красочно или строго-торжественно оформленных номеров. Невелик, по сравнению с сегодняшним, их объем: 2,6 учетно-издательских листа против 4,0 - "Жизнь слепых"; 3,6 - против 4,0 - "Советский школьник". В 10 с лишним раз меньше (890-1000 экз. против 10000 экз.) был тираж журнала "Жизнь слепых" и в 7 с лишним (1000 против 7260 экз.) - журнала "Советский школьник". Периодичность выхода журналов была неодинакова: 24 номера журнала "Жизнь слепых" вышли в 1941 году" 12 - в последующие годы. "Советский школьник" выходил по 12 номеров, в год. Часто журналы выпускались сразу по два-три номера. Тот и другой журналы печатались в те годы только рельефно- оглавление плоскопечатным шрифтом с указанием страниц точечным шрифтом. С 1942 года в журнале "Советский школьник" стало печататься (что неплохо было бы делать и теперь), а с 1943 года журнале "Жизнь слепых".

Ответственными редакторами журнала "Жизнь слепых" в те годы были известный общественный деятель С.А. Портнов и член союза журналистов, почетный член ВОС, писатель Ф. И. Шоев, журнала "Советский школьник" - Ф.И. Шоев.

Рубрики журналов были разнообразны и объединили материалы разных жанров и тем: "Сообщения с мест" (С 1965 г. - "От края до края") "В помощь культработнику", "Литературная страничка" (С 1961 г. -"Литературные встречи"), "Музыкальная самодеятельность" ("Жизнь слепых"); "Нам пишут", "В помощь пионервожатому", "Малышам" (С 1970 г. - "Звездочка"), "Понемногу обо всем", "Музыкальная страничка" (С 1977 г. - "Библиотека музыканта") ("Советский школьник").

Особое место отводилось официальным материалам V- приказам Верховного Главнокомандующего, постановлениям Пленумов и обращениям Центрального правления ВОС. Большой резонанс, к примеру, вызвало "Обращение Центрального правления ВОС ко всем членам, руководителям и организациям ВОС и организациям слепых союзных республик", содержащее призыв собрать денежные средства для постройки самолета. Незрячие всей страны откликнулись на этот призыв. "Обращение..." было опубликовано в журнале "Жизнь слепых" 26 января 1942 г., а спустя месяц, 27 февраля, стали поступать первые средства. "Деньги потекли из Омска и из Читы, из Свердловска и Челябинска, из Павлодара Казахской ССР " Фрунзе Киргизской ССР" (Белкина Б. Строим самолет // Жизнь слепых. - 1942. - № 3, 4, 5.).

Со страниц журналов тех лет веет духом военного времени. "Подчиним работу политпросветнтельных учреждений ВОС обороне Родины", "По-новому организуем образовательную работу", "Страна, в которой воюет весь народ", "Советские артиллеристы" - далеко не полный перечень материалов, помещенных в 18-м (сентябрьском) номере журнала "Жизнь слепых" за 1941 год. "Учитесь так, чтобы бойцы на фронте радовались" - эта статья Е. Ярославского открывает сентябрьский номер журнала "Советский школьник" за тот же 1941 год.

Подчинить работу политпросветительных учреждений ВОС обороне Родины означало жесткую экономию во всем. Никаких оплачиваемых должностей в этих учреждениях. Вся работа должна вестись исключительно на общественных началах. "В условиях Отечественной войны каждый советский человек, каждый патриот должен беречь общественный рубль, тем самым способствовать укреплению обороны Родины" (Подчиним работу политпросветительных учреждений ВОС обороне Родины // Жизнь слепых. - 1941. - № 18.).

На примере работы Дома просвещения им. В. А. Шелгунова (Ныне Дом культуры, ВОС им. В. А. Шелгунова (Ленинград)) были показаны направления, по которым должна вестись работа культурно-просветительных учреждений ВОС в условиях военного времени. Прежде всего это изучение правил противовоздушной обороны, оказание первой помощи пострадавшим, текущая политика.

Но главной деятельностью членов ВОС в годы войны была работа на производстве. "Многим незрячим казалось, что в борьбе с озверелым, свирепым врагом мы будем лишними, что мы явимся обузой в дни тяжких испытаний. Но жизнь показала другое: восовцы влились в ряды активных защитников Родины" (Шульц Ф. Восовцы Ленинграда // Жизнь слепых. - 1942. - № 1, 2.).

С первых дней войны в бюро ячеек ВОС (Ныне территориальная первичная организация ВОС) г. Ленинграда стали поступать заявления от неработающих незрячих с просьбой направить их на оборонную работу или на производство. За два месяца войны было устроено на работу около 400 человек.

Роль незрячих в оборонном производстве интересна и поучительна. Яркой иллюстрацией этому может служить деятельность Московского завода № 6, частично укомплектованного слепыми рабочими. Еще в 1939 г., в период оккупации Польши гитлеровской Германией, слепые рабочие завода зарекомендовали себя, как полноценные, не отстающие от зрячих, члены рабочей семьи. Все это опровергало "расистскую" теорию Гитлера о "неполноценных людях".

Продуктивность труда слепых рабочих объяснялась не только их трудовым энтузиазмом, но и широким применением социалистических методов труда - соцсоревнования, ударничества и т. д. Из 32 слепых рабочих 27 были стахановцами. Некоторые из них давали по две дневные нормы и более.

...В небольшом тихом городке Городце, в нескольких помещениях расположился учебно-производственный комбинат (Ныне учебно-производственное предприятие) Горьковского отдела ВОС (Ныне Нижегородское областное правление ВОС). До войны на комбинате работали и обучались слепые с детства и инвалиды труда. С первых месяцев войны на комбинат стали поступать люди, потерявшие зрение на фронтах. К 1943 году на комбинате уже работало 109 слепых, из них 40 человек - военноослепших. Для них на комбинате были организованы отдельное общежитие и отдельная столовая с трехразовым питанием. Это был своеобразный интернат для военноослепших со своим распорядком дня.

Военноослепшие, их возвращение к жизни и труду - широко распространенная тема публикаций в брайлевских журналах тех лет. "В небольшой комнате госпиталя кипит работа. Здесь люди, потерявшие зрение на фронтах Отечественной войны, готовятся стать бойцами трудового фронта" (Шоев Ф. И. Возвращение к жизни // Сов. школьник. - 1943 - № 12 - С. 6-9.).

Возвращались в строй бывшие воины: обучались щеточному мастерству, игре на баяне, чтению и письму по Брайлю.

К началу войны в нашей стране почти не осталось неграмотных и малограмотных среди слепых; В школах для взрослых оставалось по два-три ученика. В этих условиях содержать штат учителей не имело смысла. Обучать грамоте взрослых слепых взялись учителя-общественники, активисты ячеек ВОС, преподаватели и учащиеся старших классов школ слепых. В годы войны эта работа продолжалась наряду с изданием методических пособий по обучению взрослых слепых чтению по системе Брайля. Эти пособия и накопленный опыт преподавания очень пригодились при обучении военноослепших.

Следует отметить большой вклад в дело обучения военноослепших выдающихся тифлопедагогов, общественных деятелей ВОС - А. П. Белорукова, В. С. Сверлова, Ф. И. Шоева, авторов издаваемых в те годы пособий по обучению грамоте взрослых слепых, среди которых были "Букварь для взрослых слепых", "Русский язык и география в школе для взрослых слепых" и др. Их можно было получить в любом отделе ВОС.

Кроме того, военноослепшим предлагалось обучиться печатанию на пишущей машинке, обычному плоскому письму, предлагалось несколько конструкции приборок, которые можно было изготовить самостоятельно или с помощью зрячих.

Но работа с этой категорией незрячих не ограничивалась обучением их чтению и письму, самообслуживанию и ориентировке в пространстве. Они получали знания о деятельности ВОС, о социальном положении незрячих, о профессиях, которыми они могут овладеть. "Мы рассказали им, что слепым предоставлено право наравне со зрячими учиться и получать высшее образование. Мы приводили примеры, что все руководители отделов Общества слепых - незрячие. Что среди слепых имеются преподаватели высших и средних учебных заведений, литературные работники, выдающиеся математики, музыканты, певцы" (Белкина Б. Помогаем бойцам, потерявши" зрение // Жизнь слепых. - 1942. - № 8, 9.)

9-й номер журнала "Советский школьник" за 1941 г. открывался статьей Е. Ярославского "Учитесь так, чтобы бойцы на фронте радовались". В ней говорилось: "...Как бойцы дерутся на фронте, отстаивая каждый вершок земли, так должны и наши советские ребята брать приступом крепости наук. А для этого необходима величайшая организованность в работе каждого, и никакого разгильдяйства, никакой расхлябанности!".

Большие перемены к лучшему происходили в специальных школах-интернатах для слепых детей. "Не секрет, что до войны были такие ребята, которые смотрели на учебу, на внешкольную работу, на работу в школьных мастерских сквозь пальцы" (Ваш фронт, ребята, - школа! // Сов. школьник. - 1942. - № 12. - С. 1-5.). Что же изменилось за полтора года?

Рязанская начальная школа для слепых. Малыши не только хорошо учатся, вместе со взрослыми они работают на пришкольном огороде, заготавливают на зиму дрова, сами моют полы в спальнях. Но, все-таки, самое главное - хорошо учатся.

В далеком от линии фронта Узбекистане работала в те годы неполная средняя школа для слепых (Хаимов Я. В узбекской школе // Сов. школьник. - 1942. - № 2. - С. 42-49.). Здесь перед учащимися стояли задачи посложнее. Старшие ребята приобретали трудовые навыки в корзиночном цехе, в школе работали кружки: игры на баяне, математический, литературный, драматический, шахматно-шашечный, были популярны узбекский и русский хоры.

С учетом военного времени было организовано изучение правил противовоздушной обороны. Занятия были обязательны для ребят среднего и старшего возраста. Они проводились на узбекском и русском языках. По маршруту Ташкент-Янгиюль ребята провели семидесятикилометровый пеший поход. Это была не только тренировка в ходьбе и преодолении препятствий - поход носил агитационный характер. Останавливаясь в кишлаках, на производствах слепых, школьники давали концерты, которые тепло встречались колхозниками и членами УзОС.

В конце 1941 года Московский институт слепых (Ныне школа-интернат для слепых детей) был эвакуирован. Часть учащихся старших классов осталась в Москве. Многие устроились на работу. Но были и такие, которые хотели продолжить учебу. Среди них - Галя Угорская (Угорская Галича Алексеевна - сотрудник редакции журнала "Наша жизнь", зам. главного редактора). Продолжить учебу можно было только в массовой школе вместе со зрячими. "Прежде всего, надо было добиться, чтобы зрячие товарищи приняли меня, как равную, в свой коллектив. Надо было добиться и хорошего взаимоотношения с преподавателями школы" (Угорская Г. Вместе со зрячими // Сов. школьник. - 1942. - № 2. - С. 49-51). Возникали трудности, с которыми прежде, в институте слепых, не приходилось сталкиваться. Главная из них - преодолеть недоверие одноклассников и преподавателей, опровергнуть превратное мнение о невозможности обучения слепых вместе со зрячими.

Война не иссушила, не Превратила в маленьких старичков детей и подростков, и в те гиды было много любознательных, пытливых ребят, которых интересовало все: живут ли люди на других планетах, почему раки при варке краснеют (Понемногу обо всем // Сов. школьник. - 1943. - № 12. - С. 100-103) и почему "чернила" так называются" и откуда взялось название города - "Брянск" (Тимофеев Л. О русском языке // Сов. школьник. - 1942. - № 12. - С. 5-21), пригодится ли на войне древняя наука о звездах - астрономия (Шур Я. Где мы находимся? Астрономия на войне // Сов. школьник. - 1942. - № 10. - С. 99-111.), как предсказать погоду (Приметы погоды // Сов. школьник. - 1942. - № 8. - С. 132-134.), как распознавать газы (Учись распознавать газы // Сов. школьник. - 1942. - № 1). Познавательные страницы "Советского школьника" военных лет - трудно переоценить их значение

Всероссийскому обществу слепых всегда была чужда замкнутость, оно никогда не сосредоточивало внимание только на своих проблема. В периодике военных лет нашли отражение философские вопросы осмысления войны, содержания такого понятии, как гитлеризм, его пагубного влияния на судьбы народов, "Там, где ступила нога гитлеровского солдата, где называется свастика - символ современного людоедства и грабежа - там стоят плач и рыдания, там сожжены деревни и города, там виселицы и могилы, средневековые пытки" (Круглое В. Гитлер - злейший враг славянских народов // Жизнь слепых. - 1941. - № 19).

"Литературная" и "музыкальная" странички были почти в каждом номере журналов "Жизнь слепых" и "Советский школьник" военных лет. Здесь печатались произведения К. Симонова и М. Светлова, И. Эренбурга и О. Бергольц, отрывки из романов Л. Н. Толстого "Война и мир", С. Бородина "Дмитрий Донской". Для детей писали В. Каверин, Л. Кассиль, М. Прилежаева, С. Маршак. Часто на страницах "Советского школьника" появлялись сказки, фельетоны, сатирические стихи незрячего писателя Г. В. Добрживского (Добржинский Гавриил Валерьянович (1883-1946) - русский советский писатель, член Союза писателей СССР.) - "Сон Наташи", "Каким стал Вова", "Про Яшу и Пашу", "Сидни" и другие, в которых высмеивались неряшливость, лень, нежелание учиться и помогать взрослым.

"Музыкальная страничка", как правило, завершала журнал. Печатались ноты военных маршей и песен: "Походный марш" В. Лецпадели, "Песня молодых бойцов" А. Новикова, "До свидания, города и хаты" и "Лётная песенка" М. Блантера и др.

Брайлевская периодика военных лет - бесценный материал в работе с читателями, которые интересуются историей нашей Родины, в частности, периодом второй мировой войны. При наличии в библиотеке журналов военных лет было бы целесообразно составить картотеку материалов, помещенных в брайлевских журналах той поры, оформить ее плоским шрифтом и по Брайлю. Можно было бы организовать цикл выставок "По страницам брайлевских журналов военных лет", первая из которых могла бы быть посвящена, к примеру, трудовой деятельности незрячих в годы Великой Отечественной войны, вторая - работе культурно-просветительных учреждений ВОС, третья - работе с военноослепшимй и т. д. На выставках, в кружках громкого чтения можно было бы провести циклы бесед.



Имеет смысл материалы из этих журналов включать в выставки, организуемые ко Дню Победы.

Хочется верить, что брайлевские журналы военных лет не будут стоять "мертвым грузом" на полках книгохранений, что они найдут путь к читателю.
Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Достойный Друг Жизнь Лукреции Мотт
2014 -> Всероссийское ордена трудового красного знамени общество слепых
2014 -> Методическая разработка семинарского занятия по теме Основы философского понимания мира по дисциплине огсэ. 01. Основы философии Для специальностей: 060101 «Лечебное дело»
2014 -> Психология семейных отношений с основами семейного консультирования ред. Е. Г. Силяева
2014 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница