К вопросу об этнических стереотипах у коренного населения Сибири в отношении трудовых мигрантов



Скачать 164.67 Kb.
страница2/2
Дата30.12.2017
Размер164.67 Kb.
ТипИсследование
1   2
Key words: ethnic group, ethnic stereotype, image, conception, interrelations.

Исследование этнических стереотипов является важной, сравнительно новой и актуальной проблемой современной психологии. Изменение социальной структуры общества способствует видоизменению форм межэтнического общения. В процессе межличностного общения проявляются индивидуально-психологические особенности представителей той или иной этнической общности, происходит обмен информацией, актуализируется национальное сознание, меняются интересы, появляются взаимные симпатии и антипатии. Большинство исследователей исходят из того, что люди, принадлежащие к одной нации, обладают особенностями, типичными для всех представителей только данной этнической общности и нетипичными для представителей другой. Сам факт существования различий в психологии общностей получил широкое признание: различия могут быть ярко выражены или могут иметь лишь очерченные контуры, но они есть. Обособленность каждой общности, тем не менее, предлагает наличие контактов между ними, в результате которых этносы получают определенную информацию друг о друге. На основании опыта, полученного во время контактов, формируются этнические стереотипы, которые представляют собой осознание характерных с точки зрения своей этнической группы признаков собственной и другой группы.

Сибирский регион на протяжении последнего десятилетия всё интенсивнее становится пространством активного взаимодействия коренного населения: русских, бурят, якутов и др. с мигрантами из других районов и республик России, стран СНГ и Китая. Для данного исследования выбраны те этносы, представителей которых достаточно много и которые ведут интенсивную хозяйственную деятельность на территории Красноярского края. Это – китайцы (ханьцы), и представители народностей Северного Кавказа. Несмотря на длительный исторический опыт сотрудничества, мировоззрение этих народов строится на разных культурных и цивилизационных основаниях. Это вызывает обострение отношений между представителями отдельных национальностей, делает национальную принадлежность одним из существенных критериев восприятия людьми друг друга, в котором большую роль начинают играть этнические стереотипы.

Целью данного исследования является рассмотрение основных концепций этнических стереотипов, таких как: структура, виды, функции этнического стереотипа, а также влияние этнических стереотипов на взаимоотношения с представителями других национальностей.

_________________

1Брецер Екатерина Петровна, студентка 5 курса факультета права, социологии и СМИ, гр. ПС-07-1, e-mail: murlogrizik@yandex.ru

Bretser Ekaterina, the fifth year student of the Faculty of Law, Sociology and Mass Media of the National Research Irkutsk State Technical University., e-mail: murlogrizik@yandex.ru

В повседневной жизни человек, как правило, лишен возможности подвергать критическому анализу традиции, нормы, ценностные ориентации и правила общественного поведения. Он не всегда располагает также достаточной информацией о событиях, по которым ему приходится высказывать собственное мнение и оценку. Поэтому в обыденной действительности люди часто поступают шаблонно, в соответствии со сложившимся стереотипом.

В социальной психологии под этническим стереотипом сегодня принято понимать обобщенное представление о физическом, нравственном и умственном облике представителей различных этнических групп. Этнический стереотип характеризуется повышенной эмоциональностью и устойчивостью в отражении черт стереотипизируемой группы. 

Понять содержание и смысл этнического стереотипа не так сложно, как решить вопрос о взаимовлиянии межэтнических отношений и самих этнических стереотипов.

Наличие стереотипов, особенно согласованных, отчетливых и эмоционально окрашенных, в какой-то мере способствует стабильности существующих отношений. В спокойной межэтнической ситуации широко распространенные схематичные характеристики этносов могут быть отодвинуты на периферию человеческой памяти или могут восприниматься с юмором и не играть практически никакой заметной роли в отношениях между соседями. Но актуализированные или мобилизованные в момент любой начинающейся напряженности в обществе, стереотипы, особенно негативные, могут существенно усугубить конфликт, резко размежевав людей на этнические или этноконфессиональные группы, вызывая обиды и усиливая противостояние. Хотя более очевидным является воздействие стереотипов не на межэтнические отношения как разновидность социальных отношений, а на межличностные взаимоотношения представителей различных этнических групп и на их совместную деятельность. Так, разрушение негативного стереотипа может «улучшить» отношение к конкретному человеку иной национальности, но такие локальные изменения не определяют характер межэтнических отношений в целом. Таким образом, объективный характер взаимоотношений между этническими группами придает ту или иную окраску и направленность стереотипам: при ухудшении межнациональных отношений этнические стереотипы приобретают негативный аффективный заряд, отмечается рост неадекватности и упрощенности их когнитивного содержания, что, в свою очередь, способствует воплощению установок в реальное поведение.

Вопросы межэтнических отношений привлекают внимание ученых и общественности. Дело еще и в том, что в последнее десятилетие во многих крупных городах России с традиционным преобладанием русского населения произошло существенное изменение этнодемографической ситуации. В них значительно увеличилось число инонациональных диаспор, которые продолжают пополняться за счет притока мигрантов из зон межэтнических и региональных конфликтов. Для того чтобы между людьми разных национальностей не происходили столкновения, необходимо, чтобы они были в достаточной мере толерантны по отношению друг к другу.

Этническая толерантность – это терпимость, которая по своему содержанию в современных обстоятельствах скорее должна быть изначальной основой взаимопонимания, солидарности, а не проявлением долготерпения и страдания.

Основой этнической толерантности является позитивные этнические стереотипы, а негативные компоненты этнических стереотипов приводят к этнической нетерпимости.

Термин «стереотип» введен в научный оборот американским социологом У. Липпманом. В книге «Общественное мнение», вышедшей в 1922 г., он сделал попытку определить место и роль стереотипов в системе общественного мнения. Под стереотипом Липпман понимал «особую форму восприятия окружающего мира, оказывающую определенное влияние на данные наших чувств до того, как эти данные дойдут до нашего сознания» [3]. Стереотипы позволяют человеку составить представление о мире в целом, выйти за рамки своего узкого социального, географического и политического окружения. Липпман пишет о том, что стереотипы так настойчиво передаются из поколения в поколение, что часто воспринимаются как данность. Если же личный опыт противоречит стереотипу, чаще всего происходит одно из двух: человек негибкий, незаинтересованный по каким-то причинам в изменении своих взглядов, либо просто не замечает этого противоречия, либо считает его исключением, подтверждающим правило, и обычно просто забывает о нем. Человек же восприимчивый, любознательный при столкновении стереотипа с реальностью изменяет свое восприятие окружающего мира. Липпман не считает стереотипы однозначно ложными представлениями. По его мнению, стереотип может быть правдой, или частично правдой, или ложью.

Понятием стереотипа (в понимании У. Липпмана) описывались реальные и социально важные свойства психики. Поэтому в 1920-е годы начался активный поиск эмпирических данных о механизмах и формах стереотипизирования, о внутренней структуре стереотипа, о влияющих на его содержание факторах. Интерес американской социальной психологии к социальным стереотипам объяснялся тем, что ее методологической основой выступал структурный функционализм, который исходил из модели общества как структуры, состоящей из культуры, системы социальных институтов и малых групп; это была наиболее распространенная в США философская парадигма. Такой подход неизбежно привел американских авторов в начале 1930-х гг. к исследованию стереотипа, прежде всего, как этнического феномена. Но и до сих пор этнические стереотипы рассматриваются ими как разновидность социальных стереотипов. Интерес же именно к этническим стереотипам связан с их отчетливостью, рельефностью, яркостью, практической значимостью и актуальностью.

Американские ученые Д. Кац и К. Брейли в 1933 г. разработали методику, получившую впоследствии широкое распространение и на долгие годы ставшую определяющей для исследователей национальных стереотипов. Сто студентов Принстонского университета приняли участие в проводимом ими эксперименте. Из списка, содержащего 84 характеристики, студентам предлагалось выбрать те, которые, с их точки зрения, являются основными для десяти этнических групп (афроамериканцев, немцев, евреев, итальянцев, англичан, ирландцев, американцев, японцев, китайцев и турок). Результаты, полученные в ходе эксперимента, показали, что в большинстве случаев студенты удивительно единодушны в определении характерных, по их мнению, черт, присущих той или иной этнической группе. В работе, анализирующей результаты эксперимента, Кац и Брейли дают следующее определение: «Этнический стереотип – это устойчивое представление, мало согласующееся с теми реалиями, которое оно стремится представить, и вытекающее из присущего человеку свойства сначала определить явление, а потом уже его пронаблюдать» [3].

Вторая мировая война дала новый толчок к изучению этнических стереотипов. Она отчетливо показала, какую большую роль играют традиционные устойчивые представления народов друг о друге, как важно изучать пути формирования а, следовательно, и воздействия подобных представлений.

С конца 1940-х гг. появляется новая волна интереса к изучению этнических стереотипов, так, по инициативе ЮНЕСКО было проведено широкомасштабное исследование с целью выявления того:



    • как представители одной страны воспринимают народы других стран;

    • какие факторы определяют их восприятие.

Надо отметить, что этот период начала холодной войны характеризуется повышенным интересом к России, русскому национальному характеру. Разница между положительными и отрицательными ответами определила так называемый «знаменатель дружественности» [3].

Большинство работ, посвященных проблемам исследования этнических стереотипов, вышедших в свет в рассматриваемый период, основано на материалах этих опросов. Психолог О. Кленберг, проанализировав результаты опросов, определил понятие «этнический стереотип» следующим образом: «... это картина в умах людей, относительно их собственной или других национальных групп. Подобные образы или представления обычно широко распространены в обществе; как правило, они чрезвычайно примитивны и невосприимчивы к объективной реальности» [3].

В конце 1980-х гг. в отечественной психологической науке возрождается интерес к этнической проблематике, заложенный работами А.Р. Лурии (1974), Б.Ф. Поршнева (1966). Точнее сказать, со становлением горбачевской гласности появляется возможность психологам заниматься этой темой, находившейся до этого под негласным запретом в силу декларации официальной идеологией стирания национальных различий и появления «новой социальной общности – советский народ».

В России проблемам изучения стереотипов не уделялось такого внимания, как на Западе. Вместе с тем в нашей стране был разработан ряд интересных и оригинальных концепций. Интересной и научно обоснованной представляется концепция Н.А. Ерофеева, в основе которой лежит исторический материал. Предваряя исследование, посвященное восприятию Англии в России в 1825-1853 гг., теоретической главой, автор, хотя и отказывается от термина «стереотип», уделяет значительное внимание проблемам восприятия одной нации другой. «Этнические представления – это как бы итог усвоенной информации, результат ее переработки и обобщенный вывод из нее, они нередко влияют на отношения между нациями, этническими группами и государствами» [4].

В начале 1990-х гг. появляется ряд психологических работ, посвященных описанию этнических стереотипов.

Платонов и Почебут определяют этнический стереотип как «упрощенный, схематизированный, эмоционально окрашенный и чрезвычайно устойчивый образ какой-либо этнической группы или общности, с легкостью распространяемый на всех ее представителей» [3].

И. Кон рассматривает стереотип как «неотъемлемый элемент обыденного сознания», помогающий индивиду «ориентироваться в жизни» и «направляющий его поведение». Неизбежность стереотипизирования И. Кон объясняет универсальностью склонности людей рассматривать явления чужой культуры сквозь призму культурных традиций и ценностей своего собственного народа. Сам по себе этноцентризм не опасен; проблема возникает тогда, когда реальные или мнимые различия между людьми возводятся в абсолют и превращаются в негативную или даже враждебную установку по отношению к другому народу, которую Кон определяет как этническое предубеждение.

Стереотипы и предубеждения автор относит не столько к явлениям психологическим, сколько социальным: «Чтобы понять природу этнических предубеждений, нужно изучать не столько предубежденного человека, сколько порождающее его общество» [3].

Отечественные психологи достаточно единодушны в признании того факта, что изучение происхождения этнических стереотипов невозможно в отрыве от всестороннего анализа соответствующей социальной ситуации: «В основе формирования этнических стереотипов лежат системы этнических представлений… Этнические представления, возникая на базе традиционных суждений, бытующих в общественном сознании этноса, являются продуктами эпохи и социокультурной среды» (Кцоева, 1986).

Для современного научного подхода к проблеме истинности стереотипа характерно смещение акцента с его когнитивного содержания на аффективное: в центр внимания ставится вопрос о причинах устойчивости и поляризованности стереотипа. Согласно концепции У. Вайнэки, особенность стереотипа состоит в том, что он соотносится главным образом не с соответствующим объектом, а со знаниями других людей о нем. При этом неважно, истинно данное знание или ложно, поскольку главное в стереотипе – не сама истинность, а убежденность в ней, причем отличительной стороной такой убежденности является ее устойчивость, прочность. Действительно, практика показывает, что даже в случае доказанности несоответствия стереотипа действительности, он зачастую продолжает функционировать, причем с не меньшей силой и выразительностью.

Существуют различные попытки объяснить эту особенность стереотипов. С чисто психологической точки зрения можно вывести склонность к стереотипизированному мышлению из когнитивного стиля индивида. Но вместе с тем, очевидно, что один и тот же человек может демонстрировать в отношении различных объектов различный когнитивный стиль: вряд ли можно согласится с тем, что человек, догматически рассуждающий в одном случае, во всех остальных также окажется догматиком. В этой связи важным представляется объяснение, предложенное еще Липпманом: «Системы стереотипов могут быть ядром наших личных традиций, защитой нашего положения в обществе… Это гарантия нашего самоуважения. Это проекция на мир нашего собственного чувства, наших собственных ценностей, нашей собственной позиции и наших собственных прав. Поэтому стереотипы в высшей степени заряжены теми чувствами, с которыми они связаны» [4]. Сильной стороной рассуждения Липпмана является объяснение специфики действия стереотипа не врожденными свойствами психологии мышления и восприятия, а функцией защиты социальных ценностей. Этой же защитной функцией объясняется и еще одна отличительная особенность стереотипа – его эмоциональная насыщенность. Чем тверже оценка, тем, как правило, большую эмоцию вызывает любая попытка подвергнуть ее сомнению, и, наоборот, чем интенсивнее эмоция, тем категоричнее выражающее ее мнение.

Этнические стереотипы также должны рассматриваться как предмет семантико-информационного анализа. Они всегда социальны, т. е. их поведенческая составляющая реализуется в обществе через этнофора, который выступает частью общности со всей совокупностью присущих ей социокультурных механизмов и особенностей социальной организации. Стереотипы не существуют вне индивида, т. е. они психологичны по локусу существования, но носитель стереотипов всегда вариативен в поведении, как в историческом, так и в этническом пространстве. Это обусловливает семантическую неоднозначность реализующегося в субъект-субъектных отношениях стереотипа. а тем самым происходит своеобразный «коллективный отбор» и межпоколенная трансляция наиболее адекватных и полезных для данного этноса авто- и гетеростереотипов. Такое информационно-семантическое понимание стереотипа базируется на представлении об этносе как о своеобразном пространственно-ограниченном «сгустке» специфической культурной информации. Межэтнические контакты рассматриваются как обмен информацией, а этнический стереотип – как своеобразный элементарный сигнал. Информационно-семантическое понимание этноса имеет под собой основание в силу того, что информация является неотъемлемым свойством материи и может выступать как форма ее существования. Именно в рамках данного подхода и может быть разрешена проблема истинности этнических стереотипов.

«Под этническим стереотипом сегодня принято понимать обобщенное представление о физическом, нравственном и умственном облике представителей различных этнических групп. Этнический стереотип характеризуется повышенной эмоциональностью и устойчивостью в отражении черт стереотипизируемой группы»  [3].

Проблемы этнической толерантности имеют не только теоретическое, но и практическое значение, особенно в полиэтническом обществе, каковым и является российское общество, в том числе та его часть, которая расположена в Сибири.

У подавляющего большинства испытуемых выявлен средний уровень этнической толерантности, что говорит об их достаточной терпимости к другим этническим группам в обыденных ситуациях привычного общения, но, в ситуациях столкновения интересов, сложного взаимодействия или даже конфликта, может усилиться эмоциональная сторона восприятия другого. Они не станут спокойно анализировать сущность столкновения, а воспримут его как ущемление не просто своих личных, а именно национальных интересов, почувствуют обиду, унижение и необходимость дать отпор. У десятой части испытуемых выявлен высокий и низкий уровни толерантности, то есть первые положительно относятся к другим национальностям, а вторые наоборот – отрицательно, они признают только свой этнос.

Анализ проведенного исследования показал, что:

1. Образ среднестатистического представителя русской национальности выглядит так: подавляющее большинство (свыше 20 опрошенных) респондентов считают русского веселым человеком и алкоголиком. Большинство (свыше 15 опрошенных) считают, что русский обладает следующими качествами: умный, безответственный, щедрый, лентяй, бедный, сообразительный и добрый, а также это представитель величайшей культуры. Некоторые (свыше 10 опрошенных) остановили свое внимание на следующих характеристиках: славянин; гражданин РФ; человек; воин; победитель; не согласный с политикой государства; терпеливый; надежный; выносливый; справедливый; хамоватый; доверчивый; сильный духом; владелец загадочной русской души.

2. Среднестатистический китаец обладает следующими характеристиками:

- невысокий, узкоглазый человек, представитель нации с великой культурой. Он торговец и фермер, а также трудолюбивый, дисциплинированный и неприхотливый в быту (по мнению подавляющего большинства опрошенных);

- очень патриотичен, чтит традиции, уважает старших (большинство опрошенных);

- наличие следующих черт характера: любви к спорту, услужливости, нечистоплотности, всеядности, хитрости, терпеливости, притворства, ума, трезвости и лжи. Представитель многочисленной желтой расы, строитель, плагиатор и захватчик (по мнению некоторых респондентов).

3. Среднестатистический представитель народностей Северного Кавказа обладает следующими характеристиками:

- подавляющее большинство опрошенных утверждают, что представители народностей Северного Кавказа обладают чертами гордых, темпераментных и мстительных людей, основной род деятельности которых строительство и торговля;

- националисты, многоженцы, чтят традиции, занимаются виноделием, работают разнорабочими и живут в горах (большинство респондентов);

- некоторые испытуемые считают, что они преступники и террористы. Также им присвоены следующие черты: ленивые, жестокие, хитрые, наглые, злопамятные, демонстративные, жадные, религиозные, гостеприимные и смелые.

4. Анализ характеристик представителей бурятской национальности оказался поверхностным и не содержательным, так как в Красноярском крае очень мало бурят:

- большинство считают, что основной род деятельности бурят это скотоводство;

- некоторые респонденты также считают, что они кочевники, всадники, близкие родственники монгол, буддисты и шаманисты. Из положительных черт были отмечены: трудолюбие, спокойствие, неприхотливость в быту и гостеприимность, а из отрицательных: необразованность, глупость, лень и алкоголизм.



Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что образ представителей разных национальностей у опрошенных респондентов содержит как положительные, так и отрицательные качества, причем в характеристиках национальности, к которой принадлежат сами респонденты, преобладали положительные черты. Описание черт представителей других национальностей, кроме значительного содержания отрицательных качеств, характеризуется так же, не отражающими реальное положение дел, представлениями об основных видах/родах деятельности, религиозных предпочтениях и пр.


Библиографический список


  1. Орлов А.Б. Шапиро А.З. Психология толерантности: проблемы и перспективы // Вопросы психологии. 2006. №5. С. 31-34.

  2. Поршнев, Б. Ф. Противопоставление как компонент этнического самосознания. М.: Смысл, 1973. 267 с.

  3. Стефаненко, Т. Г. Этнопсихология. М.: Институт психологии РАН, 2000. 258 с.

  4. Шихирев, П. Н. Современная социальная психология. М.: Наука, 1999. 326 с.



Каталог: sys -> mod -> attach.php?journals -> 2011
attach.php?journals -> Социально-психологическая адаптация бывших военнослужащих – участников локальных воин
attach.php?journals -> Идея взаимосвязи всего живого в работах канадской художницы Наташи
attach.php?journals -> Способы выражения эмоций в английском языке
2011 -> Е. В. Нескоромных1, Д. А. Бутакова2
attach.php?journals -> Д. В. Лапина1, Л. А. Ларионова
attach.php?journals -> Личности инженера
2011 -> Английский менталитет Ю. В. Чеховская1
2011 -> О тонком английском юморе и о том, как его понимать


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница