Жан гранье



страница13/34
Дата21.08.2018
Размер1.61 Mb.
ТипЛитература
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   34
Божественное нравоучение. — Окончательно, под действием этой Морали, «сущность», возведенная в Идеал, сливается с Богом христианской религии. Таким образом, философия откровенно ставится на один уровень с теологией, правда, без демонстрации явной субординации. Озабоченные лишь тем, чтобы уважались их догмы, абстрактные философские концепции способствовали поддержанию такой зависимости, при которой весьма легко в любой момент можно было обеспечить перевод на язык секуляризации основных положений религиозной веры. В виде страховки достаточно сохранить низкое состояние морали. Однако эта предосторожность смогла сработать лишь в современную эпоху, после сокрушительных ударов, нанесенных религии веком Просвещения. Прежде всего, надо не колеблясь выступить против обожествления ценностей и методов, которые служат для содействия ассимиляции и превращения Сущности в Идеал, также как и привлечения Бога в качестве невещественного фундамента и сущности добра. Ницше таким образом резюмирует обычную тактику метафизической онтологии: «Для Платона мы являемся бывшими жителями невещественного мира, где добро является наследием этой эпохи: божественная диалектика, выросшая из добра, которая ведет ко всему тому, что является добром (это нас отбрасывает, в некотором роде, «назад»). У Декарта также существовало понятие христианской мысли и морали, который конструирует доброго Бога, создателя сущностей, доказывает правдоподобие Бога, гарантирующего суд над нашими чувствами. Кроме этого утверждения и религиозных гарантий, которые даются нашим чувствам и нашему разуму, где найдем мы право доверять нашей жизни?» («Воля к власти»). С экзистенциальной точки зрения для Ницше совершенно очевидно, что те же мотивации –где согласно его утверждениям, определенные «инстинкты» соответствуют определенному «типу» че-
58

ловеческой личности – являются основой как метафизической онтологии, так и христианской религии. «Это там, – пишет Ницше, – инстинкты сущности зависят от тревоги, а также все еще подчинены морали; они желают себе быть абсолютным хозяином, существом любящим и правдивым. Короче, эта необходимость у идеалистов и является религиозной и моральной необходимостью, рожденной в рабских душах» («Воля к власти»).

Таким образом, позволительно ли сделать вывод, что Ницше провозглашает атеизм? Безапелляционный положительный ответ нанесет лишь вред концепции Ницше, который здесь и в других местах обращает внимание на нюансы и настоятельно требует отказаться от жестких альтернатив – прерогативы поверхностного разума. Не входя в детали этой дискуссии, можно повторить ход различных рассуждений в трудах Ницше по данному поводу, структурировав их в форму определенных идей, возможно, более убедительно подкрепленных соответствующими текстами.

В первую очередь, низвержение метафизического идеала рушит целые структуры официального христианства. Точнее, «смерть Бога» означает, что моральная концепция Бога устарела – вследствие этого вынужденно возникает вопрос о праве расположить себя вне добра и зла, вырывая с корнем из религии образ правдивого Бога, принцип добродетели и безопасности. Естественно, это вызывает бурную полемику, участвуя в которой, Ницше использует стиль памфлета, отказываясь от привычек, вкусов, а также педагогических приемов и репрезентативной ментальное™ церковных традиций, независимо от того,



1 Е. Blondel. Nietzsche: le cinquième évangile?, P. Valadier. Nietzsche et la critique du christianisme. Paris, Ed. du Gerf, 1974. (Того же автора: Nietzsche, l'athée de rigueur. Paris, Ed. de Brouwer, 1975).
59

являются они протестантскими или католическими (см. к примеру, «К генеалогии морали»). Философ не колеблясь переходит в наступление и классифицирует христианское сообщество как примитивное, а священников церкви, занимающейся шарлатанством, как людей нечестных и глупцов. В результате этого необходимо провести грань между экклезиастическим христианством и настоящим, которое, как заявляет Ницше, «заключается в полной индифферентности к догмам, к культу, к священникам, к церкви и теологии» (Werke XV § 159). Но Ницше лично не высказывается в защиту настоящего христианства; ведь это неизбежно приведет в действительности к тому, что должно появиться четкое суждение о самом Иисусе. Однако в отношении данного феномена суждения Ницше остаются двусмысленными, хотя в них тем не менее довольно ясно просматривается очевидная симпатия (поддержанная, не исключено, бессознательной идентификацией, которая обрела болезненную гипертрофию в стадии помешательства, когда Ницше стал подписывать свои записки весьма примечательно – «Распятый»). Он был, несомненно, заворожен определенными аспектами личности Христа, так же как и Евангелия; но философ неукоснительно ищет альтернативный путь решения проблемы бытия.

Эти поиски, в любом случае, не привели Ницше на публичное торжище, где снует целая толпа современных атеистов, без умолку болтающая и хвастливая. У него нашлось более чем достаточно довольно жестких слов, чтобы заклеймить скудость идей этих «свободных мыслителей». Проницательный взгляд Ницше сразу же узнает распространителей древнего Идеала: «Ничего не осталось более далекого от меня до сего дня, – пишет он, – чем свободное, проклятое отродье мыслителей Европы и Америки. Пустые головы неисправимых полишинелей современной идеи..., я уже более тысячи раз ссорился с ними, но не
60

с одним из их противников. Не хотят ли они, также «улучшить» человечество? «Улучшить» по их образу и подобию? Они объявили бы смертельную войну всему тому, чем я живу, тому, чего хочу, если бы были способны это понять – они все верят в «идеал» («Ессе Homo»). Добавим, что они лицемерно не пытаются ограничить ущерб от того что буксует творческая мысль, а критика исторгает потоки оскорблений в адрес Ницше, бичуя его как сектанта! В действительности, философ уже предвидел эту трусость, трактуя все варианты Идеализма и морали, которая прячется за современными хоругвями, на которых кокетливо начертаны лозунги типа: вера в прогресс, в науку, в социализм, равенство и братство и т.п. (не будет большого труда добавить в этот парад несколько современных этикеток!).

Наконец, у Ницше вырисовывается вкупе с мифической фигурой Диониса, естественно, не новая религия, но возможно некая новая набожность, новое понимание Священного. Воздержимся от догматических пут, чтобы проследить за загадочным появлением на горизонте ницшеанских предсказаний: «Не говорите, что это спонтанное расчленение Бога; это всего лишь преобразование: он сбрасывает свой моральный кожный покров. И вскоре вы встретитесь с ним – за пределами добра и зла» («Воля к власти»).

Глава III




Каталог: userfiles -> pdf
userfiles -> 1. Философское учение о бытии это: (Выбрать один правильный ответ)
pdf -> Учебное пособие Санкт-Петербург 2003
pdf -> Рудольф штейнер фридрих ницше борец против своего времени
pdf -> Лекции 1923-1944 годов Перевод с немецкого Сергея Жигалкина
pdf -> Культурная революция
pdf -> Одного из фундаментальнейших текстов современности, случайная, в самом прямом смысле этого слова, работа, возникшая с подачи Готфрида Хоннефельдера
pdf -> Сборник статей Под редакцией Виктора Каплуна
pdf -> Общественные науки и современность


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница