Инстинкты человека и его труд



Скачать 156.35 Kb.
страница3/7
Дата05.03.2018
Размер156.35 Kb.
1   2   3   4   5   6   7
Герберт Маркузе
Экономические теории о роли инстинктов в труде
Определение понятия «труд» как философской категории предполагает, прежде всего, указание на цель и субъект труда. Именно по этой причине в большинстве работ в области философии труда анализируется в первую очередь не столько субстанциональная сторона труда, сколько функциональная, состоящая в вычленении наиболее значимых функций труда. И у Г. Гегеля, и у К. Маркса субъектом труда является человек, который через процесс труда реализует три основные цели:

- удовлетворение разнообразных потребностей (обмен веществ между

человеком и природой) – первичная цель;

- преобразование природы – вторичная цель;

- саморазвитие человека, развитие социума – вторичная цель.

Если первичная цель непосредственно включена в определение труда, то вторичные цели являются целями-следствиями. Собственно, уже первичная цель труда у многих исследователей вызывает чувство глубокой неудовлетворенности и предопределяет необходимость дальнейших поисков иных дефиниций труда. Прежде всего, вопрос состоит в том, чем же, собственно, активность человека по удовлетворению собственных потребностей отличается от активности животных извлекающих энергию из внешней среды для поддержания жизни. Ведь, действительно, существует определенное сходство между деятельностью человека и инстинктивно-видовым поведением животного1. Речь идет о том, что в результате обмена веществом с природой животные в определенной степени видоизменяют ее, причем, в отдельные периоды достаточно значимо. Рассматривая данный вопрос, следует учитывать замечание Л.С. Выготского о том, что основные отличия в поведении человека и животных необходимо «… искать не в наличии тех или иных функций, абсолютно новых для человека и полностью отсутствующих в животном мире (как, например, разум, психика и т. д.). Все функции человека имеют свои зачатки в животном мире» [2, С. 455].

В биологии существуют концепции, обосновывающие мысль, что важнейшей функцией жизнеобеспечения животных, наряду с приспособле­нием живых организмов к природе, является активность по определенному ее преобразованию. Более того, исследования последнего периода в области социобиологии убедительно демонстрируют стирающуюся грань между социальностью животных и социальностью человека. Например, многочисленные эксперименты показали, что дельфины и шимпанзе могут общаться на языке жестов, их интеллект соответствует уровню умственного развития 4 – 5-летнего ребенка, у некоторых видов животных обнаружены элементы абстрактного мышления, в стадах слонов, антилоп, волков, крыс, обезьян существуют властные иерархические потребности [15, с. 101].

Видимо, в силу этих обстоятельств К. Маркс неоднократно в своих ран­них произведениях возвращался к вопросу: существовали ли в далеком прошлом «… первые животнообразные инстинктивные формы труда»? Его не оставляла мысль о наличии эволюционной связи между животнообразной орудийной деятельностью и собственно человеческим трудом. Трудится ли животное? Это один из тех вопросов, который требует своего разрешения для осмысления категории «труд». Рассмотрение различий и сходства в активности животных (в том числе и используемых человеком для хозяйственных нужд) и человеческим трудом потребовало введения специальных терминов. Для разграничения трудовой деятельности человека и животных (точно так же как и механизмов) был введен термин «работа».

Традиционно под работой понимают всякие энергетические изменения в материальном мире, в том числе и для обозначения труда человека. Основное феноменологическое различие заключено в понятиях «Arbeit» (работа) и «Werk» (труд). Аналогами здесь выступают термины «труд» как целенаправленная деятельность по удовлетворению человеческих потребностей и «работа», понимаемая как физическая величина. В последнем смысле работу могут выполнять механизмы и животные, труд – только человек.

К. Марксом для противопоставления предчеловеческой и человеческой жизни был введен специальный термин «инстинктивный труд». Это дало повод ряду авторов рассматривать и развивать мысль о том, что «инстинктивный труд» предшествовал возникновению собственно трудовой человеческой деятельности. Наиболее полно эта категория была исследована в работах Б.Ф. Поршнева, который предпринял попытку найти определенные предпосылки труда в активности животных. Им было систематизировано множество удивительных примеров, когда насекомыми, птицами, млекопитающими изготавливались различные приспособления, поражающие своей искусственностью, хитроумностью как в архитектурном отношении, так и с точки зрения рациональности и разумности [17, с. 87].

В схожем контексте для характеристики деятельности предчеловека, отличающей его от активности других животных, термин «рефлекторный труд» ввел Ю.И. Семенов [20, с. 116 – 117]. Он считал, что труд вообще имеет две формы – «животный труд» и «труд человека». Поскольку необходимым моментом всякого труда, по мнению Ю.И. Семенова, является деятельность или сам труд, средства труда и предмет труда, постольку это составляет то общее основание, которое позволяет как труд человека, так и труд животного противопоставить всем остальным формам внешней деятельности.

Наиболее часто встречающимися аргументами, которые выступают в качестве своеобразных критериев, разделяющих труд человека и активность животных, являются «сознание» и «орудия труда». Считается, что в отличие от животного, который удовлетворяет биологические потребности за счет инстинктивной деятельности, человек трудится осознанно, наполняет трудовой процесс сознательным целеполаганием, концентрацией внимания, волевым напряжением. В отличие от животного для человека труд есть игра не только физических, но и интеллектуальных сил, доставляющих наслаждение [20, с. 189].

Можно привести множество определений труда, в которых в качестве смыслообразующего основания вводится понятие «цель». Например, Ю. Хабермас отождествляет труд с любой рациональной целенаправленной активностью. Э. Жакс говорит о труде как о «… применении здравого смысла для достижения цели в пределах своих возможностей к максимально определенному сроку» [7, с. 210]. Однако в такой постановке труд опять-таки приобретает неопределенно расширительные границы, совмещаясь практически с любым видом сознательной активности. И, кроме того, уводит к проблемам пограничных областей теории поведения, в которых исследуются социобиологические аспекты активности животных. Но и выделение критерия целерациональности не решает всех проблем. Например, Д. Херрик обосновывает утверждение о том, что целенаправленная деятельность присуща всем живым организмам. Схожей точки зрения придерживаются и другие исследователи, которые находят слаборазличимые признаки целенаправленной активности даже на уровне простейших организмов [1, с. 155].


Каталог: downLoad -> rio -> j2013-4
rio -> Ташлыков Алексей Александрович
j2013-4 -> Социальный потенциал молодых семей региона как многомерное образование
rio -> Социальное самочувствие пожилого человека в региональном измерении
rio -> Манухин Владимир Владимирович
rio -> Специфика функционирования и развития общественных молодежных организаций в Хабаровском крае
rio -> Ярославцева Татьяна Александровна
rio -> Реальность сакрального
rio -> Специфика функционирования и развития общественных молодежных организаций в Хабаровском крае
rio -> Социальное правовое государство


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница