К вопросу о форме и материи в философии и языке в сопоставлении


С.А. Ткаченко К вопросу о форме и материи в философии и языке…»



Скачать 133.17 Kb.
Pdf просмотр
страница2/5
Дата25.05.2018
Размер133.17 Kb.
1   2   3   4   5

С.А. Ткаченко К вопросу о форме и материи в философии и языке…» с помощью мрамора или путем тиснения, исходил Аристотель, когда он ειδoς (греч) (образ) возвысил до понятия абстрактных сущностей, то есть до того, что, являясь основой или стержнем или обладая собственной определенностью, придает изменчивости определенность, с. 101]. При этом содержание или материя кажутся в процессе трансформации чем-то устойчивым, в то время как форма – чем-то изменчивым. И с этой точки зрения, по внутренним принципам возникновения, сформулированным Аристотелем, форма и материя присутствуют везде, где возникновение осуществляется входе трансформации. Как известно, наблюдая за возникновением реальных случайностей и затем, что является незначительно сопутствующим (возникновение нереального, Аристотель перенес это на самостоятельное возникновение (возникновение реального) и непосредственно на возникновение субстанций. Этот шаг привел Аристотеля к принятию субстанциональной материи и субстанциональной формы. Впрочем, Кант также упоминал в связи с термином форма о значении сущностной составляющей, придающей определенность. Например, когда он обозначал общепризнанность как форму закона и кайму как форму судебного решения, считая это доказываемой абстракцией [19, с. 102]. Вероятно, каждый раз имелось ввиду, что самое главное – это то, что делает закон законом, и соответственно судебное решение – судебным решением. Напротив, совсем иным представляется использование термина форма, если речь идет ока- чественной разнице судебного решения (а именно имеется ввиду признание или оспаривание, согласие или отрицание. Однако здесь, вероятно, также лежит в основе мысль, что есть нечто, являющееся основным аспектом разницы, поэтому она и названа качественной, то есть более существенной, в противопоставление просто количественной. Наряду с рядом употреблений слов форма и формальный, опирающихся на образ формы как скульптуры или оттиска, есть другой образ, принципиально отличающийся и подразумевающий под формой сосуд или облачение, который сам по сути не так значителен и ценен, но временно охватывает и включает в себя нечто более ценное и значительное. Так, языковые средства представляются чем-то формальным в отношении выражаемого ими значения. Тоже самое имеется ввиду, если в каком-нибудь вопросе формальное противопоставляется ценному. Здесь можно вспомнить, что в области юриспруденции говорится о разнице между формальными материальным правом, так что приходится жаловаться на формализм юристов где форма становится менее ценной настолько, что кажется более важным то, что она в себе содержит. В этом случае часто это содержимое называют не материалом, а материей. И если в области искусства форма и содержание противопоставляются друг другу, причем материя рассматривается как нечто более ценное, то содержание может противопоставляться форме, как и тому, что, с другой точки зрения, называют материей. Это различение эстетами формы и содержания художественного произведения чаще всего встречается в поэзии, но может быть применено ив любой другой области искусства, везде, где под содержанием подразумевается воплощенная в художественном произведении мысль, в некоторой степени душа или дух, который облечен в художественной форме в воспринимаемую плоть, в некую оболочку, доступную восприятию органами чувств, то есть окружен такими средствами, которые позволяют его воспринимать и наблюдать. А. Марти приводит следующие примеры если применять такое различение в скульптуре, то возникает парадокс, который делает очевидным тот факт, что противопоставление формы и материала, с одной стороны, и формы и содержания, с другой стороны, основывается абсолютно на разных точках зрения. Создана ли скульптура из мрамора или металла, сточки зрения материи, значения не имеет. Поскольку различение материи как материала имеет только эстетическое значение (что, кстати, тоже встречается, то материал становится тем, что называют формой (в противопоставление содержанию, то есть тем, что служит для выражения содержания [19, с. 103]. Мы упомянули, что Аристотель, опираясь на понятие форма по отношению к формирующему, вывел собственное определение формы (которое в истории метафизики имеет столь большое значение. Однако при этом форма как фигура выполняет лишь роль образа или аналогии. Другой точки зрения придерживается В. Вундт. Согласно его мировоззрению, именно здесь в расчленении воспринимаемого содержания, через которое форма выделяется во времени и пространстве из осязаемого содержания берет собственно свое начало понятие форма. Тогда ее основные элементы можно было бы найти во всем, где речь идет о форме или о формальных понятиях. По мнению указанного автора, в основе такого различения должен лежать следующий факт при наличии наглядной формы материя представления может как угодно изменяться, но изменение формы невозможно без одновременного изменения воспринимаемой материи [21, с. 228–240]. И далее При взаимодействии осязаемой материи с пространственно-временной формой представления изменение воспринимаемого материала возможно без одновременного изменения пространст- венно-временной формы напротив, изменение последней никогда не происходит без одновременного изменения воспринимаемого материала. Автор приводит в подтверждение этого абстрактного утверждения следующий пример Любое тело может менять свой цвет при отсутствии даже минимальных изменений его геометрических свойств. Но никакое тело не может изменить свою геометрическую форму, если при этом не исчезнет обусловленное ей восприятие или не возникнет новое [21, с. 112, 117]. Здесь кажется очевидным, что Вундт полагал, будто им найдены типы понятия форма для геометрической фигуры в целом, и что он видит суть взаимосвязи формы и содержания в безусловной неравноценности обоих факторов, а именно в возможности изменения одного из них без изменения другого. Теперь о главной ошибке модели Вундта. Вероятно, при определении формы он хотел опираться на типы геометрической формы, то есть фигуры. При этом в качестве характерных он указывает качества, которые хотя и присущи фигуре, ноне являются для нее характерными.
134
Вектор науки ТГУ. 2015. № 2 (32-1)


Каталог: sites -> sites content
sites content -> В. Н. Кузнецов Немецкая классическая философия второй половины XVIII начала XIX века
sites content -> Новая постиндустриальная волна на Западе
sites content -> Сёмин С. А. Социальная дифференциация Выдержки из раздела «Социальная структура»
sites content -> Лекции 12 раздел II. Русь феодальная IX xvii вв. 47 Материалы к лекции 47
sites content -> Социальная среда, характеристики социальной среды
sites content -> Рабочая прогрмамма
sites content -> Что такое философия
sites content -> Учебно-методическое пособие по изучению дисциплины Тольятти 2012 Рецензия кафедры «История государства и права»
sites content -> Учебно-методическое пособие по изучению дисциплины Тольятти 2012 Рецензия кафедры «История государства и права»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница