Жан гранье


Акция по преодолению самого себя



страница23/34
Дата21.08.2018
Размер1.61 Mb.
ТипЛитература
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   34
Акция по преодолению самого себя. — Но все предыдущие определения, несмотря на их важность, рухнут при всестороннем изучении идеи Ницше о воле к власти, если мы не удостоим рассмотрения тему, которая им придает основное значение и которая поэтому является у Ницше объектом вербального созидания: это тема, обозначаемая у Ницше словом «Selbstuberwindung», где забота о точности заставляет нас перевести его, несмотря на тяжеловесность, пространственным выражением: «действие по преодолению самого себя».

Ницше обозначает здесь действие превышения, которое представляет из себя своего рода метаморфозу, где происходит подъем с низшей ступени на высшую, имея в виду, что это движение не спровоцировано извне, но исходит из внутреннего принципа сущности. Изучая подобный феномен «внутреннего преобразования», мы уже имели случай отметить, что преодоление может происходить весьма продуктивно и, согласно концепции Ницше, диалектически последовательно, в гегельянском смысле. Но речь идет только об одном из вариантов местного характера. В своей глубине Selbstuberwindung Ницше поворачивается спиной к диалектике и ее догматизму абсолютной рациональности; эта концепция никогда


105

не предполагала чисто логический процесс, еще менее она являлась комбинацией структур или функцией многочисленных значений (только современная идеологическая распущенность позволила себе разразиться ужасно комическими комментариями на этот счет!). Она объявляет – о связи, в этом случае, с Вечным Возвратом – как стать, есть ли для этого возможность, другими словами, как произвести это созидание форм и поставить их в поток становления, который реализует извечную метаморфозу становления самого себя. Соединяя концепцию воли к власти с «действиями по преодолению самого себя», Ницше пытается осмыслить Сущность как «обобщение концепции и понятия «жить» (дышать), «воодушевленный», «хотеть», «действовать», «становиться» («Воля к власти»).

Это, к тому же то, что присуще нашему собственному телу – свидетельство чему – очевидное становление, мы можем это твердо констатировать. Действительно, почему телу изначально присуща способность продуцировать совесть и интеллектуальные способности, которые с этим телом неразрывно связываются? Для того чтобы создать превосходное тело, отвечает Ницше, надо призвать определенным образом к активности тела, непосредственную и конкретную иллюстрацию преодоления самого себя: «Речь идет о единственности тела при всем развитии разума: это развитие заключается в том, чтобы нам придать чувствительность в формировании превосходного тела. Органика может подняться на еще более высокую ступень. Наше желание познания природы является способом для того, чтобы совершенствовать тело» («Воля к власти»). В этом нет ничего удивительного, ведь жизнь, рассматриваемая в наибольшем обобщении, признается в том, что способна к преодолению сущности, «которая принуждает нас преодолеть самого себя и приблизиться к бесконечности» («Так говорил Заратустра»). Все мо-
106

ральные критерии, другими словами, все таблицы иерархии ценностей исходят из одного и того же принципа: «таблица ценностей, записанная выше, каждого народа; это таблица побед над самим собой; это голос своей воли к власти» («Так говорил Заратустра»). Необходимо еще раз подчеркнуть, что это принцип, который определяет судьбу человека, и если это действительно так, то это судьба создания сверхчеловека!

Независимо от разногласий по методологии и по концепции опознания, идея преодоления самого себя создает критерий для того, чтобы различать волю к власти Ницше и волю к жизни Шопенгауэра. Шопенгауэр думает, что ему позволено принять аргументы страдания, чтобы оправдать интерпретацию откровенно пессимистического мира, который стал бы мимической фантасмагорией воли к жизни, ужасной и слепой, которая не освобождает от работы по уничтожению аскезы. Ницше взбунтовался против этого высказывания; он показал, что предпосылки в этой аргументации уже являются софистикой, которая преследуется природой, отравленной современным декадансом. Эта тревога по случаю боли, не является ли она симптомом болезни воли самой по себе, которая стала неспособной брать на себя ответственность за творческое призвание воли, которая отрицает принцип преодоления самого себя и не может больше честно судить об этом? «Решение по поводу того, что нам создаст удовольствие или боль, – говорит Ницше, – зависит от степени власти. То же самое может относиться к относительно небольшой власти, которая создает опасность и заставляет нас приступить к быстрой обороне; это может привести к тому, что если власть будет мощной, она может обрести шарм сладострастия, ощущение наслаждения ею» («Воля к власти»). Настоящее чувство боли фиксируется в действии, которое необходимо преодолеть самому себе; таким образом, оно является
107

сосуществованием: «боль является чувством, которое образует препятствие, но так как власть воспроизводит в сознании препятствие, то боль является составной частью любой деятельности (любая деятельность, направленная против чего–либо, что необходимо преодолеть)» («Воля к власти»). Отсюда вытекает, что воля к жизни по Шопенгауэру – это всего лишь псевдоволя, желание, повисшее «в воздухе» (Werke XI 162), потому что оно лишено своего основного намерения, зафиксированного в статическом значении «желать», вместо того, чтобы определяться движением к преодолению самого себя. «Шопенгауэр говорит «воля», но нет ничего более характерного в его философии, как полное отсутствие воли» («Воля к власти»).

Но то, что может нам помочь определить смысл и последнее основание этого определения воли к власти как действия по преодолению самого себя, именно в этом смысле оно применимо в теории познания и правды у Ницше. С одной стороны, мы уже видели, что воля к власти является своего рода операцией, которая придает определенные формы хаосу воображений и желаний для того, чтобы создать интерпретацию, где автор, являясь жизненным прагматиком в своих ценностных ориентирах, должен, по словам Ницше, «привести то, что мы называем инстинктом познания, к инстинкту присвоения и завоевания» («Воля к власти»). С другой стороны, познание, используя опыт дисциплины и честности филологии, обязывает нас преодолеть жизненный прагматизм, и это преодоление соответствует очень точно Selbstuberwindung, с двойным значением битвы, а также переход к высшей стадии формы познания: «Как происходит, что мы боремся против врожденной лжи и против любого маскарада? Ощущение власти, которое высвобождается в развитии ив интеллектуальной активности, направляет нас» (Posthumes 193). Таким образом, мы признаем, что
108

ставим жизнь в опасное положение, потому что снимаем, по крайней мере временно, защитные иллюзии; мы подчиняемся, таким образом, императиву воли к власти, так как «жизнь – это всего лишь средство по отношению к другой вещи: вот; выражение форм возрастания власти» («Воля к власти»). Подлинная власть показывает, таким образом, степень силы, которую разум может инвестировать в поиски правды, другими словами, интенсивность в преодолении себя на службе правдивости: «Высшее измерение силы: в какой степени человек может жить, опираясь на гипотезы, а не на веру, то есть отправиться в путешествие по безбрежным морям!» (Posthumes 136). Вследствие этого мы получаем дух – а не дикое насилие! – которое выражает реальную власть; если, действительно, мы должны уважать «власть и волю после определенного количества сопротивления, боли, пыток, которые допустимы и из которых мы черпаем превосходство» («Воля к власти»). Совершенно очевидно, что при этом дух получит пальму первенства, так как «дух – это жизнь, которая разрывает собственное тело; его муки увеличивают способность познания» («Так говорил Заратустра»).



Сила и слабость. — Следует освободиться от фальшивых образов силы, которые нам навязывает варварская идеология, чтобы обрести способность понять значение, которое придает Ницше концепции силы в своей генеалогической интерпретации. Совершенно очевидно, что любая сущность, которая участвует в воле к власти, постоянно работает, чтобы преодолеть себя. И не существует противоречия в том, что стиль и ориентация такого преодоления не будут теми же, которые мы находим у силы, направляемой декадансом или угасающей жизнью. Мы находим, таким образом, что действие по преодолению самого себя имеет два антагонистических значения, согласно которым характеризуется тот или иной тип
109

воли к власти; однако эти концепции силы и слабости, используемые в контексте генеалогического определения, имеют целью фиксировать двойную полярность воли к власти, в зависимости от чего каждое из действий преодоления самого себя обладает своей собственной нормативностью. При этом гарантируется существование иерархической соподчиненности внутри воли к власти как единой сущности мира.

Никаких противоречий, приписываемых Ницше, здесь не существует, когда он указывает, с одной стороны, что: «...слабость и сила соотносятся совершенно параллельно: они простирают свою власть настолько далеко, насколько это возможно» (Posthumes 217–218); с другой стороны, он старается изо всех сил победить некоторые из этих выражений воли к власти, в которых разоблачает инстинкт декадентства и предупреждает: «Что же, собственно, подразумевается под моралью? Инстинкт декадентства; то есть люди, совершенно изнуренные и обездоленные, которые, таким образом мстят и ведут себя как господа (...). Инстинкт декадентства в форме воли к власти» («Воля к власти»). Воля к отмщению, действительно, является еще одним видом воли к власти, но она должна быть классифицирована в виде концепции слабости, потому что является воплощением отрицательной воли к власти, которая пытается разрушить жизнь, обрекая ее на деградацию. В то же время ее классифицируют в виде концепции положительной силы в понятии воли к власти, то есть используют для того, чтобы восхвалять и раскрывать жизнь. Первая концепция является репрессивной, а вторая – созидательной. Это подлинная воля к власти, верная природе (так как Ницше в некоторых текстах сам себе резервирует эксклюзивность этого обозначения), другая является своего рода сумасшествием, которое отталкивает от себя и становится чужеродным по отношению к своему определению.
110

Разница должна быть установлена благодаря тройному исследованию. Сначала необходимо критически осмыслить идеалы, под покровом которых каждый борется за главенство; затем происходит идентификация типа человека или социальной группы, которая их проводит в жизнь; и завершается исследование анализом последствий, которые приведут к этому, для жизни, победы, или просто определяется их влияние на иерархию определенных ценностей. Что касается идеалов, метод позволяет разграничить Идеалы положительные и Идеалы отрицательные, в зависимости от следующего критерия: «всякий идеал предполагает любовь и ненависть, уважение и презрение. Первым мобильным рецептором может быть положительное чувство, а может – отрицательное. Ненависть и презрение – вот первые подвижные рецепторы, например, во всех идеалах, рожденных от затаенной обиды» («Воля к власти»). С точки зрения типологии различают в моральном аспекте разнообразные подстрекательские тенденции, которые Ницше именует таким образом: «1. Стадный инстинкт против сильных и независимых; 2. Инстинкт страдающих и обездоленных против счастливых; 3. Инстинкт посредственности против исключительных личностей» («Воля к власти»). Что касается оценки подобных качеств согласно их влиянию на жизнь, метод Ницше ведет к тому, чтобы создать антагонизм между «моральным натурализмом» и неестественной моралью: любой натурализм морален, в данном случае, любая здоровая мораль является доминирующей в жизненном инстинкте (...). Неестественная мораль – это любая мораль, которая до сего дня была основой обучения, считалась высокочтимой и проповедовалась; она совершенно точно направлена против инстинктов жизни» («Сумерки идолов»).

Радикализм аргументации Ницше, таким образом, проявляется в том, что он выражает своей гене-
111

алогической классификацией волю к власти в виде противопоставления «воли небытия» и «воли к жизни» («Воля к власти»). Воля к власти может характеризоваться тем, что благоприятствует жизни, в то время как способна и разрушать жизнь, делая ее слабой. Окончательно подводя итог, можно сказать, что концепции силы и слабости служат у Ницше для того, чтобы задуматься с генеалогической точки зрения об основном соотношении между жизнью и действием по преодолению самого себя. Отсюда возникает вывод: каждый индивидуум может рассматриваться в зависимости от того, какую линию жизни он представляет – восходящую или деградирующую» («Сумерки идолов»).




Каталог: userfiles -> pdf
userfiles -> 1. Философское учение о бытии это: (Выбрать один правильный ответ)
pdf -> Учебное пособие Санкт-Петербург 2003
pdf -> Рудольф штейнер фридрих ницше борец против своего времени
pdf -> Лекции 1923-1944 годов Перевод с немецкого Сергея Жигалкина
pdf -> Культурная революция
pdf -> Одного из фундаментальнейших текстов современности, случайная, в самом прямом смысле этого слова, работа, возникшая с подачи Готфрида Хоннефельдера
pdf -> Сборник статей Под редакцией Виктора Каплуна
pdf -> Общественные науки и современность


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница