Ж. Т. Тощенко, член-корреспондент ран эволюция теоретической социологии в россии 1950-2000-е годы



страница2/14
Дата16.05.2018
Размер0.6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Определение социологии как науки

Первый этап, который начался в 1950-х годах, был ознаменован многочисленными попытками дать обобщающую характеристику социологии и решить два принципиальных вопроса: а) может ли социология называться самостоятельной наукой; 2) и каково соотношение социологического знания (социологии) с другими науками.

Что касается первого вопроса, то он решался достаточно противоречиво, ибо вплоть до 1980-х гг. - социологии отказывали в праве считаться самостоятельной наукой. Доказательству этого тезиса были подчинены высказывания руководящих лиц официальной общественной науки и директивы отделов науки и пропаганды ЦК КПСС. Вместе с тем, несмотря ни на какие препятствия, накопление знаний по социологии продолжалось, хотя шло довольно своеобразно: в 1930-е и особенно в 1940-е годы ученые работали в жанре критики буржуазной социологии, что во многом способствовало информированию отечественных ученых о формах и методах получения и интерпретации социологического знания. Справедливости ради стоит сказать, что до 1950-х годов исследования с использованием социологических методов проводились в закрытом режиме: Информационный отдел ЦК РКП(б), Политуправление Красной армии, и особенно органы ВЧК и ОГПУ еженедельно информировали Политбюро и секретарей ЦК ВКП(б) о настроениях населения, об активности рабочих, крестьян, интеллигенции. В 1950г. Ф.В.Константинов (с 1951г директор Института философии) в своей статье впервые употребил термин «конкретные исследования», которые наряду с общетеоретическими «будут взаимно питать друг друга» при изучении «реальной жизни людей» (5).

Это изменение оценок конкретных исследований привело к тому, что к середине 1950-х годов была возрождена трактовка социологии Н.И. Бухариным, который отождествлял ее с историческим материализмом, считая ее в таком виде подлинно марксисткой наукой (6). Именно такое представление о социологии одним из первых воспроизвел академик-секретарь Отделения экономических, философских и правовых наук Академии наук СССР В.С.Немчинов, который в своей статье в 1955г. в «Вопросах философии» утверждал: «исторический материализм и есть марксистская социология». (7). Одновременно он как ученый, широко использующий статистические методы в исследовании явлений, ратовал, чтобы при социализме экономисты и социологи превратились бы в «социальных инженеров». Это заявление стало своеобразным признанием роли социологии после многих лет ее официального забвения и обвинения в том, что если она и существует, то в лице «буржуазной социологии». Иными словами, социология стала трактоваться как одна из отраслей философской науки, но не как самостоятельная наука.

Данное представление о социологии позднее было обстоятельно изложено в выступлениях философов, занимающих руководящие должности в науке или партийной номенклатуре (8). Приверженцы этой точки зрения исходили из того, что если исторический материализм (социальная философия) изучает общество, значит, и социология должна изучать общество. Это был, на наш взгляд, прием, чтобы примирить реальную потребность в этой науке, перестать называть ее буржуазной лженаукой, но в то же время подчинить ее официальной трактовке структуры общественных наук: марксистской философии, политической экономии, теории научного коммунизма. Такой подход к социологии был официально закреплен в официальных документах, что нашло отражение в постановлении ЦК КПСС в 1969г., поставившего задачу развития «исторического материализма как общесоциологической теории» (9).

Эта точка зрения долгое время поддерживалась в первую очередь официальными лицами в философии, которые исходили из того, что социология должна изучать общество, не делая попыток это представление дифференцировать или уточнить. Для этой группы ученых - Г.Е.Глезерман, Ф.Н.Момджян, П.Н.Федосеев, Д.И.Чесноков - главными были суждения об обществе в целом, видение его через призму умозрительных (нередко изобретенных) законов и закономерностей. Главная беда этих концепций состояла в том, что они имели слабое или опосредованное отношение к реальной жизни и никак не учитывали результатов начавшихся первых опытов эмпирических исследований, проводимых в это время. (10). Эта точка зрения продолжала существовать даже в 1980-е годы. «До сих пор, - утверждал известный экономист и социолог В.Я.Ельмеев, - не возникла необходимость (и вряд ли она появиться) в общей социологии как науке наряду с историческим материализмом, являющимся синонимом науки социологии» (11).

Однако уязвимость такой позиции породила сначала робкие, а затем и более настойчивые попытки дать определение социологии, исходя из элементарного требования логики: не может одна сущность назваться разными понятиями. Эти попытки ревизии официального взгляда, поиски самостоятельного толкования содержания социологической науки, исходя из негласного, не декларируемого отрицания и отказа от следования историческому материализму, были осуществлены в нескольких вариантах (12).

Это, во-первых, проявилось в том, что большинство ученых, исходя из того, что социология опирается на данные эмпирических исследований, занимается анализом сложившейся ситуации, разрабатывает рекомендации по управлению общественными процессами, пришли к выводу, что «социология - это наука о закономерностях становления, развития и смены общественно-экономических формаций, закономерностях, формами проявления которых выступают различные конкретные социальные (материальные и духовные) явления, процессы, факторы» (13). По сути дела, это был скрытый компромисс - не называя и не упоминая исторический материализм, попытаться выделить только ту часть социологической науки, которая имела отличительные черты - теоретические и эмпирические исследования, и на этой основе ввести понятие социологии, опирающееся именно на эту специфику.

Во-вторых, исходя из того, что социологические исследования касались практически всех сфер общественной жизни, прозвучали утверждения, выраженные наиболее предметно В.П.Рожиным и А.А.Зворыкиным, утверждавшим, что марксистская социология «представляет собой систему наук» (14). При такой расширенной трактовке возникало затруднение - с одной стороны, как отделить социологию от других общественных наук, с другой, как определить ее специфику в такой степени, чтобы она не теряла свою определенность, не превращалось в нечто расплывчатое и неоформленное, но в то же время амбициозное. Такой подход подвигнул некоторых исследователей к утверждению, что социология выступает как методология всех общественных наук.

В-третьих, была попытка определить социологию вне рамок философского знания. Одна из них была выражена Г.М.Андреевой, которая, прямо не выступая против существующих официальных утверждений о роли и значении исторического материализма, считала, что необходимо пользоваться разными системами абстракций - философской и социологической. Исходя из такой постановки вопроса, она утверждала, что нельзя отождествлять социальную философию, исторический материализм и социологию, считая, что эти науки не тождественна друг другу, имеют свою качественную определенность (15).

В-четвертых, еще одна версия отражала достаточно мощное желание соотнести социологию с теорией научного коммунизма и даже подчинить первую второй (16). В этих работах о социологии рассуждали по такой логике: социологические исследования изучают конкретную действительность социалистического общества, а научный коммунизм занимается тем же, но на более высоком уровне обобщения, абстракции. Значит, конкретные исследования дают эмпирические данные, которые требуют научного анализа, что можно реализовать только при помощи теории научного коммунизма. В этой логике была определенная последовательность, кроме ответа на главный вопрос: как быть с конкретными исследованиями в капиталистическом обществе?

Наконец, с конца 1950-х годов обозначились первые робкие попытки представить социологию как прикладную науку и на этой основе различить социологию и исторический материализм. «…В исторический материализм - писал в то время известный философ И.С.Нарский, - не входит изучение законов различных частных проявлений общественной формы движения материи, которые непосредственно не выражают взаимодействия общественного бытия и производного от него общественного сознания. Изучение их является предметом различных частных социологических дисциплин»(17). Однако наиболее отчетливо представление о социологии как прикладной науке прозвучало и нашло отражение в известных «Лекциях по социологии» Ю.А.Левады. «Социология, - по его мнению, - это эмпирическая социальная дисциплина, изучающая общественные системы в их функционировании и развитии» (18). Открытая постановка вопроса о коренном отличии социологии от исторического материализма стала предметом разгромной критики (19). Эта критика послужила основанием для отлучения автора от активного участия в жизни научного сообщества.

Однако эти и подобные разночтения и разгромы не остановили поиск определения социологии как науки, ориентированной на исследование социальной реальности во всем ее многообразии. Вариантом, сосредотачивающем внимание только на этом аспекте были и другие определения, например, Г.П.Давидюка: «Марксистская социология есть наука о специфических законах становления, развития и функционирования конкретных социальных систем, процессов, структур, организаций и их элементов» (20).

История любит парадоксы и шутки. Прошло немногим более десяти лет, и один из вдохновителей отождествления социологии и исторического материализма под давлением реальной ситуации вынужден был признать, что предметом социологии должно быть «изучение конкретных ситуаций, структур, процессов в разных «плоскостях» (в масштабе социальных общностей - наций, классов, социальных групп) и в территориальном разрезе - село, город, регион)», исходя из задач, которые «поставлены очередным съездом КПСС» (21).

То, что социология долгие годы не признавалась самостоятельной наукой, нашло отражение в названии вновь созданного под влиянием логики развития науки Института социологии: в момент образования в 1968г. он назывался Институтом конкретных социальных, с 1972г. - Институтом социологических исследований и лишь в 1989г. обрел название по имени науки. Да и журналу дали название «Социологические исследования», а не как коллегам по обществоведческому циклу, которые назывались «Вопросы философии». «Вопросы экономики», «Вопросы истории», «Вопросы психологии». Даже в этом проявилось официальная установка не делать социологию самостоятельной наукой.

Вместе с тем, уже в 1960-е годы, вслед за интенсивным развитием эмпирических социологических исследований наступил новый этап - представить социологию в виде самостоятельной науки, которая бы уточняла представления об обществе. В этот период, прямо не конфликтуя с трактовкой социологии как исторического материализма, были сделаны попытки уточнить, по-иному трактовать ее суть и содержание, что нашло отражение в обосновании представлений об исходных постулатах науки. И это дало толчок поиска ответа на вопрос об объекте и предмете социологии.



Каталог: binary
binary -> Счастье как социокультурный феномен (социологический анализ)
binary -> Особенности репрезентации культурной идентичности в интернете
binary -> Стратегии личностной идентификации в сетевом пространстве компьютерной симуляции: культурологический аспект
binary -> Жизненное самоопределение молодежи в современном российском обществе
binary -> Формирование образа семьи в средствах массовой информации россии
binary -> Религиозно-философская и психоаналитическая интерпретации проблемы пола: В. В. Розанов и з. Фрейд
binary -> Программа по социологии «Социология семьи, детства и гендерных отношений»
binary -> Мурадян Овик Хачикович
binary -> Программа курса пояснительная записка курс «Социальная психология личности»
binary -> Презентация тела в советской фотографии «оттепели»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница