К. В. Ворожихина «вечНые истИНы» и свОбода от разумА. О неКОтОРых чеРтАх философии львА шеСтОва на примеРе книгИ «афины и иерусалим»



Скачать 192.48 Kb.
Pdf просмотр
страница9/12
Дата11.03.2018
Размер192.48 Kb.
ТипСтатья
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

88
Анатомия философии
Шестов полагает, что вера и непосредственные отношения между Богом и человеком есть конец человеческой трагедии, конец борьбы, конец страданиям, наступление неограниченных возможностей и райской жизни. Вера оказывается непостижимой творческой силой, преображающей бытие она влечет нас в пространство невозможного, в пространство произвола, то есть соединяет человека с Богом. Она не имеет ничего общего с покорностью и повиновением, поскольку через веру человек все приобретает. Вера излучает из себя последние, решающие истины осу- ществующем и несуществующем, те. сотворенные истины, которые свободно даются, свободно принимаются, ни пред кем не отчитываются, никем не регистрируются, никого не пугают и сами никого не боятся»
55
Существование вечных истин (застывших, окаменевших, омертвевших и мертвящих, независящих от воли Бога, иллюзорно, им человек подчиняется из-за чувства страха и тревоги, а также нежелания бороться есть только истина сотворенная, считает Шестов, те. истина веры и откровения, над которой Творец является господином и которая служит, должна служить ему, находится у него на посылках. Вся книга Шестова проникнута и одушевлена одной единственной задачей стряхнуть с себя власть бездушных и ко всему безразличных истин, в которые превратились плоды с запретного дерева»
58
Бог Шестова также иррационален, как и глубины человеческой души. По мнению некоторых исследователей (в их числе А.К. Закржевский), Шестов в итоге приходит к выводу, что Бога нет, что существует только бесконечное, страшное стремление к его отысканию и что человек может создать себе Бога, если уже на то пошло. Иногда кажется, что Бог для Шестова умер, также как для Ницше, и уже ничто не может воскресить Его все, что остается человеку – самому стать Богом. Вероятно, поэтому все качества, приписываемые Шестовым беспочвенному человеку, распространяются им на Богато есть Бог оказывается отражением человека.
В целом, Бог для Шестова – это символ сил самого человека приобщаясь к божественному всемогуществу, человек раскрывает себя и постигает невозможное. Бог – это хаос, безосновность, каприз, Он – олицетворение шанса, который предоставляется человеку. Человек, отказавшийся от разума и этики, открывший в себе безумие и абсурд, выдерживающий испытание отчаянием, трагедией, безысходностью, сам оказывается той силой, которая выбирает из океана возможностей те, которые будут осуществлены для Бога все возможно, и это значит, что все возможно для человека, отбросившего разум и живущего в непосредственной связи с Богом.
Шестов оставляет нерешенными множество вопросов. Райское состояние, состояние свободы существует только для моего я Значит, бытие и Другие таки останутся во грехе Шестов ничего не говорит о дальнейшем существовании человека, преодолевшем смерть силою Бога, как и о том, что станет с миром
Бердяев Н.А. Лев Шестов и Киркегор // Бердяев Н.А. Собр. соч. Т. 3. Париж, 1989. С. 401.
52
Шестов Л. Афины и Иерусалим. С. 292.
53 Там же. С. 27.
54 Там же. С. 251.
55 Там же. С. 395.
56 Там же. С. 317.
57 Там же. С. 307.
58 Там же. С. 24.
59
Закржевский А.К. Подполье. Психологические параллели. Киев, 1911. С. 61.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница