К. В. Ворожихина «вечНые истИНы» и свОбода от разумА. О неКОтОРых чеРтАх философии львА шеСтОва на примеРе книгИ «афины и иерусалим»



Скачать 192.48 Kb.
Pdf просмотр
страница6/12
Дата11.03.2018
Размер192.48 Kb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

84
Анатомия философии
ими истине и не заботятся о ее признании другими. Историко-философский процесс и не должен быть единообразным, однонаправленным, он представляет собой цветущую сложность (выражение КН. Леонтьева), максимальное разнообразие.
Шестова называют философом библейского откровения Библия для Шестова – это философия, и самая великая, самая первая критика разума Библия полна противоречий, она несравненно чудесна, ей присущи ни с чем несообразная парадоксальность, и даже чудовищная нелепость и имморализм. В Библии содержится истина, которая идет вразрез со всеми навыками нашего мышления, она не требует никаких доказательств и не принимает обоснований. Закон противоречия в ней игнорируется истина, данная в Библии, выходит заграницы человеческого разума. Она – свидетельство опыта переживания единства с Богом однако этот опыт утрачивает свою истинность, облекаясь в понятия и пропозиции. Истина, которая переживалась библейскими пророками, непередаваема вербально. Она живет вместе с пророками и вместе сними умирает.
Шестов фактически не делает различия между Ветхими Новым Заветами. В письме к С.Н. Булгакову он пишет Для меня противоположности между Ветхими Новым Заветом всегда казались мнимыми… Знание преодолевается, откровенная истина – Господь Бог наш есть Бог единый – в обоих заветах возвещается эта благая весть, которая одна только и дает силы глядеть в глаза ужасам жизни. Как отмечает Булгаков, это «неразличение есть основной и важнейший факт в его учении – Шестов не делает такого различения, также как это принято в христианском богословии. При этом мыслитель принимает как Ветхий, таки Новый Завет не целиком. Он исключает из Ветхого Завета Книги учительные – Псалтырь и «хокмическую» письменность (те. письменность мудрых Книги Притчей Соломоновых,
Экклезиаста и др, кроме Книги Иова, а также за небольшими исключениями и пророческие книги. В Новом Завете наиболее неприемлемым для него является Евангелия от Иоанна, начинающееся антиветхозаветно – Вначале было Слово, что, в понимании Шестова, означает сперва Афины, потом Иерусалим, те. все, что связано с откровением, нужно взвешивать навесах Афин, навесах разума. Таким образом, Шестов проводит свою критику Библии, акцентируя внимание лишь на тех ее частях, которые считает не зараженными духом античной философии.
Вопрос о религиозности Шестова сложен для интерпретаторов, он требует особого рассмотрения, поскольку существует множество полемичных мнений поданной проблеме. Каждый исследователь склонен видеть в его философии нечто свое, в зависимости от собственных взглядов и склонностей.
Как пишет Шестов, люди, считающие себя христианами, исказили учение Христа. По мнению мыслителя, христианство грешит умозрением, пытается соединить Афины и Иерусалим, умозрение и откровение Даже
21
Ловцкий Г. Философ библейского откровения (К 100-летию со дня рождения Льва
Шестова) // Новый журн. 1966. Кн. 85. С. 208–230.
22
Курабцев В.Л. Миры свободы и чудес Льва Шестова. МС
Шестов Л. Афины и Иерусалим. С. 27.
24 Там же Там же Там же. С. 312.
27 Архив Льва Шестова библиотеки Сорбонны, MS2120/37.
28
Булгаков С.Н. Некоторые черты религиозного мировоззрения ЛИ. Шестова. С. 318.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница