Категории литературной концепции Лю Се


Параллелизм: внутреннее и внешнее



страница30/77
Дата10.03.2018
Размер1.39 Mb.
ТипДиссертация
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   77

3.1.2. Параллелизм: внутреннее и внешнее


Парафразом изречений Конфуция является также §2.4 и §2.5. Цитаты здесь взяты из комменатрия «Цзо чжуань» к канонической летописи «Весны и осени» соответственно за 27-й и 25-й года правления луского Сян-гуна223. Их тексты нам понадобятся для анализа. Их мы приводим ниже с нашим переводом (ср. с переводом Дж. Легга224) и затем даем набольшое пояснение о их содержании.

«Цзо чжуань». 27-й год правления [луского] Сян-гуна: 宋人享趙文子,叔向為介,司馬置折俎,禮也,仲尼使舉是,禮也,以為多文辭。

Сунцы устроили пир в честь Чжао Вэнь-цзы с Шу Сяном в качестве его помощника. Главнокомандующий раскладывал мясо на жертвенной подставке, что было благопристойно (ли). Чжунни (т.е. Конфуций) велел упомянуть, что это было благопристойно, потому что было много благоприcтойных высказываний (вэнь цы).

«Цзо чжуань». 25-й год правления [луского] Сян-гуна: 仲尼曰,志有之,言以足志,文以足言,不言誰知其志,言之無文,行而不遠,晉為伯鄭入陳,非文辭不為功,慎辭也。

Чжунни сказал: Есть какое-то намерение (чжи). Слова (янь), чтобы представить намерение; композиция (вэнь), чтобы представить слова. Без слов кто узнает о намерении?! Слова без композиции в действии недалеки. [Государство] Цзинь было гегемоном. Если бы не благопристойные высказывания (вэнь цы), то вторжение [государства] Чжэн в [государство] Чэнь не стало бы успешным. [То были благопристойные] высказывания (цы) по сердцу (шэнь) [гегемона].
В VI в. до н.э. власть чжоуского сюзерена (вана) значительно ослабла. Китай распался на несколько государств, которые находились в напряженных внешнеполитических отношениях друг с другом. Политическая картина Китая постоянно менялась. В указанное время наиболее мощным было государство Цзинь, его правитель был гегемоном и мог диктовать линию поведения другим царствам. В примере за 25-й год правления Сян-гуна речь идет о нападении царства Чжэн на царство Чэнь. Только после начала карательного похода сановник Цзы Чань отправился с дарами и объяснениями в царство Цзинь, где и изложил причины, побудившие Чжэн напасть на Чэнь. «Самоуправство» чжэнского князя вызвало неудовольствие цзиньского гегемона, однако он принял объяснения Цзы Чаня и согласился признать результаты военной операции. Согласно летописи, переданные цзиньскому правителю объяснения произвели на него впечатление своей последовательностью (шунь順, синоним слова шэнь慎 из похвалы Конфуция выше), т.е., скорее всего, готовностью исходить из интересов или представлений князя Цзинь. А «ставить в вину последовательность, по словам цзиньского князя, жестоко» (犯順不祥)225.

Второй эпизод относится к организации съезда правителей нескольких государств на территории относительно слабого и небольшого царства Сун. Благодаря четкому соблюдению церемониала на пиру, устроенном сунцами в честь могущественного цзиньского правителя Чжао У, съезд состоялся и на время разрешил некоторые межгосударственные противоречия. Церемониальный пир проводил сунский сановник в ранге сыма (или по фамилии Сыма), это он разделывал мясо и раскладывал его на широкой ритуальной подставке (более похожа на столик) цзу. Так как в том и другом случае успех был достигнут сановниками, которые находились на службе у своих князей, нам кажется правильным подчернуть в переводе именно это значение иероглифа ши (事). Такой перевод также вписывается в композиционную последовательность значимости вэнь для государственного управления и цивилизационного преобразования (в лице правителя или правящей династии), для государственной службы ( в лице сановника) и, наконец, о чем речь идет далее в тактате Лю Се, для самосовершенствования.

Нетрудно заметить, что при цитировании высказываний Конфуция Лю Се явно смещает акценты. Дело здесь даже не в том, как преимущественно понимали вэнь Конфуций и живщий примерно через тысячу лет после него Лю Се. Наши варианты перевода в данном случае всего лишь дань переводческой традиции. Конфуций говорит о важности выражения (цы), которое хотя и характеризуется благопристойностью, изяществом или выразительностью (вэнь), но тем не менее остается словом. Этот смысл определенно подчеркнут в конце приводимого нами высказывания Конфуция за 25-й год. У Лю Се последняя часть фразы о важности высказывания (цы) не приведена. Во второй фразе Конфуция также говорится о благопристойном (вэнь) высказывании (цы), а в интерпретации Лю Се остается лишь благопристойность или выразительность (вэнь). Стремление Лю Се приписать Конфуцию вещественность вэнь еще более заметно в следующем параграфе (§2.5) трактата.

Его первая часть является цитатой начала высказывания Конфуция из «Цзо чжуани» за 25-й год правления луского Сян-гуна. Иногда ссылаются на это высказывание для подтверждения внимания Конфуция к письменности (т.е. вэнь), которая якобы может надолго сохранить речи (для потомков). Едва ли это правомерно. Синтаксис не дает к этому оснований. Контекст высказывания определенно показывает далее на примере, как намерение через изящную речь позволяет «далеко идти в своем действии», т.е. добиться успеха. Речь идет об успехе дипломатической миссии Цзы Чаня в Цзинь. Кроме того, само сочетание речь-действие (янь син) широко представлено в конфуцианской «житийной» литературе (жанр янь син лу). Это выражение стало устойчивым фразеологизмом-чэнъюем в современном китайском языке. Действие здесь толкуется как воздействие речи, хотя, в принципе, в начальном контексте то же самое могло бы относиться и к намерению (чжи志).

Препарирование исходной фразы Конфуция позволяет Лю Се наглядно представить важность вэнь и перевести это понятие из качества атрибута речи (янь) или высказывания (цы) в самостоятельную сущность. Традиционные комментарии объясняют глагол цзу (足, удовлетворять) в этом высказывании как аналог глагола «выполнить», «стать» (чэн成). В рассуждениях о космологии последний часто имеет значение «появиться в своей завершенной форме». Так обычно описывается появление «десяти тысяч вещей». Таким образом, как речь дает завершенную форму «намерению», так и изящность дает прекрасную форму «речам». Однако другим исходным значением иероглифа цзу является «нога человека» или «лапа животного». В сочетании с последующим рассуждением о недалеком «хождении» (син) речей, лишенных изящности, такое использование иероглифов создает и идеографическую картинку лишенности ног и, следовательно, невозможности осуществлять движение. Строение фраз изречения также показательно. Вынесенные в позицию логического подлежащего «слова» и «изящность» затем грамматически выполняют функции косвенных дополнений, но в этой функции опущены. И это находит отклик в «неговорении» о намерении и отсутствии изящности (вэнь) у речей (янь) в конце высказывания Конфуция.

Сама же фраза строится так, что читатель обращает внимание на внешние качества «намерения» и «слов». Они являются исходным пунктом для выражения чего-то большего или более важного. Эта точка зрения меняется на прямо противоположную в следующей фразе Лю Се (§2.5), которая является цитатой из «Записок о ритуале» («Ли цзи», раздел «Бяо цзи»)226. Синтаксис высказывания Конфуция здесь имеет обратный порядок с совпадением позиций и роли логического и грамматического подлежащих. Чувства стремятся (буквально: жаждут) к искренности, а высказывание (цы) – к искусности. Исходная точка действия здесь лежит внутри, содержание потенциально (в своем вожделении) требует внешнего выражения. В этой связи, по-видимому, стоит обратить внимание на иероглиф фань (泛), одно из значений которого «вообще», «обычно». Однако в данной фразе может реализоваться и другое его значение – «переворачивать». В таком использовании этого иероглифа могло вполне отразиться желание Лю Се еще и выписать смысл сочетания цитат внешними срествами и придать тексту наглядность перехода от внутреннего содержания к внешней форме. Самосовершенствование (сю шэнь) неявно подчеркивает внешнее украшение себя. Такое понимание проглядывает в одном из значений иероглифа сю.

Всё следующее рассуждение Лю Се состоит в постепенном приобретении внутреними свойствами своих должных внешних качеств: намерение становится полным или совершенным, слова – изящными, чувства – искренними, выражения – искусными. В результате внутренний и неявный узор (чжан章) становится созвучным внешнему и явленному узору (вэнь文). Противопоставление внутреннего и внешнего положений двух узоров подчернуто в глаголах, которые управляют дополнениями. Первоначальное значение иероглифа хань (含) «держать во рту» находит немедленную поддержку в иероглифе юй (нефрит, 玉), так как в глубокой древности умершему помещали в рот жемчужину и кусочек нефрита. Глагол бин (秉) означает «держать крепко рукой» и в этом значении близок омографу того же понятия – бин (柄), имеющему конкретное значение рукоятки топора и, следовательно, в глагольном значении – обхватывать рукоять рукой.

Внутреннее и внешнее владение указанными узорами развивается и далее, если обратить внимание на характер «законов» (нефритовые доски, 玉牒юй де) и «самого ценного» (золотые слитки, 金科цзинь кэ). В предыдущей главе «Юань дао» дважды встречаются упоминания нефрита (юй) и золота (или металла, цзинь). В первом случае говорится, что «чертежи из реки Хэ» и «писания из реки Ло» воплотились в «нефритовых дощечках и резьбе по металлу» (玉版金鏤) (§1.6). Комментарии к этому месту единодушны в том, что здесь имеются в виду некие важные тексты, выбитые на нефритовых пластинах, которые хранятся в резных металлических шкафах. Соотношение внутреннего содержания и внешней оболочки соответствует здесь строению рассматриваемой нами фразы227.

Далее в главе «Юань дао» говорится о заслугах Конфуция в передаче наследия древности и упорядочении шести канонов. Эта деятельность сравнивается с «установлением звука металла и отклика (буквально, дрожания) нефрита» (必金聲而玉振) (§1.10). Лю Се в данном случае приводит точное извлечение из слов Мэн-цзы228. Приведем соответствующее место из книги «Мэн-цзы» на языке оригинала и в переводе П.С. Попова229:

《孟子‧萬章下》: 孔子之謂集大成。集大成也者,金聲而玉振之也。金聲也者,始條理也;玉振之也者,終條理也。

Мэн-цзы V Б, 1 (§6): «Конфуций представлял собою, что называется, совокупность великой гармонии, которая получается, когда колокол возвещает музыку, а каменное (яшмовое) било своими звуками заканчивает ее. Звуки колокола начинают приведение в гармонию отдельных инструментов, а удары в било заканчивают его...»230

Цитата из «Мэн-цзы» композиционно занимает внутренне положение между двумя другими упоминаниями Лю Се нефрита и металла. При этом следование слов в цитате повторяет порядок их употребления в конце предыдущей и в начале последующей фраз. Это также подчеркивает нахождение внутри этого большого отрывка, объединенного мотивом нефрита и металла. Цитата из «Мэн-цзы» показательна и тем, что в ней говорится не о расположении на плоскости или в объеме, а о временной последовательности. Металл звучит сначала, нефрит ему отвечает потом. Это наводит на мысль, что Лю Се видит необходимость овладения внутренним содержанием, начиная свое действие с внешнего его проявления. Метод этого овладения основывается на законе гармоничного соответствия явлений внешнего и внутреннего миров, явленного и скрытого.

Отметим, что в целом §2.5 оперирует представлениями о внутреннем и внешнем содержании творческого процесса. Демонстрация взаимодействия внутреннего здесь исходит из совершенства (полноты) внутреннего компонента литературного творчества. Цепочка рассуждений Лю Се для внутреннего процесса выстраивается в следующую последовательность: намерение – чувство – узор чжан. Его внешнее отражение имеет следующую последовательность: слово (янь) – высказывание (цы) – узор вэнь.

Композиционная аналогия как способ развертывания содержания представлена в §§2.6-§2.9. В параграфе §2.6 излагается очередность «постижений» Конфуция, которая затем повторена в его литературных принципах. Начиная с обозримого (солнце и луна), он затем переходит к «вниканию» в неявные закономерности действия мира. Точно так же затем Лю Се показывает два главных компонента литературного творчества — внешняя изящность (вэнь) и внутренние мысли (сы). «Изящность» представляет собой «правило», которое соответствует плотницким инструментам — циркулю (гуй) и угольнику (цзюй), т.е. являет собой видимое воплощение стандартов формы. Мысли Конфуция соответствуют либо друг другу, либо «изящности» так, как совпадают друг с другом две половинки (и вырезанные надписи на них) верительной бирки фу. Двойственность внутреннего и внешнего композиционно представлена и здесь.

Приемы литературной работы Конфуция у Лю Се представлены сочетанием соответствия внутреннего и внешнего плана произведения, по принципу их полноты или краткости. Два примера выражения большого смысла малыми средствами в §2.7 Лю Се отсылают нас к двум фразам из предыдущего §2.6 о стандарте узора-вэнь и сответствии мысли-сы. Лю Се приводит примеры в порядке, обратном указанному представлению принципов. Принцип соответствия двух половинок верительной бирки, казалось бы, противоречит заявлению, что одним иероглифом может выражаться как похвала, так и хула. Объяснение состоит в том, что этот прием основан на композиционном противоречии, и, как подчеркивают комменаторы, похвала или хула, заключенные в одном иероглифе, проявляются только в общем контексте высказывания Конфуция.

Пример из «Траурных одежд» отсылает читателя к «Запискам о ритуале» (раздел «Цзэн-цзы вэнь»)231. Отвечая на вопрос Цзэн-цзы о возможности участия в жертвоприношениях человека, который соблюдает траур, Конфуций говорит, что он не только не может участвовать в жертвоприношениях с другими людьми, но не может совершать и свои собственные жертвоприношения. Конфуций предлагает выделять в правилах траура и жертвоприношений то, что более важно (чжун重), и то, что менее важно (цин輕). Соответственно, назвав что-то более важным, второму выбору мы присваиваем значение «менее важное», и наоборот.

В §2.8 также приводятся два примера, но это уже примеры выражения чувств или обстоятельств «большими средствами». Первый отсылает читателя к «Ши цзину», раздел «Нравы царств». Начальный стих этого раздела — «Седьмой месяц» является самым длинным в древнекитайском поэтическом каноне. Второй пример содержит ссылку на раздел «Поведение мудрецов» из «Записок о ритуале». Согласно традиционным комментариям, в разделе идет речь о 15 мудрецах и только потом содержится характеристика шестнадцатого мудреца, т.е. самого Конфуция.

Объясняя композиционные приемы Конфуция, Лю Се дает и их наглядную иллюстрацию (§2.9). Гексаграмма гуай (夬) служит Конфуцию образцом для вынесения решений или определений (цзюэ決). Близость формы обоих иероглифов дополняется еще и значением гексаграммы, которая означает «победу твердого над мягким», подразумевая, по-видимому, определенность определения в сравнении с сомнениями, предшествующими его вынесению. Этот вывод делается на том основании, что пять сплошных черт ян явно превосходят первую и единственную прерывистую черту инь.

Иероглиф названия триграммы и гексаграммы ли буквально означает «отстояние». Комментарий к «И цзину» указывает на то, что гексаграмма представляет понятия «огонь, солнце, молния». Их значение толкуется через иероглифы мин明 (ясный) и ли麗 (красивый). Последний иероглиф (и его разнопись 儷) даже визуально передает свою изначальную идею парности. Поэтому для комментаторов не составляет большого труда увидеть общность двух толкований «отстояния». Иероглиф мин передает идею света через употребление в паре в одном иероглифе знаков для солнца и луны. Отметим, что в таком объяснении фраза тематически связывается с движением солнца и луны, которые обозревает Конфуций (§2.6, а также, заметим, с «образом парно-благолепного неба» из §1.1). В таком случае можно утверждать, что порядок следования заявленных ранее мотивов небесных светил и верительной бирки в этом параграфе обратный.

В этой связи стоит особо отметить трактовку гексаграммы «Ли», которую в свое время дал китайский ученый Цзун Байхуа232. Он обращает внимание на то, что в древнем написани иероглиф «отстояние»離выглядел немного по-другому. Левая часть иероглифа представляла собой изображение окна 窗, а правая часть записывалась не как современный знак 隹 (чжуй, короткохвостая птица ), а как 月 (юэ, луна). В этом случае смысл иероглифа понимался как лунный свет, проникающий через окно. Он же обращает внимание на визуальную близость иероглифов ли離 и дяо雕 (он, напомним, входит в название трактата Лю Се). Последний иероглиф обозначает выполнение различного рода резьбы, в том числе он входит и в сочетание 雕空 (дяо кун) – решетчатая (ажурная) резьба или выпиливание. С помощью такой особенности древнекитайских архитектурных украшений, по мнению Цзун Байхуа, в Китае формировалась отвлеченная эстетическая идея «взаимной прозрачности снаружи и изнутри». Отметим, что такая идея находит подтверждение и в нашем анализе трактата. Она же содержит возможное объяснение часто встречающейся смены порядка следования отмечаемых нами мотивов, отражающей смену направления взгляда изнутри и снаружи.

Декларация и демонстрация композиционных приемов у Лю Се, конечно, может иметь и более простое объяснение. Например, простота написания иероглифа гуай и сложность (многосоставность) иероглифа ли. Отметим, что среди 64 гексаграмм иероглиф гуай имеет (наряду с несколькими другими иероглифами) самую простую форму и записывается всего четырьмя чертами. В этом смысле можно сказать, что он имеет самое простое (и, следовательно, определенное) название среди китайских гуа (卦). Словом гуа обозначаются как 64 гексаграммы «И цзина», так и восемь триграмм. Триграмма ли (離) представляет собой иероглиф из 19 черт, и это самый сложный в написании иероглиф среди всех названий восьми триграмм


Каталог: upload -> docs
docs -> Феномен этнокультурной толерантности в музыкальном образовании
docs -> При правительстве г. Москвы коваленко а. И., Пискун а. И., Тимошенко т. В
docs -> Стадник Ирина Викторовна
docs -> Диссертация Мещеряковой Н. Н. «Особенности аномии в современном российском обществе : синергетический подход»
docs -> Современная модель сопровождения профессионального выбора студентов
docs -> Программа курса «История экономических учений»
docs -> Местное самоуправление как субъект модернизации российского общества


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   77


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница