Исследование образа будущего у больных близору­костью и заболеваниями желудочно-кишечного тракта (на примере старших подростков 15-16лет)



страница3/6
Дата27.04.2018
Размер0.62 Mb.
ТипИсследование
1   2   3   4   5   6

Глава1. Роль временной перспективы в подростковом возрасте
1.1 Понятие временной перспективы в современной психологии
Временная перспектива будущего, являющаяся ментальной проекцией мотивационной сферы человека и феноменально представляющая собой в разной мере осознанные надежды, планы, проекты, стремления, опасения, притязания, связанные с более или менее отдалённым будущим, формируется на протяжении всего детства и, главным образом, стихийно: через интериоризацию ценностных установок родителей, их ожиданий в отношении данного ребёнка, через усвоение общекультурных, социальных норм, наконец, через развитие мотивации.

Сформировавшись таким образом, временная перспектива будущего приобретает собственную побудительную силу, оказывая мощное обратное влияние на развитие личности человека.

Мотивирующая сила будущего во многом зависит от его эмоциональной окрашенности - является ли оно для человека эмоционально привлекательным или эмоционально отталкивающим. Поэтому эмоциональное отношение к будущему является одной из важнейших характеристик будущего

Функция временного будущего заключается в обеспечении временной перспективы. Временная перспектива представляет собой видение своего будущего во времени, или собственно планирование. Позитивное отношение к планированию и составление планов определенным образом упорядочивают будущее, которое может быть представлено как последовательность достижения ряда целей. В результате же негативного отношения к планированию и отсутствия планов будущее предстает как фактически непрогнозируемое. Обычно лишь в подростковом возрасте человек начинает строить свою перспективу будущего сам, формулирует для себя собственные планы, намерения, задумывается над тем, кем и каким ему хотелось бы стать в будущем.

Значение временной перспективы как одного из наиболее важных новообразований подросткового возраста подчёркивал в своих работах Э.Эриксон. Он утверждал, что формирующаяся в подростковом возрасте идентичность интегрирует все предшествовавшие детские идентификации. Применительно к подростковому возрасту последовательность предшествовавших детских идентификаций представляет собой психологическое прошлое. Собственно формирующаяся идентичность охватывает психологическое настоящее (включающее в себя психологическое прошлое в снятом виде) и психологическое будущее.

Кроме того, он подчёркивал, что чувство успешности в этот период складывается из таких компонентов как предвосхищение успеха и сформированность временной перспективы.(19, 25,26)

Из отечественых психологов большое внимание данному вопросу уделяет Гинзбург в контексте исследования личностного самоопределения подростков, которое, по его мнению, происходит у старшеклассников в двух ортогональных плоскостях: ценностно-смысловой и пространственно-временной. И выбор профессии в этом смысле органически означает проецирование в будущее определённой социальной позиции. (6)

Однако, тревога, связанная с будущим, парализует способность ребёнка к целеполаганию. Точнее говоря, такая способность просто не становится.

Общепринятое положение о том, что обращённость в будущее является главной чертой старшеклассника, что жизненные планы, перспективы составляют «аффективный центр» жизни юноши, не означает, что это возрастное новообразование вызревает само собой, повинуясь неким возрастным законам развития.(18)

Л.С. Выготский отмечал в качестве основы своеобразия подросткового возраста несовпадение трёх точек созревания: полового, общеорганического и социокультурного. Прежде сложившееся единство разрушается и обнажает специфические подростковые проблемы. Об этом свидетельствует острая симптоматика возраста. Сборка трёх компонентов происходит в процессе работы над временной перспективой. Сознательно и специально устроенная, такая работа позволяет подростку достичь качественно новой целостности, соотнесённой теперь с течением времени.(5)

Если же такой работы в подростковом возрасте не производится, то возникает вопрос о дальнейшем развитии вообще и ставится под сомнение возможность снятия кризиса. Это неизбежно найдёт своё отражение в неспособности человека к целеполаганию, планированию, проектированию, использованию прошлого опыта и т.д.
1.2 Кризис подросткового возраста
Традиционно подростковый возраст считается особенным, отличным от других возрастов и требующим повышенного внимания.

По мнению Э.Эриксона, подростковая стадия «становится всё более заметной, и, как это традиционно существовало в истории некоторых культур, эта стадия является каким-то особым способом существования между детством и взрослостью». В своих поисках нового чувства преемственности и самотождественности, которое теперь должно включать половую зрелость, некоторые подростки должны вновь попытаться разрешить кризисы предшествующих лет, прежде чем создать для себя в качестве ориентиров для окончательной идентификации идолы и идеалы. «Помимо всего прочего они нуждаются в моратории для интеграции тех элементов идентичности, которые соответствуют предшествующим детским стадиям… Совокупность этих элементов и составляет список основных подростковых проблем.» (25,26)

При удачном разрешении возрастного противоречия ребёнок приобретает специфическую силу – целостный образ Я. Характерной чертой этого является уверенность «что внутренняя тождественность сочетается с тождественостью и непрерывностью для других в перспективе карьеры» (25,26).

В нашем обществе переход к взрослости не институционализирован, и программа, его регулирующая, диктуется лишь правилами профессионального образования и специализации. «Вместо волнующего обычая индустриальное общество создало систему, в которой поколения разобщены и разделены в своей активной жизни, социальной деятельности и досуге». Как результат подобного разделения подростки занимают маргинальное положение лишь только потому, что не могут ещё продуктивно работать (4).

Э. Шпангер и Э.Штерн описывали этот период в жизни человека как период врастания в культуру. Психическое развитие здесь – это «врастание индивида в объективный и нормативный дух данной эпохи» (5).

«Аффективный центр» переживаний подростка смещается в будущее. Это обусловлено спецификой социальной ситуации: ребенок покидает стены школы и неизбежно попадает в ситуацию неопределённости, тесно связанную с профессиональным и личностным самоопределением. И в таком масштабе это происходит с ним впервые: раньше, покидая детский сад, он точно знал, что пойдёт в школу, закончив начальную её ступень – перейдёт в среднее звено и т.п. А теперь для него наступает момент выбора, и выбор этот он должен сделать самостоятельно. «Предчувствие» необходимости самоопределяться начинает проявляться ещё перед первой границей – накануне окончания девятого класса (остаться ли мне в школе, или же пойти учиться в техникум?). И многие школьники стремятся продлить школьное образование только для того, чтобы отсрочить неизбежный момент выбора.

Реально школа перестаёт быть тем институтом, в котором происходит развитие ребёнка. Построенная по репродуктивному типу, к старшим классам она уже не ставит перед подростком задач, соответствующих возрасту.

Вопросы, связанные с реформой системы образования, в наше время приобретают особенную актуальность. Это отчасти связано со значительными изменениями социального, общекультурного плана.(7)


1.3 Особенности подросткового возраста: современная ситуация, актуальность проблемы
Современная ситуация предполагает большой спектр возможностей индивидуального выбора человеком составляющих своего жизненного пути (профессии, семьи, образа жизни, религиозных предпочтений и т.д.). Однако оборотная сторона этого прогресса – усложнение процесса самоопределения.(11)

Именно подростки оказываются наиболее подверженными общественным изменениям, вследствие того, что в период формирования личности, иерархических систем целей и мотивов и, что немаловажно, мощных физиологических изменений, они очень уязвимы.

Конфликт, как необходимая стадия кризиса (16), именно в этом возрасте оказывается не состоявшимся. Взрослые не ставят перед подростком задачи в полном смысле этого слова. Соответственно, это весьма осложняет возможный продуктивный выход из данного кризиса.

Сложившаяся таким образом ситуация объясняется тем, что общество до сих пор не выстроило социального института, соответствующего актуальной проблематике кризиса подросткового возраста и кризис этот остаётся неразрешенным на уровне социума. И если взрослый не может преодолеть сложностей, с этим связанных, то подростку это сделать значительно труднее.

Анализируя социальную ситуацию развития в старшем школьном возрасте, Л.И.Божович в качестве главного конституирующего момента отмечает, что старший школьник стоит на пороге вступления в самостоятельную жизнь. Переход от подросткового к раннему юношескому возрасту она связывает с резкой сменой внутренней позиции, когда обращенность в будущее становится основной направленностью личности и проблемы выбора профессии, дальнейшего жизненного пути, самоопределения превращаются в «аффективный центр» жизненной ситуации, вокруг которого начинают вращаться вся внутренняя деятельность, все интересы старшего школьника. (21)

Однако, фактические материалы, на которых в своих выводах опиралась Л.И.Божович, получены в исследованиях, проведённых в 50-х – 60-х годах, и отражают существовавшую в то время социальную ситуацию развития детей и подростков. Вместе с тем есть все основания полагать, что спустя несколько десятков лет эта ситуация значительно изменилась, включая и «внешние условия» и внутренний мир подростков.(6,7,19,21)

В доперестроечной России в период достаточно стабильного и в целом гарантированного жизнеобеспечения большей части населения проблема индивидуального будущего не была столь актуальна для большинства граждан. Личное будущее было лишь фрагментом общего будущего страны. В тот период социологические исследования сформированности будущего у старшеклассников в основном концентрировались вокруг темы выбора ими будущей профессии.(7)

В период жестких социальных преобразований 90-х годов, во время которых была разрушена государственная идеология, задающая перспективы страны в будущем, произошли значительные изменения в структуре производства, появилась безработица, снизился уровень жизнеобеспечения большей части населения страны. Всё это сделало более актуальным для каждого отдельного человека обдумывание и построение своей индивидуальной жизненной перспективы.(7)

Современную ситуацию подрастающего поколения можно определить как ситуацию отсутствия ясных жизненных ориентиров, задающих устойчивые (как-то гарантированные) жизненные перспективы. Это во многом обусловлено скоростью социальных изменений. Размытость и отсутствие позитивных социальных ориентиров ведёт к усилению инфантилизации подростков, когда многие из них отказываются от подросткового прожектирования и проектирования своей будущей жизни, профессиональной деятельности, планов по созданию семьи и т.д.

подросток здоровье личность

Глава 2. Значение образа будущего и оценки своих жизненных перспектив
2.1 Социальная значимость представлений подростков о своём будущем
Сформированность представлений о своём будущем и отношение к жизни, выраженное в оптимистической или пессимистической оценке своих жизненных перспектив можно отнести таким характеристикам, которые во многом определяют активность и «жизненный тонус человека». Можно с уверенностью говорить о том, что позитивное отношение к жизни, надежды на реализацию жизненных планов, уверенность в своём будущем являются в этом смысле мощными психологическими факторами. (7)

Подростковый и юношеский возраст является в психологическом смысле возрастом «прожектирования» и планирования своей будущей жизни, что делает исследование сформированности жизненных планов у старшеклассников ососбенно актуальным.

Исследование, проведённое психологами Е.В. Заикой, Н.П. Крейдун и А.С. Ячиной, в котором они сравнивали сформированность представлений о будущем у «нормальных» (обычных) и девиантных подростков, позволяет указывать на деформированность представлений о будущем у подростков с девиантным поведением(8). Данные результаты, вообще говоря, не позволяют утверждать обратного, но, тем не менее, указывают на определённую соотнесённость сформированности образа будущего и уровня активности человека.

Из общих оснований видно, что наличие жизненных планов, сформированность представлений о своём будущем является определённой формой «крепления» человека в обществе. Представленность будущего в виде своего стиля жизни, определённых профессиональных предпочтений и конкретных целей задаёт определённый уровень организации жизни человека, стимулирует активность человека в выбранных направлениях деятельности и позволяет удерживать себя от «лишних» целей и поступков.

Другим существенным фактором «социально-психологического тонуса» человека является его оценка своих жизненных перспектив, имеющая оптимистическую или пессимистическую окраску. Очевидно, что пессимистическая оценка своих жизненных перспектив снижает активность человека, а оптимистическая – повышает.

Таким образом, важность формирования у подростков временной перспективы можно рассматривать и в контексте социального значения.


2.2 Образ будущего как фактор, влияющий на состояние здоровья
Одной из центральных проблем в нашей стране стал в настоящее время демографический кризис. Средняя продолжительность жизни россиянина постепенно снижается, а показатели смертности и уровень заболеваемости неуклонно ползут вверх. Кажущееся на первый взгляд логичным объяснение ситуации сложным экономическим положением в стране опровергается статистическими данными, которые свидетельствуют, что далеко не всегда в тяжёлых экономических условиях повышалась смертность.

Анализ ситуации профессором И. Гундаровым (17) показал, что ухудшение социально-экономического положения в стране, экологическое неблагополучие, злоупотребление алкоголем и курение составляют не более 20% всех факторов, которые приводят к сокращению продолжительности жизни в России. Остальные 80% остались не идентифицированнными современной наукой. Так как экономически эти явления объяснить практически невозможно, исследователь попытался найти объяснение в психологии.

Впоследствии И. Гундаров разработал гипотезу о влиянии психологических факторов на динамику заболеваемости и смертности. («Убивает не столько бедность, сколько отсутствие жизненных перспектив»). Он утверждает, что при прочих равных условиях улучшение (ухудшение) духовного состояния общества сопровождается снижением (увеличением) смертности. А ведь уровень смертности напрямую связан с показателями заболеваемости общества.

Данная гипотеза частично резонирует с основными фундаментальными положениями психосоматического направления современной психологии. Она позволяет указывать на то, что негативно окрашенный образ будущего существенно влияет на психологическое и соматическое благополучие человека.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница