Жизненное самоопределение молодежи в современном российском обществе


Жизненные цели и социальное самочувствие молодежи



Скачать 98.92 Kb.
страница14/16
Дата03.01.2018
Размер98.92 Kb.
ТипАвтореферат
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
Жизненные цели и социальное самочувствие молодежи

(в % от числа ответивших)




Варианты

По всей

выборке

Пол

Возраст

Поселение

Мужчины

Женщины

14-17

18-24

25-30

Городские

поселения

в целом

Сельские

поселения

в целом

Жизненные цели

Высокий заработок,

материальное благополучие



55,9

57,2

54,6

54,7

55,2

57,6

53,8

60,1

Дело по душе,

интересная работа



44,2

42,8

45,6

51,7

43,2

40,5

42,2

48,3

Социальное самочувствие

Надежда на перемены

к лучшему



37,5

33,2

42,0

41,5

36,7

35,9

36,6

38,9

Самоидентификация своего поколения

«Поколение надежд»

28,9

25,4

32,5

32,8

30,6

24,1

28,3

29,8

Актуальная проблема

Нехватка денег

63,2

63,8

62,5

53,2

65,8

66,4

60,5

68,6

Досуг

Провожу время с друзьями

58,1

58,5

57,7

67,0

61,2

47,9

57,6

58,3

Смотрю теле-, видеофильмы

50,4

47,9

52,9

45,5

50,3

53,9

48,8

52,1

Адаптивность современной молодежи проявляется и в самоидентификации 1/3 части молодежи как «поколения надежд». Молодые люди 14–17 лет, юноши/мужчины и сельская молодежь наиболее ближе к определению себя как «агрессивное поколение». Сравнительный анализ эмпирических данных исследований тольяттинской молодежи (г. Тольятти, 2002 г., 2009 г.) говорит о некотором изменении самоощущения в сторону цинизма.

Социальное самочувствие юношей и девушек опосредовано проблематикой в молодежной среде. В ранжированном списке молодежных проблем верхние позиции занимают (по общей выборке): нехватка денег — 63,2%, жилищная проблема — 34%, материальная зависимость от родителей — 22,7%, проблемы с работой — 21%. Проблемы молодежи характеризуются в большей степени возрастной спецификой: на фоне материальных затруднений для 14–17-летних актуальны проблемы проведения досуга, молодежь 18–24 лет ищет независимости от родителей, 25–30-летних беспокоит трудовая деятельность.

Судя по полученным данным, наиболее массовыми вариантами времяпрепровождения молодежи являются: общение с друзьями — 58,1%, просмотр теле– , видеофильмов — 50,4% (см. Табл. 1), проведение времени в сети Интернет — 38,3%. Меньше всего пользуются спросом среди молодого поколения такие виды досуга, как организованные культурные мероприятия — посещение музеев, выставок, театров. Рейтинг популярности различных форм проведения досуга достаточно наглядно демонстрирует преобладание среди молодежи развлекательных форм и достаточную распространенность рекреационных форм проведения досуга. Содержательная организация досуговой деятельности отмечена, в целом, меньшей частью респондентов. Для молодежи от 25 лет свойственно такое свободное времяпрепровождение, как «ведение домашнего хозяйства (35,6%), «уход за дачей, садовым участком» (34,2%). Молодежь 18–24 лет ищет общение на дискотеках, в ночных клубах, кинотеатрах. Интернет, компьютерные игры — главнее для 14–17-летней молодежи. Удовольствие от пребывания в Интернете, общения в его просторах, компьютерных игр убывает по мере взросления. Сфера досуга девушек/женщин (также характерно для молодежи 25–30 лет и сельской молодежи) наиболее консервативна. Молодые люди предпочитают формы досуга, требующие материальных затрат. Это является одной из причин их большей неудовлетворенности материальным положением. Динамика изменений досуговых предпочтений направлена на приватную сферу, тогда как результаты исследования 2002 г. подтверждали популярность публичных молодежных досуговых сцен.

Согласно проведенному исследованию среди ближайших планов респондентов регионального социума (Ульяновской области и Самарской области) свои лидирующие позиции заняли по общей выборке: «продолжить образование» — 18,5%, «основать свое дело» — 17,2%, «работать по специальности в государственных структурах» — 16,6%.

Результаты по возрастным группам показывают, что для 1417-летней молодежи актуально продолжение образования — 39,5%. Средняя возрастная группа находится на перепутье, о чем говорят цифры: 16,7% — основать свое дело, 16,1% — продолжить образование, 16,1% — работать по специальности в госструктурах. Для молодежи после 25 лет наибольшее значение приобретает трудоустройство: 20,5% — основать свое дело, 19,2% — работать по специальности в госструктурах.

Молодые женщины предпочитают продолжить образование — 20,7% (мужчины — 16,3%), а мужчины планируют основать свое дело — 21,4% (женщины — 13%). Сравнение результатов исследований в г. Тольятти за 2002 г. и 2009 г. о планах на ближайшее будущее говорит о снижении числа респондентов, планирующих продолжить образование, и увеличении желающих организовать собственное дело (особенно у мужчин). Данная тенденция является адекватной реакцией на экономический кризис в стране. Увеличилась значимость трудоустройства в государственных структурах по специальности, особенно у мужчин.

Подавляющее большинство молодежи свое будущее связывают с трудовой деятельностью, основными мотивами которой являются «хорошая оплата труда» — 83,2%, затем «возможность профессионального роста» — 50,1% и «самореализация, самоутверждение» — 25,4%.

Удовлетворенность молодежи профессиональным образованием проявляется в большей предпочтительности работать по специальности (более чем в 3 раза). Данное стремление более характерно для молодежи 25–30 лет, девушек/женщин, городской молодежи. Ориентация на трудовую деятельность в государственных структурах проявляется больше у молодежи 25–30 лет, девушек/женщин, сельской молодежи; коммерческие структуры привлекают молодежь 18–24 лет, юношей/мужчин, городскую молодежь.

Содержательная мотивация трудовой деятельности более характерна для молодежи 25–30 лет, девушек/женщин и городской молодежи, статусная мотивация — для молодежи до 18 лет, юношей/мужчин и сельской молодежи. Для трудовой мотивации юношей и девушек (г. Тольятти, 2002 г., 2009 г.) менее значимыми становятся возможность общения и ощущение независимости, возрастает ориентация на самореализацию/самоутверждение, разрешение бытовых проблем и возможность профессионального роста. Интенсивнее увеличивается значимость престижности для девушек и самореализации для юношей (на фоне сохранения прежней гендерной специфики).

Стирание границ между мужскими и женскими типами поведения отражается также в ответах о способности женщин выполнять типично мужские роли. 36,9% опрошенных мужчин считают, что женщины не способны работать столько же, сколько и мужчины; 46% девушек уверенны в обратном. Мужские черты характера, такие как напористость и настойчивость, по мнению молодых женщин, могут входить в арсенал женского типа поведения: 63,5% против 42,9% мужчин. Более уверены в своей выносливости и возможности выполнять неприятную работу женская часть респондентов: 49,5% (также могут) и 37,2% (почти также могут), когда у мужчин лишь 29,6% (также могут) и 36,5% (почти также могут). Эмпирические данные свидетельствуют о проявлении конкурентоспособности девушек на рынке труда.

Анализируя динамику убеждений молодежи относительно некоторых женских и мужских способностей (г. Тольятти, 2002 г., 2009 г.), можно говорить о том, что женщины все увереннее входят в трудовую сферу наравне с мужчинами (при этом больше доверяют мужчинам заботу о детях и надеются на их отзывчивость).

Отмечена асимметрия в установках юношей/мужчин относительно сферы занятости — все женское традиционно продолжает ассоциироваться с семьей, домашним хозяйством. Девушки-респонденты имеют более либеральные гендерные убеждения, чем юноши относительно их гендерного ролевого поведения. Ориентация на партнерство в гендерном пространстве трудовой сферы более характерна и для старшей молодежи, а также для молодежи сельской местности.

В молодежной среде регионального социума констатируется значимость семейных отношений. Так, хорошие отношения в семье занимают третье место в ранжированном ряду жизненных целей молодежи — 35,7% (по всей выборке). Значимость семейных отношений более характерна для девушек — 41,9% (29,6% юношей), молодежи 25–30 лет — 39,1% (35,6% молодежи 18–24 лет, 31% молодежи 14–17 лет), городской молодежи — 37,1% (32,4% сельской молодежи).

Осознание ценности семьи находит свое отражение на фиксации отрицательного отношения к одинокому жизненному сценарию у 66,2% молодежи (по всей выборке). Более положительное отношение к одиночеству проявляют старшая молодежь, юноши/мужчины, городская молодежь. Характеристика одиночества в молодежной среде имеет тенденцию роста отрицательных оценок (г. Тольятти, 2002 г., 2009 г.). Приоритет в положительных оценках семь лет назад был характерен для девушек — 35,2% (34,8% юношей), сегодня одиночество более приемлемо для юношей — 35,3% (30,9% девушек). Полученные результаты позволяют предположить, что среди молодых мужчин больше несправляющихся с новыми условиями трансформирующегося российского общества, в связи с чем, удобнее быть одному и не нести ответственность за кого-либо.

В результате исследования были выявлены основные основания для создания семьи: стремление проявить свою заботу и любовь к близкому человеку — 61% (по всей выборке); желание иметь детей — 50,8%; потребность во взаимопонимании, психологической поддержке, защите — 47,1%.

Последнее основание оказалось более дифференцированным по поселенческому фактору — именно городская молодежь связывает семью с психологическим и душевным равновесием. Потребность в психологической поддержке высока среди молодых людей младшей возрастной группы — 49,8% (вторая позиция), у представителей средней и старшей молодежи на втором месте — желание иметь детей 54,8% и 49,3% (соответственно).

Динамика оснований создания семьи проявляется в следующем (г. Тольятти, 2002 г., 2009 г.): потребность во взаимопонимании, психологической поддержке в семейных отношениях возросла, особенно у мужчин; ситуация детности имеет рост, особенно в женских устремлениях; снижается заинтересованность материальным положением партнера как у мужчин, так и у женщин.

На создание семейно-брачных отношений влияют ближайшее окружение, распространенные стереотипы. Внешнему воздействию более подвержены юноши/мужчины — 40,1% (девушки/женщины — 34,4%). Их выбор обусловлен сложившейся традицией (рано или поздно все должны жениться), желанием не остаться неженатым, стремлением ответить на ожидания родственников и повысить уважение в глазах окружающих. Традиционнее оказалась и старшая молодежь.

Ассоциация семейной жизни с удовлетворением важнейших эмоционально-психологических потребностей проявляется и в утверждении, что «семья — это теплота, понимание, взаимная психологическая поддержка» — 39,3% (по всей выборке). По своей значимости это стоит на первом месте. Взаимопонимание в семейных отношениях рассматривается как непременное условие счастливой семейной жизни.

Главными ценностями в семейных отношениях большинство респондентов назвали: «любовь» (78,2%), «счастье» (54,8%) и «доверие» (49,9%). Хотя значимость данных трех ценностей имеет тенденцию снижения по мере взросления молодежи. С возрастом у молодых людей в представлениях о семье появляется такое понятие, как «дети» — 51% (третья позиция), и стремление к семейному покою, уюту — 52% (вторая позиция), что менее выражено у младшей и средней возрастных групп. Таким образом, предпочтения молодежи более связаны с аффективной поддержкой, а не с функцией материнства/отцовства, то есть семья является психологическим убежищем от общественных потрясений.

Среди ответов старшей молодежи, молодых мужчин, городской молодежи зафиксированы более неодобрительные представления о семье. Отрицательные оценки института семьи, нежелание воспитывать детей проецируют положительное отношение к одинокому жизненному сценарию и отрицательное социальное самочувствие.

В методике спонтанных ассоциаций, связанных с понятием «семья», перечисление членов семьи юноши/мужчины и девушки/женщины начинают с мужа — 70,6%, затем жена — 69,2%, следующие дети — 66% (один ребенок — 17,2%). Отношения «родители-дети» не являются ведущими в становлении молодой семьи. Можно заметить, что супружеские отношения имплицитно предполагают скорее мужское первенство. Это яркая иллюстрация влияния государственной традиции, выстроенной вокруг фигуры мужа.

Гендерные воззрения проявляются и в ответах на вопросы о способности мужчин выполнять типично женские роли — реагировать на нужды других, выражать любовные эмоции, заботиться о детях. В целом молодые женщины проявляли меньшую готовность сказать, что у мужчин почти так же, как у женщин, развиты все три вида способностей. Молодые мужчины отмечают, что в равной мере способны делать то же, что и женщины. Этот результат позволяет предположить, что мужчины в потенциале склонны войти в мир заботы о ребенке.

Выявление идеального или предпочитаемого разделения домашнего труда в браке производилось в отношении следующих семейных занятий: ведение домашнего хозяйства, зарабатывание денег, распределение семейного бюджета, воспитание детей, уход за родителями и ремонт дома. При анализе данных по всем шести семейным занятиям выявлены предпочтения их равного выполнения (по всей выборке). Более характерно для молодежи 14–17 лет, девушек/женщин, сельской молодежи. Аналогичного равноправия по выполнению семейных задач в мужских предпочтениях не наблюдается: большинство юношей/мужчин считают, что ведение домашнего хозяйства — это в основном роль жены — 54,6%, а выполнять функцию основного добытчика и «кормильца» в семье должен муж — 50,1%. Молодые мужчины имеют установки на традиционный тип семейных отношений в быту, молодые женщины же склоняются к эгалитарному типу, то есть хотят делить все обязанности поровну. Данная тенденция увеличивается в течение последних семи лет (20022009 гг.) — тольяттинские юноши и особенно девушки все больше стремятся к уменьшению специализации в браке.

Сексуальная идентификация является в определенном смысле стержнем взросления, которое предполагает наличие сексуальной культуры, то есть ответственности за новую будущую жизнь. Стремление скорейшего обретения взрослого статуса стимулирует сексуальную активность молодежи, которая имеет явную тенденцию к омоложению.

Значимость сексуальности для молодежи проявляется в ответах респондентов относительно целей в жизни: «удовлетворенность в любви, интимной жизни» занимает пятую позицию в ранжированном ряду жизненных целей — 19% (по всей выборке). Чуть более важно для старшей молодежи, девушек/женщин, городской молодежи. Проблемами секса более обеспокоены молодежь до 18 лет (9,5%), юноши/мужчины (8,3%), сельская молодежь (6,9%).

Начало сексуальных отношений молодых мужчин и молодых женщин определяется большей частью молодежи между 17 и 18 годами. В отношении молодежи к сексуальному дебюту сохраняется двойной стандарт: более молодые вообще терпимее более старших (юноши терпимее девушек), и вся молодежь терпимее к юношам, чем к девушкам.

Представленные восприятия различных форм сексуальных практик, можно зафиксировать в три группы:



  • положительной оценкой большинство молодежи характеризует сексуальные связи до брака и совместную жизнь без регистрации брака (чуть сильнее проявляется у старшей молодежи, молодых мужчин, городской молодежи);

  • отрицательной — внебрачные сексуальные связи супругов, сексуальные связи помимо постоянного партнера и случайный секс (чуть сильнее проявляется у старшей молодежи, молодых женщин, городской молодежи);

  • весьма отрицательной — мужской и женский гомосексуализм (более сильно проявляется у младшей молодежи, молодых мужчин, сельской молодежи).

Сравнительный анализ эмпирических данных исследований тольяттинской молодежи 2002 г. и 2009 г. говорит о некотором увеличении отрицательных оценок внебрачных сексуальных связей супругов, сексуальных связей помимо постоянного партнера, случайных сексуальных отношений, мужского, женского гомосексуализма и абортов. Только по двум из предложенных позиций — сексуальные связи до брака и совместная жизнь без регистрации брака — юноши/мужчины и девушки/женщины отзываются более положительно, чем семь лет назад. Это подтверждает тенденцию увеличения значимости для современной молодежи гармоничных супружеских отношений в процессе жизненного самоопределения.

Таким образом, социальная дифференциация жизненного самоопределения молодежи в российском регионе определяется факторами возраста, пола и поселения.

Преимущественная ориентация молодежи регионального социума (Ульяновской области и Самарской области) на частную жизнь подтверждается ценностной структурой сознания молодежи. Доминантная ценность — материальный достаток сочетается с такими наиболее значимыми ценностями, как интересная работа (дело по душе), семья и дружба. Значительная часть молодежи идентифицирует себя как «поколение надежд» и, как следствие, характеризуется «социально-комфортным» самочувствием. Бóльшую адаптивность к изменениям, сопутствующим трансформации общества, проявляют юноши и девушки, опирающиеся на личные качества и способности. Молодежь посредством образования планируют завоевать определенный социально-экономический статус.

Ожидания, чувства, потребности и ценности разных возрастных групп, зависят от тех ресурсов, которыми молодой человек может обладать в том или ином возрасте. Для младшей группы на передний план выходят проблемы образования, отношений с друзьями, секса. В трудовой деятельности ориентируются на государственные структуры и статусную мотивацию. Семья воспринимается, прежде всего, как равный супружеский союз, характеризующийся заботой, любовью и психологической поддержкой близкого человека. Молодежный возраст 14–17 лет определяется как «время надежд», что подтверждается молодежью регионального социума в большем позитивном настрое. Представления о будущем более размыто и неопределенно, поэтому выбор жизненной стратегии во многом зависит от материального благополучия родителей и их жизненного сценария.

Молодые люди старшей группы, вступившие во взрослые социальные отношения, имеющие образование, опыт работы, в качестве главных ценностей, кроме материального достатка, выделяют семейное благополучие. Кроме того, открытие собственного бизнеса, трудоустройство по специальности в государственных структурах (материально-содержательная мотивация) в качестве альтернативы решения экономических проблем в первую очередь отмечают молодые люди именно этой возрастной категории. С возрастом возрастает толерантность к различным сексуальным практикам и снижаются положительные оценки семейных взаимоотношений. Старшая молодежь более склонна к «дискомфортно-агрессивному» социальному самочувствию.

Специфика предпочтений молодых мужчин и молодых женщин формируется путем конструирования и проектирования социальной реальности, исходя из гендерной идентификации и полоролевой социализации в процессе жизненного самоопределения. Основной ценностью становится высокооплачиваемая, престижная, интересная работа. Для юношей/мужчин характерны: мобильность, активная жизненная позиция, преобладающее значение высокой зарплаты и быстрого трудоустройства, поддержки друзей, традиционный культурный идеал гендерных отношений в семье, гедонистические и престижно-потребительские ориентации, ранние и не узаконенные сексуальные отношения. Жизненное самоопределение девушек/женщин базируется на традиционных представлениях достижения успеха через получение высшего образования, работу в государственных структурах по специальности, поддержании эгалитарного типа семьи и функции материнства, толерантном отношении к гомосексуальности. Девушки/женщины вторгаются в сферу деловой активности быстрее и охотнее, чем молодые люди/мужчины в область домашнего хозяйства. Социальное самочувствие женской части молодежи российского региона характеризуется динамикой оптимистической оценки.

Поселенческий фактор формирования жизненных приоритетов молодежи определяет специфику жизненного самоопределения молодежи в зависимости от вида поселения (село — город). Для молодежи сельских поселений более свойственно стремление к восходящей социальной мобильности. Они готовы поступиться семейными ценностями ради заработка «больших» денег и высокого профессионального статуса, престижного положения в обществе. В трудовой сфере сельская молодежь на фоне материально-статусной мотивации планирует трудоустройство по специальности в государственных структурах. В аспектах брачности и семейных отношений юноши и девушки сельских поселений более подвержены влиянию ближайшего окружения, стереотипам, материальной заинтересованности брачного партнера, стремлению иметь детей, либеральному восприятию разделения труда в браке. Времяпрепровождение сельской молодежи опосредовано стереотипами приватной сферы и характеризуется распространенностью рекреационных форм проведения досуга.

Молодежь городских поселений характеризуется менее оптимистической оценкой происходящего. Привлекательными в процессе жизненного самоопределения для городской молодежи являются: материально-содержательная мотивация при работе по специальности в государственных или коммерческих структурах, психологическое и душевное равновесие в семейных отношениях, развлекательные формы проведения досуга, сексуальная сторона взаимоотношений.

Социологические данные о ценностных основаниях жизненного самоопределения молодежи российского региона констатируют постепенное распространение эгалитарных установок, которые проявляются через осознание возможностей равноправных отношений во всех сферах жизнедеятельности, через положительную оценку инноваций в гендерных отношениях и возникновение новых форм взаимодействий. Приверженность инновационному конструкту (в условиях российского региона) демонстрирует преимущественно образованная часть городских молодых женщин.

Согласно эмпирическим данным позитивная (восходящая) направленность изменения социальных характеристик молодежи в ходе ее становления в качестве субъекта общественного воспроизводства свидетельствует о развитии этой социально-демографической группы. Активность в интериоризации общественного опыта является предпосылкой социального творчества молодежи, необходимым условием инновационного процесса.

В такой ситуации возрастает значимость духовного начала человека, так как личность обретает себя через акт духовного самоопределения, с обретением смысла жизни, определением своего жизненного пути, с обращением к себе, в формировании нравственных отношений с окружающими. Только органическое единство материального и духовного аспектов жизненных сил человека обеспечивает подлинную субстанциональность целостного бытия, позволяет рассматривать человека как сложную самоорганизующуюся и самовоспроизводящуюся систему.

В Заключении подводятся общие итоги исследования, излагаются основные выводы, в том числе о подтверждении гипотезы исследования.

Процесс жизненного самоопределения представляет собой поэтапное включение молодежи во все сферы общественной жизни и определение своего места в социальной структуре общества посредством идентификации, социального конструирования и проектирования реальности. Жизненное самоопределение молодежи в современном российском обществе как ориентационный комплекс основан на соединении понимания социальной реальности и умения ее преобразовывать. Принципом упорядочивания многообразия ценностно-смысловых оснований и обеспечения ориентационными траекториями в жизнедеятельности является триада «свое – чужое – чуждое». Переход от первичной к вторичной социализации задает импульс самоопределению и завершается жизненным самоопределением молодежи/присвоением социальной субъектности.

Противоречие современного процесса взросления молодежи проявляется, с одной стороны, в увеличении времени поиска, запаздывающем наступлении зрелости, с другой более активном поиске себя в различных коммуникативных, деятельностных сферах. Данная ситуация стимулирует самоопределение и развитие личности. Молодежь, являясь дебютантом трудовой, социальной, в том числе общественно-политической, сексуальной, семейной сферах, имеет значительный потенциал в освоении многовариативной реальности.

Подтверждается гипотеза исследования, что жизненное самоопределение молодежи в современном российском обществе изменяется по своему характеру в направлении стихийности, вариативности, разносрочности, рискованности. Ценностные основания молодежи трансформируются от устойчиво традиционных к инновационным. Жизненное самоопределение молодежи в российском регионе зависит от факторов возраста, пола и поселения.

Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в следующих публикациях автора.





Каталог: binary
binary -> Счастье как социокультурный феномен (социологический анализ)
binary -> Особенности репрезентации культурной идентичности в интернете
binary -> Стратегии личностной идентификации в сетевом пространстве компьютерной симуляции: культурологический аспект
binary -> Формирование образа семьи в средствах массовой информации россии
binary -> Религиозно-философская и психоаналитическая интерпретации проблемы пола: В. В. Розанов и з. Фрейд
binary -> Программа по социологии «Социология семьи, детства и гендерных отношений»
binary -> Мурадян Овик Хачикович
binary -> Программа курса пояснительная записка курс «Социальная психология личности»
binary -> Презентация тела в советской фотографии «оттепели»
binary -> А философско-филологическая концепция тела в работах В. В. Розанова, Ф. Ницше и М. М. Бахтина


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница