Капра Ф. Уроки мудрости



страница14/76
Дата14.02.2018
Размер1.8 Mb.
ТипКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   76
Разговоры с Фиросом Мета

Когда я впервые обнаружил параллели между современной физикой и восточным мистицизмом, сходство между утверждения­ми физиков и мистиков казались поразительными, но я сохранял известную долю скептицизма. В конце концов, думал я, это могут быть лишь словесные подобия, с которыми часто можно столкнуть­ся, сравнивая различные школы мысли, просто потому, что мы рас­полагаем ограниченным количеством слов. Свою статью «Танец Шивы» я прямо и начал с этого предостережения. Однако, по мере того как я продолжал систематическое изучение отношений между физикой и мистицизмом и пока я писал «Дао физики», параллели становились все более глубокими и значимыми. Я ясно видел, что имею дело не с поверхностным словесным сходством, а с тем, что эти два мировоззрения, обретенные весьма разными путями, глубо­ко созвучны друг другу. «Мистики и физики, – писал я, – прихо­дят к одним и тем же выводам; причем одни начинают с внутренне­го пространства, другие – с внешнего мира. Созвучность этих ми­ровоззрений подтверждают утверждение древних индийцев, что Брахман, предельная внешняя реальность, тождественна Атману, внутренней реальности».

Я пришел к пониманию этого с двух сторон. С одной стороны, мировоззрения, которые я рассматривал, обладали поразительной внутренней связанностью. Чем больше областей я привлекал к рас­смотрению, тем более проявлялась эта связанность. Например, тес­но связаны между собой объединение пространства и времени в теории относительности и динамический аспект субатомных явле­ний. Эйнштейн считал пространство и время неразделимыми, ин­тимно связанными в форме четырехмерного пространственно-вре­менного континуума. Прямым следствием этого объединения про­странства и времени оказывается эквивалентность массы и энергии и далее то, что элементарные частицы следует понимать как дина­мические паттерны, события, а не как объекты. Нечто похожее имело начало в буддизме. Буддизм Махаяны говорит о взаимопроникнове­нии пространства и времени – прекрасное выражение для описа­ния релятивистского пространственно-временного континуума; го­ворится также, что когда взаимопроникновение пространства и вре­мени будет понято, то объекты предстанут скорее как события, нежели как вещи или субстанции. Эта параллель поразила меня, и подобные сходства возникали вновь и вновь во время моих исследо­ваний.

Другая линия моих исследований была связана с тем, что не­возможно понять мистицизм, только читая книги о нем; необходима практика, опыт, нужно хотя бы до некоторой степени почувство­вать все это «на вкус», чтобы получить представление, о чем гово­рят мистики. Это требует следования определенной дисциплине и практики какой-либо формы медитации, которая ведет к пережива­нию измененного состояния сознания. Хотя я и не пошел далеко в духовной практике такого рода, мой опыт дал мне возможность по­нимать параллели, которые я исследовал не только интеллектуаль­но, но и на более глубоком уровне интуитивного прозрения. Эти две линии шли рядом друг с другом. Чем яснее я видел внутреннюю связь рассматриваемых параллелей, тем чаще появлялись моменты прямого интуитивного переживания, и я научился использовать и гармонизировать эти два взаимодополняющих рода познания.

Во всем этом я получил большую помощь от старого индийско­го исследователя и мудреца, Фироса Меты, живущего в Южном Лондоне, пишущего книги по философии религий и ведущего клас­сы медитации. Фирос Мета помог мне справиться с большим коли­чеством литературы по индийской философии и религии, любезно разрешил мне наводить справки в своей прекрасной личной библи­отеке, и мы провели с ним многие часы в разговорах о науке и мысли Востока. У меня остались живые и прекрасные воспомина­ния об этих регулярных визитах, когда мы сидели в его библиотеке до позднего вечера за чаем, разговаривая об Упанишадах, книгах Шри Ауробиндо или индийских классиков.

В комнате постепенно темнело, и наша беседа все чаще преры­валась периодами длительного молчания, что углубляло мое виде­ние, но я также стремился и к интеллектуальному пониманию и словесному выражению. Помню, как однажды я говорил: «Посмот­ри на эту чашку чая, Фирос. В каком смысле она становится еди­ной со мной в мистическом опыте?» – «Подумай о своем собствен­ном теле, – отвечал он. – Когда ты здоров, те не сознаешь множе­ства частей, из которых оно состоит. Ты сознаешь себя как единый организм. Только когда что-то нарушается, ты начинаешь замечать свои глазные яблоки или гланды. Подобным образом, состояние переживания всей реальности как единого целого – это здоровое состояние для мистиков. Разделение на отдельные объекты для мистика вызвано непорядком в уме».




Каталог: users files -> books
books -> Символы и числа «Книги перемен»
books -> Книга тота великие арканы таро абсолютные Начала Синтетической Философии Эзотеризма
books -> Суд над сократом
books -> А. С. Тимощук традиция: сущность и существование
books -> Стивен Розен Реинкарнация в мировых религиях Москва «Философская Книга» 2002 Перевод
books -> Хайдеггер и восточная философия: поиски взаимодополнительности культур
books -> Квантово-мистическая картина мира
books -> Джордж Озава – Макробиотика дзен
books -> 3 По этому вопросу см статью «История» в Historisches Worterbuch tier Philosophic. Darmstadt, 1971. Т. Hi. С
books -> Золотая философия. Эммануил сведенборг. "О божественной любви и божественной мудрости."


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   76


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница