Информационная культура в современном обществе: философские аспекты диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук



Скачать 482.17 Kb.
страница11/17
Дата30.01.2018
Размер482.17 Kb.
ТипЛитература
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   17
Информационная среда общества




Информационный потенциал

Информационные ресурсы



Информационная инфраструктура




Информационная культура общества




Информационные составляющие средств труда и трудовых ресурсов



Информационное пространство

Наука (идеи, теории и т.д.)




Средства информационного взаимодействия



Таким образом, формирующееся информационное общество создаёт новые условия человеческого бытия, что выводит на первый план проблему философского осмысления адекватной адаптации человека к современной информационной среде, в которой решающую роль играет информационная культура. Этой проблеме посвящён следующий параграф второй главы диссертационного исследования.

2.2. Личностные особенности духовно-практического освоения мира как субъективный фактор формирования информационной культуры
ХХ и XXI вв., безусловно, уже вошли в историю как торжество глобального техногенного развития с доминированием техносферы над социоприродными системами, и в этом смысле информационное общество является техногенным, со специфическим – техногенным же – образом жизнедеятельности и специфической информационной средой обитания, которая характеризуется:

а) вытеснением механических взаимодействий при решении социально-экономических, научно-технических, социкультурных и социоприродных задач компьютерными и иными информационными и интеллектуальными системами и технологиями;

б) преобладанием цифровых методов обработки, хранения и передачи информации, производства программного обеспечения;

в) значительным расширением сферы информационных сетей и глобальной сети Интернет во всех сферах производственной и общественной жизни;

г) виртуализацией всего жизненного пространства общества и определяющим воздействием инфосферы в проектировании социоприродных взаимодействий;

д) формированием специфической интеллектуальной среды в крупных городах, агломерациях и мегаполисах;

е) избыточностью информации, в том числе негативной, нередко ведущей к информационному кризису и др.

На каждом историческом этапе цивилизационного развития человеку приходилось адаптироваться к различным природным, а затем и искусственно созданным им самим условиям существования. Реалии современного - информационного общества в качестве категорического императива поставили перед ним проблему адаптации к информационной среде как важнейшей составной части окружающей (социоприродной) среды обитания. Сегодня, как справедливо замечает специалист в области философских проблем адаптации человека к информационной среде ИФ РАН Е.В. Петрова, «… необходимо искать контуры современной целостной концепции человека как адаптивно-адаптирующего существа на основе философского анализа единства и взаимозависимости социального и природного аспектов адаптации»134.

Императивность информационной среды обусловлена особой ролью информационных и телекоммуникационных технологий, которые позволяют:

а) эффективно и рационально использовать все имеющиеся информационные ресурсы – главный стратегический фактор цивилизационного развития современного социума, одновремённо обеспечивающий экономию природных и иных ресурсов;

б) автоматизировать и на этой основе оптимизировать многие информационные процессы, особенно там, где результатами труда занятого населения являются не материальные ценности, а информация и знания;

в) реализовать «интеллектуальные» функции производственных технологий (роботизация, АСУ и т.д.);

г) обеспечить на новой основе информационную поддержку фундаментальных и прикладных научных и научно-технических исследований, формирование баз данных и знаний;

д) решение плохо формализуемых задач, а также задач с неполной информацией и с нечёткими исходными данными за счёт использования методов искусственного интеллекта;

е) обеспечить чистоту моделирования трудно наблюдаемых или опасных для жизни человека естественных и искусственно создаваемых явлений и процессов в природе и социуме;

ж) расширить традиционные возможности используемых в социальной сфере жизнедеятельности современного общества средств массовой информации за счёт использования электронных телекоммуникаций (телематическая связь, электронная почта, факсимильная связь и т.д.);

з) совершенствовать образовательный процесс в учебных организациях на основе компьютерных и мультимедийных технологий, а также в системе самообразования и др.

Исключительно важный момент состоит в том, что всего лишь несколько десятилетий назад полученное образование и соответствующие ему навыки работы с информацией были достаточными практически на весь период жизнедеятельности человека. Сегодня ситуация радикально изменилась: информация сама превратилась в важнейший вид деятельности, а средства информационного взаимодействия обновляются с огромной быстротой, что выдвигает весьма жесткие требования к информационной культуре личности и общества в целом. В общем итоге информационная среда вместе с социоприродной средой создает новые условия бытия человека и новые ценности бытия. Информация и знания создают невиданные ранее возможности для развития социума, а интеллект и знания становятся главными доминантами общецивилизационного развития.

Однако было бы наивно думать, что мы находимся в связи с этим на пороге общества «всеобщего благоденствия», как утверждали ранее исследователи постиндустриализма. Преимущества информационного общества нельзя воспринимать абсолютными – в них существует множество противоречий и даже опасных тенденций, как-то:


  • усиление манипулирования общественным сознанием;

  • снижение стрессоустойчивости под массовым воздействием негативной информации;

  • информационное излишество или «синдром информационной усталости» («info glat»), накладывающий свой отпечаток на принятие управленческих решений;

  • негативное воздействие биопатогенных полей, связанных с работой электронных средств;

  • уход в «виртуальный мир», провоцирующий резкое снижение «живых» личностных коммуникаций;

  • информационное неравенство людей и обществ и т.д.

Как показывают проведенные в США социологические исследования, сегодняшняя молодежь в возрасте до 30-35 лет, получившая качественное образование и находящаяся на более высоком уровне жизни по отношению к старшему поколению, имеющая хорошую информационную технику и свободно использующая её, при всём этом читает и знает (без помощи информационных средств) гораздо меньше, чем любое другое поколение за последние пятьдесят лет135. (Думается, что аналогичная ситуация свойственна и для современного российского общества). Следовательно, собственно информационная культура как «набор» её структурных элементов сама по себе в социальном плане нейтральна: обладание ей в «инструментально-содержательном» отношении лишь создает предпосылки для полноценной адаптации к новой информационной среде обитания, но не гарантирует её. Жизнь в информационном обществе без обладания необходимой информационной культурой чревата опасностью потеряться одновременно в виртуальном и реальном мирах.

Каковы личностные императивы духовно-практического освоения информационной культуры в современном обществе?

Прежде всего, это:


  • теоретические знания, касающиеся сущности (тезауруса), содержания, особенностей и закономерностей ее функционирования в обществах с различными уровнями информатизации. Здесь два аспекта проблемы:

а) человек должен не только знать, но и понимать смысл и значение самих научных категорий (понятий) «информационная культура», «информационная среда», «информационные ресурсы», «информационная инфраструктура», «информационное мировоззрение», «информационное поведение», «средства информационного взаимодействия» и т.д.;

б) уметь адекватно адаптироваться к данному уровню (степени) информатизации различных сфер жизнедеятельности общества;



  • сформированное информационное мировоззрение, позволяющее выстраивать собственную стратегию информационной деятельности;

  • «информационная этика» общения в социальных компьютерных сетях, нравственный (гуманистически направленный) информационно-коммуникационный диалог;

  • информационная грамотность, включающая в себя:

а) умение определять и формулировать свои информационные потребности и запросы;

б) знание и владение современными информационными технологиями, умение их применять в профессиональной и повседневной деятельности;

в) умение оперативно проводить эффективный самостоятельный поиск информации, используя традиционные и нетрадиционные, прежде всего, электронные поисковые системы;

г) владение современными формами представления, хранения, переработки и трансляции информации и знаний.

Главной интеллектуальной составляющей информационной культуры является информационное мировоззрение, которое достаточно часто трактуется как система взглядов человека на мир информации и место человека в нём, включает в себя убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности и выражается в ценностях образа жизни личности в век информации136. Думается, что говорить о мировоззрении как о системе взглядов можно весьма условно: как правило, это совокупность взглядов – системный взгляд на мир, пожалуй, присущ очень немногим людям, поэтому мы будем использовать информационное мировоззрение во втором значении.

Условным критерием информационного мировоззрения может служить ценностное отношение к информации и всему тому, что связано с ней – её инструментальным средствам, технологиям и созданным продуктам. Сегодня в научных кругах существует точка зрения, что в условиях формирования информационного общества информационные и телекоммуникационные технологии настолько входят в повседневную жизнь людей, что отделять их от информационного мировоззрения уже нельзя, поскольку они активно воздействуют на мировоззренческие позиции человека, подвергая их изменениям137.

С этой точкой зрения нельзя не согласиться, так как эти изменения уже нашли свое отражение в постмодернистской философии (постмодернистском мировоззрении), способствуя формированию новых принципов, адекватных мировосприятию в информационном обществе. И здесь, по нашему мнению, основное внимание философской науки должно быть сосредоточено, на выявление диалектической связи мировоззренческих и собственно технологических компонентов информационной картины мира. Эта связь проявляется в том, что постмодернистское мировоззрение формируется в условиях одновременно нарождающегося с ним информационного общества, а присущие последнему новые информационные технологии развиваются как раз на постмодернисткой мировоззренческой основе, только и способной раскрыть их основное содержание. Следовательно, только через взаимосвязь общегуманистических принципов постмодернистского мировоззрения с гуманистической направленностью информационных и телекоммуникационных технологий можно говорить о гуманистической направленности информационной культуры современного общества в целом.

Исходя из принятой нами посылки, что мировоззрение есть совокупность взглядов человека на окружающий мир и его место в нём, структуру постмодернистского мировоззрения (условно назовём «новое информационное мировоззрение») будем рассматривать через субъектно-объектные отношения (человека и информационной среды), следуя традиционному его разделению на «обыденное» и «теоретическое». Обыденный уровень «информационного бытия» сопряжен с эмоционально-чувственным его восприятием, относительно далёким от выявления его сущности, причин и закономерностей функционирования. Теоретический же уровень позиционирует человека в информационном обществе на основе более глубокого понимания механизмов развития человеческой цивилизации в информационную эпоху, более глубокого осмысления целостности информационной картины мира. Понятно, что именно теоретический уровень способен трансформировать совокупность взглядов на систему взглядов об окружающей человека новой социокультурной реальности – информационно насыщенном и информационно-технологически оформленном современном мире.

Иными словами, постмодернисткое (новое информационное) мировоззрение – это новый тип мировоззрения, свойственный для информационного общества, новой организации социума с высоким уровнем развития информационных и телекоммуникационных технологий и всех интеллектуальных ресурсов. Именно такое мировоззрение должно лежать в основе формирования информационной культуры современного общества. В этом отношении авторы разделяют точку зрения А.Б. Бушева, который полагает, что «информационно культурным считается человек, который в состоянии определять свои потребности в информации, искать ее, оценивать и эффективно использовать…»138, что, по сути, означает способность к информационной рефлексии.

Исходя из выше изложенного, в духовно-практическом освоении информационной картины мира индивидуальный уровень информационной культуры может быть представлен как синтез информационного мировоззрения, знаний, навыков и умений, необходимых для полноценного удовлетворения личностных информационных потребностей, базирующихся на новых информационных, телекоммуникационных и использовании традиционных технологий, отвечающих общегуманистическим требованиям.

Информационное мировоззрение тесно связано с мотивацией деятельности человека, которая в общем итоге определяет успешность его информационной подготовки.

Ещё один важный момент состоит в том, что новые информационные и телекоммуникационные технологии, встраиваясь в социальную среду и обеспечивая её комфортность для человека, становятся важным фактором социальных трансформаций. Сегодня уже отмечаются изменения в сфере духовной культуры, которые непосредственно связаны не с человекотворческой созидательной деятельностью, но с самой логикой научно-технического прогресса, с процессами самоорганизации техносреды. Так, информационные и телекоммуникационные технологии, осуществляя различные операции с информацией, способствуют глубоким изменениям в общественном сознании, унифицируют общественную практику и, втягивая людей в планетарный информационный обмен, фактически превращаются в действенный инструмент насильственного вторжения в эмоционально-волевую сферу человека. Но важнее всего здесь то, что формирование глобального поля информации, ведущее к ассимиляции различных культур, сопряжено с изменениями в структуре и содержании свойственных для них традиционных ценностей. Зависимость здесь прямо пропорциональная: чем больше область утилизации технического, тем шире его воздействие на все сферы человеческой деятельности; чем большее количество технических и технологических инноваций внедряется в социальную практику, тем больше они расшатывают её традиционные основы. В результате изменения в технологической составляющей современного общества трансформируют и среду обитания homo sapiens, и самого человека.

В этом отношении исключительно важным становится обеспечение информационной безопасности личности и общества в целом. Решающими факторами влияния здесь являются средства массовой информации (СМИ) и Интернет. СМИ обычно называют «четвертой властью». Это выражение не совсем корректно отражает содержание того, что мы имеем в виду, говоря о принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, но зато очень верно характеризует их с точки зрения «властвования» над умами людей и процессом их социализации и адаптации к условиям жизни в информационном обществе.

Суть воздействия СМИ на общественное сознание состоит в том, что создают и представляют специфическую картину мира, заставляя человека «вписываться» в неё в соответствии с теми мировоззренческими установками, ценностными ориентациями и духовными потребностями, которые в значительной степени формируются ими же. Поэтому объективный мир воспринимаем через его субъективную интерпретацию средствами массовой информации, уже заготовившими для людей определенные эталоны (принимаемые или отторгаемые) практически во всех сферах жизнедеятельности, латентно предопределяя их поведение и в целом формируя их стиль жизни139. В определённой степени можно утверждать, что сегодня СМИ и Интернет влияют на процесс социализации личности (как позитивно, так и негативно) в большей степени, чем родители и образовательные организации (детский сад, школа, вуз) вместе взятые.

С другой стороны, Интернет инициирует и способствует развитию в современном обществе новых социокультурных процессов, основанных на преимуществах интерактивного общения, таких как открытость диалога, свободное изложение своих идей, менее всего свойственных для традиционных средств массовой информации в их стремлении «воздействовать», «влиять», «воспитывать»140 В этом отношении Интернет заметно выигрывает по сравнению со СМИ: у него нет границ, цензуры, он анонимен, где-то даже интимен, что в значительной мере способствует открытости самовыражения личности; даёт возможность неограниченного поиска и выбора интернет-партнёра для равноправного онлайн-диалога.

В чем опасность современного информационного Интернет-воздействия для общества? Не останавливаясь на традиционно используемых положениях о негативных составляющих информационного воздействия, сосредоточимся на гносеологическом его компоненте.

Интернет, без сомнения, самый мощный источник информации. Но, как справедливо замечает Е.В. Петрова, он неконтролируем141, и от него нередко дурно пахнет как в процессе межличностной, так и в процессе групповой коммуникации. Отметим весьма важный момент: компьютерные технологии становятся доступными детям с самого раннего возраста. Однако благая цель овладения современным инструментарием познания реального мира через его виртуальное представление уже сама по себе несёт негативный заряд: доступные с детского садика готовые ответы на возникающие вопросы на сайтах Интернета, «упакованные» в красивый компьютерный дизайн; готовые решения математических и иных предметных задач в школе; готовые рефераты, курсовые работы в период обучения в вузе и т.д. – весь этот арсенал готовых информационных продуктов резко снижает потребности самостоятельного мышления и его развития у подрастающего поколения (есть в этом что-то от Митрофанушки - «кучер довезет»), которое уже приходит на смену тех, кто шёл к своему профессиональному и личностному совершенствованию эвристическим путем.

Нельзя не учитывать и то, что Интернет выступает в качестве основы формирования единой электронной коммуникационной среды, социальный смысл которой состоит в возможности создания системы, находящейся над национальными культурами, цивилизациями и государствами и способной качественно изменить мир, хотя расширения социальных функций системы массовой коммуникации при этом не происходит. Это, однако, не означает, что происходит расширение возможностей влияния Интернет на информационную безопасность личности, общества и государства. Безусловно, Интернет стимулирует новые социокультурные процессы позитивного характера, но не всё в «интернетовской коммуникации» благополучно. Главное состоит в том, что для нормального самочувствия человеку совершенно необходим постоянный контакт с другими представителями близкой по духу социальной среды не опосредованно, а непосредственно. Это связано с тем, что традиционно, из столетия в столетие информационный и энергетический обмен у человека осуществлялся через его непосредственные «живые» связи с общественной средой, от которой он полностью зависел, но которая в то же время давала ему всё необходимое для его жизнедеятельности. Разрыв этих связей крайне негативно сказывается на состоянии психики человека и затрудняет процесс живого общения людей. Именно отсутствие традиционного живого общения, непосредственной связи с общественной средой, крайне необходимых для социализации и полноценного развития личности является главным недостатком такой коммуникации (Интернет-диалога). Отсутствие (либо угроза отсутствия) такой связи зачастую сопряжено с социальным отчуждением, вызывающим страх одиночества142. Парадоксальный факт, отмеченный специалистами: дистанционное общение в киберпространстве без непосредственного личного контакта не создает нужного душевного комфорта, а само интернетовское интерактивное общение не устраняет чувства одиночества, несмотря на то, что общение в сети Интернет практически безгранично143. К этому следует добавить, что в стилистическом отношение такое общение (слэнговое, с сокращениями слов, упрощениями и даже с нелитературными (нецензурными) выражениями) не только не способствует традиционно важному общекультурному развитию, но явно снижает уровень последнего.

Есть, однако, и ещё одна очень важная проблема раннего приобщения детей к компьютерной грамотности. И дело здесь вовсе не в избытке информации, получаемой через компьютерные сети, как предполагалось раньше: электронная форма представления информации на экране дисплея радикально отличается по своим нейрофизиологическим характеристикам зрительного восприятия от обычного (книжного) чтения и вызывает болезненные отклонения у неокрепшего детского организма. Всё дело в том, что книжный текст неподвижен, а текс на экране «живёт», «дышит», «колеблется» в совершенно невообразимой массе частот в диапазоне от 50-100 гц до 1500 гц и более. Медики утверждают, что подобные частотные нагрузки на зрительный анализатор ЦНС (центральной нервной системы) не проходят бесследно: усиливается эмоциональная возбудимость, повышаются раздражительность и тревожность при одновременном стремлении получать всё большее количество информации. В результате ослабление нервной системы и пресыщение информацией способствуют формированию так называемой «компьютерной наркомании», при которой каждодневный приём очередной «дозы» информации становится крайне необходимым. Ребёнок, а затем подросток всё более погружается в виртуальный мир, удобный и послушный ему, в отличие от мира реального с его императивными требованиями должного и необходимого. Результатом нередко становятся социальные фобии – нежелание и боязнь межличностных контактов и реального межличностного общения144.

Ещё один важный момент связан с тем, что в ходе развития искусственной информационной среды происходит дублирование и вытеснение естественного образного ряда, окружающего человека. Это значит, во-первых, что сетевые средства массовой коммуникации, в том числе Интернет, непосредственно связанные с изменениями в знаковых системах, ведут и к изменениям восприятия картины мира: мир виртуальный и мир актуальный выступают в своем единстве и становятся неразличимы. (Отдельные авторы считают это процессом, не просто разрушительным для актуальной реальности, но и ставящим под сомнение её существование, а следовательно, и существование человека как неотъемлемой части социоприродного мира)145. Во-вторых, под влиянием сетевых средств массовой коммуникации изменяются и обретают новое качественное содержание функции человеческого взаимодействия, способствуя как объединению человечества на основе единого информационно-коммуникационного поля, так и социальной реструктуризации и социальной демассификации (кризису социальности, проявляющейся как в распаде и атомизации социальных связей, так и в унификации желаний и потребностей людей, единообразии массового потребления). В-третьих, воздействие средств массовой коммуникации на человека и общество носит двойственный характер: раздвигая границы человеческих взаимодействий, их объём и содержание, они объективно способствуют усложнению и одновременному снижению стабильности социальной системы в целом.

С позиций социальной философии подобного рода социальные трансформации являются кризисными. Риторический вопрос К. Ясперса «возможен ли человек в массовом обществе» вновь становится актуальным в философии и обретает в перспективе новое содержание. Расширенное воспроизводство «массового человека» (кризис культуры), массификация, манипуляции с психикой и сознанием людей – самые жёсткие аргументы в подтверждение актуальности мысли К. Ясперса. «Массовое общество», «массовая культура», «массовый человек», «массовое потребление» - этим новообразованиям в нарождающемся информационном обществе всё меньше и меньше альтернатив (что лишний раз подчёркивает возрастающую значимость философских исследований социально-массовых явлений и процессов современности). В этом отношении проблема демассификации, представляется единственно возможным способом преодоления однородности и унифицированности сознания и бытия множества людей и утверждения социальной и межкультурной коммуникации по принципу единства в многообразии. Возрождение социокультурной субъектности и многообразия, собственно, и является главной целью демассификации. (Как ни странно, но эта проблема нашла своё отражение в европейской социально-философской и гуманитарной мысли ещё до Нового времени, однако, вплоть до первых буржуазных революций все попытки демассификации терпели неудачу в силу отсутствия системности и опоры на достаточную – в то время нереальную – массовую образованность «низов» для восприятия гуманистических идей, то есть в силу их политической бессубъектности).

Возвращаясь к К. Яперсу, возлагавшему надежду «возрождения человека из недр массового бытия» через внутренний личностный выбор, можно предположить, что такой путь не решит проблему массификации в её глобальном масштабе, поскольку и сегодня встать на него способны лишь часть духовной элиты общества, да и то в целях самосохранения. Как справедливо замечает Г.Ю. Чернов, «трансцендентально-ориентированная картина мира, самосовершенствование, «вопрошание» о смыслах бытия не могут рождаться спонтанно в обществе массовизирующих манипуляций, являются в нем не правилами, а скорее исключениями. Массовый же человек именно «плывет по течению» (согласно Х. Ортеге-и-Гассету), живет не творческой, а преимущественно миметической жизнью и потому (зачастую с радостью и энтузиазмом) оказывается «опутанным» этим «просто дающим себя бытием вещей»146.

По мнению диссертанта, демассификация – исключительной сложный и долгий путь. Сложный потому, что процесс массификации более динамичен и обгоняет процесс демассификации; долгий потому, что современное общество в абсолюте своём характеризуется как «общество потребления», озадаченное «бытием вещей мира», достаточно далёким (если не противоположным) от границы, за которой человек может ощутить себя трансцендентным (К. Ясперс). Опираясь на механизмы демассификации, предложенные Х.Ортегой-и-Гассетом147, можно выстроить некую модель социокультурной активности, базирующуюся на:

а) духовном возрождении (в первую очередь, правящей элиты);

б) формировании на основе духовных гуманистических культурных ценностей социальных эталонов, способствующих социализации личности в духе демассификации;

в) создании специальных «социальных фильтров» как мощных заслонов на пути массификации, затрудняющих «вертикальное вторжение варварства» в институты управления обществом и культурой;



г) утилизации экзистенциалистского подхода К. Ясперса о персонализации и обретении собственного лица и судьбы множеством индивидов148.

Говоря о массификации, нельзя также забывать о том, что Интернет и иные средства массовой коммуникации играют значительную роль в унификации личности посредством формирования новой языковой информационной среды, так или иначе способствуя англоязычной экспансии. Рыночная экономика, развитие межкультурных взаимодействий объективно предполагают вхождение в русскоязычную терминологию английских слов и выражений, вытесняя соответствующие им русские аналоги и прочно оседая в нашем сознании, что ведёт к формированию нового социокультурного пространства, всё более свободного от русского языка. Разумеется, здесь есть своя специфика – от реалий действительности прятаться не имеет смысла. Если учесть, что современная Интернет-культура англо-американоязычна, то западные культурные ценности имеют возможность свободно воздействовать и изменять сознание и менталитет россиян. Наконец, нельзя забывать, что Интернет может быть использован как мощное средство массовой информации в политической борьбе для целенаправленного воздействия на общественное сознание. И потому особое значение приобретает рациональность отношения к новым (в том числе англоязычным) культурным нормам, доминированию которых способствует Интернет. В связи с этим следует подчеркнуть, что государственная политика в области сетевых средств массовой коммуникации в России должна быть ориентирована на общие закономерности человеческого общения, имеющийся мировой (как позитивный, так и негативный) опыт их развития и распространения. Однако пока в России действуют лишь Основные направления государственной политики по развитию сферы культуры и массовых коммуникаций в Российской Федерации до 2015 года и план их реализации, принятые Правительством РФ в 2006 году, которые, разумеется, не решают всех задач функционирования и развития в стране сетевых средств массовой коммуникации и Интернета. Наиболее важные из этих направлений предполагают:

  1. сохранение и развитие единого культурного и информационного пространства России, для чего должен быть реализован комплекс мероприятий, ориентированный на обеспечение конституционных прав граждан на доступ к культурным ценностям, пользование учреждениями культуры и создание условий для повышения качества жизни населения;

  2. сохранение и умножение многонационального культурного наследия народов России;

  3. совершенствование отечественной системы художественного образования и науки;

  4. интеграцию России в мировой культурный процесс и укрепление её позитивного образа за рубежом (при сохранении национальной культурной идентичности в условиях глобализации).

По мысли законодателей, указанные направления государственной политики могут быть реализованы только при условии стратегического партнёрства государства, общества и бизнеса. Однако представляется, что говоря о проблемах информационной безопасности в современном обществе, необходимо, чтобы государственная концепция использования сетевых средств массовой коммуникации и Интернет базировалась на комплексном подходе к интересам национальной безопасности в целом.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница