Жан гранье



страница28/34
Дата21.08.2018
Размер1.61 Mb.
ТипЛитература
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   34
Большая политика. — Под понятием «большая политика» Ницше подразумевает осознанное и обдуманное принятие обязательств за будущее человеческого рода. Таким образом, презирая ухищрения современных политиков, все интересы которых направлены лишь на отстаивание ограниченных интересов, такая политика подготавливает царствование сверхчеловека на базе конкретной организации со–
126

циальной жизни и культуры в глобальном масштабе. Большая политика, таким образом, является своего рода средством, чтобы создать на уровне исторически существующих объединений людей так называемое мировое правительство, которое способствовало бы дионисийского типа обучению членов общества, направленному на формирование идеального сверхчеловека: «До сего времени существовали тысячи различных целей, потому что существовали тысячи народностей. То, что отсутствует при этом, так это связующая цепь между ними, основное отсутствие –отсутствие конечной цели. В настоящее время человечество не имеет конечной цели» («Так говорил Заратустра»).

Такой проект, соединенный с провоцирующей декларацией, совершенно очевидно, является декларацией войны, направленной против конкурирующих идей. Ницше разоблачает здесь пособников современной веры в «прогресс», являющейся избитой темой христианской метафизики. «В какой мере, – спрашивает Ницше, – существует еще фатальная вера в божественное предвидение, вера, наиболее парализующая как руки, так и мозг, когда под понятием «природы», «прогресса», «усовершенствования» и «дарвинизма» эта вера, имеющая некоторые связи со счастьем и добродетелью, является еще одной гипотезой христианской интерпретации, на чем она настаивает?» («Воля к власти»). Врожденная бесплодность этой фантасмагории обнаруживает себя в Идолопоклонстве Истории, которая в ней обычно обнаруживается. Этот своеобразный маленький «фактализм», по едкому определению Ницше, квалифицируется как коллективная близорукость «фактов», претенциозно объективных, в соединении с убеждением, что абсолютный разум все способен объяснить. «Мы не будем служить истории только в той мере, в какой она служит жизни, но злоупотребление историей и ее переоценка является главной
127

причиной того, что жизнь утрачивает способности и деградирует, возникает такой феномен, как необходимость страдания, в результате чего мы отдаем себе отчет в том, что появляются поразительные симптомы, характеризующие нашу эпоху» («Несвоевременные размышления»).

Социалистические доктрины довольно грубы, по Ницше. Совершенно очевидно, и, вероятно, стоит об этом сожалеть, что Ницше не читал К. Маркса (он не знал даже его имени), так как такое знакомство могло привести к корректировке многочисленных его высказываний, более строгой ориентации в истории и проблемах политики, повлиять на его собственные интерпретации. Но эти соображения не препятствуют признать ценность многих критических замечаний Ницше по этому вопросу; более того, сам марксизм немало почерпнул бы полезного из подобных размышлений...

Упрек Ницше в адрес социалистической идеи заключается, в основном, в чересчур большом философском оптимизме, который в ней присутствует, принимая во внимание моральное наследие рационализма Сократа. Действительно, уже в своем произведении «Рождение трагедии» Ницше имел возможность характеризовать основные тенденции и отдаленные влияния учения Сократа: «Мы не будем утаивать, что же прячется в сердце этой сократовской культуры: оптимизм, считающий себя безграничным! Его не страшит наблюдать за тем, как зреют плоды этого оптимизма,– наблюдая за обществом, проникнутым в своих самых внутренних слоях этой культурой, мало–помалу дрожа от робких попыток чувственных притязаний; видеть веру, которая бы являлась земным счастьем для всех, веру в возможность универсальной научной культуры, которая трансформируется мало–помалу в угрожающие требования земного счастья и александрийского разума». Этот оптимизм, принимая во внимание уроки


128

Сркрата и христианскую ментальность, инспирирует «научные» притязания социализма в виде рациональной концепции Истории и доверия к диалектическому методу, тому самому, откуда возникает идеал счастья народных масс, один из вариантов «стадной» морали технократического века, господствующей теперь на планете. Ницше с сарказмом относится к этому стандартизированному счастью (прекрасно совместимому, как оказалось, с политическим режимом самой чудовищной диктатуры!). Отсюда вытекает фундаментальное заблуждение в отношении самого смысла цивилизации: «Проблема цивилизации очень редко осознавалась. Конечным итогом ее вовсе не является ни счастье народа, ни развитие ее без всяких ограничений; он проявляется как раз в точной пропорции, соответствующей его развитию. Конечная цель превосходит земное счастье: этот конец является производным от великих дел» («Воля к власти»). Также Ницше разбивает марксистский тезис, согласно которому рабочий класс имеет историческую миссию совершенно сокрушить отчуждение человечества, осуществляя собственное освобождение; этот тезис не признает значение свободы самой по себе. А как подчеркивает Заратустра, освобождение не имеет ни смысла, ни ценности, и никоим образом не является элементарным явлением, в котором отсутствует принуждение.

Ницше защищает социальную организацию, сугубо аристократическую и жестко антигосударственную. «Нашей целью, – объясняет он, – является формирование доминирующей касты, которая объединит людей на наиболее обширных, пригодных для приложения усилий землях, во главе всемирного правительства» («Воля к власти»). Действительно, речь идет о том, что это требование соответствует не только методологии теории познания Ницше и природе воли к власти, но также принципам настоящего воспитания, в идеале направленного на воспитание
129

сверхчеловека. «Любое возвышение человеческого вида всегда было и будет произведением аристократического общества, общества, которое вырастает из различных иерархических слоев и человеческих ценностей, требующих в той или иной форме подчинения» (Там же). В то же время подобная аристократия не снисходит ни до участия в кровопролитии, ни до обладания материальными ценностями; на ней будет лежать миссия строго и безоговорочно руководить по праву, которое должно доминировать во всем! Парадоксом «большой политики», по Ницше, таким образом, является наличие идеологических различий, направленных на защиту интересов одного из классов; власть же предоставляется лишь создателям ее, которые обладают при этом весьма опасной ответственностью: это каста людей, не занятых повседневным трудом, которая более чем кто бы то ни было способна на страдание; их удовлетворенность данным существованием является наименьшей, в то время как чувство долга – наивысшим» («Человеческое, слишком человеческое»). Вследствие этого «рабочие однажды будут жить как буржуазия; и не только так, а гораздо выше, то есть у них появится отсутствие потребностей, и они будут жить, как высшая каста; бедные и неприхотливые будут обладать властью» («Воля к власти»).

Затруднения у Ницше начинаются тогда, когда он ищет в истории отправные пункты, необходимые для осуществления большой политики, так как ни один из общественных классов, как ему кажется, не в состоянии ответить на его ожидания. Буржуазия ему отвратительна («Так говорил Заратустра»), пролетариат ему безразличен, а крестьянство он абсолютно не знает; что касается интеллигенции, он утверждает, что она ведет себя, как пауки в банке! В конце концов, исключительно в новой элите философов Ницше видит свою надежду. Королем философов Ницше считает Платона, любопытно, что он недалек от ис-
130

тины! Но Ницше не заботится о том, чтобы уточнить, из какой социальной среды их необходимо черпать, а также в какой среде найти для них учителей. В заключение мы видим достаточно признаков, которые убеждают в Том, что большая политика, по Ницше, является нечем иным, как утопией... философа!

Но не будем укорять Ницше за это и многое другое, скорее выразим ему искреннее восхищение! Так как нашим глазам мешают видеть небольшие, сцены из спектаклей, поставленных посредственными политиками, а на самом деле жалкими и неэффективными «реалистами», взглянем вглубь сцены; тогда у нас появится возможность наслаждаться утопическими мечтаниями настоящего мыслителя. Это относится к тем мечтаниям, проникая в которые, мы можем возвыситься и восхвалить одно из наиболее благородных и торжественных обещаний человечеству: существование философской мысли самой по себе – где Ницше, совершенно очевидно, является фигурой, которая будет вечно служить в качестве неповторимого образца.


Каталог: userfiles -> pdf
userfiles -> 1. Философское учение о бытии это: (Выбрать один правильный ответ)
pdf -> Учебное пособие Санкт-Петербург 2003
pdf -> Рудольф штейнер фридрих ницше борец против своего времени
pdf -> Лекции 1923-1944 годов Перевод с немецкого Сергея Жигалкина
pdf -> Культурная революция
pdf -> Одного из фундаментальнейших текстов современности, случайная, в самом прямом смысле этого слова, работа, возникшая с подачи Готфрида Хоннефельдера
pdf -> Сборник статей Под редакцией Виктора Каплуна
pdf -> Общественные науки и современность


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница