Издательский Дом " бaxpax м"



страница10/110
Дата30.07.2018
Размер2.34 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   110

ЧАСТЬ 1. ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИ

История выбора единиц анализа психическог ной исследовательской задачей функционализма являдос изучение психических актов, понимаемых как функци приспособления сознания к динамической среде. Согласи В. Джемсу, обнаружить субстрат сознания невозможнс какой бы метод для этого ни использовался. Интроспекции которую В. Вундт и Э. Титченер считали единственны; приемлемым методом изучения атомарного состава созна ния, менее всего может быть использована для цели аналн за элементарных составляющих "непосредственного опы та". Даже если бы самонаблюдение, каким бы "система™ ческим" (Э. Титченер) оно ни было, давало возможност вычленить неразложимые элементы сознания, никогд нельзя было бы доказать независимое существование "кир пичиков" сознания от самой процедуры интроспективное анализа, то есть, в конечном итоге, от акта сознания, наце ленного на обнаружение этого пресловутого исходного ма териала. Одной из заслуг функциональной психологи] можно признать убедительное доказательство того, ят< содержание сознания необособимо от актов сознания вследствие реализации которых это содержание явлено сознании. Не сам очевидный факт наличия у сознания со держания отрицался функционалистами, а подвергалась справедливой критике возможность нахождения материал; сознания в своем онтологическом качестве, без учета зави симости характера психического содержания от реализус мых функций, делающих возможным такое нахождение. Тс обстоятельство, что в некоторых случаях испытуемом; удается достичь позитивного результата самонаблюдения В. Джемс объяснял действием механизма внимания: "Ни ; кого не может быть элементарных ощущений самих по со бе. С самого рождения наше сознание битком набито mhoi жеством разнообразных объектов и связей, а то, что мы называем простыми ощущениями, есть результат разбо™

ЧАСТЬ 1. ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИИ

История выбора единиц анализа психического

чивости внимания, которая часто достигает высочайшего

фовня."1 (James, 1890. Vol. I. P, 224). Помимо этого, в русле

кционального подхода было убедительно показано, что

м i роспекция, проводимая в лабораторных условиях, есть

ui ретроспекция, так как человек, испытав некоторый

мы г, должен был проанализировать свои ощущения и со-

щцить о них экспериментатору спустя какое-то опреде-

>нное время2. В. Джемс полагал, что таким образом не-

)3можно зафиксировать неизменные психические элемен-

I уже хотя бы потому, что сознание не имеет ничего кон-

нтного, а представляет собой непрерывное течение, "по-

(", в котором ни одно ощущение, ни одна мысль не по-

Юряются дважды. Препарировать этот "поток сознания"

гроспективным способом равносильно тому, что резать

рую воды ножницами. Выбор функции как единицы ана-

а сознания был продиктован стремлением понять адап-

нионные способности сознания, что структурной школой

^хологии вообще не включалось в проблемное поле ис-

Щдований. Тем самым, феномен сознания оценивался как

|Испособительный инструмент, а функциональная психо-

гая, по определению Д.Р. Энджелла - "это учение о фун-

рментальной полезности сознания"3. Коль скоро сознание

■фанилось в процессе эволюции, значит оно необходимо

■I выживания, следовательно, главнейшей задачей функ-

Иоиальной психологии должно было стать установление-"

ши функций, актов, операций, как отправлений сознания,

|ит. по: Шулыд Д.П, Шульц С.Э. История современной психологии.

Ьб., 1998. С.179.

I Боринг, анализируя опыт использования интроспективного мето-В психологии, пришел к выводу о том, что интроспекции, в качестве «оба непосредственного наблюдения, попросту не существует. Нет

[Гроспекции "которая не лжет". "Наблюдение - это процесс, требую-й некоторого времени и подверженный ошибкам в своем течении.

■ринг Э.Г. История интроспекции. / История психологии: Тексты, дред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. Екатеринбург, 1999. С. 56.) г. по: Шульц Д.П, Шульц С.Э. Указанное сочинение. С. 186.




32

33

•I \ГТЬ 1. ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИИ



> История выбора единиц анализа психического

4 I невозможным создание научной теории, реконструи-


чцей логику реальной работы структурно - функцио-
п.ной организации сознания, так как понимание того,
■И mini образом реализуется функция, предполагает знание
1 о ройстве психической структуры, собственно функци-
орой и является акт сознания. В свою очередь, психи-
' «| структура немыслима как пустая форма, лишенная

сржания. Любая психическая структура - это оформлен-\ содержание; и таким содержанием должен считаться психический материал, из которого строится психиче-1 а 1 процесс, как бы последний не назывался: актом, опе-■ р тки или функцией сознания.

В бихевиоризме, где предметом изучения являлось по->ние, закономерным образом был сделан выбор и еди-IM.I анализа. Такой единицей стала реакция, возникаю-в ответ на действие внешнего стимула. Стимульно -I иивная парадигма стала общетеоретической платфор-не только для построения различных (правда, несуще-Who отличающихся друг от друга) концептуальных сис-но и для экспериментальных исследований. В. Уотсон считал, что апелляция к содержанию внут-UK) мира человека при объяснении наблюдаемого по-1ния, не только мало полезна с точки зрения возможно-I понимания действительных механизмов реагирования, I абсолютно бессмысленна. Единственная задача бихе-риста - точно регистрировать реакции в ответ на соот-Ггвующие стимулы. Вся феноменология психического Я сведена к совокупности обнаруживаемых в наблюде-f реакций. Даже трактовка мышления несла на себе пе-i имульно - реактивного подхода. Как указывал Уот-"с точки зрения психолога поведения, проблема "зна-||я" (смысла) представляет собой чистейшую абстрак-, В Своих исследованиях психологи поведения с нею >гда не сталкиваются. Мы наблюдаем действия, совер-

ЧАСТЬ 1. ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИИ



История выбора единиц анализа психического призванных обеспечить приспособление к среде. Таким об­разом, не вопрос: "Из чего состоит сознание?", а: "Для чего сознание?" послужил отправным пунктом теоретических исследований функционализма. Если сознание играет роль механизма адаптации (а именно в этом функционалисты видели эволюционное оправдание его возникновения), зна­чит реагирование на усложнение средовых влияний должно носить не характер пассивного отражения, а быть актив­ным, гибким, способным обеспечить сбалансированные отношения в системе "организм - среда". Функции не про­сто противопоставлялись структуре самих актов сознания и психическому составу последнего, но, взятые изолирован­но, расценивались как само сознание, а не как его проявле­ния. Сведение сознания к совокупности актов или функций привело к логическим основаниям утверждать, что "акты конструируют объекты - стимулы"1 (Дьюи). Абсолютизация функционального аспекта сознания естественным образом отразилась на трактовке сущности всех психических явле­ний. И неудивительно, что В. Джемс к явлениям памяти относит только два мнемических процесса - запоминание и воспроизведение2, игнорируя тот очевидный факт, что па­мять в первую очередь служит механизмом организации психического опыта человека, и то, что весь состав психи-i ческого имеет прямое отношение к свойству памяти сохра-| нять накопленный в онтогенезе опыт во времени. Говоря о методологических изъянах функционализма, Л.М. Веккер заметил, что, "поскольку ни структура, ни тем более функ­ция в ее реальной рабочей активности не могут быть обо­соблены от исходного материала, в такой изначальный ма­териал превращается сама функция"3. Таким образом, при­нятие акта сознания за единицу анализа сделало фактиче-

■Цит. по: Веккер Л.М. Психические процессы. Т. 1. Л., 1974. С. 34. 2Джемс В. Память. / Психология памяти. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер.1 В.Я. Романова. М., 1998. С. 202. 3Веккер Л.М. Психические процессы. Т. 1. Л., 1974. С. 34.



34

35


ЧАСТЬ 1. ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИ!



История выбора единиц анализа психическог( шаемые животным или человеческим индивидом. Послед! ний "имеет в виду" то, что делает. Мы не видим никаког теоретической или практической надобности в том, чтоб! прервать его действие и спросить, что он имеет в виду в<] время действия."1 И далее: "Мышление ... есть процесс! протекающий по методу проб и ошибок, - вполне анало] гично ручной деятельности. ...Весьма грубое сравнение применимое и для мышления, можно найти в погоне го| лодного охотника за добычей. Он настигает ее, ловит, го| товит из нее пищу и съедает, затем закуривает трубку и ук| ладывается на отдых. Зайцы и перепела могут выглядыват|[ из-под каждого куста, однако стимулирующее действие ш на время исчезло."2 Пожалуй, здесь трудно сделать даж<| какие-либо комментарии.

Введение "промежуточных переменных", выполняю] щих роль опосредующего звена в стимульно - реактивной схеме, не могло устранить главный порок теоретической системы бихевиоризма, а именно абстрагирование пове] денческого акта как от психических состояний, а значит психического содержания, так и от психологической струк^ туры самих реакций. Поведение, увиденное глазами бихе] виориста, как бы повисало в воздухе, являясь отстроенной от психики реальностью. Неудивительно, что при такол взгляде с трудом поддавались объяснению как адаптацион] ные возможности человека, так и принципы психического отражения. То обстоятельство, что' воздействие стимулов вызывает реакцию только после соответствующего отра^ жения в познавательном контуре субъекта, попросту игнс рировалось. Модель человека, представленная в бихевж ризме - есть живая машина (хотя и исключительно сложна* так как она способна к обучению и восприятию культурны)

^■СТЬКПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИИ

История выбора единиц анализа психического ■иоменов), действующая во внешнем мире методом проб ошибок аналогично тому, как взаимодействуют со средой Потные. Конечно, такие представления, если и имеют ределенное прикладное значение (например, в поведен-i терапии), то, во всяком случае, лишены ценности И решении задачи описания психической системы, ориен-|рованной на познание. Тем не менее, отмечают и теоре-1еские заслуги бихевиоризма. Так, например, I. Веккер заключает: "возведенные бихевиоризмом без . i а точных оснований в ранг основного закона, "пробы и Шбки", представляют здесь не только общий принцип

1низации поведения, но и его конкретную статистиче-1Ю меру, ибо и пробы, и ошибки являются характеристи-

и1 поддающимися числовому выражению"1. Иначе го-М, случайность сочетаний реакций индивидуума со сти-

|ами среды фактически есть проявление вероятностного |она, так как частота появления реакции есть эмпириче-

I выражение вероятности. Желание поставить под кон-

М1Ь поведенческие реакции человека, а, следовательно, и Сличить вероятность проявления желательных, социаль-

полезных реакций послужило причиной создания Скин-1ом концепции "оперантного обуславливания". На про-Кении десятков лет Скиннер и его сторонники в основ-

I были заняты разработками теории и эффективной цсгики подкрепления, что, конечно же, не меняло обще-^одологических установок бихевиоризма и не давало ни иейшей возможности понять природу человека в ее от-Чной от животных специфичности. Как указывает |Г. Ярошевский, в бихевиоризме, независимо от его раз-■идностей, "... детерминанты поведения крысы идентич-

детерминантам поведения человека в лабиринте жиз-

I поэтому "стимул - реакция" как единица анализа по-

'Уотсон Дж. Б. Психология как наука о поведении. /Основные напрам

ления психологии в классических трудах. Бихевиоризм. М., 1998.

хер Л.М. Психические процессы. Т. 1. Л., 1974. С. 36. Ьшевский М.Г. История психологии. М., 1985. С. 410.

591.


2Уотсон Дж. Б. Указанное сочинение. С. 592.

37

36

•Руткевич A.M. От Фрейда к Хайдеггеру. Критический очерк экзистси циального психоанализа. М., 1985. С. 30.



2Шерозия А.Е. Психика. Сознание. Бессознательное. К обобщенно) теории психологии. Тбилиси, 1979. С. 112.

ЧАСТЬ 1. ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИИ



История выбора единиц анализа психическое ведения, хотя и соответствовала пониманию предмета па хологии и теоретической базе бихевиоризма, для целей m строения научной психологической теории и выяснений детерминант психического развития оказалась непригод ной, а притязания психологов поведения на теоретическую систему, обладающую большим объяснительным потен| циалом, обнаружили свою несостоятельность, равно как не оправдались надежды бихевиористов относительно прс образования общества по идеальному образцу. Само жет\\ ние поставить под контроль человеческое поведение, pai: носильно тому, как это происходит в экспериментальны* лабораториях при изучении реакции животных, являлос| столь же утопическим, сколь и антигуманным. Недарои даже те, кто склонен социальные процессы рассматривать i точки зрения биологии, отмечали, что "бихевиористска^ догма" мешает правильному пониманию человека и обще ства, а идея тотального манипулирования является "опас ным безумием"1 (К. Лоренс).

В школе Узнадзе все психические процессы, феноме^ сознания, личность и ее проявления рассматривались черс призму теории установки. Установка, как предрасположи ность к чему-либо, как "направленность на", состояние гс товности к выполнению когнитивных или моторных дейс i вий, служит, по мнению представителей грузинской школь психологии, "исходной единицей познания психики"2. Щ мысли Узнадзе, установка не осознается в виде какого-либ^ переживания, но, при этом, она является опосредуют! i,\ механизмом при взаимодействии с окружающей человек действительностью. Именно установка делает человека а* тивным деятелем, а не просто существом, реагирующш



^Д^ I. ИРОЬЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИИ

История выбора единиц анализа психического и зависимости от характера стимуляции тем или i j способом. Развивая идеи Узнадзе, сторонники теории и в значительной степени расширили представле-> природе установки. Так, например, А.Е. Шерозия , что установка является не только неким "перво-им состоянием целостности", но и, наряду с соз-I и бессознательным, есть важнейшая часть всего i о устройства, служащая основой реализации in.li ельных, так и бессознательных процессов1. Пус-I механизмом личностных проявлений, в том числе и ш.мости, также является актуализация соответствую-ИШовки2. Следует отметить, что установку понима-голько как состояние готовности, но и как "первич-^фект отражения", "смысловую характеристику лич-"первичную форму непосредственной интенции" гги, "информацию, семантическая сущность кото-клк правило, подлежит проявлению в сознании"3. Из ого многообразия определений понятия "установ-Jcojiiotho не ясно, чем же она на самом деле является, i состояние, то состояние чего, ведь установка, вме-■■ манием и бессознательным имеет свой собственный С в психической организации. Если это характеристи-Ичности, то непонятно, как характеристика личности Т быть психическим состоянием, и уж совсем загадоч-иредставляется сведение установки к "первичному эф-" ' отражения". Конечно, наиболее распространенное (и что понятное) определение гласит: "установка - это

1>| > in и А.Е. Указанное сочинение. С. 62

чему предшествует: установка деятельности или деятельность :?" - предмет многолетнего спора между грузинской и москов-школами психологии. См., например, интересную работу инченко "Установка и деятельность: нужна ли парадигма?" в работ данного автора "Образ и деятельность". Москва - Во-')97. С. 447-467.

Ьозия А.Е. Психика. Сознание. Бессознательное. К обобщенной >им психологии. Тбилиси, 1979. С. 127.

38

39


История выбора единиц анализа психического готовность, предрасположенность субъекта"1. Однако, го воря о состоянии готовности как об исходной единице ана лиза, нельзя игнорировать то обстоятельство, что это со стояние его носителя. Без носителя состояния бессмыслен но говорить и о самом состоянии. Таким образом, установ ка в любом случае производна от генетически более ранне­го психического образования. Установка должна быть об­разована, и, если все-таки установку трактовать как интен-циональную активность, необходимо представлять себе, что является источником этой активности: бессознатель­ное?, сознание? или Я?; и что из себя содержательно пред­ставляет носитель этой активности, или, иначе, держатель этого состояния готовности.

В рассмотренных исторических примерах единицей анализа выступали в той или иной степени определенные, самостоятельные, базовые составляющие психики (созна­ния, поведения). В теоретических конструкциях они пред­ставлены в "чистом", рафинированном виде и без труда различимы как исходные предметы анализа. Тем не менее, так бывает далеко не всегда. Например: что считать едини­цей анализа психического в психоанализе? Если структуру (сознание - предсознание - бессознательное) - то сама эта структура, по мысли 3. Фрейда, принимает кристаллизо­ванную форму, дифференцируясь из бессознательной сфе­ры, имеющей своим источником энергию Id. Если принять Id за начальный предмет рассмотрения, что является тогда единицей психической энергии, которая могла бы стать единицей анализа? В юнгианском психоанализе, по всей видимости, единицей анализа коллективного бессознатель­ного, и, как следствие, всей сферы бессознательного, вклю­чая индивидуальное, и всей психики в целом, можно счи-

'Краткий психологический словарь. Под общей ред. А.В. Петровского. | М.Г. Ярошевского. Ростов - на Дону, 1998. С. 405.

ЧАО 1> 1. ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЕДИНИЦЫ АНАЛИЗА В ПСИХОЛОГИИ

История выбора единиц анализа психического

п. архетип. Но архетип - это, по утверждению самого

•in а. только априорная матрица коллективного опыта,

»рма, которая наполняется психическим содержанием

п.ко в процессе онтогенеза. Сама же форма, независимо

того, какова ее природа, должна иметь свой субстрат,

лжна быть выстроена из какого-то материала. Без пони-

ния того, чем является такой материал и какие способы

Ц*анизации в структуре психического целого он допуска-

нельзя определить сущность не только механизмов и

1кций психики, включая и бессознательную ее часть, но

бъяснить характер связи между различными фрагмента-

шания в единой структурно - функциональной органи-

[ии психики. В ассоциативной психологии ассоциация

■ет роль доминирующего психического механизма, но

»циация, взятая за единицу анализа, если и помогает в

кяснении способа связи между элементами опыта, то ни в

t мере не способствует пониманию причин возникнове-

)тих элементов и анализу их сущности. Подобный ме-

|ологический промах был допущен также в гештальт -

■хологии, где целостный, несводимый к сумме состав-

щ|nix его частей образ, или, иначе, гештальт - структура,

ргупал в качестве единицы анализа зрительной перцеп-

. И, аналогично тому, как Юнг не указывал характер

|роительного материала", из которого возводится здание

|лективного опыта, так и гештальт - психологи полага-

что психический образ формируется по законам целого,

В в соответствии с законами образования этого целого

■ншх-то определенных психических элементов.

Краткий исторический анализ показывает, что любая ■хологическая концепция только в том случае может пре-м «жать на статус общепсихологической теории, если она .пш i вопрос о специфике того "языка", на котором напи-IIа психическая реальность. Это означает, что без обсуж-|ия характера психического материала, из которого к>ятся психические структуры, имеющие свои функции,


40

41



Каталог: biblio -> edu -> ped
ped -> Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. – 2-е издание. – М.: Наука; Главная редакция изданий для зарубежных стран, 1983. – 344 с
ped -> Актуальные проблемы психологии труда, инженерной психологии и эргономики
ped -> Моральное животное. 1 часть Р. Райт Роберт Райт Моральное животное
ped -> Проблеме периодизации развития лично­сти в психологии. Учебное пособие. М.: Изд-во Моск ун-та, 1981, 84 с. Издательство Московского университета, 1981 г учебное пособие предназначено для студентов-пси-хологов, специализирующихся пo общей
ped -> Л. И. Новикова Начальник отдела Управления воспитания и дополнительного


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   110


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница