К. В. Ворожихина «вечНые истИНы» и свОбода от разумА. О неКОтОРых чеРтАх философии львА шеСтОва на примеРе книгИ «афины и иерусалим»



Скачать 192.48 Kb.
Pdf просмотр
страница3/12
Дата11.03.2018
Размер192.48 Kb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

80
Анатомия философии
ну писателем, а я непременно хотел прославиться как писатель, я отделаюсь, решил я, от отцовской фамилии и оставлю в своем псевдониме одну лишь начальную букву Ш. От отцовского же рода занятий отрублю голову – торги останется одно свободное

шество

, сродни шествию шествовать, к тому же, в общем-то в обратном от отцовского направлении. И получите что Шестов, если переставите две последние буквы!»
5
Еще одна черта философской стратегии Шестова – скрытность он практически никогда не говорит о себе или от себя напрямую, но скрывается под масками других мыслителей, близких ему по духу, будь то Достоевский,
Ницше, ап. Павел, Авраам, Иов или Кьеркегор. Работы Шестова сотканы из бессчетного множества фрагментов-цитат, выхваченных из самых разнообразных литературных и философских источников, которые перекликаются и играют друг с другом это библейские изречения, высказывания философов, литературные отрывки. Шестов неаккуратен в цитировании он деформирует и искажает цитаты, часто воспроизводит по памяти, передавая их смысл приблизительно и неточно. Такое цитирование оказывается неявным способом изложения мыслей самого Шестова; цитаты вкладываются в уста мыслителей-двойников, которым Шестов приписывает собственные идеи. Это то, что Бердяев называл «шестовизацией» взглядов мыслителей, к которым обращается Шестов.
Метод, который использует Шестов при анализе текстов – странствование по душам мыслителей, близких философу, – прежде всего, тех, которые пережили безнадежность, отчаяние, безумие, даже смерть, и этот опыт лег в основу их переоценки ценностей, перерождения убеждений. Шестов видел свою задачу в восстановлении траектории внутренней жизни исследуемого философа, прояснении того, как преломлялся пережитый мыслителем опыт в его произведениях. Таким образом, прикрываясь масками своих философских двойников, Шестов выражает и исследует, главным образом, свои собственные мысли, идеи, самого себя тем самым его произведения представляют собой нечто иное, как непрерывный самоанализ, ив этой его работе над собой – предвосхищение психоанализа. Как считает Фаня Исааковна
Ловцкая (сестра мыслителя, специализировавшаяся на изучении психоанализа, Лев Шестов – один из самых выдающихся предшественников Фрей- да. Тексты Шестова оказываются духовной автобиографией, непрямой исповедью, в которой он познает другого – через себя, и себя – через другого.
Когда Шестов анализирует тот или иной текст, он пытается ухватить и передать то я, что живет за словами. Шестов борется с очевидностями восприятия и интерпретации идей мыслителей по его мнению, в произведении можно выделить два голоса рациональный, приводящий доводы и аргументы, этот голос говорит то, что хочет сказать автор второй – эмоциональный, срывающийся на крик, который раскрывает истину пережитого, экзистенциальную истину, которую сам автор не знает о себе. Шестов указывает на внутреннюю борьбу личности, ее двойственность и расколотость, проявляющиеся в двухголосии текста и возникающие из-за несоответствия между человеком и его убеждениями, между поступками и принципами. Шестов ищет глубинные мотивы творчества, обращает внимание на символы-знаки,
5
Штейнберг А. Друзья моих ранних лет (1911–1928). Париж, 1991. С. 128. Существует и другое мнение о происхождении псевдонима Льва Исааковича Шварцмана. Алексей
Ремизов пишет, что по одной из версий, псевдоним был придуман З.Н. Гиппиус, подругой имя было взято из рассказа Глеба Успенского Старьевщик хозяин московской харчевни – Кузьма Шестов (Ремизов А.М. Кукха. Розановы письма. СПб., 2011. С. 220).
6
Штейнберг А. Друзья моих ранних лет (1911–1928). С. 244.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница