Исследования по фольклору и мифологии востока



страница39/55
Дата11.03.2018
Размер4.67 Mb.
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   55
I. Эстетика космогенеза
1 В частности, вывод об отсутствии в Китае мифологической космогонии делали в свое время А. Форке, Д. Бодде и др. Причины этого Э. М. Яншина видит в характере изучавшихся ими памятников, в которых «отразились попытки научного истолкования природы, приходившего на смену мифологическому объяснению мира» [82, с. 121]. О мифах, связанных с происхождением мира, см. работы Юань Кэ [80, с. 28; 153, с. 416], а также Б. Л. Рифтина [80, с. 378] и В. В. Евсюкова [13, с. 34—47]. О Хаосе/Хуньдуне см. также [89, с. 3—7]; интерпретации мифа о нем в основном посвящена также монография Н. Жирардо [174].

2 В некоторых случаях в литературе встречается транскрипция «Хуньтунь» (48, т. 2, с. 607]. Н. Жирардо сближает Хуньдуня и Пангу (Паньху), указывая на их функциональное сходство: «Несмотря на некоторые различия в деталях повествований о Хуньдуне и Паньху, ясно, что по основным характеристикам они гомологичны и имеют в целом отношение к одной и той же космогонической интенции» [174, с. 189]. Ср. [60, с. 102; 82, с. 129].

3 Перевод имени героя Л. Кэрролла как «Пустик—Дутик» принадлежит А. Щербакову [39, с, 231]. Сходство Хуньдуня с Хампти—Дампти—одна из сквозных тем работы Н Жирардо [174]. Интересно, что изображение Хуньдуня (Дицзяна) в одном из изданий «Шань хай цзина» имеет шесть лап и четыре крыла, но не имеет головы, а описывается это удивительное существо как «по форме напоминающее желтого цвета куль» [152, с. 55]. В. Н. Романов указал нам на сходство Хуньдуня с Колобком русской сказки.

4 Полное собрание фрагментов о Паньгу см. Лю Чэнхуай [106, с. 199— 205]. Здесь же приводятся некоторые интерпретации этого образа как тотема различных племен.

5 Паныу/Паньху в некоторых версиях мифа связан с тыквой, особенно с тыквой-горлянкой. Это ставит его в контекст множества сказаний о происхождении люден, популярных у народов Южного Китая, Индокитая и Юго-Восточной Азии. Как отмечает В. В. Евсюков, «чаще других рассказывается сюжет, по которому брат и сестра зарождаются в огромной тыкве, а затем с помощью различных животных выбираются из нее, женятся и дают начало человеческому роду» [13, с. 39]. На этот же сюжет обращает внимание Н. Жирардо [174, с. 317—319].Э. М. Яншина пишет о связи мифа о Паньгу с кругом мифов о прародительнице Нюйва и о подсоединении к этому кругу ее брата-супруга Фуси [82, с. 129—130; 125]. В некоторых версиях говорится
243 /. Эстетика космогенеза

о,том, что у Паньгу была жена. Однако наиболее интересной представляется нам гипотеза об андрогинности Паньгу/Хуньдуня [13, с. 39].



16 Первоначальное значение инь и ян—соответственно затемненный и освещенный склоны горы. Отсюда выводится связь ян с теплом, солнцем, с мужским началом, инь—с прохладой, луной, женским началом и т. д. Однако, в ранних литературных текстах, как указывает Лю Цзюньцань, термины инь и ян еще не несут в себе ничего, кроме описания метеорологических условий [88, т. 2, с. 473]. Придание паре инь-ян категориального статуса—заслуга авторов предымперии.

7 Один из авторов империи, Ван Чун (27—ок. 97 гг.), так описывал этот Процесс: «Небо и земля сливаются в [едином] дыхании, и все существующее само собой рождается; подобно этому супруг и супруга сливаются в едином дыхании, и [их] дети сами собой рождаются» [148, т. 7, «Лунь хэн», с. 177].

Для натурфилософов не небо и земля уподоблялись мужчине и женщине, а скорее мужчина и женщина — небу и земле; без последних воспроизводство. жизни не мыслилось, оно было возможно только в созданном Паньгу промежутке между небом и землей.



8 В то же время цзянь-космос натурфилософов обладает довольно определенными параметрами, временными и пространственными. Если исходить из современного значения чжана, китайской сажени, в 3,33 м, то окажется, что за 18 лет Паньгу поднял небо примерно до высоты озонового слоя, предохраняющего все живое на земле от вредного коротковолнового излучения.

9 Ф. Б. Я. Кёйпер выделяет две фазы космогонического мифа, статическую и динамическую: «Хотя в космогонии можно различать разные этапы, вырисовывается следующая основная схема: контраст между неделимым единством, которое предшествовало сотворению космоса-времени, ,,когда все бы

ло спокойно во рту свернувшейся кольцами водяной змеи" (первоначальные. воды), и творением, которое представлено как развитие на разных этапах, дуальной организации космоса» [29. с. 112—ИЗ]. Одна из интерпретаций имени Паньгу—«Свернувшийся Кольцом». Семантические компоненты обоих знаков, образующих имя Хуньдунь,—«вода». .



110 Возможно, в связи с этим переходом должен рассматриваться образ «темной самки» в «Лао-цзы», гл. 6: «женскость-гушэнь не может перестать;

это [и есть то, что я] называю темной самкой—таинственной самочностью» Ср. основывающийся на комментарии Ван Би (226—249) перевод Ян Хиншуна: «Превращения невидимого [дао] бесконечны. [Дао]—глубочайшие врата;

рождения» [11, т. 1, с. 116], а также примечательный во многих отношениях перевод Дж. У, видящего в гушэнь символ фонтанирующей жизни [186, с. 9]. Во всех вариантах переводов этого фрагмента прослеживается связь источника жизни с «низинным», «таящимся в глубине», «темным», вообще с материей, матерью. .

11 О происхождении китайского письма и его связи с ранними формами искусства см. работы А. М. Карапетьянца [58], М. В. Крюкова [35], а также

коллективную монографию М. В. Крюкова, М. В. Софронова, Н. Н. Чебоксарова [37, с. 214—219].



12 Укрыться от «знания», т. е. видения и слышания божеств-предков, было невозможно; как сказано в одном из авторских памятников, если кто-либо стремится обратить в свою пользу коня, повозку или иное принадлежащее другому имущество, «это не скроется [от внимания] божеств-предков (гуйшэнь)» [148, т. 4, «Мо-цзы сянь гу», с. 150]. Заметим в связи с этим, что нам не кажется удачным применяемый в литературе, в частности М. Л. Тита-ренко, в связи с этой способностью божеств-предков термин «духовидение" [68, с. 104—105]. По всей видимости, в «Мо-цзы» речь все же идет не столько о «духовидении», сколько о проницательности (мин) самих божеств-предков,

13 Говоря о характерных чертах политеистических божеств, В. К. Шохин, в частности, пишет: «Благодаря взаимоограничению и взаимозависимости они не обладают абсолютным началом жизни, каждый из них должен „восходить" к чему-то для него первичному или рождаться, а потому имеет и неизбежную, тенденцию к смертности, которую надо периодически преодолевать» [39, с. 220].
244 Примечания
14 Увзй—одна из важнейших категорий натурфилософии, содержание которой со временем изменялось. В нашем случае это прежде всего искусство оптимизации жизненного процесса на всех уровнях - индивидуальном, социальном и космическом. Это состояние равновесия в природе и обществе, когда «все идет своим чередом», не требуя приложения внешних усилий для поддержания должного порядка. В этом смысле следует понимать и распространенный переводческий эквивалент увэй — «недеяние».

16 Одной из таких попыток считается «Великое введение» к «Книге песен» («Ши цзин»). Как пишет исследователь этого текста И. С. Лисевич, «...здесь... впервые в обобщенном виде находит свое выражение литературная мысль древнего Китая» [19, с. 179]. Относительно времени создания и авторства «Великого введения» среди исследователей существуют различные точки зрения. В частности, Ли Цзэхоу и Лю Ганцзи склоняются к выводу, что окончательно текст был оформлен Вэй Хуном в первые десятилетия нашей эры [99, т. 1, с. 570]. Это означает, что в тексте «Введения», вероятно, нашли обобщенное выражение те идеи, в первую очередь эстетические, которые в ЛШ наблюдаются в их истоке. Одна из основополагающих идей как ЛШ, так и «Введения» — о неразрывной связи, существующей между поведением людей и состоянием неба-природы. Как отмечает И. С. Лисевич, «поэтому не только .небо влияет на жизнь людей, но и события жизни человеческой находят отклик у земли и неба. Эти события—словно камешки, брошенные в океан бытия, круги от которых доходят до его пределов. Откликом на них могут быть, например, зловещие знамения—землетрясения, наводнения и т. д.» [19, с. 181].

16 Н. Жирардо сближает Хуанди с Хуньдунем, а также Паньгу и Паньху, исходя из их функционального сходства. Хуанди—фигура, возглавившая генеалогию так называемых пяти ди-предков, окончательно сформировавшуюся в империи. В то же время это — культурный герой; одним из его деяний были победы, одержанные над различного рода «мятежниками», в облике которых проступают черты Хаоса/Хуньдуня. Хуанди, таким образом, в историзованных версиях побеждает Хаос, но это означает лишь, что он занимает его центральное положение [174, с. 186, 198].

17 Предымперская философия обычно классифицируется «по школам»:

«сторонники учения об инь и ян (натурфилософы), ,,школа служилых людей"—жуцзя (в переводной литературе называемая школой конфуцианцев), „школа моистов", ,,школа номиналистов"—минцзя (часто называемая также школой софистов), ,,школа законников" (легистов)—фацзя и ,,школа сторонников учения о дао и дэ" — даосистов» [11, т. 1, с. 17]. Данная классификация восходит к Сыма Таню (?—110 г. до н. э.) и не отвечает научным критериям, так как одни школы названы в ней по имени основателя, другие — по роду занятий, третьи—по названию выдвигаемого «школой» основного принципа. А. М. Карапетьянц предложил классификацию, согласно которой «школы» распадаются на две группы по критерию общей направленности интересов: занимались ли их представители прежде всего человеком, как существом общественным, или же интересовались устройством вселенной. Парные «школы» А. М. Карапетьянц называет этико-политическими (конфуцианцы, моисты, легисты), вторые—метафизическими (даосы, иньянисты); особняком стоит

«школа» минцзя [19, с. 359—363]. Сходные принципы классификации были предложены позднее английским исследователем М. Лёве, разделившим

предымперские «школы» на четыре группы по критерию преимущественного интереса: 1) к природе; 2) к человеку; 3) к государству; 4) к мышлению,— что дает, соответственно, натуралистов, гуманистов, авторитаристов и рационалистов [188, с. 15]. Для наших целей мы считаем достаточным указание на факт полемики в предымперии между представителями классики, опиравшимися на канонические тексты, и контрклассики, строившими свои концепции на отрицании традиции писаных текстов. Примирить возникшее расхождение взглядов стремились натурфилософы, пытавшиеся объединить в непротиворечивой картине мира этико-политические аспекты бытия с метафизическими.


345 /. Эстетика космогенеза
16 Все связанное в текстах авторских памятников с шэнь — областью божеств-предков, гуйшэнь,—передается нами в переводе термином «нуминозное». Как указывает Е. М. Штаерман, для ранней римской религии характерно отсутствие четкого представления о богах как о неких определенных персонажах, место которого занимало представление о «безличных силах — numina (сходных с ,,мана" австралийцев), заключенных во всех окружающих предметах» [75, с. б]. Как сообщил нам С. В. Зинин, впервые применил данный термин при интерпретации феномена шэнь американский исследователь У. Петерсен [193]. Близость понятийных систем двух имперских религий, римской и китайской,— вопрос чрезвычайно интересный, но выходящий за рамки данного исследования.

19 Как часть Системы рассматривается натурфилософией, разумеется, и человеческое тело, индивидуальный организм. Сходство процессов, протекающих на всех уровнях бытия, позволяет исследователям древнекитайской культуры говорить о гомоморфизме макрокосма и микрокосма. Этот термин введен в научный обиход Е. А. Торчиновым [63а, с. 125]. Исследование приложений космологических схем к человеческому телу в контексте алхимической практики провел, в частности, К. Скиппер [198].

20 Эта концепция связана с именем Дж. Нидэма, автора фундаментального труда «Наука и цивилизация в Китае», создаваемого им в содружестве с Лу Гуйчжэнь, Ван Лином, Хэ Бинъюем и др. [191]. Изложение и критика концепции Дж. Нидэма даны А. И. Кобзевым [63, с. 5—39]. «Наука», в терминологии Дж. Нидэма,— это то, что мы все же предпочитаем называть протонаукой, или натурфилософией. Наряду с представлением об особом характере традиционной китайской науки в последние годы получили распространение работы, в которых устанавливается сходство идей древнекитайской натурфилософии с концепциями современной физики и т. д. Безусловно, в этом, сказалось и влияние работы Дж. Нидэма, сделавшей китайский материал доступным широкому кругу ученых-естествоиспытателей. Один из ярких примеров—выдержавшая свыше десятка изданий книга Фритьофа Капры [160а].

21 Некоторую мотивировку действий Хуньдуня/Паньгу можно обнаружить в развернутых вариантах предания, бытующих в фольклоре,—это «тоска», охватившая Паньгу после многовекового пребывания в замкнутом пространстве «космического яйца». Одно из таких сказаний приводит в своей работе по мифологии Юань Кэ: «Как же в конце концов были отделены земля и небо, как создавалась вселенная? В китайской мифологии есть ответ и на этот вопрос. Согласно преданиям, в то время, когда еще земля и небо не отделились друг от друга, вселенная представляла сплошной хаос и по форме напоминала огромное куриное яйцо. В нем зародился наш первопредок Паньгу. Он вырос и заснул, тяжело дыша, в этом огромном яйце. Прошло восемнадцать тысяч лет, прежде чем он проснулся. Приоткрыл глаза, чтобы осмотреться, но увы! — ничего не увидел: вокруг него был сплошной черный и липкий мрак, и сердце его наполнилось тоской. Не найдя выхода из этого яйца, Паньгу схватил нвесть откуда взявшийся огромный топор и с силой ударил им мрак перед собой. Раздался оглушительный грохот, какой бывает, когда трескаются горы,—хуа-ла!—и огромное яйцо раскололось» [153, с. 34].

22 О пренатальном сознании см.[153, с. 128]; океанические ощущения «качания на волнах» см. [153, с. 131]. Далее Ф. Б. Я. Кёйпер замгчает: «Если предположить в качестве рабочей гипотезы, что первая стадия космогонического мифа ,,каким-то образом соотносима"... с океаническими ощущениями, которые яйцо, по-видимому, зарегистрировало в стадии между овуляцией и оплодотворением, естественно встает вопрос, не может ли сражение Индры с „горой" соответствовать оплодотворяющей деятельности сперматозоида».

23 Категории и и ли взаимосвязаны в китайской классической традиции. Развернутое определение и дано А. И. Кобзевым: «„Должная справедливость" (и) — одна из основополагающих категорий китайской философии... совмещающая в себе значения: „долг", „чувство долга", „справедливость", „ответственность", „добропорядочность", „честность", ,,правильность", „принцип", „значение", „смысл"—и выражающая идею правильного (чжэн) соот-
246 Примечания
ветствия (и) субъективных потребностей—объективным требованиям, внутреннего чувства справедливости—внешним императивам общественного долга, содержания — форме... восходит к сочетанию знаков ,,я" (во) и „баран" (ян). Последний, входя также в состав иероглифов шань—„ добро" и мэй— ,,красота", несет представление об общепринятом „вкусе", охватывающем главные ценностно-нормативные сферы—этическую (шань), эстетическую (мэй) и деонтологическую (и). Интериоризация деонтологической нормы представлена в семантике (и) как общественный вкус („баран"), ставший внутренним чувством („я")» [20, с. 247].

24 Противопоставление человеческого животному по критерию человечности-жэнь характерно только для классики. Как указывает А. И. Кобзев, «Мэн-цзы (ок. 372—289 гг. до н. э.—Г. Т.) радикально универсализировал. должную справедливость... и решительно отверг пользу—выгоду во имя должной справедливости и гуманности (жэнь.—Г. Т.)... отличающих человека от животных» [20, с. 247].

25 Излагая историю периода «Воюющих Царств» (Чжаньго), Т. В. Степугина, в частности, пишет: «На протяжении V—III вв. до н. э. все древние малые царства Великой равнины постепенно были поглощены сильнейшими державами Хань, Вэн, Ци, Чу и Цинь... Ожесточенное военное соперничество между царствами перерастало в своего рода тотальную войну, имевшую целью уничтожение врага, захват людей и территории» [22, с. 491, 494].

26 Термин цзацзя ведет происхождение от названия раздела в традиционных библиографических трактатах, куда династийными историографами заносились книги, не укладывавшиеся, по их представлениям, в классификацию по «школам». Поэтому термин «эклектика», принятый в литературе, следует считать весьма условным переводческим эквивалентом цзацзя.

Каталог: archive
archive -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
archive -> Этика дискурса сформировалась в значительной степени под влиянием «прагматического поворота» и аналитической дискуссии в европейской философии XX века
archive -> Темы контрольных работ по курсу «история античной философии»
archive -> Лекции 4 часов, семинары 16 часов, сам работа часов, экзамен. Тема Парадигмы и концепции в философии науки
archive -> Бюллетень медицинских Интернет-конференций, 2017
archive -> Конференция «Ломоносов 2017» Секция «Психология современной семьи»
archive -> Первая глава «Виртуальность современного общества: история и современность» состоит из двух параграфов, в которых
archive -> В. И. Игнатьев, докт филос наук, профессор кафедры социологии Новоси- бирского государственного технического университета (нгту), А. Н. Степанова
archive -> На Ученом Совете философского факультета


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   55


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница