Изучение межпоколенной динамики матримониальных стратегий



страница1/11
Дата10.05.2018
Размер1.06 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Изучение межпоколенной динамики матримониальных стратегий женщин и мужчин в Кыргызстане советского и постсоветского периодов

(на материалах города Фрунзе /Бишкек 1980 и 2005 гг.)




Ибраева Гульнара (Кыргызстан)


«Слово «гимен» имеет два основных значения:

анатомический термин, обозначающий

девственную плеву и брак, брачный союз.

Другими словами, «гимен» одновременно

означает мембрану и проницаемость мембраны. …

Как подчеркивает Деррида, мы сталкиваемся с

операцией, которая «в одно и то же время вызывает

слияние или путаницу между противоположностями

и стоит между ними», достигая тем самым двойного

эффекта – статуса «между», который нельзя отнести

ни к одной из двух оппозиций» (маскулинного /феминного).

Гимен указывает на вечное различие между желанием и объектом…»

Ирина Жеребкина

Изучая историю государств, подчас поражаешься одной особенности: когда страна на грани развала, общество погрузилось в аномию1, разные субъекты истории среди хаоса считают важным открывать дискурс2 о семье и браке. Достаточно вспомнить историю Советского государства, переживавшего не самые стабильные времена (1918 – 1921гг.), когда по инициативе первых лиц страны начались коренные преобразования законодательства, регулирующего сферу сексуальных и семейно-брачных отношений.

В современном Кыргызстане, балансирующем на грани катастрофического развития политических и экономических событий, также активно начала обсуждаться и разрабатываться концепция семьи, брака и общественной морали.

Воспроизводящееся усилие истории разных стран и народов к упорядочению и обустройству пространства брака и семьи обнажает особенную роль и общественные функции брака и семьи. Почему так важны брак и семья? Кто из субъектов истории и почему так заинтересован в институте брака / семьи? Что позволяет воспроизводить образцы брачных стратегий или революционно изменять их, продвигая новые образцы?

Когда в начале девяностых годов ушедшего 20 века первый парламент обретшего суверенитет Кыргызстана поставил на повестку обсуждение законопроекта3 о многоженстве, инициатором разработки и внесения на обсуждение данного законопроекта выступил депутат4, не скрывающий своей религиозной (исламской) ангажированности. Хотя использованные в защиту полигамии аргументы и логика исходили из «демографических», «гуманистических» и «демократических» соображений, многие депутаты, идентифицирующие себя с исламской религией, артикулировали при этом отказ от брачно-семейных установок советского образца в пользу стандартов, «цивилизационно родственных», то есть предписываемых исламским законодательством и практикой, а также «традициями исконной кыргызской культуры».

Публичные обсуждения в парламенте ни тогда, ни позднее не увенчались успехом, но стали свидетельством открытия дискурса о браке как «символе национального возрождения и преемственности поколений». Будучи «открыт» как политический, брачный дискурс в Кыргызстане стал развиваться и как религиозный, научный, медийный.

На уровне здравого смысла существует представление и артикулируется в публичном пространстве, что человеческие отношения все больше становятся распущенней и все более прагматичнее. Политики и ученые просчитывают издержки изменения характера социальных отношений, в том числе брачных, и зачастую предсказывают самые критические сценарии развития общества и его институтов, вплоть до апокалипсиса.

Диагностируя снижение популярности брака, менее серьезное отношение молодежи к этому институту, чем в старших поколениях, субъекты политического, религиозного, и даже научного дискурса выносят вердикт: распад институтов семьи и брака, проблемы физического воспроизводства и морального разложения общества. Осмысление современных тенденций изменения брачных практик происходит в СМИ. Медиа репрезентируют разнообразие брачных практик в современном кыргызском обществе, в том числе такие формы брака как сожительство, пробные браки, браки «вдогонку5», двоеженство, в целом констатируя изменение ценностных установок на брак.

В качестве аргументов, свидетельствующих о неуклонном спаде в семейно-брачной сфере используются, например, такие факты как рост числа разводов и снижения числа браков в стране за последние двадцать лет (см. гистограмму), снижение детности семей и наличие множественных конфликтных зон в брачно-семейной сфере.

Гистограмма. Динамика соотношения браков и разводов среди жителей города Бишкек

Есть и менее пессимистичные оценки, основанные на убеждении, что показатели разводов сами по себе являются показателями повторных браков, которые стабильно растут. Статистика может представить аргументы в защиту такой точки зрения. Например, в Кыргызстане безбрачие не распространено: по данным первой Национальной переписи населения Кыргызской Республики 1999 года, всего 0,1% мужчин и 0,2% женщин старше 50 лет не состояли в браке никогда, 62,5% мужчин и 59% женщин в возрасте старше 15 лет состоят в браке. И бурные социально-политические события последних двадцати лет мало что изменили в этом отношении (по данным переписи 1979 года, 64 % мужчин и 58 % женщин брачного возраста состояли в браке) 6.

Утверждая определенную динамическую стабильность института брака, и используя в качестве аргументов объяснения повторных браков как отражения высоких ожиданий к брачному партнеру, участники дискуссий о браке расходятся во мнении насчет тенденций и перспектив развития современного брака. Кто-то считает, что брачное поведение все больше выстраивается по типу традиционного, патриархального общества. Другие им в оппозицию видят становление инновационных либеральных альтернативных форм брака и семьи.

Методология исследования.

В данном исследовании была поставлена цель - объяснить природу и разнообразие форм брачных стратегий мужчин и женщин в Кыргызстане и их динамику в двух исторических отрезках времени - советского и пост советского периодов.

Объектом исследования стали городские женщины и мужчины (две возрастные категории: 45-55-летних и от 18 до 30 лет), чьи брачные стратегии пришлись на 80-е годы 20 века и на начало 21 века. В ходе изучения брачных стратегий горожан были использованы метод глубинных качественных интервью, количественные опросы, а также анализ статистики и данных других исследований. Всего в выборочной совокупности были опрошены по стандартизированному опроснику 500 горожан, и 20 горожан проинтервьюированы (из них 12 женщин и 8 мужчин). Все полевые исследования были проведены в 2005 году7.

Таким образом, в данном исследовании брак рассматривается как:



  • сложнейший продукт практик, диспозиций и габитусов, обеспечивающих физическое, культурное, социальное и экономическое воспроизводство общества,

  • пространство легитимации сексуальных, трудовых, властных (семейных) отношений субъектов брачного взаимодействия

  • специфическая человеческая деятельность8 индивидов, обуславливаемая рыночными процессами и отношениями

  • и, наконец, как «вход» в семью, представляющую собой систему многоуровневых отношений, протяженных во времени, интенсивных по степени контакта, плотных по сочетанию экономики, эмоций, власти и сопротивления.

Выстраивание таких понятийных рамок брака и брачных стратегий9 возможно на основе концепций матримониальных стратегий в качестве родового действа, направленного на сохранение \ увеличение капитала (П. Бурдье), пространства гендерного режима брачного выбора (Р. Коннел), а также рыночного подхода (Г.Беккер).

Использование методики глубинных интервью позволило определить уровни рефлексии брачного выбора респондентов, выяснить их основополагающие матримониальные установки и ценности. Однако подобный подход (использование качественной методологии) обусловил ряд методических проблем:



  • Оценки и анализ ранее заключенного брака в повествовании респондента уже есть результат влияния последующих социальных условий и дискурсов. То есть определение реальной стратегии брачного выбора затруднено для сознания самого респондента.

  • Кроме искажений в результате субъективного характера восприятия брачного опыта можно отметить и сознательные намерения респондентов изменить брачные сюжеты. Респонденты ведут повествование на вполне определенной «сцене», из определенной ими как адекватной в данном моменте «роли»10 и с точки зрения соответствующей «морали оправдания» их жизни.

  • Содержание интервью для тех, кто на момент интервью (и ранее) не состоял в браке, существенно отличалось от содержания интервью респондентов, находившихся в браке. Если оценки последних касались реальных отношений, то холостые оценивали брачные предпочтения и выборы гипотетически.

Признавая объективно ограничивающий характер указанных методологических проблем в данном исследовании, мы постарались преодолеть их, используя дополнительный анализ наличных на определенный период социальных условий и временной реконструкции субъективных описаний брака самим респондентом. Включение категории субъективного времени поколения в пространство социального времени представляется важным аспектом методологической стратегии исследования.

Изучение института брака в кыргызском обществе: традиции и перспективы

В научном обзоре11, посвященном актуальным проблемам и институциональному развитию социальных исследований регионов Центральной Азии и Среднего Востока12, известный ориенталист Габриэла Расулы-Палесцек из Венского университета указывает ряд проблем, связанных с развитием данных научно-исследовательских направлений. Среди прочих наиболее важно, что:



  • Социальные исследования Центрально-Азиатской культуры и общества, получившие старт чуть более десятилетия назад, имеют маргинальный статус в социальных науках. Свидетельством тому могут служить «малозначимый», в сравнении с другими научными дисциплинами, поток референтных публикаций, количество презентаций результатов исследований на престижных международных конференциях, а также периферийный статус в западном научном сообществе ведущих исследователей региона;

  • Теоретические и методологические подходы, используемые в изучении региона слабы, что обусловлено институциональной историей.

Тем не менее, изучение институтов брака и семьи в кыргызском обществе нельзя назвать «терра инкогнито». Отправной точкой в этом направлении остаются этнографические и исторические работы советских времен, посвященные изучению истории кыргызов досоветского и советского периода13, а также статистические исследования социально-демографических аспектов брачного поведения в советской Киргизии. Важную роль в силу релевантности социокультурной ситуации играют также исследования разных аспектов института брака в казахском обществе, выполненных исследовательницей Синтией Энн Вернер14. Несмотря на то, что некоторые ученые15 констатируют абсолютную недостаток гендерных исследований в кыргызском обществе. В частности, в вопросах брачного и семейного поведения. Имеются и некоторые современные западные и отечественные исследования в этой области16.

Собственно в фокус внимания постсоветской науки брачный институт и гендерные аспекты брачного поведения в Кыргызстане попали в 1999 году, когда исследователи Сара Амслер и Рассел Клейнбах начали пилотное изучение специфической ритуализированной брачной стратегии – умыкания невест. Эта же тема стала предметом исследования Л. Хандрахан в 2003 году, а в 2004 году группа преподавателей и студентов Американского университета Центральной Азии (АУЦА) под руководством профессора Р.Клейнбаха провела еще одно исследование умыкания невест17.

Можно также отметить рост интереса к теме брачного поведения в рамках студенческих проектов в Американском Университете Центральной Азии18, но в силу ограниченного распространения результатов исследований и учебного их характера, такие исследования не реализуют имеющейся потребности научного осмысления данного социального феномена. Тем не менее, можно сказать, что интерес к изучению брачных стратегий мужчин и женщин в Кыргызстане актуализирован, хотя предметом социального исследования собственно брачные стратегии мужчин и женщин разных этнических и возрастных категорий в кыргызском обществе до последнего времени не выступали.


Каталог: files -> File -> Gender%20Studies%202007
File -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия
File -> Народная художественная культура. Профиль Теория и история народной художественной культуры
File -> Цветков Андрей Владимирович, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии программа
File -> Реферат на тему «Древнегреческий математик Пифагор и нумерология»
File -> Реферат Великие математики древности: Пифагор, Евдокс, Архимед
File -> Пояснительная записка Экзамен по дисциплине «Онтология и теория познания»
Gender%20Studies%202007 -> Гендерные исследования. Женщина, мужчина и мобильный телефон


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница