К. В. Ворожихина «вечНые истИНы» и свОбода от разумА. О неКОтОРых чеРтАх философии львА шеСтОва на примеРе книгИ «афины и иерусалим»



Скачать 192.48 Kb.
Pdf просмотр
страница7/12
Дата11.03.2018
Размер192.48 Kb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

85
К.В. Ворожихина. Вечные истины и свобода от разума
религия распятого Бога старается подражать метафизическим системами последователи этой религии, хоть и носят крест на груди, всегда забывают, что с креста Спаситель мира возопил Господи, отчего ты меня покинул?»
29
Христианство забывает о безумии, отдаваясь разуму оно подчиняет Бога умозрению. Если Бог требует разумного и возможного – то это философский Бог, поскольку живой Бог требует лишь невозможного, а именно безоглядной веры то возможное, которого требует Бог философов – это этика. Историческое христианство, согласуясь с разумом, отменило Бога и превратилось в назидание и морализаторство, вместо истины оно дало человечеству понятие о послушании и благочестии. По мнению Шестова, христианство в действительности оставляет нас в мире вещей, в профанном мире, не давая приблизиться к божественному.
Чтобы прояснить религиозные взгляды Шестова, необходимо понять его отношение к Иисусу Христу. В целом, оно остается уклончивым, колеблющимся, нерешительным. Чаще всего Шестов закрывается от этого вопроса, как бы не замечая в Св. Писании самого Христа. По мнению Булгакова, Христос для Шестова не воплотившийся Бог, как это говорит Писание, но совершеннейший из людей, гениальный человек, пророк. Таким образом, Шестов склоняется к нехристианскому пониманию статуса Христа.
По всей видимости, Шестов считает, что воскресение Иисуса Христа имело место, но воскрес он не как Бога как человек, который через свою веру приобщился божественному всемогуществу. Воскресение Христа, считает философ, опровергает такой принцип рационального научного мышления, как закон причинности. Шестов использует воскресение как аргумент в пользу возможности чуда, в пользу могущества Бога, попирающего законы природы и человеческого мышления.
Шестов воспитывался в иудейской традиции, однако нив одной из своих работ он не превозносит, но и не критикует иудаизм. Он писало праотцах, невежественных, но общавшихся с Богом, о безумии древнееврейских пророков и апостолов. Пророки, олицетворяющие Иерусалим, те. откровение и веру в живого Бога, не знают покоя они – воплощенная тревога. Пророк ищет невозможного, борется с неодолимым, не верит самоочевидностям, не покоряется даже разуму»
35
В целом, иудейская национально-религиозная избирательность была чужда Шестову, как и строжайшая обрядовость иудаизма. Шестов признает существование единого Богат. е. главному постулату иудаизма он остается верен. Но Бог в понимании Шестова отличен от Бога Торы – бессмертного, вездесущего, вечного, всемогущего и безграничного, и, кроме того, доступного для восприятия человеческим разумом.
Оппозицию пророкам, Иерусалиму и откровению составляют философы, те. Афины и умозрение. Афины для Шестова – это покорность вечными неизменным законам разума и морали, которые нельзя умолить, к которым нельзя обратиться. Бог Афин – это философский Бог. Выбор Афин – античных философов и ученых – заключается в подчинении воли разуму, мудрость
29
Шестов Л. Афины и Иерусалим. С. 379.
30 Там же. С. 151.
31
Булгаков С.Н. Некоторые черты религиозного мировоззрения ЛИ. Шестова. С. 318.
32 Там же. С. 318.
33
Курабцев В.Л. Миры свободы и чудес Льва Шестова. С. 72.
34
Шестов Л. Умозрение и откровение. Париж, 1964. С. 45.
35 Там же. С. 45.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница