Истоки и направления развития средневековой арабоязычной философии



Скачать 70.72 Kb.
Pdf просмотр
страница3/3
Дата30.07.2018
Размер70.72 Kb.
1   2   3
счастье, о совершенном человеке, об идеальном устройстве государства. Поэтому им необходимо было существовать в единстве, подобно тому, как философ-политик един в двух лицах.
При дворе ал-Ма’муна начинал свою философскую деятельность первый перипатетик Абу Йусуф Йакуб ал-Кинди (801-873), посвятивший халифу часть своих трудов. Крупнейший представитель восточного аристотелизма Абу Наср ал-Фараби был также приближен ко двору Сайфа ад-Даула в Алеппо. Возможно, что в его лице сирийский правитель искал политического мыслителя, способного указать наиболее эффективные способы и методы управления подданными. Абу Бакр ар-Рази, врач, по собственному его признанию, сопровождал своего владыку не только как медик, но и как советник. Известно, что в качестве
вазира и советника Шамс ад-Даула и ‘Ала ад-Даула, хотя и не вполне успешно, пробовал свои силы ученый из Бухары Авиценна. Среднеазиатский ученый-энциклопедист Абу-р-Райхан ал-Бируни (973-1048), живя в
Хорезме, был советником местного принца. Андалусский философ Ибн Баджжа (1082-1139), известный в
Европе под именем Авемпасе или Авемпаце (Avempace), был вазиром альморавидского наместника
Гранады и Сарагосы Абу Бакра ибн Тифилвита (ум. в 1116), и по случаю его кончины он сочинил поэму- эпитафию. Основной корпус работ Авемпаце был впервые переведен на французский язык только в XIX в., и то не с оригинальных источников, а с древнееврейских рукописей. Единственными интерпретаторами его философских воззрений были еврейские мыслители средневековой Испании. Именно благодаря им само имя и сочинения Ибн Баджжи, если не стали предметом исследования исторической и философской науки, то, по крайней мере, оказались сохранены для истории философии. Содержание трактата Ибн Баджжи по астрономии помогло восстановить труд другого испанского мыслителя, великого еврейского философа
Моисея Маймонида (ум. 1204). Другой андалусский мыслитель, врач и астроном Ибн Туфайл (ок. 1110-
1184) выполнял функции секретаря при наместнике Гранады, а позже, в Марокко, стал личным врачом и приближенным альмохадского халифа Абу Йакуба Йусуфа, которому представил Ибн Рушда (Аверроэса)
(1126-1198), последнего из видных представителей восточного аристотелизма, с целью составления комментария к Аристотелю. Что касается Ибн Рушда, то он принадлежал к семье, занимавшейся политикой и юриспруденцией, унаследовал дела отца и был кади («судьей») Севильи, а потом Кордовы.
Практически всем перипатетикам, от ал-Фараби до Ибн Рушда, можно приписать три тезиса, которые в той или иной мере каждый из них развивал в своем творчестве. Первый тезис говорит о том, что целью и высшим совершенством человека является счастье; второй тезис основывается на том, что счастье это исключительно интеллектуального свойства, ибо является умопостижением, философствованием; наконец, третий тезис указывает на то, что счастье достигается во взаимодействии, в объединении людей, а не отдельными индивидами. Так, Александр Афродисийский в трактате, утраченном на греческом языке и сохранившемся только в арабском переводе под названием «Принципы всего сущего, соответствующие взглядам Аристотеля, Философа» писал следующее: «Величайшее счастье, охватывающее все блага, есть умопостижение, ибо истинное совершенство людей заключается в философствовании» [5, с. 52]. В трактате
«О разуме» Александр Афродисийский развил новую теорию разума, которая стала предметом многих споров между мусульманскими и еврейскими философами. По этой теории, разум, наряду с другими душевными способностями, есть первоначально не что иное, как способность, или формативный принцип в организме. Этот первоначальный разум, имеющий лишь потенциальное существование, называется материальный разум, так как он, подобно материи, способен видоизменяться путем развития и принимать другую форму. Действительно, эта способность переходит из потенциального состояния в актуальное и начинает иметь действительное существование, когда благодаря изучению и размышлению приобретает идеи, с которыми разум отождествляет себя, так как акт мышления не может быть отделен от объекта мысли. Этот новый разум, являющийся, следовательно, первоначальным разумом, изменившимся путем опыта, называется приобретенным разумом.
Восточные перипатетики оказались на стыке двух культур: принадлежа в исходном пункте к культуре мусульманской, они стали в то же время адептами новой мысли, мысли, пришедшей от античности и ознаменованной в лице Аристотеля интересом к естествознанию и логике, то есть знанию в новом понимании, знанию не богословскому, а научно-практическому, философско-антропологическому и социально-политическому. Последнее знание нашло свое отражение в исследованиях по социально- политическому устройству государства и различных теориях «добродетельного города». Арабские мыслители, трансформировав в той или иной степени древнегреческое наследие, создали свои оригинальные модели «идеального» государства. И та, и другая сторона, выстраивая свои модели государства, все-таки «искали его основания и прецеденты в прошлом, независимо от того, насколько приукрашенным или мифологизированным это прошлое представало перед ними. В этом качестве для них имели ценность именно те формы государственного быта, которые существовали когда-то в далекой истории. <…> Те события реальной истории, которые ассоциировались у греков с распадом традиционной полисной культуры, а для арабов – с крушением халифата, действительно давали массу поводов для подобного критического отношения <…>» [7, с. 14-15].

Литература

1.
Corbin H. Histoire de la philosophie islamique. Vol. 1. Paris: Gallimard, 1964. P. 110–151.
2.
Goitein S. D. Studies in Islamic history and Institutions. Leiden: Brill, 1966. 391 s.


3.
Бартольд В. В. Багдад и дальнейшая культурная жизнь арабов // Работы по истории ислама и Арабского халифата. Соч. Т. VI. М.: Наука, 2002. 785 с.
4.
Зубов В. П. Аристотель. М.: Академия наук СССР, 1963. 366 с.
5.
Игнатенко А. А. В поисках счастья. (Общественно-политические воззрения арабо-исламских философов средневековья). М.: Мысль, 1989. 254 с.
6.
Пигулевская Н. В. Культура сирийцев в средние века. М.: Наука, 1979. 272 с.
7.
Туманян Т. Г. Философия идеальной власти. Политические концепции средневекового ислама. СПб.:
Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2009. 280 с.
8.
Халидов А. Б. Книжная культура // Очерки истории арабской культуры V-XV вв. М., 1982. С. 215–310.
9.
Шаймухамбетова Г. Б. Арабоязычная философия средневековья и классическая традиция. М.: Наука,
1979. 152 с.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница