К вопросу о мышлении Психология образа Историологические дискуссии Сило



страница3/26
Дата05.07.2018
Размер0.85 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

§ 1. Об истории вопроса


Чрезвычайно любопытным представляется тот факт, что многие психологи, упоминая о феноменах, возникающих при ощущении, располагали их во внешнем пространстве и затем говорили о предоставляемых фактах (как будто речь шла о копиях воспринимаемого), нисколько не заботясь о том, «где» были обнаружены эти феномены. Они вероятно считали, что описание фактов проявления сознания в связи с их протеканием (не объясняя, в чем состояло такое протекание) и интерпретация источников этих фактов как определяющих причин (расположенных во внешнем пространстве) исчерпывают тему первоначальных вопросов и ответов для обоснования их науки. Они предполагали, что время, в котором проявляют себя феномены (как внешние, так и внутренние), – абсолютно; и что пространство значимо только для внешней «действительности», но не для сознания, так как в своих образах, снах и галлюцинациях сознание часто искажает это пространство.

Некоторые из этих психологов, разумеется, не оставляли попыток понять, относится ли способность представлять что-либо к душе, к мозгу или еще к чему-нибудь. Здесь мы не можем не вспомнить знаменитое письмо Декарта к королеве Швеции Кристине, в котором упоминается о «точке соединения» души и тела и этим объясняется мышление и волевая деятельность человеческой машины. Однако удивительно, что именно этот философ, приблизивший нас к пониманию непосредственных и не вызывающих сомнения фактов мышления, не обратил внимания на тему пространственности представления как данности, независимой от пространственности, предодоставляемой органам чувств от внешних источников. В то же время, Декарт как основатель геометрической оптики и создатель аналитической геометрии был знаком с вопросом точного местоположения явлений в пространстве. Таким образом, располагая всеми необходимыми элементами (с одной стороны, его сомнение как метод, а с другой – его знания о местоположении явлений в пространстве), он был в одном шаге от окончательного оформления идеи о местоположении представления в разных «точках» пространства сознания.

Потребовалось почти триста лет, чтобы понятие представления отделилось от наивного пространственного восприятия и получило собственное значение на основе переоценки (на самом деле, воссоздания) идеи интенциональности, которая уже была отмечена схоластами, изучавшими труды Аристотеля. Эта заслуга принадлежит Ф. Брентано. Занимающая нас проблема упоминается у него многократно; и хотя он и не сформулировал ее в полном объеме, то, по крайней мере, заложил основание для продвижения в верном направлении.

Именно работа одного из учеников Брентано позволила вплотную подойти к решению этого вопроса и перейти к выводам, которые, по нашему мнению, привели к коренным изменениям не только в психологии (являющейся, видимо, почвой для развития вышеупомянутых тем), но и во многих других дисциплинах.

Так обстояли дела, когда в работе «Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии» Гуссерль занялся изучением региональной «идеи» вещи вообще как того тождественного нечто, которое пребывает среди бесконечностей определенного движения той или иной формы и проявляется в соответствующих бесконечных рядах ноэм, также имеющих определенные формы. Вещь дана в своей идеальной сущности в необходимой временной «форме» (res temporalis), в ее сущностном единстве (res materialis) и в пространственной «форме» (res extensa), несмотря на изменения бесконечно разнообразных форм, или в зависимости от обстоятельств (при неизменной форме) на изменения местоположения, которые также могут быть бесконечно разнообразными, или «подвижности» in infinitum. «Так, – говорит Гуссерль, – мы воспринимаем "идею" пространства и включенные в нее "идеи"». Проблема происхождения представления о пространстве подвергается феноменологическому анализу в различных выражениях, в которых оно, пространство, предстает как интуитивное единство1.

Таким образом, Гуссерль поместил нас в поле эйдетической редукции, и в целом мы извлекли из его работы множество уроков, но наш интерес больше относится к феноменологической психологии, чем к феноменологической философии; и хотя мы довольно часто не будем держаться в рамках epojé, неотъемлемого элемента гуссерлевского метода, но это вовсе не означает, что мы не осознаем такую непоследовательность; мы будем прибегать к таким отступлениям во имя более точного объяснения наших воззрений. С другой стороны, могло бы так случиться, что если бы вопрос о «пространстве представления» не рассматривался постгуссерлевской психологией, то некоторые из ее тезисов должны быть пересмотрены.

В любом случае, было бы несправедливо приписывать нам наивный возврат в мир «натуралистического психического»2.

Наконец, следует сказать, что мы озабочены не только «проблемой происхождения представления о пространстве», а наоборот, проблемой «пространства», которое сопутствует всякому представлению и в котором оно дано. Но так как «пространство» представления не независит от самих представлений, чем еще мы могли бы считать такое «пространство», если бы не сознанием пространственности в любом представлении? И если именно в этом направлении мы ведем наше исследование, ничто не мешает нам при интроспективном (и следовательно, наивном) наблюдении за любым представлением и при интроспективном же наблюдении за пространственностью представления обратиться к актам сознания, имеющим отношение к пространственности, и впоследствии прибегнуть к феноменологической редукции; или оставить ее на потом, тем самым нисколько не отрицая ее значения. Если бы это было так, самое большее можно было бы сказать, что описание было неполным.

В заключение, касаясь истории вопроса, мы должны отметить, что еще Бинсвангер3 проделал определенную работу, занимаясь описанием пространственности явлений представления, но ему, тем не менее, не удалось понять глубинное значение того, «где» даны представления.


Каталог: system -> documents
system -> Выпускная работа по «Основам информационных технологий»
system -> Программа учебной дисциплины «Философские проблемы науки и техники»
system -> Рабочая программа учебной дисциплины история и философия науки направление подготовки
system -> Пути русского богословия
system -> Информация – это: структурная информация
system -> Рабство воли
system -> Евангелие Воскресения
documents -> Письма моим друзьям Это издание содержит полное собрание
documents -> Сборник выступлений, лекций и комментариев (1969-1995)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница