История философии тема Философия как наука: предмет, социальная роль и место в культуре



Pdf просмотр
страница34/137
Дата28.01.2018
Размер4.8 Kb.
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   137

Первым, кто решился взяться за разрешение философской проблемы многого и единого, часто называют Фалеса из города Милета. Фалес заявил, что началом всего является вода. Мир удивителен, он одушевлен и полон божеств, но началом всего существующего является вода. Ученик Фалеса Анаксимен, не соглашаясь с учителем, счел более вероятным, что началом всего является воздух. Гераклит признал первоначалом огонь. Анаксимандр считал, что все произошло из беспредельного вещества, которое он назвал апейроном. Эмпедокл же выделил в качестве основы сущего четыре вещества: огонь, воду, воздух и землю.
Очевидно, что все указанные греческие философы использовали один и тот же способ понимания многого: они считали, что в основе мира находится материальная субстанция, хотя и понимали эту субстанцию каждый по-своему.
Первый подход к проблеме многого и единого оказался, быть может, и несколько грубоватым. Но он создал основу для дальнейшего движения философской мысли.
Знаменитый Пифагор в своих суждениях по данной проблеме не отказался от идей своих предшественников и также видел в основе сущего четыре основные субстанции - огонь, воду, землю и воздух. Но одновременно он стремился найти их первоосновы.
Таковыми же считал числа.
Начало всего, как полагал Пифагор - единица, двойка, тройка, четверка. Им соответствуют по порядку точка, линия (два конца), плоскость (три вершины треугольника), объем (четыре вершины пирамиды). Из объемных фигур происходят чувственно воспринимаемые тела, которые имеют четыре основы - огонь, воду, землю и воздух; превращение последних приводят к миру живого и человека.
© . 36
В какой степени прав Пифагор? В очень большой. Однако, отдавая должное математической логике его философской системы, все-таки вряд ли возможно сводить все только к числу. Числа позволяют нам понять количественную сторону дела, но не качественную. Математика сопряжена с философией, но не может заменить ее, равно как философия не может заменить математику.
В то время как ряд философов считал, что феномен многого, в целом, понятен и все свое внимание обратили на единое, нашлись философы (и в их ряду прежде всего
Парменид и Зенон, которые не только утверждали, но и доказывали, что многое вообще не существует. Мнение о реальности многого, говорили они своим оппонентам, является облаком чувств. А чувствам нельзя слепо доверять: прямая палка на границе вода/воздух кажется изломанной, но она на является таковой.
Во-первых, чувствами и впечатлениями нельзя помыслить множественность. Если вещи могут быть бесконечно малыми, то их сумма (а это сумма нулей) никак не даст конечную вещь. Если же вещи конечны, то между двумя вещами всегда есть третья вещь; снова мы переходим к противоречию, ибо конечная вещь состоит из бесконечного числа конечных вещей, что невозможно. Выходит, что, возможно, непротиворечивым утверждением будет такое: в мире нет множественности, нет отдельных вещей, он один и един, целокупен. Мы пришли к неожиданному высказыванию. Греки называли такое высказывание парадоксом /буквально: пара (отклонение) от доксы (мнения)/.
Во-вторых, если нет отдельных вещей, то нет и движения, ибо движение выступает как изменение положения вещей. Разве действительно стрела может лететь? Может быть, чувства обманывают нас? Чтобы пролететь определенное расстояние, стреле надо сначала пройти его половину, а чтобы ее пролететь, надо пролететь четверть расстояния, и далее - одну восьмую пути, и так до бесконечности. Получается, что невозможно из данной точки попасть в соседнюю, ибо ее, по логике рассуждений, нет. Получаем снова парадокс: стрела не летит. Т.о., если верить чувствам и практическим данным, то выходит,



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   137


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница