Жан гранье


Жизненный прагматизм полезной ошибки



страница17/34
Дата21.08.2018
Размер1.61 Mb.
ТипЛитература
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   34
Жизненный прагматизм полезной ошибки. — Достоверность, однажды достигшая зрелости, вовсе не довольствуется лишь критикой метафизического миража. Она возбуждает разум и заставляет задуматься над фундаментальными ценностными жизненными категориями, которые появляются в процессе непосредственной интерпретации, и где каждый центр интерпретаций декларирует столь же простодушно, как и уверенно, существо достоверности мирового опыта. Под действием познания, развивающегося в результате этого неотвратимого процесса, так называемая достоверность не замедлила растерять свое яркое оперение и приняла вид блеклой ливреи скромной необходимой погрешности. «Она является своего рода ошибкой, без которой определенный вид живых существ не смог бы выжить. Что принимается за последнее средство – это ценность жизни» («Воля к власти»). Между тем, в намерение Ницше никоим образом не входит отвергать пользу этой ценности под предлогом, естественно, того, что процесс не имеет характера абсолюта, что мы не обладаем привычкой присваивать себе титул истины в последней инстанции и должны рассматривать себя как относительную функцию жизни, квалифицировать ее в виде ошибки, в противовес более радикальному определению. Более того, Ницше настаивает на позитивности ошибки, укоренившейся в жизненном прагматизме: «Если суждение будет ошибочным, на наш взгляд, это не является возражением этому суждению – вот, может быть, одно из наиболее поразительных положений нашего нового языка. Главное – знать, в какой мере это суждение является подлинным, чтобы осуществить его в жизни, поддержать, сохранить в определенной степени и постараться улучшить» («Воля к власти»). Но тогда очевидно, и это имеет большое значение, что не стоит самообольщаться насчет степени подобной полезности. В то время как вместо жизненного прагматизма полезность сознания окру-
80

жает весь критерий правдивости, она не сохраняется перед самым жестким арбитражем ницшеанской достоверности, приобретая статус всего лишь эффективной фикции. Сила уверенности, с которой интерпретация рекомендует нам и часто весьма точно оценивает степень интереса, которую она для нас представляет, еще не доказывает действительной достоверности этой интерпретации. Приравняем правдивость к правильной интерпретации, имеющей преимущество в том, что предлагает нам «убеждения»! Таким образом мы избежим неясностей мысли для того, чтобы отличить, на примере Ницше, достоверность действия «принять за правду» (Fur–wahr–hal–ten) от принципа убеждения. «Основная часть убеждения будет необходима, чтобы оказаться в состоянии его оценить и не иметь никаких сомнений в отношении основных ценностей: предварительным условием каждой сущности является ее существование. Таким образом, совершенно необходимо, чтобы существовали вещи, которые мы принимаем за правду, а не правдивые вещи» («Воля к власти»).

В остальном теперь будет легче понять, каким образом метафизический Идеализм способствует заблуждению; достаточно будет довести его до крайнего ограничения предубеждения, утверждающего, что полезность является критерием правдивости. Идеализм, таким образом, в конце концов является гиперболизированным, прагматизмом, создающим доктрину, подтвержденную доказательствами, практичную и годную для непосредственного применения. Но главным образом, это коррумпированный прагматизм, деформированный болезнью культуры, поскольку он продолжает выражать потребности определенного типа жизни и является сам по себе декадансом; а убеждения, которые ему созвучны, являются посягательством на реальную жизнь – на жизнь восходящую. Идентификация памяти Сущности и Добра, решенная в понятии морали, появляется, та-
81

ким образом, в виде полезного убеждения к увековечиванию жизни немощной, но в то же время вредоносной, для создателей. Полезность, таким образом, не является постоянной и однозначной приметой; она должна быть определена генеалогически, то есть относиться к функции типа жизни, которой она посвящается. «Отсюда выходит, что всякая мораль, по природе считающая Бога вредной идеей, осуждающей жизнь, несовместима с реальностью эволюции жизни – какой жизни? какого типа жизни? Но я уже на это дал свой ответ: угасающей жизни; ослабленной, уставшей и обреченной» («Сумерки идолов»).

Это не препятствует тому, что речь идет о слабости или силе, декадансе или восходящей жизни, где прагматизм, полезной «правдивости» всегда привязан к постулату, что только дисциплина и принуждение здравым смыслом способны распознавать и выявлять причину. Лицо ницшеанской правдивости – это тотальный жизненный прагматизм; однако проникая в его сущность, обнаруживаешь, что он проблематичный и относительный. Действительно, возникает сомнение в природе отношений между жизнью и сознанием. Постоянно воображая что жизнь, в сущности, ориентирована на понятие правдивости, представляется, что желание правдивости единосущно. Вот предрассудок, осененный, совершенно очевидно, метафизическим Идеализмом, с которым необходимо срочно порвать! А разрыв будет окончательно завершен, как только правдивость возьмет слово и противопоставит прагматизму полезности ценностей жизни трезвую и авантюрную мысль: «жизнь не является аргументом; ошибка может находиться в условиях жизни» («Веселая наука»).

Подобное отступление приводит к мысли, что структура полезной ошибки четко дает возможность понять, почему жизненный прагматизм производит исключительно рентабельные вымыслы. Интерпретация, в зависимости от ее особенностей, является


82

операцией, цель которой – приспособить мир к потребностям и интересам некоторого типа организма, начиная с упрощения и фиксации реальности. В результате: мир структурируется, ремоделируется, стабилизируется, внутри него данный тип организма получает относительную безопасность и способность работать с наилучшими шансами на успех. Целью такой ассимиляции является сокращение воздействия Иного (то есть становления) и идентичность Себя (в форме застывшего представления, имеющего образ определенного типа производимого организма).

Речь идет в принципе о схематизации и структурировании феномена внутренней сущности, реальности в процессе становления, с тем чтобы это становление оказывалось обязательным в практической деятельности. «В мире становления, – пишет Ницше, – «реальность» – это всегда упрощение для практических целей» («Воля к власти»). Интеллектуальные возможности и абстрактные категории работают на этот же принцип: организовать становление в достаточно четких продолжительных во времени формах, для того чтобы обеспечивалась устойчивая возможность ориентации в окружающей среде и занятия в ее структуре относительно доминирующего положения. Таким образом, происходит непрерывный процесс осуществления попыток ввести единство, идентичность, подобие, благодаря которым формы могут вырываться из хаоса. Но можно допустить серьезную ошибку, отождествляя этот случай с истинным познанием. Здесь мы встречаемся только с прилежной деятельностью убеждения, которая заботится лишь о том, чтобы все привести к единообразию. «Таким образом, создается впечатление, что появились аналогичные и идентичные вещи. Сокращенное познание, ошибочно признаваемое неисчислимой разновидностью явлений, может привести лишь к идентичности, аналогии в неисчислимых количествах» («Воля к власти»).
83

В другом месте жизненный прагматизм рьяно пытается закрепить познание в виде перманентного агломерата, довести его до окаменелой «сущности» («Воля к власти»). Отсюда возникает предрасположенность к идеям «сущности» и субстанции – убежищу от порочности будущего мира. Здесь же появляются потуги структурировать поток восприимчивого воображения вокруг некоторых незыблемых фигур, «вещей» нашего внутреннего восприятия.

Однако упрощая и укрепляя привилегированные средства, мы пытаемся обуздать реальность становления. Не являются ли в этом случае наши действия насилием; –навязанным становлению, так что оно деформируется и становится неузнаваемым в результате этой жизненной интерпретации, которая претендует на то, чтобы заключать его в формы прежде чем познать? Да, именно так! Ницше, таким образом, весьма убедителен, отказываясь от полезных ценностей с титулом «правдивости», и выставляет их в рубрике изобретенных вымыслов. Действительно, таким образом произошла «двойная фальсификация развития смысла, другого разума, предназначенного для создания мира постоянной и эквивалентной сущности» («Воля к власти»). На чисто человеческом уровне прагматизм, таким образом, является лишь коллективным предприятием гуманизации Природы под воздействием технического прогресса. Таким образом, «мир «феноменов» является миром, устроенным так, что мы осознаем его в виде реальности. «Реальность» основывается на постоянном возврате в мир идентичных вещей, известных, выстроенных логически по их характеру; причем наши убеждения таковы, что мы обладаем способностью все просчитать и все предвидеть» («Воля к власти»).


Каталог: userfiles -> pdf
userfiles -> 1. Философское учение о бытии это: (Выбрать один правильный ответ)
pdf -> Учебное пособие Санкт-Петербург 2003
pdf -> Рудольф штейнер фридрих ницше борец против своего времени
pdf -> Лекции 1923-1944 годов Перевод с немецкого Сергея Жигалкина
pdf -> Культурная революция
pdf -> Одного из фундаментальнейших текстов современности, случайная, в самом прямом смысле этого слова, работа, возникшая с подачи Готфрида Хоннефельдера
pdf -> Сборник статей Под редакцией Виктора Каплуна
pdf -> Общественные науки и современность


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница