Из истории политической мысли



страница2/2
Дата17.08.2018
Размер128 Kb.
1   2
Примечания:

1. Дифференцированно подходя к политической конкретике, Платон с очевидностью фиксирует свои симпатии к некоторым проявлениям сущего, приводя примеры позитивной деятельности государственных мужей и законодателей. Известно его благожелательное отношение к государственному устройству Спарты. Он высоко оценивает деятельность Ликурга, Харонда, Солона. – Платон. Государство/ Соч., т.3(1). М., 1971. С.427 (далее: просто «Государство», с указанием страниц названного изд.). Для многих греческих мыслителей характерна, несмотря на их политические ориентации и предпочтения относительно форм государства, положительная оценка устройства Спарты и деятельности Ликурга. Это, видимо, не случайно, и нуждается в осмыслении, в первую очередь в контексте становления античной идеи демократии, шире – специфики политической философии греков.

2. Так полагаем мы в ходе анализа платоновской политической философии. Однако в логике мышления самого Платона все это выглядело, конечно, иначе. С точки зрения его гносеологии модель «идеального государства» не волюнтаристская конструкция разума, вовсе не «модель» в современном значении термина.

3. Государство. С.241-242.

4. Государство. С.356-358.

5. Платон. Законы/ Соч., т.3(2). М., 1972. С.185-186 (далее: просто «Законы», с указанием страниц названного изд.). О жизни людей во времена Кроноса Платон упоминает в «Политике». – Платон. Политик/ Соч., т.3(2). М., 1972. С.27-31 (далее: просто «Политик» с указанием страниц названного издания).

6. Анализируя проблему и статус бога у Платона, Этьен Жильсон писал, «что после столь многих веков христианской мысли нам стало чрезвычайно тяжело представлять мир, где боги не являются высшей реальностью, а то, что является в нем самым реальным, не есть бог. Несомненно, однако, что в сознании Платона Идеи превосходят богов. Солнце, например, он считал богом, и тем не менее в его учении Солнце, будучи богом, является сыном Блага, которое не есть бог. Для того чтобы понять платоновскую идею бога, мы должны прежде всего представить некое обособленное живое существо, похожее на тех, которые нам известны из своего чувственного опыта, однако вместо того, чтобы воображать его изменчивым, случайным или смертным, нам надо осмыслить его как умопостигаемое, неизменное, необходимое и вечное. Таков бог Платона. Короче говоря, его бог – это живой индивид, наделенный всеми основополагающими атрибутами Идеи. Вот почему платоновская Идея может быть божественней, чем бог, и все-таки не быть богом». – Жильсон Э. Бог и философия/Избранное: Христианская философия. М., 2004. С.600-601.

7. Платон. Критий/ Соч., т.3(1). М., 1971. С.548-549.

8. Поскольку эсхатология есть учение о конечных судьбах мира, тоталитаризм как проект по своей сути всегда эсхатологичен, так как претендует на завершение исторического времени, «конец истории» в логическом плане. Это существеннейший признак тоталитарного дискурса, а значит «эсхатологический тоталитаризм» есть, строго говоря, тавтология. Однако такое словосочетание имеет свой резон хотя бы потому, что эсхатология воспринимается в первую очередь как религиозное учение (что само по себе верно), а тоталитаризм совсем не обязательно связан с религией. Кроме того, идеологи тоталитаризма далеко не всегда признавали и признают финализм своих теорий. В случае Платона эсхатология буквально выпирает. На желание Платона «остановить» время указывал еще Карл Раймунд Поппер. Применительно к платоновскому «идеальному государству» я использую термин «тоталитарное» вне доминанты современной политологии, рассматривающей тоталитарные режимы как исключительное достояние 20в. Вместе с тем я не ссылаюсь здесь на Поппера, соответственно именовавшего платоновскую идеологию, поскольку это было бы аргументом к авторитету. Я солидаризуюсь с политическими философами и историками, рассматривающими тоталитаризм как явление исторически универсальное, поскольку, на мой взгляд, некоторые признаки тоталитаризма, выдвигаемые в качестве существенных, на самом деле таковыми не являются: монопольная партия, сросшаяся с государством, массовая социальная поддержка режима, перманентный террор. Субстанция тоталитаризма, в первую очередь, во всеобъемлющем властном контроле, регламентации, централизации, рутинном насилии, которое не тождественно террору. Террор, конечно, не может быть проигнорирован при характеристике тоталитаризма. Однако он, скорее всего, относится все же к начальной стадии его существования как средство захвата и удержания власти, институализации режима. Причем вопрос, всегда ли. В научном плане нецелесообразно беспредельно расширять объем понятия террора, следствием чего станет сужение его содержания, превращение данного понятия в крайне расплывчатое, под которое можно подвести все что угодно. Что касается Платона, то тоталитарная модель для него совершенно логична. Она не могла не появиться. Во всяком случае, если не впадать в фатализм, ее обретение Европой еще в «осевое время» имеет совершенно очевидные и объективные основания в античном мире и в античной картине мира. Аналогичный аспект древневосточной культуры – учение и практика легистов в Китае.

9. Государство. С.316-317.

10. Государство. С.321-323.

11. Государство. С.327.

12. Государство. С.237.

13. Государство. С.281.

14. Государство. С.285-286.

15. Государство. С.123-125, 145-148, 207-209, 221-224, 226-227, 232-236 и др. См., также, комментарии В.Ф.Асмуса к «Государству». – Государство. С.579-613.

16. Законы. С.213-214.

17. Государство. С.420.

18. Государство. С.274-275.

19. Государство. С.212.

20. Государство. С.275.

21. Государство. С.275.

22. Государство. С.304.

23. Законы. С.180.

24. Государство. С.305.

25. Государство. С.306.

26. Государство. С.406.

27. Государство. С.307.

28. Законы. С.181.

29. Законы. С.183.

30. Законы. С.184.

31. Законы. С.108-109.

32. Законы. С.158.

33. В своем исследовании античной философии истории А.Ф.Лосев трактует общественное развитие как исторический процесс. Собственно развитие он связывает с движением и считает, что развитие отличается от движения «своей определенной направленностью, а именно направленностью постепенно развертывать то, что в самом начале дано в неразвернутом виде». – Лосев А.Ф. Античная философия истории. Первое полное, исправленное издание. СПб., 2000. С.10-11. Фома Аквинский, рассматривая диалектику потенции (возможности) и акта (действительности), через отношение этих категорий дает свое понимание движения (в сущности – именно развития): «...Двигать – значит приводить нечто от возможности к действительности». – Фома Аквинский. Сумма теологии. Ч.1 (Вопросы 1-43). Киев; Москва, 2002. С.25 (Вопрос 2, раздел 3). Фактически обе позиции восходят к Аристотелю, писавшему: «А так как по каждому роду (высказываний – М.Т.) различается, с одной стороны, бытие в возможности, с другой – [бытие] в реальном осуществлении, то я под движением разумею реальное осуществление того, что является возможным, поскольку оно таково». – Аристотель. Метафизика. Переводы. Комментарии. Толкования. СПб.; Киев, 2002. С.358.

34. Государство. С.116.

35. Государство. С.306.

36. Законы. С.208-209.

37. Законы. С.209.

38. Государство. С.212.

39. Законы. С.107-108.

40. Государство. С.214.

41. Государство. С.327.

42. Государство. С.328.

43. Законы. С.128-129.

44. Государство. С.327.

45. Политик. С.58-60.

46. Законы. С.366.

47. Государство. С.413.



48. Государство. С.213.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница