Инфляционные и дефляционные тренды мировой экономики, или Распространение «японской болезни»


Собственные дефляционные и депрессивные факторы в западном мире



страница6/18
Дата11.08.2018
Размер0.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Собственные дефляционные и депрессивные факторы в западном мире

Слабый экономический рост, при прочих равных условиях, во многом объясняется тем, что исчерпались основные резервы роста в соответствующих обществах. Очевидным резервом, который оказался во многом исчерпанным в Японии в 1990-х годах, был демографический, в 1990-е годы начался процесс сокращения экономически активного населения (см, например: Vimont 2000), который продолжается и до сегодняшнего дня (см. Рис.8), только теперь к нему добавилась естественная убыль населения в целом.

Рис. 8. Динамика численности населения трудоспособного возраста (20-65 лет) в Японии, 1980–2010 гг.

Источник данных: UN Population Division 2014.

В Европе также была проблема с количеством молодежи и рабочей силы, старением населения (см. Вимон 2002). Но в отличие от Европы, которая активно пополняла рабочую силу иммигрантами, в том числе за счет новых членов ЕС, Япония хотела оставаться гомогенным обществом. Это, действительно, очень важное преимущество, которое Японии удалось сохранить. Но дефицит рабочей силы сказался здесь существенно раньше, чем в Европе. Это одна из причин, почему указанная болезнь началась именно в Японии. В США также начинают ощущаться признаки недостатка рабочей силы (по крайней мере, в 2013 году был наименьший с 1970-х годов процент трудоспособного населения). Но в США демографические показатели были несколько лучше и приток иммигрантов (в основном молодых людей) был выше. Тем не менее, средний возраст белого населения весьма высок – 42 года.

Таким образом, во многом проблема в слабом росте или даже депопуляции населения в развитых экономиках, его старении, что ослабляет естественную основу для роста. А если население не растет, падает доля трудоспособного населения, значит, экономический рост приобретает несколько иную природу и требует сверхусилий (в России сейчас столкнулись с такой ситуацией, что привело к резкому ослаблению темпов роста). При стареющем населении, у которого в основном решены вопросы базисных ценностей (жилья, товаров длительного пользования и т.п.), если оно ментально считает, что надо иметь что-то на черный день и на глубокую старость, то меняются стимулы роста экономики. Пример Японии показал, что в принципе страна в этом случае может жить нормально и без роста экономики, а только меняя ее структурно. Возникает ситуация, когда нет застоя, но нет и роста. Это нечто новое. Как долго так можно держаться, неясно. Возможно, конечно, тут многое является артефактом, т.к. рост ВВП – еще не полный показатель реального роста. Однако ситуация в любом случае весьма тревожная.

Вторая причина «японской болезни» – очень высокий уровень жизни, который слабо адаптируется к снижению темпов экономического роста. В Европе, например, количество рабочих часов на одного работающего существенно ниже, чем в США и Японии. Стремление к высокому уровню жизни, очевидно, препятствует росту инвестиций и накоплению. В США социальные гарантии меньше, чем в Европе, что положительно влияет на динамизм экономики, но и там они растут. В целом, старение населения вкупе с социальными гарантиями электорату делают проблему дефицита бюджета и государственного долга в условиях низких темпов роста трудноразрешимой. И это еще одна причина того, что «японская болезнь» может прогрессировать в Европе.

Третья причина: эти страны во многом превращаются в рантье за счет того, что в мировой системе осуществляют вывоз капитала и получают дивиденды, а также за счет сильных финансовых центров и финансового сектора. Все это напоминает ситуацию в Англии в конце XIX – начале XX века когда экспорт капитала и накопления позволяли жить очень большому числу людей, для которых дефляция была благом. При этом фунт был очень стабильным. А США живут как рантье во многом за счет особого положения доллара в мировой валютной системе. Большие доходы от зарубежных активов меньше способствуют экономической активности внутри страны и росту ВВП. 

В-четвертых. Главный резерв экономического роста в Европе, США и Японии – технологический рост. Но в условиях активного вывоза капитала и все еще имеющего место вывоза промышленности (хотя имеются данные и об обратном движении), этот фактор действует ограниченно, по крайней мере, пока нет прорывных технологий нового поколения. С учетом недостаточных инвестиций нет и роста спроса[16]. В Европе это связано, в первую очередь с трудной экономической ситуацией и бюджетными сокращениями, но также как и в Японии со старением населения, менее склонного к новинкам, более озабоченного наличием денег на черный день. Признаки японской болезни проявляются. В США также налицо увеличение склонности или необходимости к погашению долгов либо уменьшению кредитования. В США дополнительно в качестве антиинфляционных факторов действуют понижение стоимости энергоносителей, рост налогов и страховых выплат, уменьшение дефицита бюджета и торгового баланса. Маленькие проценты по вкладам также способствуют низкой инфляции (а также и вывозу капиталов). Достаточно важным (и не только в США, но и в Европе) являются низкие ставки по кредитам, что уменьшает инфляцию издержек (в России, Китае, напротив, высокие ставки по кредитам увеличивают издержки и инфляцию).

В-пятых, развитые экономики деиндустриализовались, в них огромную долю занимают финансовые в широком смысле слова услуги и обороты. А этот тип экономики существенно отличается от прежнего, так же, как отличалась индустриальная экономика от индустриализующейся. Например, если кризисы 1970-х – 1980-х годов был связан с ростом цен на нефть, то сегодня кризис будет при резком падении цен на нефть, поскольку это разорит очень многих. Сегодня главные угрозы – жилищные пузыри. Поэтому эмиссии идут главным образом в эту финансовую надстройку. В какой-то мере это имеет сходство с доиндустральной и раннеиндустриальной экономикой, где основные капиталы были отделены от хозяйства (в обслуживании государственного долга и торговли).Сдувание пузырей невыгодно, т.к. влечет потерю состояний и требует новых ниш, где бы капитал мог сохраняться и расти.

В-шестых, размывание среднего класса и рост неравенства. Особенно в США, где слабее развита социальная система, получение дополнительных доходов от эмиссии означает рост или поддержание доходов достаточно узкого слоя людей, что ведет к увеличению расслоения в развитых странах[17]. Это может усилить риск социального недовольства. Но рост расслоения виден и в других развитых странах. Данная тенденция характерна для крупнейших западных стран. Таким образом, размывание среднего класса ведет к дефляционным процессам, т.к. сокращаются (или не растут) доходы населения, а рост среднего класса в развивающихся странах влияет на инфляцию.

Заключение


В целом, есть основания считать, что страны Европы заболевают «японской болезнью», а также что эта болезнь может прогрессировать либо носить хронический характер. В США, хотя и в меньшей степени, также имеются признаки этой болезни. В результате финансовые вливания могут стать, как и в Японии, постоянными.

В условиях относительно низкого спроса в мире не стоит ждать быстрой инфляции, обесценивания доллара и других вещей. Напротив, эмиссию будут требовать все. Однако полностью бесследно такая эмиссия не пройдет. Главная беда – ослабевает мотор роста, экономики уже не могут расти без эмиссии и подкачки. Хуже того, они не могут расти даже и с подкачкой, в лучшем случае, едва плетутся или не падают. Отсюда реальные силы бизнеса уходят в финансовые и прочие технологии, что ослабляет инвестиции в реальные технологии. В то же время накопление денег при более быстром обороте денег или ослаблении дефляционных процессов может сыграть роль детонатора, тогда где-то что-то лопнет. Перевод денежных потоков в другое русло (за счет фактического погашения долгов с помощью эмиссии и выкупа плохих активов) существенно искажает пропорции и создает большой навес в виде переоценённых биржевых активов, которые, скорее всего, и лопнут. Разумеется, предсказать когда, где и как – крайне сложно. Следует учитывать важный момент: в акции и другие бумаги вкладывают множество социальных фондов и владельцев капиталов, что сделает обвал тяжелым для всех.

Вероятно, цикл перенакопления денег в мировой системе еще не закончился, еще потребуется несколько лет, чтобы где-то нарыв прорвался. Опасность может увеличиваться, если в процесс количественного смягчения начнут втягиваться все новые страны (в т.ч. ЕЦБ), а также, если не удастся выйти из этого процесса США и Японии, как они планируют. Есть риск, что процесс станет уже неуправляемым и может привести к обвалу.



Однако, возможно, что в 2010-е годы дефляционные факторы сохраняться или даже усилятся. Как пишет Пол Кругман (2010), пора начинать фокусироваться на устойчивости к снижению и на том, что она означает. В конце концов, всё указывает на то, что мы будем иметь дело с подавленной экономикой в течение долгого времени. Чтобы выйти из состояния подавленности потребуются большие усилия и реформы. Насколько западные страны готовы к таким жертвам, покажет время.

Библиография



Каталог: docs -> pubs
pubs -> Алексеева Е. А., к и. н., доцент Инновационная культура России и социально-культурное проектирование
pubs -> Рабочая программа дисциплины (модуля)
pubs -> Система образования как фактор производительности труда в россии
pubs -> Национальный антитеррористический комитет Российская академия государственной службы при Президенте РФ
pubs -> Название документа
pubs -> В. В. Кафидов Стимулирование потребности предпринимателей в развитии человеческого капитала
pubs -> Понятие системы управления городом The concept of city management system
pubs -> Обоснование концепции стратегического управления городом Justification of the concept of strategic management by the city
pubs -> Овсянников Анатолий Александрович
pubs -> Рогачев Сергей Владимирович


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница