К. А. Михайлов Мировоззренческие функции и задачи логической семантики и ее место в логическом знании на современном этапе



страница1/2
Дата05.05.2018
Размер64.5 Kb.
  1   2

К.А. Михайлов

Мировоззренческие функции и задачи логической семантики

и ее место в логическом знании на современном этапе
В настоящей работе предлагается определенный взгляд на место и роль логической семантики – взгляд с точки зрения философии образования в целом, взгляд «практикующего логика», озабоченного, прежде всего, падением авторитета логики в обществе и как науки, и как учебного предмета.

Для адекватного понимания нашей идеи, касающейся некоторого переосмысления места логической семантики в логической науке и особенно в преподавании логики, в структуре логического образования (скорее, нового ракурса зрения на эти проблемы), на наш взгляд, необходимо методологическое отступление, касающееся анализа способа и целей функционирования науки в социуме. В этой интродукции мы хотим прояснить основания для представленного в данной работе видения нами будущего логики вообще и логической семантики в частности.

Мы живем в сложный исторический период, прежде всего, относительно «духовной ситуации времени». Наступление агрессивного деинтеллектуализма приобретает все более и более суровые формы и, увы, это начинает ощущаться уже не только на низших ступенях иерархии отечественных ВУЗов. Не так страшно незнание как таковое (для восполнения этого «экстенсивного» недостатка в той же Сети существует огромное количество разного рода энциклопедических ресурсов), как неумение мыслить, неспособность к творческому подходу к решению проблем, отсутствие навыков охвата проблемной ситуации «целиком», рефлексии над включенностью этой проблемы в общий контекст интеллектуальной культуры человечества и т.д. Как любит подчеркивать Е.Д. Смирнова, главное при анализе тончайших вопросов из области фундаментальных наук (да и вообще, собственно говоря, любых конкретных вопросов, в т.ч. и в жизни) – это «за деревьями не терять леса».

В настоящее время мы сталкиваемся с опаснейшей для здоровья цивилизации проблемой – все усиливающимся разрывом между «интеллектуальной элитой» и «серой массой», с одной стороны, и поляризацией самого научного (интеллектуального) сообщества, с другой. В последнем случае мы имеем в виду следующее. Многие ученые (занявшие соответствующие «экологические ниши», т.е. имеющие возможность работать в «фундаментальном» стиле) ведут свои изыскания, не сильно озабочиваясь философскими вопросами типа: «А как мои исследования помогут повысить интеллектуальный градус эпохи? Как сделать так, чтобы научное мышление (по типу) стало нормой для общества в целом, чтобы моя деятельность стала частью социальной практики в целом как таковой?». Собственно, это и не их задача с определенной точки зрения. Здесь сразу же вспоминается знаменитое (и притом весьма двусмысленное) выражение «Наука – это способ удовлетворять свои личные познавательные интересы за счет государства». Но такого рода научная деятельность необходима для сохранения науки как вида духовной практики в целом, не говоря уже о «долгоиграющих» последствиях фундаментальных прорывов. Вторая группа «интеллектуалов» – это «замученные жизнью» люди, для которых (порой вынужденно) наука – это повседневное средство для выживания (вроде преподавателей с 1500 часами нагрузки в год, к примеру). Их можно назвать «трансляторами». Им тоже по большей части не до глобальных философских обобщений касательно судеб науки и интеллекта в 21 веке и соответствующих практических действий, хотя они (в отличие от первых) сталкиваются с проблемой восприятия науки обществом ежедневно (в студенческих аудиториях). И, наконец, третья группа – те, кто мужественно пытается соединять в себе по крайней мере некоторые основные принципы первых двух стилей – популяризаторы науки. Те, кто интересуется не только содержанием, но и формой представления научной информации, кого «по штату» заботят проблемы ассимиляции интеллектуальной культуры в плоть общества в целом. Специалисты, ответственные за преемственность научной традиции как таковой.

Эти три группы «интеллектуалов» сущностно взаимодополняют друг друга, но реальные отношения между ними оставляют желать много лучшего. Особенно это касается «внутренних столкновений» между «фундаментальщиками» и «популяризаторами». Не секрет, что первые зачастую смотрят на вторых «сверху вниз», считая их деятельность «не достойной настоящего исследователя», полагая их «несостоявшимися учеными, от безысходности бросившимися в проповедничество» (примеры у всех нас перед глазами, достаточно назвать хотя бы Фламмариона). Понятно, что такое отношение вызывает ответную реакцию, что явно не способствует органическому развитию науки как единого социального комплекса (института) и ассимиляции научного способа мышления в общественное сознание.

На самом же деле само существование вершины пирамиды («чистых исследований», деятельности ученых высшего ранга и т.д.) становится возможным только при наличии ее фундамента. Чтобы вырастить плеяду выдающихся математиков, надо иметь сотни тысяч людей, увлекающихся математикой. Чтобы в обществе появлялись Хабблы (и чтобы они были этому обществу нужны), в нем должна существовать система, формирующая интерес к астрономии у широких масс молодых людей. Нужна структура, «вербующая» подрастающее поколение в члены «научного сообщества». Наука должна быть «реальным сектором» общественного сознания. Человек интеллектуальной страты с младых ногтей должен приучаться дышать воздухом науки. И вот здесь-то роль популяризаторов науки невозможно переоценить. Кому-то это может показаться парадоксом (и это еще один повод для зависти к «популяризаторам» со стороны «фундаментальщиков»), но их имена более известны, чем имена многих ученых. Гарднера и Смаллиана знают миллионы людей, а фамилию человека доказавшего великую теорему Ферма – намного меньше. Но сколько людей пришло в логику (и стали серьезными исследователями и пионерами новых направлений) через сборники головоломок Смаллиана, в математику – через Левшина, Гарднера, Кордемского, в астрономию – через Фламмариона! Популяризаторы – это те, кто обеспечивает связь науки и общества, те, кто, владея фундаментальными знаниями, с одной стороны, технологией научного мышления, с другой, и педагогическим талантом, с третьей, представляют науку обществу и в обществе, являясь ее «апологетами» (в смысле авторов «апологий» в ранней патристике).

Чтобы не быть голословными, проиллюстрируем наши рассуждения комплексом цитат из замечательной статьи «выдающегося научного журналиста и писателя, устанавливающим… высокие стандарты… для популяризации науки» Тимоти Ферриса «Несколько слов о популяризации науки»1. Итак, «большинство граждан остаются отчужденными от науки. Каждый год мы читаем в газетах истории о так называемой «научной безграмотности»… Все это весьма прискорбно, но еще более серьезную озабоченность вызывает тот факт, что весьма немногие понимают, что представляет собой наука как процесс… Проблема состоит в том, что выпускники так и не научились исследовать подобные [принципиальные, типа «Почему сменяются времена года?» – прим. К.М.] вопросы. В конце концов, что вы думаете, менее важно, чем как вы думаете… Популяризация науки должна… дать возможность людям лучше жить в целостном, а не в раздвоенном мире, который не находится в ладах с самим собой… Наука – процесс, способ подхода к миру…


Каталог: sites -> default -> files
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> Народная художественная культура. Профиль Теория и история народной художественной культуры
files -> Отчет о научно-исследовательской работе за 2014 год ростов-на-Дону 2014
files -> Учебно-методический комплекс дисциплины философия для образовательной программы по направлениям юридического факультета: Курс 1
files -> Цветков Андрей Владимирович, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии программа
files -> Программа итогового (государственного) комплексного междисциплинарного экзамена по направлению 521000 (030300. 62) «Психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница