Категории литературной концепции Лю Се



страница23/77
Дата10.03.2018
Размер1.39 Mb.
ТипДиссертация
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   77

2.2.4. Чжэн вэй (Глава 4)


Под апокрифами (вэй) в главе 4 «Чжэн вэй» трактата, скорее всего, подразумеваются вэй шу — так называемые «вспомогательные книги», содержавшие толкования конфуцианских канонических книг для использования последних в целях гадания. Вспомогательный характер этих сочинений отражен в иероглифе вэй, первоначальное значение которого — «нитка-уток». В этом смысле апокрифы противопоставлены канонам, которые назывались в китайской традиции цзин, т.е. нить основы ткани. Особое распространение указанные книги получили в неспокойный период перехода от правления Ранней Хань к правлению Поздней Хань на рубеже нашей эры. Этому способствовало благосклонное отношение к ним ханьских императоров указанного периода. Авторитетными апокрифами считались семь сочинений (ци вэй), включавших «вспомогательные книги» к цзинам: «Ши цзину», «Шан шу» («Шу цзину»), «Ли цзину», «Юэ цзину», «Чжоу и», «Чунь цю» и «Сяо цзину». Лю Се из этой семерки упоминает только последний — «Канон сыновней почтительности» («Сяо цзин»), но и дает свое дополнение, называя апокрифический «Лунь юй» (см. §4.3).

Вэй шу часто использовались в идеологической и политической борьбе, так как их прочтение могло использоваться для предсказания падения правящей династии. Поэтому иногда делались попытки уничтожить или запретить эту литературу, о чем говорится и в настоящей главе. Однако это случилось уже после смерти Лю Се в правление императора Ян-ди (605 - 617) династии Суй, когда апокрифы были конфискованы и сожжены. В словаре «Китайская философия» сообщается, что гадание с помощью апокрифов предполагало использование различных нумерологических приемов, позволявших находить в тексте некий «скрытый смысл» или «предсказания». Но имеются исторические свидетельства, позволяющие более конкретно представить себе методику гаданий по вэй шу. В «Истории Поздней Хань» («Хоу Хань шу») говорится о способах фэнцзяо, синсуань и хэло, применявшихся в гаданиях по вэй шу с целью предсказания «бедствий и аномалий» (цзай и).

Апокрифическая литература в главе 4, по нашему мнению, не ограничивается указанными «вспомогательными книгами». Лю Се, по-видимому, в понятие вэй включал также и «гадательные апокрифы» (чэнь вэй). Иероглиф чэнь (讖) неоднократно встречается в тексте главы (см. §§4.3, 4.6, 4.12). Кроме того, упоминаемые Лю Се способы гадания не совпадают со способами, определенными для «вспомогательных книг» в «Хоу Хань шу» (см. §4.14). Лю Се говорит о 81 (нумерологическое число!) апокрифической книге, приписанной Конфуцию (§4.6), что значительно превосходит число «вспомогательных книг». Китайский бином чэнь вэй, по-видимому, имел бóльший по сравнению с вэй шу понятийный объем и включал различные системы гадания, в том числе и с помощью «вспомогательных книг». Словарь «Китайская философия» отмечает, что традиция чэнь вэй получила «идейное подкрепление» (?) в толковом словаре «Шо вэнь цзе цзы» Сюй Шэня (58-147)», «где "предсказание" (чэнь) отождествлено с "опытом" (янь)». Что имеется в виду под «идейным подкреплением» не очень понятно, но это и не столь важно. Этимология же иероглифа чэнь требует уточнения. Как помним, и «подтверждение» из главы 2 трактата также связано с этим глаголом.

Иероглиф янь (驗) в современном китайском действительно имеет основное значение опыт. Но в трактовке Сюй Шэня173 подчернуто, что янь – это название коня (ма мин), поэтому иероглиф содержит детерминатив конь (馬) и фонетик, дающий чтение всему иероглифу, читающийся ныне чаще как цянь и значительно реже как цзянь (僉). Фонетик состоит из графического элемента со значением открытого (как раструб) рта, вещающего сверху (亼), и двух элементов со значением других людей или слушателей (兄). Фонетик имеет и собственное, легко угадываемое значение – множество людей собрались для прослушивания речи кого-то, говорящего с возвышения, отсюда его значение все.

Что именно имел в виду Сюй Шэнь под «названием», остается неясным. Например, это могла быть кличка какого-то конкретного коня, прославившегося некими своими качествами. С другой стороны, нельзя исключить, что янь мог обозначать именно название коня, т.е. его, скажем, породу или линию родословной, либо некоторое его предназначение или качество (например, скакун, кляча, тяжеловоз и т.д.). В настоящее время увязка «названия» коня и результативного значения иероглифа янь как подтверждение или опыт обычно идет по линии «ходовых испытаний коня», в результате которых становятся видны достоинства лошади или подтвержается ее «высокое имя-кличка».



Более вероятным нам представляется другое объяснение, которое должно строиться не на логическом предположении современного читателя, но на взаимосвязи иероглифов одной семантической группы и истории эволюции значения иероглифа. Прежде всего, обращает на себя внимание некоторое противоречие, в частности, использования разбираемого нами иероглифа驗 (янь) и близкого ему по смыслу и начертанию иероглифа譣 (современное чтение сянь, реже цянь). Цинский комментатор «Шо вэнь цзе цзы» Дуань Юйцай (段玉裁, 1735-1815) обратил внимание на то, что иероглиф янь в своем преобразованном значении (опыт, потверждение) практически вытеснил ранее употреблявшийся в этом значении иероглиф сянь. Последний в словаре Сюй Шэня объясняется через иероглиф вэнь (問) со значение спросить, а точнее: обратиться за разъяснением. Этот иероглиф объясняется ханьским лексикографом через иероглиф сюнь (訊), состоящий из элементов 言 (речь) и 卂. Значение сюнь, уже в обратном направлении, определяется через указанный иероглиф вэнь. Таким образом, для определения общего значения для всех членов группы янь, сянь, вэнь и сюнь требуется разобраться со значением последнего в этом ряду запроса-сюнь. Присутствие детерминатива речь в иероглифе вполне понятно и оправдано, но мало что дает для раскрытия его смысла, поэтому основное внимание следует обратить на второй графический элемент. Он является модификацией элемента 飛, который выступает самостоятельным иероглифом со значением лететь и представляет собой изображение крыльев. Отличие 卂 от飛 состоит в только в отсутствии оперения и пуха. Кроме этого, Сюй Шэнь в своем словаре указывает и значение элемента卂. По-видимому, как и в современном китайском языке, во времена Сюй Шэня, т.е. во второй половине I и первой половине II в. этот элемент в качестве самостоятельного иероглифа уже не использовался. Значение же этого элемента дается как цзи фэй (疾飛). Указанный бином отсутствует в качестве двусложного слова или устойчивого фразеологизма в современном языке, поэтому и для древнекитайского языка его следует считать словосочетанием. Значение лететь для фэй мы уже отметили, а цзи (疾) представлен в современном китайском двумя семантическими полями – цзи-болезнь и цзи-быстрый. Причины такого расщепления значения могут крыться в исторических изменениях фонетической системы китайского, но в данном случае не это является главным вопросом. Возможность такого расщепления заложена в соположенности значений двух графических элементов, составляющих иероглиф. Это — элемент 疒 со значением кровать для больного (является также ключом-детерминативом современного китайского языка под номером 112) и элемент 矢 (ши) со значением стрела (восходит к изображению стрелы, вылетающей из лука), который является в современном китайском языке и самостоятельным иероглифом, и продуктивным детерминативом (№ 123). Облысение крыла, так чтобы оно было одновременно связано смыслом с болезнью или скоростью, может быть объяснено только реальной потерей оперения либо неразличимостью для наблюдателя этого оперения при быстром полете птицы. Оба эти значения реализованы в паре современных омофонов китайского языка, объединенных общим элеметом 卂, но различающихся своими детерминативами. Это рассматриваемый нами 訊с прямым значением расспрашивать и каузативным значением весть и 迅со значением быстрый. Детерминатив № 38 (辶) в составе второго иероглифа является упрощенным начертанием знака 辵, имеющего значение быстрый. Неслучайность сочетания элементов во втором иероглифе должна говорить о неслучайности сочетания элементов и в рассматриваемом нами первом иероглифе сюнь. Далее становится очевидно, что в обоих иероглифах в метонимии реально голого или видимо голого крыла присутствует мотив птицы. На наш взгляд этот мотив может быть тесно связан с темой гаданий в Китае. Хорошо известны факты гаданий по полету птиц или наблюдения знамений, представленных необычным полетом птиц. С другой стороны, лишенное оперения крыло может представлять собой лишенное способности летать крыло подстреленной птицы, либо даже ощипанное крыло убитой птицы. Гадание по внутренностям животных и птиц является столь же известным историческим фактом.

Из всего вышеизложенного вытекает наше предположение, что и испытание коня (янь), скорее всего, было связано с гаданием, результат которого определялся по прохождению коня через некоторые препятствия, когда он наступал или не наступал на некоторые предметы. Такие способы гадания хорошо известны из исторической этнографии славян. В русской народной песне широко представлен мотив спотыкающегося коня, что предрекает близкую смерть его наезднику. Мотив зависимости судьбы всадника от лошади представлен и в литературе. Достаточно вспомнить «Песнь о вещем Олеге» Пушкина. Наши предположения о связи гаданий чэнь с мотивом коня находят подкрепление и в образе китайской мифологической лошади-дракона, на спине которой были начертаны схемы или письмена из рек (хэ ту ло шу).

«Гадательные апокрифы» подверглись гонениям несколько раньше, чем «вспомогательные книги». Официально они были запрещены в V в. Поэтому Лю Се оговаривается в трактате: «В прошлые времена [апокрифы] рассматривались в паре с канонами, поэтому [я] подробно говорил о них» (§ 4.15). В целом, противопоставление апокрифов канонам, как это заметно из текста главы, не несет абсолютного их отрицания автором. Нужно также отметить, что вне рамок темы взаимосвязи канонических и апокрифических книг бином цзин вэй (основа и уток) несет в себе положительное содержание и передает идею пространственной и упорядоченной структуры. В этом смысле он оказывается близким понятию письменности и культуры вэнь. «Представление Поднебесной в линиях основы (цзин) и утка (вэй) называется вэнь», — читаем мы в комменатрии «Цзо чжуань» к «Веснам и осеням» («Чунь цю»). Отмечаемая учеными соотнесенность цзин с вертикальным направлением и вэй с горизонтальным направлением174 находит некоторые созвучия и в содержании четвертой главы трактата.

В литературе существует представление, что апокрифы являлись альтернативными текстами канонов, а гадательные книги представляли собой своего рода пособия по гадательной практике. В данной главе это мнение не находит подтверждения. Напротив, второй иероглиф хоу, имеющий значение гадать, в сочетании вэй хоу緯候определенно указывает на связь этих сочинений с гадательной практикой. В то время как иероглиф гоу (одно из значений изменять) в сочетании гоу чэнь鉤讖может указывать на редакцию или составление альтернативных текстов. Очевидна и избирательность в употреблении названий апокрифов: для официальных канонов они названы вэй, а для официально не признанных в качестве таковых «Лунь юя» и «Сяо цзина» - чэнь.




Каталог: upload -> docs
docs -> Феномен этнокультурной толерантности в музыкальном образовании
docs -> При правительстве г. Москвы коваленко а. И., Пискун а. И., Тимошенко т. В
docs -> Стадник Ирина Викторовна
docs -> Диссертация Мещеряковой Н. Н. «Особенности аномии в современном российском обществе : синергетический подход»
docs -> Современная модель сопровождения профессионального выбора студентов
docs -> Программа курса «История экономических учений»
docs -> Местное самоуправление как субъект модернизации российского общества


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   77


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница